как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АКЦИИ » самые нужные


самые нужные

Сообщений 31 страница 59 из 59

1



// заявки заполняются исключительно по шаблону.
            наличие заявки в данной теме означает, что персонаж выкуплен за игроком.

            не забывайте, пожалуйста, связаться с автором заявки для обсуждения деталей
            и того, подходите вы друг другу или нет.
            для фандомов, в которых предусмотренны мультивселенные
            (не будем показывать пальцем на марвел), одна заявка = одна вселенная.
            выкупить сразу всех — нельзя. для поиска каста есть вот эта тема.


name surname
[род деятельности]

https://imgur.com/XitJQoi.gif https://imgur.com/cQvUaMg.gif
[prototype]

[indent] » fandom
основной текст заявки. вся важная информация о персонаже, которую считаете нужным указать: ключевые факты из биографии, род деятельности, место проживания и т.д.


дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.

пример поста;

тут пост

ШАБЛОН ЗАЯВКИ
Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=15%][/td]
[td width=70%]
[align=center][font=Impact][size=28]name surname [строчными][/size][/font]
[font=Fixedsys][size=12][род деятельности][/size][/font][/align]
[align=center][img]https://imgur.com/XitJQoi.gif[/img] [img]https://imgur.com/cQvUaMg.gif[/img]
[font=Fixedsys][prototype][/font][/align]
 [indent] [font=Impact][size=20]» fandom [строчными][/size][/font]
[align=justify]основной текст заявки. вся важная информация о персонаже, которую считаете нужным указать: ключевые факты из биографии, род деятельности, место проживания и т.д.[/align][hr]
[align=justify]дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.[/align]
[spoiler="[font=Fixedsys][size=12]пример поста;[/size][/font]"]тут пост[/spoiler]
[spoiler="[font=Fixedsys][size=12]шаблон внесения в таблицу (обернуть в код);[/size][/font]"][font=Georgia][size=16][b]фандом eng строчными[/b][/size][/font]
[font=Georgia][i][фандом rus строчными][/i][/font]
[url=ссылка_на_заявку]name surname[/url] » имя фамилия [строчными][/spoiler]
[/td]
[td width=15%][/td]
[/tr]
[/table]
СПИСОК САМЫХ НУЖНЫХ

a • b • c

a song of ice and fire
[песнь льда и огня]
willas tyrell » уиллас тирелл

d • e • f

detroit: become human
[детроит: стать человеком]
hank anderson » хэнк андерсон
luther » лютэр

doctor who
[доктор кто]
captain jack harkness » капитан джек харкнесс
the fugitive doctor » беглый доктор

d.gray-man
[ди грэй мен]
howard link » говард линк
marian cross » мариан кросс

dragon age
[век дракона]
bethany hawke » бетани хоук
carver hawke » карвер хоук
cullen rutherford » каллен резерфорд
ellean arainai » эллеан араннай
fenris » фенрис

egyptian mythology
[египетская мифология]
amon [aus] ra » амон [аус] ра
anubis » анубис

g • h • i

genshin impact
[геншин импакт]
arataki itto » аратаки итто
arlecchino » арлекино
collei » коллеи
colombina » коломбина
creatures of the abyss » порождения бездны
jean gunnhildr » джинн гуннхильд
lisa minci » лиза минчи
pierro » пьеро
rosaria » розария
rhinedottir “gold” » рейндоттир «голд»
sandrone » сандроне
scaramouche » скарамуш
tsaritsa » царица

j • k • l

j.k.rowling's wizarding world
[волшебный мир дж.к. роулинг]
severus snape » северус снейп

m • n • o

marvel
[марвел]
stephen strange » стефан стрэндж

miraculous ladybug & cat noir
[чудесные ледибаг и кот нуар]
adrien agreste » адриан агрест
louis* anciel » луи* ансьель
luka couffaine » лука куффен

naruto
[наруто]
gaara » гаара
hyuga hinata » хьюга хината
kakashi hatake » какаши хатаке
orochimaru » орочимару
suigetsu hozuki » суйгецу хозуки
uchiha fugaku » учиха фугаку
uchiha madara » учиха мадара
uchiha obito » учиха обито
uzumaki карин » узумаки карин

p • q • r

pandora hearts
[сердца пандоры]
gilbert nightray » гилберт найтрей

s • t • u

shadowhunters
[сумеречные охотники]
jace herondale » джейс эрондейл
james carstairs » джеймс карстерс
sebastian morgenstern » себастьян моргенштерн

slavic folklore
[славянский фольклор]
alesha popovich » алеша попович
dobrinya nikitich » добрыня никитич
ilya muromec » илья муромец
ivan tsarevich » иван царевич

star trek universe
[вселенная звездного пути]
ash tyler [voq] » эш тайлер [вок]
discovery!spock » дискавери!спок
reboot!james t. kirk » ребут!джеймс т. кирк
jonathan archer » джонатан арчер
pavel chekov » павел чехов

supernatural
[сверхъестественное]
hannah » ханаэль

tian guan ci fu
[благословение небожителей]
jun wu » цзюн у
pei ming » пэй мин
shi wudu » ши уду

the grishaverse
[гришаверс]
matthias helvar » матиас хельвар
nikolai lantsov » николай ланцов

v • w • x

y • z

0-9

+2

31

bethany hawke
[серый страж]

https://i.pinimg.com/originals/a9/3a/32/a93a323b1ec8f000936b53ec2ede1f6f.gif
[anya chalotra, но это вариативно]

[indent] » dragon age
[indent] Бетани была любимым ребенком в семье. Оно и очевидно - девочек всегда любят больше, а когда у малышки начали проявляться магические способности, Малькольм был рад, хотя еще одной головной болью стало больше - уже двоих детей было необходимо защищать от возможности быть насильно отнятым, чтобы провести всю оставшуюся жизнь в круге. К тому же, она была такой же одаренной, как и старший брат, хотя Гаррет никогда не боялся и не стеснялся собственных способностей, отчего преуспел куда сильнее.

[indent] Всей семьей они покидают Ферелден, и именно Бетани помогала Гаррету отработать семейный долг, чтобы попасть за ворота Кирквола - Карвер был довольно сильно ранен во время схватки с огром, и требовалось оплачивать еще и его лечение, а найти достойного целителя в городе, где так не любили магов, было весьма... непросто.

[indent] Именно ее, а не Карвера, Гаррет берет на Глубинные тропы. Во-первых, она и сама хотела, а во-вторых, было логичнее оставить с матерью хотя бы одного из мужчин семьи, и раз уж сам Хоук не мог отсиживаться в лачуге Гамлена, пока остальные набивают карманы ценностями, было решено, что Карвер будет приглядывать за Лиандрой. К сожалению, старший Хоук не углядел за Бетани, и только благодаря Андерсу, что смог отыскать отряд Серых Стражей, Бетани не погибла, а была принята в их Орден, что навсегда испортило отношения между братом и сестрой.


[indent] Слишком добра для этого мира, слишком чиста.

[indent] Даже удивительно, почему при наличии таких... братьев, которые и пытаются добиться в городе справедливости, безопасности и порядка, но все равно являющимися весьма жесткими и суровыми людьми, Бетани - олицетворение добра и милосердия.

[indent] О ней, как и о матери, Хоук заботился особенно ревностно, прекрасно помня об обещании, что дал когда-то отцу, и из-за чего постоянно корил себя, когда пошел на поводу младшей сестры, которой никогда не мог отказать, вследствие чего Бетани была заражена скверной и вынуждена присоединиться к Ордену Серых Стражей. Их отношения серьезно испортились, что в большей степени ударило именно по Гаррету - младший брат, в свою очередь, тоже решил покинуть семью, поступив на службу к Храмовникам, и Хоук остался совсем один.
И казалось Гаррету, что близнецы сохранили куда более крепкую связь, а ему доставались лишь краткие и сухие письма с почти чужим "я жива, со мной все в порядке", которые больно резали по сердцу.

[indent] Встречаются они на протяжении нескольких лет все пару-тройку раз. Во время нападения кунари, хотя нормального разговора так и не вышло - Гаррет был слишком занят тем хаосом, что царил в Киркволе, а Бетани все еще слишком сильно злилась на старшего брата; когда умерла Лиандра. Тогда лед между братом и сестрой наконец треснул. Хорошие отношения не вернулись по щелчку пальцев, но все-таки стали куда как теплее.

[indent] Впрочем, Бетани - едва ли не единственный человек (да, включая мать), который может хоть как-то влиять на старшего брата и обладает правом его отчитывать, порой иногда совсем не стесняясь в выражениях. Младшая сестра практически его совесть и милосердие, которых Гаррету всегда не хватало, и Хоук это весьма ценит, прекрасно понимая, что иногда его может заносить в собственных суждения и решениях.

пример поста;

[indent] За тяжелой, крепкой дверью раздавались какие-то громкие голоса, лишь отдаленно напоминающие спор - будто бы кто-то изо всех сил старался на переходить на крик и говорил куда тише, чем ему хотелось бы.
Гаррет упорно делал вид, что его это все не касается, продолжая вглядываться в ровные строчки на свитках, что скопились на его рабочем столе, и старался не думать о том, что примерно такой же ворох писем ждет его на тумбе прямо за спиной. И ведь это уже те, что прошли тщательную сортировку, и большая часть осела на рабочих столах помощника, начальника городской стражи и прочих чиновников, которых можно было найти в Крепости Наместника.

[indent] Мужчина потер слезящиеся от бесконечных строчек слезных просьб, деловых предложений и уже куда менее тактичных требований, почти угроз, и раздраженно нахмурился, понимая, что шум за дверью его отвлекал уже куда сильнее, чем несколько минут назад. Решив, что на сегодня с него хватит - солнце скрылось за горизонтом добрых полчаса назад, хотя крыши все еще удерживали нежно-золотое свечение, меняя облик города, Гаррет вышел за порог собственного кабинета с лицом, не обещающим ничего хорошего.
Оно оставалось спокойным, но приближенные к Хоуку уже успели научиться различать целую гамму “спокойствия” нового Наместника.

[indent] - Что здесь происходит? - Невозмутимо произнес маг, обводя внимательным взглядом каждого из присутствующих, чуть дольше задерживаясь на лицах храмовников. С ними он старался поддерживать шаткое, острожное перемирие, во многом благодаря младшему брату, но инстинкты, вбитые еще отцом, страхами и опасениями Андерса, подпитанные образом обезображенной гневом и дурманом Мередит, все-таки брали свое.

[indent] - Мы просим об аудиенции…

[indent] - Приемные часы Наместника окончены, - перебил Гаррет, резко останавливая жестом ладони подлетевшего к нему сенешаля, уже готового самому вступить в диалог. Вообще-то, это была именно его обязанность - тормозить особо жаждущих попасть в кабинет Наместника, но тот банально заработался сегодня. А может, не решался вступить в перепалку с храмовниками.

[indent] - Ваш брат просил, - пытался продолжить главный с пышными рыжими усами, но вновь был нагло перебит.

[indent] - Мой брат не лишен дара речи и возможности передвигаться, - отрезал Гаррет, едва заметно погано ухмыляясь. Шум и монотонная работа за целый день его порядком извели, доводя до желания с кем-нибудь поцапаться, чтобы сбросить скопившееся раздражение. - И его персоне всегда рады в Крепости Наместника.

[indent] Льда в тоне Хоука стало куда больше. Храмовник, которого маг несколько раз видел подле брата, неохотно кивнул, задержав внимательный взгляд на Наместнике, и нарочито медленно отступил вместе со своими людьми к лестнице, ведущей на первый ярус крепости.

[indent] С их уходом все, кто толпился в коридоре, едва заметно облегченно выдохнули - все эмоции, расположение и редкие тревоги Хоука причудливым каскадом расползались по его подчиненным, порой передаваясь от одного к другому как болезнь.

[indent] - Мне нужно в Нижний Город, - уже куда расслабленнее заявил мужчина, обращаясь к одному из стражей, просто ставя того в известность, чтобы Наместника не кинулись искать с мабари по всему Киркволлу.

[indent] - Нам вас сопроводить? - С легкой ноткой тревоги обратился к Хоуку один из стражей, тех, кто он набрал совсем недавно и лично, но Гаррет, все еще порядком раздраженный, лишь отмахнулся.

[indent] - Я в состоянии постоять за себя, иначе бы не носил титул Защитника. Или мне не стоит доверять даже тем патрулям, что ходят по улицам Нижнего Города?

[indent] Смерив всех фирменным нечитаемым взглядом, мужчина поправил складки длинного одеяния, и зашагал к выходу из крепости.

***

[indent] Гаррет решил полюбоваться звездами где-нибудь в районе Нижнего Города.

[indent] Не то, чтобы с приходом Хоука к власти, тот резко, всего за пару-тройку дней, стал выглядеть куда как лучше, спрятав всех пьянчуг в темные, тесные закутки между лачугами, а на рынке, полном всякой всячины, начиная с тех же ворованных ремней и амулетов и заканчивая тухлыми помидорами, резко перестали обсчитывать, в надежде содрать с жителей последние медяки.

[indent] Но чище все равно стало. Во всех смыслах. Даже ворье и головорезы, что раньше почти даже не скрывались, едва ли не гордо вышагивая по грязным, пыльным улочкам, пропахшим нечистотами и безнадежностью, сейчас не желали показывать носу из тех мрачных щелей, где предпочитали теперь прятаться и творить свои сомнительные дела, мстительно радуясь, что у Защитника, неожиданно ставшего еще и Наместником, просто не хватает времени.

[indent] Хоук резко повернул, чуть придерживая глубокий капюшон пальцами, чтобы не слетел - совсем недалеко здесь был один из лазов в Клоаку, замаскированный под целое нагромождение складских ящиков, пыльных настолько, что маг не рисковал до них дотрагиваться даже когда Нижний Город был его… не домом. Ночлегом. Не самым приятным периодом в жизни, который он вовсе не старался забыть, как это часто бывает, оставляя для себя как жестокое напоминание. Символ того, откуда он поднялся и чего мог достигнуть.

[indent] Огни “Висельника” замаячили впереди, и Хоук довольно улыбнулся, вовсе не удивившись наличию буквально за углом силуэту уже надравшегося до состояния зеленых соплей работяги из литейного квартала. Благо, он был всего один, но и день был будний. К концу недели местная флора и фауна была представлена куда большим количеством видов.
Как бы Варрик не боролся, поделать с этим у него до сих пор ничего не получалось, а ведь заведение внутри уже не было таким раздолбанным и обшарпанным, как во времена их бурной молодости.

[indent] Хоук уже дернул ручку входной двери на себя, надеясь, что его тут же крепко обнимет родное тепло “Висельника”, но царящий внутри хаос и шум скорее ударили мага наотмашь, на несколько мгновений заставляя пораженно замереть на пороге.

[indent] - Что здесь… происходит? - Уже не в первый раз за этот вечер поинтересовался Хоук совершенно спокойно своими тихим, низким голосом, широко оглядывая теплый зал “Висельника”, где в свое время было проведено немало звонких вечеров, большинство из которых заканчивалось паломничеством в лечебницу Андерса - за порцией зелья, помогающего справиться с жестоким похмельем.

[indent] Весь нестройный, беспокойный шум множества голосов, многие из которых уже призывали к радикальному разрешению конфликта, причин которых Гаррет до сих пор не мог понять, мгновенно стих, а взгляды, даже те, что были щедро наполнены хмелем, обратились к порогу таверны.

[indent] Пораженные, удивленные, где-то даже тронутые безотчетным страхом. Среди собравшейся здесь бескультурной публики хватало мелких преступников, которым было чего бояться, особенно Наместника, о котором за последние годы, не без помощи Варрика Тетраса, стало ходить все больше самых неожиданных слухов. Гаррет их даже не всегда пресекал - иногда они действительно играли на руку.

[indent] На кончиках пальцев, затянутых в крепкую кожаную перчатку, едва-едва заплясало бледно-лиловое сияние, готовое в любой момент оформиться в настоящий разряд, способный поразить цель за считанное мгновение, какой бы ловкой она не была.

[indent] Гаррет быстро определил зачинщика, зацепившись взглядом за верткую фигуру в стремительно редеющем круге почти в самом центре таверны, одновременно чувствуя, как все еще удерживаемое между пальцев заклинание уже начинает ощутимо покалывать кожу прямо через перчатку.
Он узнал и острые уши, и смуглую кожу, и пресловутые светлые волосы, которые надежно врезались в память еще тогда - видит Создатель, Гаррет всегда был падок на блондинов.

[indent] Появление Зеврана было неожиданным, отдающим дурнотой знаком, и запах крови, который отчетливо ощущал Гаррет, хищно раздувая ноздри, тут был вовсе не при чем.

[indent] - На выход. Немедленно.

[indent] Слова Гаррет буквально прорычал, лихорадочно перебирая в голове варианты, крайне сожалея, что верная Авелин, способная прикрыть все авантюры Хоука после многочасовых нотаций, сейчас находится не в городе.
Тревога оказалась излишней - все в таверне были напуганы достаточно, чтобы задавать лишних вопросов и требовать немедленного правосудия от Наместника здесь и сейчас, так что стоило эльфу сделать шаг по направлению к выходу, мигом протрезвевший люд бросился оказывать помощь идиоту, который, если честно, сам нарвался на клинок в горле.

[indent] Хоук лишь хмыкнул, в последнюю секунду меняя положение пальцев, набрасывая на просторный зал что-то наподобие легкого морока, младшего брата “энтропического ужаса”. Это вполне должно было хватить, чтобы произошедшее списали на горячечный бред, вызванный слишком большим количеством эля и медовухи.

[indent] - Какого хрена ты здесь делаешь? - Зашипел мужчина прямо на ухо эльфу, стоило им оказаться на улице. Для серьезности своего недовольства Гаррет еще и крепко сжал плечо, прижимая Ворона к стене.

Отредактировано Garrett Hawke (2022-07-25 20:12:39)

+2

32

jean gunnhildr
[магистр ордо, трудоголик, уникум-легенда этого города грехов]

https://c.tenor.com/466soT07HmUAAAAM/genshin-jean.gif
[indent] » genshin impact
- Тот самый человек, чья история пропитана историей, дворянскими интригами и этикетом больше, чем стеклом, и вообще-то что детство без драм да травм, что жизнь в целом вполне себе дала шанс сохранить в себе что крышу, что человека;
- Джинн этим шансом воспользовалась, потому человеком хорошим осталась, а крышу не сильно даже пробило;
- Воплощение трудоголизма, упорства и менеджмента;
- Что такое здоровый график работы, разделение ответственности и обязанностей, командная работа? Не, не слышали;
- Что такое это ваше профессиональное выгорание? Впереди ещё задорная рабочая пятилетка, исходя из ставок внутри Ордо;
- Не самый сильный боец, но в рогалик вас крутит иными способами (вам будет стыдно и вы сделаете это с собой сами)
- Всем Мондом следим на её сном, подливая снотворное в чай и оберегая редкий сон как национальное наследие ЮНЕСКО;
- Да, Джинн спит;
- Кэйе нравится говорить, что не спит; из лучших побуждений: от волнения в Ордо происходит автоматическое перераспределение обязанностей и заданий, что обеспечивает ту самую пятилетку без гордого выгорания (если что-то случится с нынешним магистром, это же придётся кого-то ещё отчаянно искать ей на замену, не-не-не, спасибо, лучше рыцари немного поработают);
- Солнышко, мораль, единственный по-настоящему хороший человек в этой не портовой Тортуге;
- Трезвенница 95% бытия, потому выносится (возносится)  в ничто вместе с запахом вина;
- Читает розовые сопли, прон, истории про леди в беде, и вообще за что осуждать, каждому нужен свой антистресс;
- С раннего детства дружна с Дилюком, после - с Кэей, провели прошлое во многом именно троицей;
- Умеет быть воистину отчитывающей учительницей ссыкотной, потому что способность взывать к чувству ответственности и совести в ком угодно - это без шуток практически непобедимое оружие и уникальный талант;
- Не без комплексов, загонов и повышенного чувства ответственности как следствие;
- Очень любит Кли, и потому заточение в "башне" - от большой заботы и лучших побуждений; и превентивное спасение от проблем (города, страны, самой Кли)
- Единственный приличный (ок, хотя бы местами) человек в этом городе грехов. Т.е. как Дилюк, только не притворяется. А - аристократы;
- Имеет идеалы, принципы, не склонна ко лжи в целом человек доблестный; для всего остального есть Кэйя, на чьи методы закрывает глаза и благодаря чему, собственно, сохраняет свою совесть максимально чистой;
- Лучшая в мире старшая сестра, точно знающая, что Розария - не самая дурная нянька для сестёр младших (но лучше может не надо?)
- И ещё раз: единственное солнышко в этом царстве мрака и грехов (Кли - тоже лучик обожаемый, но там, так сказать, атом как мирный, так и БУМ - как повезёт и как вы на ночь молились богам, так сказать, заслужили ли атом её пережить).


А теперь тож самое, но лирично, давайте?

После того, как моё прошлое заставило настоящее треснуть, после того, как Дилюк дислоцировался, закрылся и покинул Ордин, Джинн стала для меня в каком-то смысле заменой; или ориентиром; или тем человеком, который смотивировал и позволил Мондштадту всё-таки зацепиться внутри, став тем местом, за которым — не важно, по каким причинам, на сомом деле — я стал приглядывать, направляя на это свои не всегда "славные" внутренние ресурсы. Пример Джинн, её мотивированность, её трудоголизм, сила духа и то, что даже будучи на грани не раз, она так и не сломалась, двигаясь только вперёд — это то, за что леди заслужила моё уважение и что-то вроде... допустим, верности; даже если нередко я считаю, что ей стоит быть хитрее и умнее [всему научится; надо лишь дожить и не сдаться]. От части, именно из-за Джинн я до их пор здесь и, вероятно, именно благодаря её должности работой я могу время от времени наслаждаться, не имея связанных рук и слишком скучного быта. К тому же, у нас общее прошлое: Джинн и Дилюк долгое время оставались моей основной компанией, потому у нас совместное прошлое, что само по себе даёт многое.

А ещё эта красивая и такая упорная леди стала для меня, в каком-то смысле, маяком-примером морали. Если бы не она, то я бы их не придерживался вообще, так ничего и не выстроив; особенно после конфликта с Дилюком, когда в полной мере осознал, что не просто зовусь (так переводится мое имя), но и в самом деле являюсь Плохим Человеком.

Джинн не так проста, как может показаться, и скорее в себе, нежели открытая книга. Однако это "светлый персонаж", никаким местом не злодей, хороший человек, так [пока ещё] и не успевший поблекнуть в мире, что разговаривает совсем другим языком, далёким от морали и веры. Идеалистка, местами романтик и не лишена некоторой наивности (главная ошибка - вера в людей), что не синоним глупости. Как-то, знаете ли, свой пост получила, репутацию заимела и все эти элитарные интриги пережила: наглядность заместо слов, а?

Джинн — это просто человек, в которого я, вероятно, верю, и тот человек, который в том числе удерживает меня здесь. Как и тот человек, что даёт мне волю и место для того, чтобы быть тем, кто я есть, эффективно и с пользой. Закрывает ли она глаза на мои методы и содержимое глаз, замечает ли, направляет ли или интуитивно делает так, как надо — не ключевой вопрос, я за это благодарен и испытываю что-то вроде уважения, повторюсь, правда. Пока она трудится, я буду трудиться тоже; своими способами. И иногда напоминать, что пора отложить бумаги и отдохнуть. В конце-то концов, о начальстве тоже кто-то должен заботиться, не так ли? Хороших людей в этом мире чертовски мало, так что не стоит ими пренебрегать; стоит правильно смотреть и эффективно использовать их существование.

За Джинн приглядываю, испытывая даже что-то вроде умильной нежности, за неё же иногда давлю на окружающих, она же мне доверяет; может быть даже больше, чем кому бы то ни было. В конце-то концов, уход Дилюка что из Ордо, что из города в своё время болезненно ударил по обоим, а такие моменты, как говорят, сближают. Да и во всех этих интригах, амбициях да интересах лучше иметь кого-то на своей стороне, способного разобраться. Польза в данном случае работает в оба конца.


Ещё более коротко:  ККК к ней некую нежную заботу испытывает, ибо она как некий лучик в этом всем говне, без которого как-то ну совсем никак будет. Потому все кругом должны пыхтеть, чтобы она не перегорела совсем быстро, а в чашку и ко ей периодически заливается снотворное (всеми поочередно, судя по всему, ЭТО ЗАГОВОР "ЗАСТАВЬ МАГИСТРА НЕ УМЕРЕТЬ").


Йа просто хочу играть, а ещё леди в Геншине - это так красиво, но почему их нет???? Ну эй??? Пускай игрок умеет писать качественные посты с умеренной активностью, имеет идеи-интерес к персонажу и её взаимодействию с миром, и пускай любит писать посты больше флуда, картинок и прочего, ибо это для ролевой есть самоцель, как ни крути. Я не общительный от слова совсем (это проблема, по ходу сильная), но обсудить игру, покидаться музыкой и, главное, писать посты - это всегда пожалуйста, всегда готов. А ты будь какой угодно, просто знай, какой у тебя "заказчик". От Джинн, к слову, буду хотеть много игры, ибо она для Кэйи один из ключевых персонажей, так что готовься. Если между делом захочешь джен, роман, хукапы - вообще без проблем, это прекрасно, изи. Только, пожалуйста, желай развивать её сюжет и рассматривать персонажа не только поверхностно, там же есть, куда нырять.
Важно: Джинн - это не история о стекле и вечной травматике, не черная трагедия. Это история об усердии, упорстве и принципах. Не надо это ломать, пускай сплошное стекло на старте будет у тех, кому историей положено. Прелесть Джинн в другом, и она этим великолепна (а, ну да, и просто красавица... но это я уже говорил, да?).
Любите Барбару, верьте в церковь и её значимость, будьте человеком чести, а как игрок выдавайте вкусные стабильные посты. И фсо, вы великолепны! А по вопросам пишите в гостевую, приду как только буду свободен.

пример поста;

Да, мальчишки росли. Проблем становилось больше, но это не замечалось, воспринимаясь как естественная часть жизни: Кэйя даже рад, что наконец так; что можно окунуться в них, испытывать, не повторяться из раза в раз, а переживать подобно нормальному человеку, по возможности находя в этом хоть какой-то эмоциональный отклик или любопытство. Что лучше: куда больше стало дел и возможностей. Полноценных, серьёзных, требовавших осторожности, совершенствования или познания чего-то нового. Стало больше и ответственности, и связей, и понимания очень многих нюансов, что прежде детям были недоступны. Пожалуй, самая интересная часть; и наиболее разочаровывающая одновременно: не способствовало вере ни в людей, ни в честность. Удивительно, что Дилюку оно не мешало. Хотя, может, ему оно и к лучшему; иллюзорность, говорят, бывает во благо. Кэйя не стремился её разрушать. Пускай. Названый брат хотя бы стремился и был счастлив. Ему в радость видеть того подобным.

Мир полон хитросплетений, строился на интересах, политике и подлости - это для юноши не новость; он из-за того и оказался сначала в самом Аду, а после в этом городе. Городе, что по мере знакомства с ним и познания обретал всё больше нюансов, открывался и, в конечном итоге, явил собой разве что сгусток амбиций, пороков и возможностей, что строились на них. Это Кэйю не задевало, подобное - нормально, ведь из чего ещё исходить людям, как не из собственных желаний, удовольствий и страха. Просто идеализировать - словно ему это было когда-то сочувственно - юноша перестал совсем, и не замечать многое из того, на что прежде с лёгкостью закрывал глаза, не имелось ни нужды, ни желания, ни возможности. Исключением не стал даже очень уважаемый Крепус Рагнвиндр.

Мужчина, как и его бизнес, были ценны и важны для Города Свободы, внося свой вклад и развитие, однако имели... иную торону. Будучи очень наблюдательным и сообразительным, как и, в общем-то, "посланным" в Монд именно для того, Кэйя стал замечать. И людей, с которыми водился мужчина, и то, что этот бизнес делал с населением, выезжая, какая ирония, на пагубной привычке. А ещё немного больше узнал о том, куда выбирался Крепус. Удивительно полезно, что "погоны" рыцаря и задания позволили немало узнать и о местных группировках, и об иностранных силах, и о том, какими безделушками часть из них пользовались.

А ещё Крепус заметил, что Кэйя заметил. Не сказать, что это испортило их отношения или что от этого мужчина перестал быть менее полезным или менее хорошим в общем-то человеком, но... Вне Дилюка, действительно, кое-что между ними едва поменялось, переросло в прежде отсутствующую форму присматривания, приглядывания и чего-то... вроде как интеллектуального, а вроде как и, ну...Наверно, Олберич пока не способен описать это словами. В конце-то концов, между ними всегда оставался Дилюк, и никто из двух центральных фигур его жизни не стремился нарушить той картины мира, в которой жил юноша. У него большое будущееи куча амбиций. Казалось, самый незапятнанный и больше всех верующий во всей семье. Не зря так хорошо сдружился с Джинн, действительно.

Кэйя никогда не спрашивал, когда и во что именно влезал Крепус, однако слушал внимательно, не упуская ничего из того, что доходило из выстроенных им сетей, над которыми юноша работал куда больше и тщательнее, чем над иными занятиями и направлениями; рыцарство и честь - это по части Дилюка и местных, Кэйя действовал иначе и преследовал чуть другие цели, пускай и стремился содействовать Монду в порядке. У него не имелось причин ненавидеть это место, в конце-то концов, а причинение вреда ему не помогло бы тому, чего... уже нет? Точно также он не выискивал чего-то про Рагнвиндра конкретно; просто, бывало, то тут, то там всплывали детали, и упускать их - глупо, в самом деле; для общего самообразования. И если говорить о том, что происходило в последнее время, то прозвища Крепуса и упоминание его дел - за пределами Монда в том числе - всплывали чаще, чем прежде; и, судя по намёкам, это вело не к той стороне, что могла считаться честной или безопасной. Как и не к той стороне, что ставила деньги превыше всего: Олберич успел узнать и понять, что хоть большая часть всего делается из-за денег, однако существовал самый опасный тип людей, чья мотивация выходила за пределы материальных благ. И обычно подобные истории не заканчивать хорошо. Имелся ряд звоночков.

Возможно, стоило сообщить в соответствующие органы Рыцарей. Или поговорить с Крепусом: тот знал, что Кэйя не дурак, и даже если бы сказал не вмешиваться или что тому кажется, возможно, оно бы заставило быть осмотрительнее или поменять планы. Олберич же знал, что в отношении Рагнвиндра что-то должно было случиться, но в каком именно виде и как этого ожидать...А, впрочем, не его дело, домыслы. Он лишь молодой пацан, возомнивший о себе, в то время как господин Крепус имел опыт в бизнесе, ведении дел и непременно знал, во что ввязывался, взвесив и подготовив почву для своих дел. У Кэйи же имелись свои дела, и если уж на то пошло, вообще-то у Дилюка скоро день рожденья. Знаменательная и важная дата, когда он станет взрослым не условно и не частично, а полноценно. Особое празднество, подарки и так далее. Кэйя ждал этого дня тоже и, если четно, рассчитывал на нечто грандиозное.

К сожалению, не вышло. Задание неожиданным образом подозрительно растянулось, и заместо празднества Кэйе с рядом рыцарей, коих ему доверили вести, должно было вернуться разве что ближе к вечеру. Это знатно портило настроение, но радовало одно: удалось убедить не отправлять Дилюка на задание, потому он имел полноценный день отдыха, с празднеством и отцом. Кэйя бы присоединился в любом случае, это ведь вроде как важная дата и всё такое.

Неприятная новость застала их врасплох по дороге назад, когда они практически подошли в Городу Свободы: несколько дорог, везущих в Монд, подверглись нападению, и среди них был один из путей, по которым должны были следовать Рагнвиндры. Это не звучало хорошо, а с учётом того, что на группу Кэйи вылезли монстры, которых тут вообще-то быть не должно... Им определенно следовало поторопиться и объединиться с Крепусом, быть там, тогда больше толку. Жаль, что из-за монстров и плохой погоды пришлось потерять время. Похоже, слишком драгоценное.

- Господин Крепус, капитан Дилюк! - раздался голос сквозь шум непогоды. - Мы здесь, чтобы помочь! Вы в по...

Однако, подойдя ближе, Кэйя замер, а следом за ним - на чуть большем расстоянии - и остальные рыцари, сегодня находившиеся в его подчинении.

"Что здесь произошло..."
Слов не нашлось, всё просто застыло. Всё, кроме дождя.

Слишком, слишком драгоценная жалкая охапка времени... похоже?...тут пост

Отредактировано Kaeya Alberich (2022-07-28 22:05:01)

+5

33

tri bogatirya aka russian mafia
[воистину богатыри]

» slavic folklore
Ilya Muromec
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/533521.png
[павел прилучный]

Основатель крупного благотворительного фонда «Богатырёфф & Ко» не особенно любит общаться с прессой. По официальным данным, получил наследство от дядюшки-бандоса, сколотившего состояние на чужой крови в лихие 90-е, и, дабы искупить грехи рода своего, решил пустить деньжата во благое дело. До кучи и братьев привлек, пускай тоже тяжелобольным помогают. История резкого взлета и широкого размаха фонда произвела фурор в СМИ: Илья оказался отличным управленцем, быстро наладившим контакты с крупными инвесторами не только по всей России, но и за пределами государства, и успешно собирающим баснословные суммы в короткие сроки. За последние пару-тройку лет на счету «Богатырёфф & Ко» оказались сотни спасенных жизней, из-за чего Муромцу разве что в ноги не кланяются, когда на улицах узнают. Илья только улыбается сдержанно, по-доброму, и головой качает, мол, не моя это заслуга, ребята. На самом же деле, за улыбкой своей Муромец скрывает намного больше. Молчит он про нелегальную торговлю оружием, наркотрафик, проституцию и — по слухам — даже подпольный рынок органов, к которым он тоже приложил свою твердую богатырскую руку. Грязный застенок его богодельни тщательно скрыт от глаз посторонних, хотя корни гнилые пустил уже глубоко. Кто же полезет ковыряться в недрах того, чей лик пора бы уже к святым причислять? Илья не понаслышке знает: хочешь спрятать что-то понадежнее, спрячь это у всех на виду.

Dobrinya Nikitich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/878266.png
[юра борисов]

Чернее тучи становится Добрыня с каждым днем. Он — правая рука Ильи во всех делах, как повелось у них издавна. Да тошно ему в грязи такой жить, не так он себе представлял те радужные перспективы, которые обсуждали все вместе. Деньги, безбедное существование, никаких больше помыканий сверху — все есть. Не хватает только сил глаза закрыть на души поломанные, коих все больше становится. И все это они делают своими руками, спонсируют своими средствами. Хитер оказался Муромец, предприимчив, только внезапно как-то богатыри переметнулись на темную сторону, с которой всю жизнь до этого боролись. Добрыня все еще помнит, кто ноги ему вернул, шанс на полноценную жизнь дал — и зачем, выходит, чтобы вот так он ее использовал? Молиться истово ему только остается, чтобы хоть как-то душу свою обелить. Напоминает себе постоянно, что и частичка светлого в них тоже есть, ведь помогают нуждающимся же, правда помогают? Ходит в думах ежечасно, но продолжает делать, что требуется, ведь не может наперекор братьям своим названным идти. Не раз уйти порывался, прекратить все, да некуда. Боится один в этом мире остаться. Сколько еще ты будешь на части рваться, Добрыня?

Alesha Popovich
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/256/110053.png
[сергей новосад]

Алеша — правда теперь к нему обращаются Алексей или просто Лёха, не в ходу в Яви привычная форма имени оказалась — чувствует себя так, будто выиграл в лотерею. Попович носит дорогущие бренды, меняет тачки чаще, чем о них успевают написать жёлтые издания, и не отказывает себе вообще ни в чем. Самый младший в триаде и самый общительный, именно он отвечает за социальные коммуникации. Его лицо обычно светится во всех статьях, где пишут о заслугах фонда, на интервью он чувствует себя как рыба в воде. В запрещенной соцсети у него больше ляма подписчиков, Алеша то и дело мелькает в списках самых завидных холостяков России и не собирается с этим статусом прощаться. Он — завсегдатай всех более-менее звездных тусовок. А как иначе в нынешнее время? Хочешь продвигать бизнес — умей быть медийным. Илья очень правильно определил ему его место, Попович ни разу на это не жаловался. В теневом же секторе их семейного предприятия Попович отвечает за эскорт. Кому еще, как не ему, девчонок привлекать, которые за легкими деньгами охотятся, радости жизни им показывать. Справляется в целом успешно, осечек почти не бывает, да только умалчивает он перед барышнями с кукольной внешностью об обратной стороне медали. А потом все уже, поздно становится. Он чувствует наконец-то ту власть, которой ему не хватало раньше, статус, влияние. Быть мальчиком на побегушках ему больше не хочется, это в прошлом все. Алеша как будто родился заново и, черт возьми, в этот раз точно с золотой ложкой во рту.


Не знаю, какая славянка без этих товарищей, поэтому вот они здесь в нашей скромной интерпретации. Мы тут трое по цене одного, а именно: Леночка Прекрасная, Серый Волк и ваша покорная слуга. Каждый из нас со своим бэкграундом, характером и родом деятельности в Яви, а посему вариантов на игровое и неигровое взаимодействие — куча) С сюжетами и графикой поможем. Детали в заявке менябельны и обсуждаемы, из неизменного, пожалуй, только внешность Поповича — по идейным соображениям хихи Очень ждем, идеи для игры уже наготове.

пример поста;

— ... и я летела, и это было так высоко... и так... великолепно, – с придыханием вещает Злата, не в силах даже слов подобрать, чтобы описать то, что она чувствовала давно когда-то. Она обмахивает лицо ладонью, улыбается так широко, что улыбки этой хватило бы на весь мир, а может даже и на всю Москву, а на глазах блестят слезы. Реально слезы. Она так счастлива, и все вокруг кажется таким прекрасным, что она не выдерживает. Не могущие облечься в слова эмоции каплями сползают по веснушчатым щекам. Ей так хорошо, вот прямо здесь и сейчас. Голова ее покоится на чьем-то до безумия удобном плече, а пальцы левой руки методично перебирают чьи-то еще невероятно тактильно-приятные пряди волос. Злату просто распирает от этого всего. Может быть потому, что жизнь ее течет так, как она мечтала всегда. Но скорее всего виною тому маленькие цветные таблетки, которые полчаса назад путешествовали с одного языка на другой. Они все семья здесь, кажется, и каждому хочется делиться друг с другом этим бесконечным всепоглощающим счастьем. Плевать, что две трети присутствующих здесь ей не знакомы даже, они все равно все связаны, как-то духовно, что ли. МДМА всегда были ее любимым развлечением.

Телефон с десятком пропущенных и парой десятков непрослушанных голосовых валяется в сумке, возможно не в Златиной, но ей так все равно. Ее целует кто-то, она целует кого-то. Сплетения тел, языков, запахов заставляют ее чувствовать себя невероятно живой. Какое дело ей до тех, кто пытается связаться с нею через бездушный гаджет, когда все тепло – оно здесь вот. Она возможно мечтала бы о Питере так, как мечтает добрая часть окружающих ее. С его невообразимой архитектурой, душевными коммуналками и трехметровыми потолками. С его дождем, влагой и ветрами, пронизывающими даже кости насквозь. С его безудержными тусовками, пьяными и веселыми лицами, отсутствием любых запретов в голове и не в голове. Мечтала бы, если бы не успела там пожить. Там, и много где еще. Ее впечатлений о разных местах хватило бы на несколько суток рассказов, но зачем оно все, если каждый раз она начинает с чистого листа. Новый город, новая история, новые люди, новое все. Неизменным остается лишь имя, ее имя, к которому она так прикипела. Злата думает, что оно у нее было всегда, она просто не знала раньше, как не знала раньше еще много всего о себе и об этом большом необъятном мире. Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

Злата проходит на кухню чьей-то большой квартиры, продираясь через завесу дыма. Наливает себе шампанского в кружку с чайными разводами, берет со стола яблоко – не молодильное, а пластиково-безвкусное из ближайшей Пятерочки, она их ненавидит, но ничего не может с собой поделать – обтирает его о юбку длиною по самое не балуй («Злат, а че вообще не без?» – закатил бы глаза сейчас Ваня), кусает. В эту минуту оно – самое вкусное в ее жизни. Все нервы, все струны ее души оголены на максимум. Ей не больно, ей безумно приятно. В тысячи раз сильнее ее ощущения, разве может быть такое на трезвую? Злата не любит быть трезвой. Допивает залпом, огрызок бросает в мусорное ведро, возвращается. Садится на чьи-то колени бесстыдно, потому что стыд – это социальный конструкт, а конструкты – единственное, что ей претит в социальности этой. Если бы у слова «социальный» в словаре была иллюстрация, ею точно стала бы Златина фотка.

Из чужих объятий ее грубо выдергивают сильные руки. Еще не обернувшись она чувствует на себе хмурый взгляд. Оборачивается таки, тянет губы в счастливой улыбке.

— Вааааань, а ты чего здесь? – не строит из себя дурочку, действительно не понимает, как он сюда затесался. Ему не нравится, как она растягивает слова, но она над собою не властна. Ни над языком своим, ни над действиями, ни над мыслями даже. Она полностью отдалась эйфории и возвращаться из этого состояния абсолютно не хочется. Руки ее обвивают его шею. Она как будто бы даже рада, наверное, видеть его. Она вообще всему сейчас рада. Жесткая ткань рубашки приятно царапает хожу, Злата вдыхает судорожно, прижимается к груди его на секунду, и делает шаг назад. Обухом по голове приходит понимание: он ее сейчас заберет.

— Не пойду никуда, – бурчит, забивается в угол дивана, обхватывая колени руками. Так по-детски. Детства у нее никогда не было, поэтому расхлебывать сейчас приходится обоим. Инфантильные, не способные стать друг для друга ни матерью, ни отцом.

Отредактировано firebird (2022-08-06 16:43:08)

+5

34

ivan tsarevich
[повернутый мудак, бывший муж, названый брат, возможно айтишник]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/254/348071.png
[иван янковский]

» slavic folklore
Месть - это блюдо, которое подают холодным. Иван за несколько десятилетий так и не смог остудить свою достаточно, наверное, поэтому у него ничего не выходит. Какой-нибудь затрапезный психотерапевт посоветовал бы ему отпустить ситуацию, но Иван к специалистам не обращается. Сложно простить свое собственное убийство.

Когда-то он думал, что его жизнь сложилась лучше некуда. Удачно женился на первой красавице близлежащих земель, готовишься взять под контроль свое большое наследное царство, вокруг куча подданных и самый верный друг под боком. Ну и что, что не человек и говорить не умеет - так вернее, не предаст никогда. Так глубоко Иван Царевич тогда ошибается в первый и последний раз в жизни.

В какой-то момент ему становится скучно невыносимо, хочется по максимуму привилегии использовать, да и близкие оказываются как будто не теми, с кем рядом он хочет состариться и уйти на вечный покой. Гордыня из Царевича вырывается с силой, самые темные уголки сознания обнажая. Думает, что царь он и Бог, позволяет себе лишнее. Тогда и оказывается, что Елена его совсем не Прекрасная, а та еще коварная сука, что интриги плетет так же ловко, как косы свои белокурые. И Серый Волк, боевой товарищ и старый дружище, медленно но верно чарами ее проникается. Проникается настолько, что Царевич однажды на полу своей горницы плещется в собственной крови, которая мощными толчками льется из артерии, жизнь молодую забирая без остатка. Последнее, что видит он прежде, чем глаза навеки закрыть - хохочущую Царевну и окровавленную волчью пасть.

История Царевича на этом не заканчивается лишь потому, что раньше он, того не зная, сам об этом позаботился. Джек-пот сорвал такой, что вряд ли кому-то снилось. Еще бы, с того света вернуться - шутка ли. Когда в горнице становится тихо и лишь тело с разодранной глоткой стынет, Жар-Птица, в клетке его томящаяся, да глаз золотым оперением радующая, петь начинает. Впервые сама, без приказов и ухищрений. И столько горечи в песне этой, что сердце разорвалось бы. Но выходит наоборот совсем, мертвое сердце начинает снова сокращаться вдруг, смертельной раны края стягиваются медленно. Весь царский двор пением разбужен, и Царь, не медля, гонцов среди ночи за водою живой посылает, а изменников казнить приказывает. Да только след их простыл уже, не сыскать теперь днем с огнем. Злоба черная на предателей селится в сердце Царевича. Как только оправляется, дает себе обещание - найти обоих и уничтожить, растоптать, душу вынуть.

И обещание это несет на себе по сей день, оказавшись в совсем других реалиях. Это его выбор, он чувствует, что искать нужно здесь. Рваный уродливый шрам чуть выше ключиц каждый день напоминает Ивану о цели единственной. Он живет теперь совсем иной жизнью, кажется, даже более успешной, чем раньше. Все так же ни в чем не нуждается, вот только теперь с гордостью сказать может, что сам добился всего, не в подарок по праву рождения получил. Не подпускает к себе никого, правда, опытом горьким наученный. Никого, кроме Жар-Птицы, ставшей талисманом его и спутницей верною. Хотя и с ней не так гладко все. Не успокаивается Иван, еженощно во снах пред собою Елену и Волка видит, нутро подсказывает, что близко уже подобрался. А что сделает с ними, когда наконец поймает - о, об этом лучше не знать никому.


Итак, все участники вышеописанной ситуации теперь в Яви. Иван с Жар-Птицей живут как брат и сестра и вместе занимаются поиском неугодных. Елена Прекрасная и Серый Волк тоже что-то там суету наводят и даже не догадываются, что Царевич выжил и жаждет мести. Иван хитер и уже вот-вот найдет жёнушку бывшую, дабы вершить правосудие, а дальше экшон, страсти, стекло и остальное по списку - ты до нас, главное, дойди. Нас, заинтересованных, тут аж целых три штуки, поэтому игру начнем вот прям с порога, можешь даже не разуваться. Идей тоже море, и чатик в телеге для обсуждений имеется. Заявка не в пару к Елене, но с потенциалом на пару со сложными отношениями к Птичке, хотя и тут готовы пообсуждать, прислушаться и подвинуться в какую-нибудь сторону при желании. Про то, что я жажду поиграть с тобой братско-ненавистнические отношения, и говорить не буду, и так все понятно. В графику оденем напоим-накормим, и вообще все для тебя, наш недостающий сюжетный паззл.

Выдержки из наших анкет/постов для лучшего понимания взаимоотношений:

Волк:

Их дружба начинается с убийства. Волк смыкает челюсти на мясистой ляжке под оглушительное ржание обезумевшей от боли лошади, чтобы немного позднее добровольно вверить себя воле Ивана. Не специально, но все же. Теперь они – одно целое, Царевич и его преданная тень. Это будет длиться месяцами, годами, на тот момент кажется, что вообще бесконечно. А пока они всего лишь движутся к своей первой цели. Диковинная птица манит своим сиянием молодого царевича, затмевая все остальные желания. Волк знает, что без него Ивану не справиться, и звериное сердце теплеет на пару градусов от этих мыслей.

ххх

Царевич, опьяненный безграничной властью – над этими двумя – теряет контроль с пол-оборота, забывая, что рядом с ним все это время дикий зверь. И однажды все-таки оступается, решая, что и зверь этот ему никакая не угроза. Дальше в памяти Волка все состоит из разрозненных картинок, осколков. Вскинутый мужской кулак. Пронзительный женский крик. Его собственная, перемазанная красным, морда с безумным оскалом. Их дружба начинается с убийства, убийством она и заканчивается. Серый безудержно воет, когда понимает, что натворил.

Елена:

Украл Царевну у мамок, да нянек, посадил на Волка верхом, да жизнь сладкую, словно хмельной мёд обещал Иван. И могла быть преданной, любящей Елена, да в ответ ненависть к супругу всё больше съедает — нет покоя. И словно не Волк — зверь, а сам Царевич, под вечер, закрывая дверь в спальню царскую, снимает с себя личину, обнажает свой оскал, да таскает Царевну за запястья тонкие, да пряди длинные. И нет больше супруга прежнего, совсем пропал он в хмельном омуте, всё больше крестьянских девушек попортил, разворовал казну царскую, нет на него никакой управы более. А Волк только голову послушно опускает, да сидит с Иваном подле правой руки, хотя видит всё, понимает.

Елена запускает пальцы в шерсть длинную, гладит нежно, напевает что-то, мурлыкая — волк послушно лежит у ног её, дремлет ли или просто тишину нарушить боится, слёзы соленые девичьи его самого пропитывают. А Царевна лишь шепотом, будто заученно, шепчет ему одно и то же — надо им Царевича извести, избавиться надо, что сразу жизнь всеми самоцветами зацветёт, что заживут они с Волком счастливо, что всегда она рядом с ним будет, нет её сердцу никого дороже. Хочет Елена Царицей стать единоличной, нет сил терпеть более. Волк и не видит, что на лице её усмешка кроется — совсем тьма сердце Царевны поглотила.

Она смотрит на свои длинные пальцы, кровь уже местами засохла и кажется, будто въелась под самую кожу. Чужая кровь. Кровь Царевича. Елена стоит на коленях над трупом хладным, да рыдает навзрыд, голову запрокидывает, смеётся будто, хохочет. Никого она не пошлёт за живой водой нынче. Утыкается в морду сырую, окровавленную Волка она, зарывается в шерсть поглубже, вдыхает запах горьковато металлический, молвит слова благодарности она другу преданному. Расскажет всем при дворе о звере, вепре невиданном, что на Ивана напал, да разодрал в клочья, убил её суженного. Плачет Елена, но то ли от горя горького, то ли от счастья долгожданного, да на Волка поглядывает. Связаны они теперь тайной одной.

Жар-Птица:

Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

пример поста;

А как просто оказалось да, Вань? Чтобы все твои грехи обратились пустым звуком, чтобы получить индульгенцию у тех, кто тебя [до сих пор] помнит, надо и было всего лишь ничего, только умереть. И невдомек детям, которым читают сказки про умного и смелого, каким мудаком был их герой. И родителям их невдомек. Да что уж там. Даже тот, кто был рядом столько времени, и тот позабыл, как было на самом деле. Волков все еще смотрит на свои трясущиеся от онемения пальцы, которые ему удалось разжать несколько минут назад только огромным усилием воли. Каждое слово Алены гулким эхом отдается в висках. Он вспоминает все. Каждый вечер, каждую ночь. Они проносятся одна за другой пред его внутренним взором в до тошноты ускоренном режиме. Он нажал бы на паузу, если б мог, потому что правда оказывается еще тяжелее, чем он смел представить. Непосильной. Он не может этого выдержать, не после того, что только что сделал. Ничем не лучше своего хозяина, так  выходит? Он вспоминает все. Все удары, пинки, пощечины, крики. За себя уже совсем не больно, он пережил это за столько времени, утопил в своей же вине, так оказалось проще почему-то. Да и глупо держать обиду на того, кого давным давно уже нет. Нигде нет, совсем. Но новые подробности заставляют всколыхнуться затопленную ярость с прежней силой, застарелой, забытой. Он вспоминает наконец, почему не мог тогда поступить иначе.

Стас не находит в себе сил поднять глаза на Царевну, пока та не умолкает. В тишине квартиры остаются слышны только ее тихие всхлипы. Он будто оглушенный, потому что все его ориентиры порушились за какие-то минуты. И непонятно теперь, как жить дальше, зачем. Годы его поисков по щелчку пальцев теряют смысл. Он опустошен и полон чувствами одновременно. К такому жизнь Волкова однозначно не готовила. Она на него тоже не смотрит.

Парень опускается на холодный пол рядом с нею, встает на колени и бережно притягивает Алену к себе, пытаясь как можно мягче схоронить ее хрупкость в своих объятьях. Пальцы его осторожно поглаживают светлые волосы, совсем как она делала когда-то с ним. Он чувствует, как потихоньку перестают содрогаться ее плечи. Теперь в его глазах стоят слезы, впервые за всю человеческую жизнь.

- Прости меня. Господи, прости меня, – хрипло нарушает он немую тишину, голос дрожит. Волков чувствует себя отвратительно, но уже совсем по-другому, чем обычно. Ему невыносимо стыдно за себя, за то, что он сделал с ней. Ему невыносимо осознавать, что она так отчаянно и так долго бежала от прошлого лишь для того, чтобы оказаться потом в его мстительных лапах. Он убирает выбеленные пряди, открывая взору то, что натворил вот сейчас своими же руками. На бледной коже набухают синюшные следы пальцев, опоясывающие тонкую шею. Он только что чуть не завершил то, что когда-то начал Иван. Волков смаргивает накопившуюся влагу и быстро утирает лицо рукавом. Нежно, как только умеет, обхватывает ладонями ее лицо, поворачивая к себе, найдя смелость посмотреть в голубые глаза, покрасневшие от слез. Впервые он может утешать ее так, касаться ее так, как не смел и не мог в их общем прошлом. – Я не трону тебя больше никогда. И никто больше не тронет, слышишь? Черт, я бы и себе сейчас набил морду, если бы смог, – он слабо усмехается, а в глазах нет и тени веселья. – А любого другого на месте убью, хоть и клялся себе, что то был единственный и последний раз. Ты скажи только.

Между их лицами всего несколько сантиметров и он шепчет ей быстро, прерывисто, почти в самые губы. На них все еще тот самый аромат вишневого блеска, он чувствует. Он поймет, если она прогонит его в следующую же секунду, но чувствует, что очень хочет остаться рядом. Хочет защищать ее от всего и всех, потому что вокруг слишком много недоброжелателей, но понимает, что девушка вряд ли жаждет его близости, близости такого же неуравновешенного придурка, каким был ее муж. Он гонялся за тенью все это время, за ответами и объяснениями, а правда была зарыта в глубине его собственного подсознания, так тщательно им же сокрытая. И вот, к чему это привело.

Он поднимается, наливает себе еще виски, пьет залпом. Закуривает. Смотрит в окно на ночной город. Он не вправе больше требовать от нее ответов, но все же не может не спросить о том, что тревожило его не меньше смерти Ивана.

- Скажи, – замолкает, подбирая слова. – Почему ты оставила меня тогда? Я ждал так долго, что решил видно позабыть о проступках Ивана. С тем и пришлось жить. Вырвался сюда чудом, на одном только желании отомстить. А зря, получается, – снова горький смешок. – Сдох бы себе волчьей смертью давно уже, там, где должен был. И дело с концом. А здесь не выходит как-то, болтаюсь, как неприкаянный. Хуево мне здесь, Лен, – Волков не может пока заставить себя называть ее новым именем, которое она выбрала себе сама. Он опускается на стул, делает последнюю затяжку и вдавливает окурок в так кстати стоящую рядом пепельницу. – Это последнее, что я хочу от тебя услышать. Потом не побеспокою. Я свое получил, уходить отсюда пора, – он имеет в виду совсем не ее квартиру, но не надеется даже, что она поймет правильно. – Устал.

Стас Волков не нужен в этом мире никому и себе в первую очередь. Накатывает вдруг странное облегчение, будто освободился в мгновение от оков, что путами держали его в двуногом теле, в мире, который ему осточертел до зубовного скрежета. Да, он готов ее защищать, но навязывать свое общество и защиту не намерен. В конце концов, как-то справлялась же без него столько времени, и живет, судя по всему, совсем неплохо. Здесь он не нужен тоже. Единственное, что ему осталось, это прекратить влачить свое жалкое существование. И никогда еще Стас не чувствовал себя настолько свободным, как теперь, при одной только мысли об этом.

Отредактировано grey wolf (2022-08-09 12:51:04)

+5

35

cullen stanton rutherford
[главнокомандующий инквизиции, после 9:44 — божественный рыцарь]

https://i.imgur.com/ylaM3ic.gif https://i.imgur.com/0e7JwAh.gif
[original + charlie hunnam]

[indent] » dragon age
поверьте, тот лишь благороден,
чья не запятнана
душа.

[indent] О Каллене можно поведать много всего, но эта заявка в первую очередь направлена на поиск пары и человека, уже знакомого со львом Скайхолда не понаслышке, а посему я опущу общеизвестные факты и сразу перейду к описанию желаемых взаимоотношений.
[indent] В одной прекрасной песне поется "первая любовь — любовь последняя", и эта цитата полностью применима к Каллену и Лорану. Отношения между магом и храмовником, какими бы невинными они ни были, всегда подвергались порицанию в стенах Круга, да и за его пределами. Церковь не одобряет такие противоестественные порывы сердца, и они оба, Каллен и Лоран, знали об этом лучше, чем хотелось. Рамки, в которые их загоняли правила церковников, не имели смысла, хоть они и скрывали свои истинные чувства, а затем и неловкие, неуклюжие и неумелые во всех смыслах отношения. Взгляды украдкой друг на друга, тайные письма из рук в руки и не менее тайные встречи подальше от злых глаз и сердец. Как знать, что сталось бы с ними, если бы не Восстание Ульдреда, ведь рано или поздно об этой интрижке стало бы известно, и тогда ни Лорану, ни Каллену было бы несдобровать. Вероятно, Разорванный Круг, будучи трагедией колоссальных масштабов, дал им шанс обрести счастье, но не сейчас, не сиюминутно слиться в страстном поцелуе у всех на глазах без всякого осуждение, но спустя многие годы, когда судьба и последствия случившегося в Кинлох Холде сначала развели их по разные стороны баррикад, а затем неминуемо свели окончательно вместе. Правда, ради истинной любви, а речь здесь именно о такой и ведется, всегда приходилось страдать, за нее было жизненно необходимо бороться — как с окружающим миром, неодобряюще взирающим на происходящее между влюбленными, так и с самим собой, ведь именно в исполненном противоречивыми эмоциями сердце крылся ответ на извечный вопрос: а стоит ли это всего, что уже удалось пережиться и что еще только предстоит вынести?
[indent] Ульдред отравил Круг своей магией крови, и множество хороших, ни в чем не повинных людей оказалось зажато в тисках демонов, непрестанно мучающих своих жертв сладостными образами из жизней, что могли бы они иметь, если бы ступили на другой путь в этом бренном мире. Лоран и Каллен — не исключение. Им обоим пришлось вынести немыслимые страдания, но их спасли, а затем все переменилось, как по воле злого рока. Казалось бы, они оба были подготовлены ко встрече с демонами, но лишь Каллена произошедшее изменило до неузнаваемости. Он ощетинился на мир, на магов и на человека, которого смел называть любовью всей своей жизни. Оно, впрочем, и неудивительно. Тварь из Тени пытала Лорана образами Каллена, и он догадывался, что подобное происходило и с Резерфордом, ведь они были друг для друга самыми величайшими слабостями — рычагами непреодолимого давления, способными сломать внутренний стержень окончательно и бесповоротно. Не одну неделю Амелл пытался достучаться до блондина, прорваться сквозь море тьмы и тех невообразимых пыток, что ему удалось перенести, но все было тщетно. Это лишь усугубило и без того плачевное положение вещей между ними. Тогда Лоран перешел все границы в попытках образумить Каллена, и тот ответил ему тем, чего Амелл никак не мог ожидать. Он подавил его, хоть и обещал никогда не делать этого, а затем избил до полусмерти, и только тогда до мага наконец дошло, что вместо него Резерфорд до сих пор видел лишь коварного демона, прикинувшегося им во время восстания.
[indent] Самые искусные целители подлатали Лорана, а храмовники, держащие бразды правления, замяли громкое дело, чтобы оно не дошло до других Кругов и, упаси Создатель, до вышестоящих лиц. Не будь Амелл таким одаренным магом, на него не стали бы и время тратить — просто закончили бы начатое Калленом, но Первый чародей, видя в нем потенциал, который может бесцельно пропасть, выслал его в Камберленд. Резерфорда же отправили лечиться, после чего и перевели в Киркволл, где Мередит Станнард нашла "наилучшее" применение его садистским наклонностям, сделав капитаном и своим первым заместителем.
[indent] Пройдут годы, и Каллен встретится с Лораном вновь, но уже тогда они оба будут совершенно другими людьми, не до конца забывшими о своей первой злосчастной любви. На пепелище былых чувств вспыхнет костер и озарит своим сиянием их существование. Конечно, будут и новые проблемы, новые преграды, которые придется преодолеть совместными усилиями, но самое страшное для них, пожалуй, останется навсегда позади — затеряется где-то там, среди обугленных развалин Разорванного Круга, в котором они однажды и обрели друг друга.


[indent] У меня есть множество задумок на время после их судьбоносной встречи много лет спустя. Есть и альтернатива уже описанному в предыстории. Я с радостью поведаю об этом непосредственно в диалоге тет-а-тет и надеюсь, что совместными усилиями мы сумеем сотворить замечательную историю, которую можно будет отыгрывать с огромным удовольствием и непередаваемым вдохновением.
[indent] Что же касается моих требований к потенциальному соигроку, то их, пожалуй, не так уж много: адекватность, грамотность, знание канона, посты от 3-го лица, а также активность (как и игровая, так и в плане общения). Меня устроит, если вы будете писать мне по посту в неделю (чем чаще — тем лучше), но я морально не готов ждать месяцами. У всех нас есть свои заботы в реальной жизни, я это прекрасно пониманию и разделяю, но хотелось бы не томиться в ожидании неизвестного долгое время. Обещаю любить, лелеять, мемасики кидать, графон подгонять. Ну и доставать в мессенджерах, ибо общаться я обожаю, пусть по мне и не скажешь.

P.S. мой кривой манип для вдохновения
пример поста;

[indent] Мужчина то и дело гадал: неужели вся Вольная Марка была такой? Земля прославленных предков - отчий дом, из которого его против воли забрали много лет тому назад в темный и промозглый Круг на озере Кинлох. Как бы сложилась его жизнь, если бы он остался здесь? Скорее всего, она походила бы на ту, что он вел сейчас. Да, Лорану нравилось вести жизнь прирожденного аристократа - просыпаться на шелковых простынях, носить дорогую одежду и есть деликатесы с позолоченных тарелок, но главным все же было то, что теперь для него не существовало рамок, в которые прежде загоняла всех магов Андрастианская церковь.

[indent] Соседствуя бок-о-бок с морталитаси, самыми искусными магами за пределами Тевинтера, Амелл научился многим удивительным вещам - далеко переступил за черту, проведенную боязливыми церковниками. Здешние маги смерти наглядно доказали, что не нуждаются в "защите" храмовников. Их боялись и уважали все - от простых крестьян, вспахивающих поля в надежде на богатый урожай, до грозных владычиц церкви, заседающих в своих величественных соборах. Таким стал и Лоран: уже не пешка в чужих руках, а полноправная фигура на необъятной политической арене Неварры. У него были деньги и влияние - чародей мог избавиться от любого врага короны, но вот чего он точно не ожидал, так это того, что корона решит разделаться с ним самим.

[indent] Виреллиус, маг из тевинтерской империи, явился ко двору как гром среди ясного неба и столь же молниеносно сблизился с королем Маркусом. Тот, доселе бывший невероятно благосклонным к Амеллу, в считанные дни отдалил от себя его и всех советников-морталитаси - теневых министров, как еще любили их величать другие придворные. До недавних пор никто, каким бы могущественным и влиятельным человеком он ни был, не отваживался бросать вызов этому древнему ордену и самому Лорану. Они боялись последствий, ведь неугодные советникам короля люди исчезали быстро и бесследно. Их право быть подле монарха стало сродни непреложному закону, который, впрочем, без всякий опасений нарушил этот тевинтерский выскочка.

[indent] Поначалу Лоран вместе с остальными своими сторонниками, несколько лет назад давшими ему укрытие от войны, пытался вразумить переменившегося во взглядах короля, но тот наотрез отказался внимать его предупреждениям, словно одурманенный чарами Виреллиуса, а вскоре и вовсе перестал появляться на публике, закрывшись на все засовы в своих покоях. Теперь у руля встал кичливый тевинтерец, и сей факт буквально доводил Амелла до белого каления. Так после очередного совета, в ходе которого новый фаворит откровенно наплевал на пожелания всех министров, приняв далеко не выгодное для страны решение, ему удалось порваться к Пентагасту. Тогда же вскрылась правда, что тот не в своем уме - лежит бездвижно на своей кровати, не обращая никакого внимания на далеко не бесшумно влетевшего к нему без спроса чародея. Взгляд стеклянных, абсолютно неживых глаз отупело уставлен в расписной потолок, а в воздухе витают такие зловония, какие не испускает магия даже самых заядлых некромантов в Великом некрополе. Лоран предпринял попытку привести своего покровителя в чувство, но лишь обжегся о хищную тьму, сковавшую того изнутри. С такой темной магией ему еще не доводилось сталкиваться на своем веку. Древняя и холодная - она отторгала весь свет, который источал собой умудренный опытом чародей.

[indent] Уже тогда стало ясно как день, что в одиночку с этой тевинтерской напастью ему не справиться: исцелить короля от невиданного недуга было выше сил Лорана - он пытался, - а убийство наложившего его мага вызвало бы слишком много вопросов и шума при дворе. По крайней мере, так наверняка случилось бы, если бы руку к расправе приложил один из придворных. Поэтому теневые министры тайно посовещались и единогласно пришли к мнению, что они отчаянно, как никогда прежде, нуждаются в помощи извне. И их выбор небезосновательно пал на Инквизицию, совсем недавно возрожденную, но уже успевшую создать море волнений вокруг своего имени и надежно укрепившуюся в правах своеобразной преемницы Церкви. Инквизитор Тревельян, о котором сам Лоран мог бы поведать много чего любопытного, поддержал опасения морталитаси и пообещал прислать ко двору своих людей, которые без лишнего внимания разберутся с непрошенным гостем. Союз с Инквизицией был выгоден обеим сторонам, и потому многие значимые люди уповали на благополучный исход. Больше всех, конечно, сам королевский чародей, ведь его положение при престоле напрямую зависело от милости правящего монарха. Не будет Маркуса - не будет и Лорана, а ему, поверьте на слово, ой как не хотелось сдавать насиженные позиции и отправляться тащить жалкое существование в какое-нибудь захолустье.


[indent] Настало мгновение долгожданной встречи с людьми Инквизитора, и Амелл, признаться, чуть было не поперхнулся собственными болезненными воспоминаниями, когда увидел посла, отправленного ему на подмогу. Он и не надеялся увидеть это лицо вновь, но теперь на него смотрел не мальчик, которому были велики доспехи и тяжел меч, а настоящий мужчина - красивый и статный. С одной стороны, Лоран был рад этой неожиданной встрече - сердце его забилось загнанной в клетку птицей, будто бы возвращаясь к жизни после многих лет забвения, но с другой - он был разочарован в выборе своего бывшего ученика. Как советник и какой-никакой политик он хотел бы видеть на месте Резерфорда Жозефину или, на худой конец, кого-нибудь из числа высокопоставленных агентов Сестры Соловей, но никак не бывалого вояку, которому чужды придворные дрязги и интриги.

[indent] Крепче обычного сжав посох в своей руке, чародей нашел в себе силы улыбнуться гостю, скрывая нешуточное внутреннее волнение. Холодный метал под его пальцами опасно заскрипел, а по древку тоненькой вьющейся змейкой пробежала голубоватая молния. То стало единственным свидетельством, что эта встреча значит для него куда больше, чем для всех остальных людей, собравшихся дабы выразить почтение их доблестному спасителю.

[indent] - Настоящий воин: никаких любезностей - сразу к делу. Что же, я одобряю такой подход, - отшутился чародей, принимая из рук коммандера послание, подлежащее немедленному уничтожению. Некоторые придворные, полукругом стоявшие позади Амелла, разошлись скромными, почти что искренними смешками, как того полагал негласный этикет: когда фаворит шутит - остальные, хотят они того или нет, обязаны поддержать его. В тайне от чужих глаз они могут рвать друг другу глотки и вонзать ножи в спину, но при посторонних обязаны выступать единым фронтом. Может, они и не любят друг друга, как следовало бы, но одно для всех неизменно: каждый из придворных любит Неварру и готов отстаивать честь своего королевства до последнего вздоха.

[indent] Сощурившись на следующую реплику Каллена, голубоглазый, точно сова, глубоко задумавшаяся над чем-то высоким и философским, склонил голову вбок. Что это, свое рода проверка? Чего этими словами хотел добиться храмовник? У Амелла на сей счет было множество догадок, но ни одну из них он не отважился проверить, а лишь ухмыльнулся и ответил так же холодно, предельно ясно давая понять собеседнику, что они уже не те, что прежде. Всего лишь двое чужих друг другу мужчин, которых когда-то связывала тонкая нить второстепенного повествования.

[indent] - Несомненно, так оно и есть, коммандер, но зато погодка здесь на порядок чаще радует мое жалкое естество, - безразлично кинул он послу Инквизиции и резко развернулся на каблуках своих ботинок. Полы его расшитой серебряной нитью мантии взметнулись вверх, подхваченные порывом теплого ветра, а придворные, словно верные псы, плотным кругом обступили чародея, не давая именитому гостю приблизиться к нему на расстояние вытянутой руки. Нет, Лоран не боялся Каллена как храмовника. Он боялся иного: однажды в башне Кинлоха к нему уже приходила смерть, и у нее были бездонные золотые глаза Резерфорда.

[indent] - Следуйте за мной, я покажу отведенные вам покои, - не оборачиваясь, оповестил Амелл ступающего за ним мужчину и тут же скомкал переданное послание, со всей неистовой злобой швырнув его на каменный помост. Стоило несчастному клочку бумаги коснуться земли, как он мигом вспыхнул насыщенным колдовским огнем, в считанные секунды пожравшим его безо всякого остатка. По крайней мере, хоть это не принесло придворному чародею новых приятных сюрпризов. Их с него на сегодня, пожалуй, хватит.

Отредактировано Laurent Amell (2022-08-11 22:01:57)

+4

36

severus snape
[волшебник, преподаватель зельеварения]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/45/52086.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/45/884487.png
[original + alan rickman]

[indent] » j.k.rowling's wizarding world
Самый сложный, многогранный и противоречивый персонаж всея Поттерианы. Самый умный персонаж Поттерианы. Самый хитрый персонаж Поттерианы. И — персонаж с, может, не самой, но весьма непростой судьбой. Не буду писать миллион букв о его биографии, всё это есть в свободном доступе.


Киношный Снейп отличается от книжного: он более мягкий, более контактный, более, не побоюсь этого слова, адекватный. Тем не менее, меня устроит любой вариант, и смешанный — тоже. Главное — глубина. Он не абсолютно белый и пушистый, "исправившийся" и вставший на путь добра человек, но и не абсолютный мудак, каким, безусловно, может показаться на первый взгляд. Хочется видеть его в игре таким же сложным и грамотно прописанным.
Внешность Алана Рикмана прекрасна, но её можно поменять, если захочется.
Мы планируем акцентироваться на дарковом сюжете, и я бы очень хотел видеть в нём Снейпа, но буду рад также любым АУ. От игрока прошу заглавные буквы (в постах; как вы общаетесь во флуде, мне всё равно), правильное наименование своего персонажа (пожалуйста, давайте без "Снегга") и умение писать без сорока ошибок в одном предложении.

пример поста;

Наконец, Драко приводит себя в вертикальное положение. Тяжело привалившись спиной к стене, он пытается отдышаться — чувство такое, словно он пробежал с сотню метров, хотя он, вообще-то, даже не трансгрессировал, а просто стоял на месте и крутил дурацкую штуковину. Вокруг царила тишина, пугающая своей неправильностью. Не должно быть в тот день такой тишины. Должна быть паника, суета, крики, хаос, всплески заклинаний. Он заставляет себя отлепиться от стены и выглядывает в окно. Снаружи — кромешный мрак, а в тот день, в ту ночь, всё вокруг сияло от вспышек магии. Родители погибли уже на рассвете, когда основной бой был почти завершён — отправились его искать и встретили врага не по зубам. Оказывается, отец так плохо умел сражаться… Тётя Беллатриса говорила, что он много лет не практиковался, потому стал бесполезен, а мать и вовсе никогда не была сильной боевой колдуньей. Если бы только он потратил на тренировки чуть больше времени…

Убедившись, что за окном совершенно точно не нужное время, Драко снова прислоняется к стене. В руках качается на длинной цепи маховик времени, и Драко бездумно крутит его, даже не удостоверившись, куда именно попал — во время до битвы или после. Скорее всего, до — разрушений из окна не видно, а Драко точно помнил, что кладка во дворе была почти полностью разбита. Тёмный лорд почему-то не пожелал устранять последствия своего столкновения с преподавателями и учениками, а Драко было плевать. Не ему здесь учиться — только не теперь.

Он крутит маховик, потом ещё раз, и ещё, но ничего не происходит. Тогда он пытается крутануть тот в обратную сторону, и снова — бездействие. Не может быть, эта штука не должна сломаться! Он трясёт маховик, снова крутит, пока, психанув, чуть ли не кидает тот в стенку, но вовремя удерживает себя: если разбить, назад он точно никогда не попадёт. Может, ему нужно полежать немного в покое — вроде как перезарядиться? А если и нет — ничего, Драко его починит.

От панических мыслей его отвлекает звук приближающихся шагов. Чёрт, не хватало ещё наткнуться на кого-нибудь, с кем прекрасно знаком, и повлиять на будущее в худшую сторону! А ну выйдет оттуда мелкий Поттер или и вовсе отец? Конечно, отец учился в Хогвартсе очень давно, так далеко во времени Драко не мог улететь, и всё-таки не стоит рисковать. Но тут и спрятаться-то негде!

Из-за угла выворачивает старшекурсник, и взгляд Драко в первую очередь цепляется за значок у того на груди. Староста. И мантия в цветах Слизерина — что ж, по крайней мере, не какой-нибудь тупой гриффиндорец. Случайный студент для Драко опасности не представлял — лицо того оказалось абсолютно незнакомым. Вот только… что делать-то? Попытаться сбежать? Палочка у Драко, конечно, при себе, достать её — дело секунды, и ему, в отличие от отца, пришлось учиться выживать на поле боя, так что старшекурсник из прошлого вряд ли мог составить ему серьёзную конкуренцию в дуэли. Но, может, умнее будет прикинуться студентом, чтобы потом незаметно свалить? Но слизеринцы, как правило, знают своих, а врать, что он с какого-нибудь Рейвенкло или, упаси Мерлин, Гриффиндора Драко не собирается. Скорее сам в себя Круциатус направит, чем скажет такое.

А что, если навязаться Дамблдору? Этот старый пень наверняка сидит у себя. И если Драко правда занесло куда-нибудь далеко, вряд ли спустя лет двадцать он вспомнит о том, что какой-то волшебник по случайности забрался в замок. Но это опасно. С одной стороны, если маховик всё-таки сломан, логичнее заранее заручиться его поддержкой — Дамблдор же у нас добрый, всем помогает. А с другой, кто знает, чем это аукнется?

Дамблдор. Перед глазами встаёт его усталое, изнурённое лицо — они тогда находились на вершине Астрономической башни и Драко собирался его убить. Собирался, но — не смог, профессор Снейп всё сделал за него. Внутри что-то болезненно сжалось, на секунду стало трудно дышать. Драко вовсе не жаль старого дурака, он просто… Просто не был готов. Может, если бы он не вышел лицом к лицу с Дамблдором, а ударил со спины, было бы проще, но смотреть в чужие, живые глаза, слышать звучание старческого, пусть и всё ещё властного голоса и заставлять себя произнести нужные слова было… невыносимо. Почему чёртов Поттер сдох, разве он не Мальчик-который-выжил? Разве он не должен был убить Тёмного лорда? Не должен был положить конец всему этому кошмару? Но нет, столько понтов, а потом просто взял и помер. Жалкий слизняк. С самого начала гроша ломаного не стоил.

Драко затолкал маховик в карман брюк, чтобы студент не заинтересовался странным предметом в руках незнакомца. С маховиком он не расстанется ни за что.

— Слизерин, — всё-таки говорит Драко, прекрасно понимая, что студент ему не поверит. Но его это и не волнует. Отрекаться от своего факультета даже в такой непростой ситуации Драко ни за что не станет. — Я не знаю, который час и который год. Подскажешь?

Он не любит быть вежливым, но когда надо — способен прикинуться пай-мальчиком, а сейчас определённо надо. Он не в своём времени. Не в той школе, где его знали и уважали — слизеринцы, конечно же. Без отца, который за него утопит любого. И даже без благоволения Тёмного лорда, которое позволяло ему срываться на других без последствий. Кто посмел бы сказать ему хоть слово поперёк? Но сейчас он не может позволить себе выделываться.

Отредактировано Draco Malfoy (2022-08-13 09:08:09)

+6

37

luka couffaine
[студент, супергерой, музыкант]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/259/10772.jpg
[prototype]

[indent]» miraculous ladybug & cat noir
Брат-близнец Джулеки, моей одноклассницы. А также секретный сын самого Джаггеда Стоуна. Свободой мысли в мать, а музыкальным талантом - в отца, и это прекрасно. Ещё прекраснее то, что не гитарой единой, Лука также играет на скрипке. Через музыку он делится своими переживаниями и тем, что видит в других, ведь "музыка понятней слов". Вообще, парень чутко реагирует на реакцию окружающих, но при этом не впадает в переживания, а отвечает буддийским спокойствием, заботой и поддержкой. что идеально уравновешивает мои вечные трагедии на ровном месте В общем, таких просто не бывает) Но вот ты, Лука, прочно вошёл в наши жизни. Хоть и начал ты с акуманизации, но с кем такого не случалось? А вот твоё совпадение с Сассом, также идеально, как и всё прочее, твоё спокойствие всегда позволяет трезво оценивать ситуацию, чтобы понимать, когда понадобится "Второй шанс".


По канону Лука подрабатывает курьером и, вполне вероятно, влюблён в Маринетт, но сюжетно лишь смута для девичьего сердца. А вот здесь работай кем хочешь и сердечко Леди Удачи свободно, точнее, не особо занято, Адриан у нас для мышки) Приключения и романтика, ну и стеклецо для любителей, наш каст нуждается в голосе разума, причём не занудном.

пример поста;

Мсье Дюпэн надел свою белую рубашку и приступил к работе как только рассвело. Выпечка не терпит спешки, а потому приходится вставать ни свет не заря, чтобы порадовать парижан и свою семью свежими булочками. Вскоре просыпается Сабин, чтобы проследить, что все позавтракают и Пекарня откроется во время, и в полной «боевой готовности». А где же Маринетт? Сладко спит за своим столом над очередным эскизом. Прекрасный новый жакет из воздуха не возникнет, это труд с большой подготовительной работой. Ещё бы тормоза кто-нибудь прикрутил, чтобы не зарабатываться. Повезло, что мама не стала заходить в комнату, а лишь тактично постучала, призывая дочь просыпаться. Конечно, Мари этого не слышала, зато услышала Тикки. В беспокойстве о своей хранительнице, она начала попытки разбудить девушку. Ведь, если та не проснётся в ближайшее время, то мама вернётся и уж точно застанет дочь спящую не в кровати. И, конечно, в заботливом порыве, лишний раз напомнит девушке о том, как важно следить за своим здоровьем и соблюдать режим сна. Какими бы благими не были намерения, а нотаций никто не любит. А Маринетт и без того будет себя корить за то, что опять заработалась. Мудрая квами понимала всё это, а потому её попытки становились всё настойчивее:
- Маринетт, - тихий голосок над ухом, но Леди Удачи, лишь сонно что-то пробормотала и легла на другую щёку, пряча потревоженное ухо.
- Маринетт, пора вставать, - уже громче говорит Тикки подлетев ко второму уху, на этот раз бормотание сони длилось дольше, а руки из подушки под головой превратились в подушку над головой, закрывающую оба уха.
- Ах так!? Маринетт, вставай! - уже закричала квами, стаскивая с волос своей нерадивой подопечной резинки.
Волосы свободно упали, а девушка резко выпрямилась, правда, глаз пока так и не открыла.
- Что такое Тикки? Что-то случилось?
- Случилось, ты опять всю ночь рисовала скетчи и заснула за столом, а твоя мама уже приходила тебя будить, - поспешила ввести в курс дела квами, не забывая снисходительно улыбаться. Всё же она жила на свете очень долго, и сколько бы лет не было очередной Леди Удачи, она всегда будет старше её и иногда относиться к ней по-матерински, хоть большую часть времени всё наоборот.
- Что? Ох, божечки-кошечки, нельзя, чтобы она застала меня в таком виде. Она же будет волноваться, а если будет волноваться она, тогда разволнуется папа, тогда он испортит булочки, тогда клиентам они разонравятся, тогда они перестанут их у нас покупать, тогда родителям придётся закрывать пекарню, и мы покинем Париж, - Маринетт вскочила и начала судорожно метаться по комнате, разгоняя масштабы трагедии до невероятных и не зная, за что взяться в первую очередь.
Тикки пыталась вклиниться в эту тираду, но сразу поняла, что пока у девушки хватает дыхания, у неё ничего не получится. Поймав передышку Мари, она заговорила:
- Маринетт, успокойся, ещё ничего не произошло, и не произойдёт, если ты сейчас пойдёшь умываться, переоденешься, приведёшь себя в порядок и спустишься к завтраку.
- Ох, Тикки, ты, как всегда, права. Действительно, чего это я. Распаниковалась на ровном месте. Ничего же не случилось. Как повезло что у меня есть такая замечательная подруга…
- Маринетт! Не сейчас.
- Ой, точно, - Маринетт растерянно улыбнулась и поспешила ретироваться в ванную, на что квами лишь с улыбкой покачала головой. Как бы ей не были приятны речи девушки, та, действительно, уже отвлеклась от сборов, и необходимо было вернуть её в нужное русло.
Вскоре посвежевшая и спокойная Маринетт уже сидела за столом, поглощая вкуснейший круассан.
- Папа, никто в Париже не знает, как делать круассаны лучше.
- Ну, разве что ты, дочка, - смущённо взъерошил волосы на своём затылке мсье Дюпэн и подмигнул девушке.
- Брось, мне точно тебя не превзойти, - возразила Мари, размахивая выпечкой, что чуть не привело к тому, что пудрой засыпало хлеб.
- Милая, тебе бы лучше съесть его, пока нам с папой не пришлось изобретать новое блюдо: «сладкий хлеб Дюпэн-Чен», - с улыбкой заметила Сатин, после чего девушка извинилась и поспешила доесть круассан.
- Мама, папа, спасибо за завтрак, я вернусь к себе, меня со вчерашнего дня не отпускает одна идея, хочу поскорее её воплотить, - поочерёдно чмокнув родителей в щёки, Маринетт резко покинула кухню, не забыв прихватить пакетик с макарунами для Тикки. Она чуть не споткнулась на лестнице, но будто и не заметила этого. Тому и Сатин на это оставалось лишь понимающе переглянуться и отправиться открывать пекарню.
- Тикки, ты меня спасла, награда победителю! - ураган по имени Маринетт влетел в комнату и приземлился на стул, от чего тот по инерции откатился на метр, удачно то, что ровно этот метр отделял девушку от мирно дремавшей квами.
- Принимай почётный завтрак, а я вернусь к жакету, - с этим девушка оставила пакет и откатилась на стуле к своему рабочему столу, где так и остался творческий беспорядок из эскизов с ночи.
Когда, казалось бы, уже в сотый раз была пересмотрена форма манжет, в комнату ворвалось ещё одно стихийное бедствие, но на этот раз стремительно развевались не два иссиня чёрных хвостика, а один, блондинистый.
- О, Хлоя, я совсем забыла…
- Мари, прошу, помоги моей сестре…
«… что мы должны были встретиться сегодня. А должны были?»
- Привет, милые туфли, красиво, хоть и, подозреваю, не особо функционально. Погоди. Твоей… Кому? Так у тебя есть сестра? А как её зовут? Сколько ей лет? Она милая?.. - вопросы следовали друг за другом, как пулемётная очередь, и кто-то должен это остановить. Все мысли девушки крутились вокруг внезапной новости. Повезло ещё, что юный дизайнер не зациклилась на экстравагантной обуви. Тикки могла бы напомнить, что прозвучала просьба о помощи, но она еле успела юркнуть в сумочку Леди Удачи по прибытии гостьи и не могла выдавать себя.

Отредактировано Marinette (2022-08-13 23:56:19)

+1

38

discovery!Spock
[офицер по науке]

https://64.media.tumblr.com/cee39840e8bdccf8e7a99fefb13bc9bc/cbdf517685a87245-a0/s540x810/8d4c8c3a03987e7c119abe03498e98b91610d0bf.gifv
[ethan peck]

[indent] » star trek universe

— Хотите кофе, Спок?
— Я не пью кофе, только чай.
— Хотите чаю?
— Нет. Благодарю, капитан.
— ????

Кристофер видит в Споке — мальчишку. Он закладывает, по флотской привычке, руки за спину, расправляет плечи, слушает, как никогда не дрожит его ровный голос. Он думает: “Со Споком будет сложно,” — и не обманывается.
Со Споком сложно, это задачка под звездочкой, только для слишком умных и упрямых. Со Споком сложно, и у Кристофера разливается тепло под ребрами, когда Спок неловко, непривычно улыбается. Когда приходит на их совместные с командой ужины. Когда не понимает нюансов, или, наоборот, понимает слишком много. Когда пытается шутить (это выходит чудовищно), когда шутит совершенно случайно (это выходит до того блестяще смешно, что Кристофер раз за разом роняет свое строгое капитанское лицо, хохоча во все легкие).

Кристофер видит в Споке — мальчишку. И ему все хочется протянуть ему руку: тихо, сынок, тихо, здесь, на “Энтерпрайз”, ты не будешь один. Я понимаю, что тебе самому сложно с собой, но мы все научим тебя справляться.

Кристофер видит в Споке — мальчишку, но он знает, что вселенная может опереться на его спокойную строгую руку. Отменить парочку войн и катастроф, просто заглянув в его внимательные глаза и согласившись с логикой его доводов.


Тебя чудовищно не хватает в команде, лейтенант Спок. Мы тут все еще не вляпались в понятие контактного телепата, не совершили, относительно тебя, всех человеческих глупостей, которые мы только можем придумать. Мы тут еще не привыкли к твоему: “Приемлимо”. И это абсолютно никуда не годится.

пример поста;

пост

Отредактировано Christopher Pike (2022-08-25 01:24:25)

+6

39

colombina
[третья предвестгница фатуи | певунья колыбельных ртом | сонное тело]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/116303.jpg
[prototype]
[indent] » genshin impact
Коломбина — милая девочка. С нежным голоском, хрупкой фигуркой и личиком, которое отражает ни единой дурной мысли. Она кивает, как болванка, в ответ на фразы, говорит сочувствующие слова и улыбается, обещая, что все будет хорошо.
Коломбина — умная и внимательная девочка. Она слышит даже самую незаметную дрожь в голосе, чувствует, как меняется настроение в комнате от неосторожного жеста, замечает привычки и вбивает их себе в память, пока они не становятся в ней творением вечности. Коломбина — добрая девочка. Ни чета большей части Предвестников: она прикроет слугу, который сделает ошибку, подскажет, как лучше поступить, вдохновить на свершения, научит приему и найдет ту самую книгу, о которой вы так долго мечтали.
Только узкий круг лиц знает, что на самом деле Коломбина — та еще лицемерка. За доброту она потребует плату, из разговора узнает о слабости, образом нежной голубки обведет вокруг пальца. За ее закрытыми глазами горит сила, способная сжечь города и армии. Своим голоском Коломбина раздает такие же жестокие, как и остальные Предвестники, приказы.
Коломбина опасна, Коломбина хитра, Коломбина жестока и коварна. Но среди Фатуи она нашла свое место — где же еще, как не с ними, делать мир таким, каким его хочется видеть?


О Коломбине известно очень много: аж целое нихуя. По этой причине я не вижу смысла вам диктовать, какие у нее могут быть способности, чего она хочет/не хочет, почему идет за Царицей и это все хоть в феи идите. Я, конечно, тут написала всякие хэды, но вы можете смело, решительно и очень красиво слать их куда подальше. К формату и стилю постов я отношусь спокойно, лишь бы не во втором лице и без ломающего глаза оформления.
В отношениях между Синьорой и Коломбиной я немного опираюсь на динамику комедии дель арте: Коломбина в ней является служанкой, а Синьора является женой хозяина, поэтому тут имеет место дисбаланс силы. Но вместе с тем номер предвестника Коломбины куда выше и сама по себе она дама внимательная и хитрая, поэтому здесь имеет место быть своеобразная дружба, в которой две змеи пытаются друг друга отравить и откусить друг другу головы чисто веселья ради. Да и кто бы еще стал петь колыбельные на моих похоронах, а? Так что приходите крысить, токсичить, воплощать все стереотипы про женскую дружбу, работать вместе и делать ноготочки.

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

Отредактировано Signora (2022-08-25 14:20:26)

+5

40

ellean arainai
[сын Зеврана, маг-целитель, будущий Антиванский Ворон]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/155/t659888.jpg
[original]

[indent] » dragon age

Эллеан появился на свет в 9:25 Века Дракона. Его мать была служанкой в богатом доме в Антиве, об отце никогда ничего не говорила. Когда Эллеан ещё был маленьким, она трагически погибла, и хозяин дома отдал мальчишку в учебку Воронов под чужим именем.
Когда Эллеану было около десяти, объявился мужчина, назвавшийся его отцом. Этим мужчиной был Зевран Араннай, гильдмастер Антиванских Воронов. Отношения у них сперва были натянутыми, но со временем всё наладилось, не без помощи Героя Ферелдена, близкого друга гильдмастера, и мужчины забрали Эллеана на свою виллу.
В новом доме Эллеан довольно быстро освоился и стал полноправным членом семьи. Все в доме отмечают его внешнее сходство с отцом, у него такой же озорной и непоседливый характер, как у самого Зеврана в юности. И родной отец, и Кусланд Эллеана любят, заботятся и оберегают. Зевран организовал для своего сына и его друзей из числа детей прислуги и его Воронов учебку, где воронят обучают верные ему бойцы, а навыкам магии, втайне ото всех, разумеется, его обучает ученица самой Винн.


дополнительно: Эллеан - неканон, поэтому развивать его ты можешь самостоятельно. В его биографии есть отдельные моменты, которые мы уже упоминали в игре, и мы с радостью подробнее расскажем о них, когда ты придёшь, но всё остальное в твоих руках. Эллеан эльф, очень похож на своего отца, и ему около 13-14 лет на момент игры, но ты волен играть различные флэшбэки и флэшфорварды с любым возрастом. Со своей стороны игрой обеспечим, обещаем любить и баловать. Приходи, отцы тебя очень ждут

пример поста Зеврана;

Фич, глава охраны, мрачно смотрел на гильдмастера. Весь его вид говорил о том, что он не одобряет опрометчивых поступков босса. На его настроении сказывалась и бессонная ночь, которая незаметно перетекла в раннее утро и короткий домашний совет.
— Надо было оставить мальчишку в учебке. А Франческо вынудить молчать. — Поймав холодный взгляд атамана, он поспешил закончить мысль. — Денег дать или запугать. Ты себя смертельной опасности подвергаешь. Скоро наша четвёрка грандмастеров будет в курсе, кто такой Лео Амаро и какого демона им заинтересовался сам Араннай. А даже если... Потом-то что? Объявишь наследником?
— Если он захочет со мной остаться. Это во-первых. А во-вторых, — Зевран решительно поднялся, со стуком поставил чашку на стол, — никто не даст гарантий, что Эллеан выживет в учебке или что с ним не случится чего-нибудь похуже.
— Ты нужен Антиве. А ты подставляешься, пусть даже и из-за сына. Парни недовольны. Считают, что ты поддался слабости. Сначала дикарь этот ферелденский, теперь мальчишка.
— Если недовольны, могут убираться к другому хозяину, но тогда я и ломаного гроша за их шкуры не дам. Чтоб я больше не слышал подобного.  — Гильдмастер вышел из столовой, жалея, что там стеклянные двери и даже хлопнуть ими от души нельзя, иначе придется со всего пола осколки собирать. Он знал, что до серьезного бунта не дойдет, а случись что — сможет убедить своих людей, однако ему не нравилось, что его подчинённые шепчутся по углам. Предать же и вовсе не посмеют. Как бы Зевран ни ценил своих бойцов, с предателями у него был разговор короткий, а места на воротах много.
Он торопливо поднялся на второй этаж, дошёл до комнаты, куда ночью доставили мальчика и остановился, не решаясь повернуть ручку двери. Что он ему скажет? Как объяснит, что Эллеан оказался сиротой при живом отце? Зевран чувствовал, как уверенность медленно покидает его. Он морально готовился к этой встрече весь день, и много дней до того, как им удалось выяснить местонахождение ребёнка. И оказался не готов.
Зевран дёрнул ручку и быстро вошёл в комнату, лишая себя возможности отступления. Мальчик уже не спал. Он сидел на кровати и настороженно смотрел в сторону двери.
— Здравствуй, Эллеан, — улыбка получилась довольно мягкой, хоть и не слишком естественной. Зевран почувствовал, как у него холодеют от переживаний ладони. Совсем, как в юности. — Выспался? Прости, пришлось запереть дверь, чтобы ты не попытался сбежать до того, как мы поговорим.
Зевран прошёл к окну, отдернул тяжёлые парчовые занавески впуская в комнату солнечный свет. Он не поворачивался, спиной прекрасно чувствуя тяжёлый взгляд мальчишки, который, скорее всего, считал его каким-нибудь негодяем, похищающим детей.
— Ты знаешь, кто я? — Зевран был уверен, что да. Его знали все, кто так или иначе имел дело с гильдией. А последние годы это имя и вовсе гремело по всей Антиве, взбудоражив не только теневой мир, но и всю местную знать. К тому же, не заметить внешнего сходства между эльфами мог бы только слепой.
Сохранять спокойный и даже несколько отстранённый тон, когда за твоей спиной сидит твоя плоть и кровь, оказалось непростой задачей. Чтобы хоть немного совладать с бушующими внутри эмоциями, Зевран уставился в окно, концентрируя внимание на незначительных, но таких привычных вещах. На стволе старой толстой акации, росшей прямо за окном, на едва слышном шелесте молодых листочков, среди которых мелькнул юркий щегол. Через зелёную лужайку по своим собачьим делам пробежала местная дворняга Розка и деловито скрылась в кустах.
— Ты меня боишься, Эллеан? — назвать сына привычным ему за годы в учебке именем Лео, у Зеврана не повернулся язык. — Не нужно. Я не только гильдмастер, мальчик мой, я твой папа.

пример поста Айдана;

С самого утра Рагнатела стояла на ушах. Все носились, таскали мебель, суетились и шумели. С кухни доносился умопомрачительный запах различных вкусностей, которые в обычные дни не готовились так часто и в таких количествах. Айдану, едва проснувшемуся и стоявшему на балконе их с Зевраном спальни, вилла сейчас больше напоминала муравейник, чем привычное тихое (по большей части) и мирное жилище.
Впрочем, причина всё-таки была, и причина эта сейчас должна была как раз потеть на тренировке в учебке, организованной маэстро Араннаем. Айдан улыбнулся и вошёл обратно в спальню, задёрнув лёгкие полупрозрачные шторы. Ночные - тяжёлые и совершенно глухие, уже были развешены.
Страж вернулся в комнату и сел на краю кровати, опустив голову. Обычно он вставал гораздо раньше, но иногда, когда ночь проходила не слишком спокойно, он спал чуть ли не до обеда. Зевран, как правило, не будил его, тихо уходил по своим делам, оставив на губах мужа лёгкий поцелуй, и приказывал домашним вести себя потише, пока Палач не соизволит подняться. Каждый раз Айдану было до жути стыдно просыпаться, когда все давно на ногах, и он выползал из спальни хмурым и виноватым, хоть и, чаще всего, отдохнувшим и бодрым. Находя в поместье мужа, он украдкой целовал его и благодарил за то, что дал поспать, а потом извинялся, на что эльф всегда беззаботно смеялся и махал рукой.
Эта ночь тоже была не самой тихой, и не только потому, что супруги не могли оторваться друг от друга, словно в первый раз. Сперва так и было: вечер начался с ужина наедине у камина со свечами и вином вместо семейного, в столовой, потому что Эллеан рано убежал спать, изрядно устав за день, и плавно перетёк в сторону широкой кровати. Айдан часто ловил себя на мысли, что Зевран словно открывается для него с новой стороны каждый день и каждую ночь, и каждый миг заставляет влюбляться в себя снова и снова. Когда он видел в тусклом свете свечи на стене две сплетённые тени, а за дверью слышались торопливые шаги, когда стоны хозяев поместья оказывались слишком уж громкими, он думал, что ему достался самый чудесный мужчина на свете.
Эта ночь могла бы продлиться до самого рассвета, как часто бывало, хотя они жили вместе уже пятый год, расставаясь максимум на пару недель, но после полуночи Айдан почувствовал себя слишком выжатым и уставшим. У него разболелась голова, а тело бросило в жар. В ушах зашумело, и где-то далеко-далеко послышался невыносимо громкий шёпот. Страж попытался скрыть всё это от мужа, и Зевран даже сделал вид, что поверил, за что Айдан был ему очень благодарен.
Заснул он не сразу, ещё долго ворочаясь в постели и стараясь не разбудить крепко спящего рядом Зеврана. Обычно тот не спал, когда Палач чувствовал себя дурно, но сложный день и бурная ночь его вымотали, и он отключился почти сразу, устроив светловолосую голову на широкой груди мужа.
Страж нехотя поднялся с кровати и потащился к небольшой двери в конце спальни, которая вела в маленькую ванную комнату. Там уже стоял кувшин с чистой водой и были свежие полотенца, белоснежные до того, что от них едва не слепило глаза. Кусланд посмотрел на себя в висящее на стене зеркало в резной серебряной раме, и поскрёб ногтями отросшую щетину. В другой день он бы оставил всё как есть, но день был не самый обычный, и хотелось выглядеть подобающе, чтобы не опозорить свою семью.
Минут через десять Айдан вышел из ванной посвежевшим, гладковыбритым и причёсанным, и направился к вешалке с уже подготовленной для него одеждой. Снимая с неё новую накрахмаленную рубашку, Айдан едва заметно улыбнулся - сам он был способен ходить в одной рубахе годами, пока не протрётся до дыр, и дворянское происхождение ему в этом ничуть не мешало. Зевран следил за его внешним видом сам, без конца выдёргивая на Рагнателу портного и заказывая для возлюбленного кучу рубашек, штанов, камзолов и прочих вещей, а прохудившиеся немедленно выбрасывал. Кусланд постоянно ворчал, но на самом деле был несомненно благодарен ему за заботу.
Когда он показался на лестнице, ведущей вниз, кто-то из прислуги заметил его и незамедлительно оповестил остальных, оповещая, что Палач проснулся. Айдан спустился в гостиную и окинул её взглядом. Обычно спокойная и уютная комната была теперь украшена свечами и свежими цветами, мебель передвинули для удобства, а между ней и столовой сновали слуги, расставляя на длинном столе посуду, золоченые приборы и высокие витые канделябры. Вилла активно готовилась к празднику, и Айдан не мог оставаться в стороне. Побродив по комнатам и путаясь под ногами у прислуги, он, наконец, решил, что здесь точно его помощь не нужна, и направился во двор. К празднованию тринадцатилетия наследника в доме всё точно будет идеально.
Страж вышел на крыльцо и тут же услышал звонкий собачий лай. Откуда-то из-за угла выскочила мохнатая пятнистая дворняга и метнулась к нему, радостно виляя хвостом. Айдан присел на корточки и потрепал собаку по ушастой голове, та тут же плюхнулась на спину и доверчиво подставила пузо. Кусланд рассмеялся и почесал её по животу.
- Что, отдыхаешь от своих спиногрызов, да? Сгрузила их на Ревас? - он улыбнулся и на всякий случай поднял глаза, высматривая свою мабари. Её не было видно, а значит хитрая дворняга Розка всё-таки умудрилась слинять из своего "гнезда", где пищали и смешно возились пятеро крошечных щенков, а суровая ферелденская сука, прошедшая со своим хозяином Мор, не смогла пережить такую несправедливость, и сейчас сама лежала среди малышей, вылизывая их и ревностно порыкивая. Она теперь часто бродила рядом с гнездом Розки и даже иногда пыталась утащить у неё хотя бы одного малыша, но возвращала назад, когда за ней приходил хозяин, и виновато скуля, относила обратно. Страж обычно садился рядом, обнимал её и ерошил короткую жёсткую шерсть на загривке, утешая, мол, будут и у тебя свои дети.
Впрочем, в такие моменты он её неплохо понимал. Конечно, как и любому мужчине, ему бы хотелось иметь собственного ребёнка. И он у него даже был - сын. Киран. Который сейчас находился невесть где, вместе со своей матерью-ведьмой, и вряд ли вообще знал, кто его отец. Иногда Страж порывался отыскать её снова, упросить познакомить с сыном, но потом вспоминал о данном ей слове, и оставлял эти порывы. Его сыну сейчас должно было быть около шести лет. Айдан не знал, встретится ли когда-нибудь с ним, увидит ли, поэтому всю любовь, на которую был способен как отец, отдавал Эллеану. Пусть мальчишка не был ему родным по крови, эту маленькую остроухую копию любимого мужа Палач обожал. Учил, играл с ним, пока он был маленьким, воспитывал, заступался, когда Зевран вёл себя излишне строго по его мнению, баловал и всячески поддерживал. За те несколько лет, что Эле жил с ними, Страж прикипел к нему всей душой, и полностью считал своим сыном. Эллеан отвечал ему тем же, воспринимая разве что, чуть менее эмоционально, чем родного отца, и звал исключительно по имени. Иногда от этого Айдану было немного грустно, ему хотелось быть отцом этому ребёнку и слышать от него именно это, но с другой стороны, и без подобного обращения, он стал для Эллеана вторым отцом, почти наравне с Зевраном.
Вдали послышался голос стражи, и Айдан увидел, как открываются ворота, а потом в них влетела вороная лошадь, стремительная, как стрела. Всадника сперва даже не было заметно, но Страж и без того знал, кто в седле. Шмель подлетел к самому крыльцу, вздыбился, заржал, роняя с губ клочья розовой пены, и всадник с его спины легко соскочил прямо в объятия Кусланда.
- А вот и мой гильдмастер, - улыбнулся Страж, прижимая к себе любимого мужа и находя его прохладные от встречного ветра губы для первого за этот день короткого поцелуя. - С добрым утром, amor.

Отредактировано Aedan Cousland (2022-08-30 01:52:20)

+3

41

luther
[слуга златко]

https://media.tumblr.com/ca93759f5c28886fd37d458f179453fb/tumblr_pk4ahmxp3g1rbnkefo2_250sq.gif
[evan dexter o'neal parke]

[indent] » detroit: become human
- при правильных настройках воплотит все ваши фантазии;
- в остальное время сделает из вашего позвонка ожерелье;
- лютэр - это очень ироничное имя, златко определённо эстет;
- максимально исполнителен.


ветка лютэра, кары и алисы - это то, за что я полюбил эту игру по-настоящему, у меня щемило сердце и было "вау" от каждого нового поворота. я бы очень хотел, чтобы со временем нашлась вся троица и вами можно было с упоением зачитываться. но в случае коннера, конечно, мне бы хотелось видеть персонажа для другого.
я бы попробовал во взаимодействие с лютером в тот период, когда тот работал на златко: в каноне более чем достаточно причин для пересечения как в рамках расследований по линии полиции, так и представительства cybrlife. это не изобилие игры с 101 идеей, это не бытие девиантом, но две исполнительные пограничные в самоосознании машины - может быть вкусно; а может и нет, кто знает, как они себя поведут. в последствии, если по тем или иным причинам кто бы то ни было из станет на путь девианта, выйдет контраст с прежним взаимодействием и, собственно, причинами для такового [образно говоря: сначала лютэр сдает обнулённых андроидов, а после фактически становится на их место].
третье лицо, поста раз в две недели будет достаточно, иногда можно пореже, но месяцами не жду.
в альте с удовольствием сыграю других андроидов [в том числе "жертв"] или златко, если сойдёмся. тема очень вкусная.

пример поста;

— Я? Не боюсь. Страх ограничивает и способствует глупости. Тебя должно вовсе не бояться, — руки в карманах, меланхоличное, статичное наблюдение. В  глазах мешалось раздражение неисполнительности, возбуждение от наблюдаемого и равнодушие ко всему прочему, не касающимся собственных вопросов выражениям. Голос также спокоен, однако скрывать в нём ни насмехательства, ни самомнения, ни презрения, ни некоторой издёвки — не над Сефиротом, но над другими — не стремился. Если мальчишка способен слышать и-или трактовать это, то пускай запоминает, анализирует. Пускай впитывает. Он имел право. О, больше, чем кто бы то ни было ещё. Пока тот ещё мал, не изучен и не раскрыл всего своего потенциала, права его не урезаны, но временно заморожены, однако однажды... У Ходжо не текли слюни, разумеется, просто содержимое черепушки бурлило, желая ни то жадно пожирать каждую секунду настоящего, ни то промотать, скажем, хотя бы лет на десять вперёд, чтобы посмотреть на его создание в немного иных условиях. Окрепшее, подросшее, сформировавшееся и лишенное... технически необходимых ограничителей. К тому моменту, вероятно, Ходжо пожнёт ещё множество результатов тех исследований, что имел возможность проводить сейчас благодаря Сефироту, мако и клеткам Дженовы. В самом деле, Сефирот — это центр данной вселенной, но единственный её элемент.

— А они боятся всего, что я перечислил; куда большего, чем это. И именно потому боятся тебя: не только потому, что ты сильный, но потому, что лишён их ограничений, — глупого страха, всех этих привязанностей, ненужных составляющих, что веками, если не тысячелетиями, тормозили человечество, и тех же самых, что непременно погубили Сетра в своё время. О, вы даже себе не представляете, сколько всего оно обеспечивало! И профессор как творец, как тот, кто нажал кнопку, что проломила устаревшую, построенную бездарями платину.

"Наличие и отсутствие желаний."

О как.

"Хочу-не-хочу."

Наконец-то.

Собственное подобие мнения.

Его обоснование, причины, почва?

Непонятно: профессор то ли раздражен подобным ответом, потому что такой не способен понравиться [как Сефироту могут не нравиться эксперименты и испытания, это ведь так, так... значимо, так важно, так воодушевляюще], то ли он его абсолютно удовлетворил. Ложь — отсутствует. Озвучивание внутреннего состояния, которое в наличии — присутствует. Вопросы, по сути, о познании себя, мира и первых двух пунктов посредством третьего лица, т.е. профессора. Он прищурился, растянувшись в широкой улыбке и глухо гоготнув. Это интересно.

"Насколько полноценные составляющие личности Сефирота и его восприятия мира?"

Мерками традиционных, заурядных, не интересных людей.

Похоже, мальчишка чего-то недоговаривал. Профессору важнее не то, что именно, а то, почему недоговаривал — ему. Но... В собственной пирамиде приоритетов не это было главным. Мыслил Ходжо так, как мыслил, и ни для кого не обязан менять своё мышление. Даже и особенно для Сефирота. Однако при этом не требовал этого обязательства — менять своё мышление — от мальчишки тоже. Расписание, покорность и следование инструкциям — да; пока это нужно. Но ограничивать или менять его мышление, о... Нет. Оно должно развиться и показать, чем является, прежде чем Ходжо решит повторять свой эксперимент, внося или не внося правки в гибкость его мышления и способность влиять на это. Ныне в приоритете иные аспекты. Мир не за день строится; как жаль, о, клятые ограничения! Сама природа как ключевой тормоз.

— Ты хочешь чего-то особенного, — цокнув языком, достаточно резко по сути, неожиданно в плане подачи слов и немного протянуто выдал профессор, совершенно проигнорировав те интонации, что не мелькали, но буквально составляли голос Сефирота. Требование. Прямота. Никто не смел так разговаривать с Ходжо, это раздражало и давило, но с учётом всего известного и проделанного, как и нынешнего состояния, мужчина не ожидал бы иного, это смотрелось бы как... сбой. В  том, что набирает обороты. В конченом счёте, ему всё равно. Он неизменно не боялся и плевал на манипуляции. До тех пор, пока они все являлись частью науки, ведя за горизонт, — и не видишь — или не понимаешь — смысла в твоём познании, что слилось для тебя в цикл схожих повторений, — ещё более протянуто, хрипло, при этом с достаточно циничным и сухим подтоном.

Ненадолго профессор поднял глаза к потолку, задумавшись о чём-то. Снял очки, протирая их халатом, пока всё также пялился в потолок. Слова Сефирота услышал и понял замечательно, но отвечал на них точно также, как и сам мальчишка: так и в той последовательности, что считал нужной. Тоже не просто то так. Тоже по своим причинам и для получения... своих наблюдений. Познание мира — это взаимный процесс. Мать изучает своего ребенка, ребенок изучает своею мать, как и мир — первично через неё. Примитивная биология, анимализм и так далее, однако Ходжо — учёный. Он не отрицал науку.

— М... нет, не особенного. Другого. Это так, Сефирот? — наконец, взгляд с потолка переведён на мальчишку, а комбинации с потоками мыслей в голове выстроили что-то, что удовлетворило учёного. Чтобы продолжить и выбрать дальнейший курс. Внести поправки в намеченное. Те, что он планировал внести позже, значительно позже, но... Занимательно. Это интересно.

Отредактировано RK800 (2022-08-30 21:24:34)

+2

42

sandrone
[Предвестница Фатуи | робототехник | знаете, я тоже немного Сасори]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/331825.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Сандроне с самого рождения — тяжелый груз. Слабая, больная и беспомощная: кому нужна такая среди нищеты, что даст она своей родне, кроме бессонных ночей и медленной боли от грядущей смерти?
У нее есть только две вещи — ум и желание жить. Однако этого недостаточно: никакие Академии не светят, если у тебя нет денег, и не улыбнется справедливость в прилизанном и причесанном Фонтейне, если ты только и можешь, что кашлять кровью. Но чудо случается, талант замечают и он вылезает из дерьма и бедности.
Впрочем, этого все равно недостаточно. Здоровье все слабее, сил все меньше, а желание жить никуда не исчезает. Сандроне ищет способы компенсации: она строит механические тела. Сильные воины, мелкие куклы, подобия самой себя, разбросанные во всему миру [Катерина смотрит пустыми глазами, говорит слишком ровным голосом и не спит: все записывает, запоминает, хватает жадными пальцами] — все они прекрасны, но не утоляют жажду. Их опыт — подачка, их записи — пластырь на разбитой грудине.
Сандроне хочет наружу. Сандроне хочет свободы от своего бренного тела. Сандроне хочет большего — впрочем, это не новая история для Фатуи. Остается только этого достичь.


О Сандроне известно очень много: ничего. О Сандроне в комедии дель арте тоже известно очень мало. По сути, персонаж представляет собой чистый лист, из которого можно лепить, что угодно. Заявка — чисто сборник моих хэдов, которые можно как принять, так и послать. Ограничивать в этом я не вижу смысла, поэтому способности, причины работы с Царицей, цели и желания остаются на ваше усмотрение. К формату и стилю постов я отношусь спокойно, лишь бы не во втором лице и без ломающего глаза оформления.
Взаимодействие между Синьорой и Сандроне я вижу в контексте строительства марионеток. Все-таки, Синьора в свое время училась в Сумеру и у нее могли остаться какие-то древние знания, которые могут быть полезными. Также я упоминала, что у Сандроне может быть слабое здоровье, а если учесть, что Синьора у нас с того света вернулась, то можно потыкаться в тему бессмертия и попыток найти лекарство.
Кроме того, если мы берем за факт, что Сандроне сделала Екатерину, а Гильдия путешественников является отличным способом собирать информацию. Которая нужна Синьоре для разных вещей… Ну вы понели. Приходите чирикать за сплетни во всех регионах и задаваться вопросом «почему ты жива и как этого добиться?». Ну или заниматься другими интересными делами.

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

Отредактировано Signora (2022-08-31 15:11:27)

+6

43

howard link
[псина рувелье; член отряда "воронов"; ныне — почти предатель]

https://i.imgur.com/2tdg9RF.png
[original]

[indent] » d.gray-man

линк — то, чего недостает аленну; линк — защита и опора аллена, потому что без него он бы не смог ничего сделать; аллен думает, что линк — железный, что у него нет сострадания, нет ни-че-го, и у аллена к линку растет неприязнь — неужели можно вот так? он не знает, но тимкампи льнет к нему, улетает на чужое плечо или макушку и алые глаза смотрят на аллена так, словно он — угроза всему. линк, конечно же, готов защищать все это до последнего своего вздоха, готов следовать приказам рувелье, пока не разочаровывается, но

когда аллен теряет мариана — линк поджимает губы. когда аллена признают чертовым изменником — линк первый, кто отказывается его убивать. внутри линка теплится что-то, и аллен до сих пор не может понять что. но каждый раз, когда их взгляды пересекаются — аллен отводит взгляд, потому что ной внутри говорит убей его, а чиста сила просит не делай этого. и аллену каждый раз сложнее.


я знаю, что его вряд ли кто возьмет, но мы тут решили, что наш каст — сборище клоунов, а потому мы хотим, чтобы ты к нам пришел. ведь к кому, как не к тебе канда будет ревновать? ладно, шучу. на самом деле, я очень и очень сильно люблю тебя, псина ты рувелье. пожалуй, ты один из немногих не-мудаков, кто остался со мной. действуешь ли ты по приказу, сам ли захотел — не важно. приходи, псина, обещаю погладить между ушек и покормить стеклом. а еще мы тут (не)много ломает канон в сторону того, что апокриф охотится за алленом, так как он — носитель сердца

пример поста;

панталоне знает — ему нужно чувствовать себя нормально, ему необходимо чувствовать себя почти что особенным перед тем, как он закрывает и открывает глаза. панталоне знает — здесь, сейчас, он едва ли не единственный предвестник без глаза бога, без порчи. он не отмечен богами, которые словно бы издеваются над ним — говорят, что он не достиг того, чего достигли многие другие и у богача сжимаются пальцы в кулаки — до боли, до крови под ногтями, когда они впиваются в собственные ладони сильнее.

панталоне хочет быть если не особенным, то иметь силу. сейчас все, на что он может полагаться — что его не убьют в подворотне; что у него есть навыки боя; что он слишком важная фигура, ведь он управляет деньгами, но он устает от этого. и когда он приходит к дотторе — он не говорит больше о том, что ему что-то нужно. когда он приходит к дотторе — они трахаются, они спят вместе, они говорят обо всем, кроме глаза бога или порчи.

но панталоне думает — если я сделаю больше, я обязательно его получу; но все выходит совсем не так и он зажмуривает глаза, потому что ничего в жизни не идет так, как хотелось бы только тебе. и он это знает — знает, как пахнет бедность, как пахнут стоки и какого это — быть без денег там, где деньги ценятся больше всего. но именно сейчас он понимает слишком четко — он добился многого, но, видимо, недостаточно. и, кажется, так думает не только он.

когда панталоне открывает глаза — перед ним нет больше высокого потолка и удобной постели, перед ним только люди в масках, которых он никогда раньше не видел. лица без улыбок, которые не говорят с ним, которые ничего ему не объясняют и не собираются — он дергает руками, но они оказываются прикованными. ему никто ничего не говорит и он лишь краем уха слышит разговоры о том, что царица, видимо, не слишком уж сильно его жалует, раз дала такой приказ. и внутри все замирает. ему хочется вырваться, хочется спросить какого черта, но он остается обездвижен.

а потом мир вращается и он понимает — то, к чему он оказывается прикован, укладывают в горизонтальную поверхность и ему что-то колят. что? он не знает, но тело бросает в жар. не такой, какой он испытывает с дотторе — совершенно другой. нездоровый. и сердце начинает кровь качать слишком быстро для того, чтобы это было правдой; а потом он чувствует боль. ни с чем не сравнимую боль, от которой выламывает позвоночник, от которой, кажется, он может сломать себе несколько костей и ему в рот запихивают что-то — видимо, чтобы не откусил свой язык, а потом

панталоне впервые позволяет себе кричать, ощущая как что-то холодное сжимает его сердце и желудок; панталоне кричит, потому что только так он может держать себя в сознании. панталоне кричит и ничего не видит перед собой — ни людей, что двигаются как тени, ни того, что они шевелят губами. кажется, они почти что все на одно лицо, но ему все равно. панталоне просто позволяет себе упасть во мрак.

а потом это становится почти рутиной — его приводят в сознание, проверяют жив он или нет, и снова все по новой. кровь, боль, слезы, пот. его волосы давно сбились и теперь прилипают ко всему. его тело исколото иголками, челюсть сводит от того, как сильно он вцепляется в эту чертову штуку между зубов и все, что панталоне слышит:

— неудача. пробуем еще раз.

и, кажется, только на границе перед тем, как потерять сознание окончательно, он видит знакомую фигуру дотторе.

Отредактировано Allen Walker (2022-08-31 21:25:16)

+4

44

marian cross
[генерал черного ордена; бывший экзорцист; ожившая легенда]

https://64.media.tumblr.com/acafe916dc7f85df6ac3e1dd5c4d1729/tumblr_pcvpcoQ6CX1xwhzvpo2_r1_1280.png
[original]

[indent] » d.gray-man

ма—ри—а—н. я услышал твое имя впервые, когда проснулся дома у тетушки. кажется, ты говорил, что так тебя зовут — а я и запомнил, привязался. ты сдал первым, кому я могу доверять все, абсолютно все. кажется, ты знаешь даже больше, чем говоришь — сколько раз я смотрел за тобой, сколько лет я следовал за тобой — у тебя внутри нет никаких предрассудков.

ма—ри—а—н. почему ты ушел из экзорцистов? почему ты остался со мной, обучая, показывая, что я — не животное. ты первый, кто сказал мне сбросить маску. ты первый, кто позволил мне себя называть так, как хочу я. и ты первый, кто показал мне, что мир — жесток. и я говорю не про сломанные кости, отобранные деньги и кровь. я говорю о том, что ты показал мне то, что люди — не всегда хорошие.

ма—ри—а—н. твое имя слишком женское, тупой ты идиот, но ты, однажды, заменил мне всех. без преувеличения, мариан. ты стал для меня отцом, которого у меня никогда (наверное) не было. ты стал для меня головной болью, когда свалил на меня все долги, когда ты научил меня мухлевать и жульничать. ты стал тем, из-за кого я оказался в ордене; однажды ты расскажешь мне про ману, однажды ты расскажешь ту историю и скажешь, что нужно было бы выбрать из тех, по кому плакать не будут. неужели ты думаешь, что по мне будут? не важно. когда-нибудь я назову тебя отцом, а ты затянешься и усмехнешься — в этом весь ты.

ма—ри—а—н. я все еще помню твою смерть, но неужели ты можешь сдаться просто так? не верю. у всего есть свой план, и у тебя — тем более. ведь магдалена должна не раз еще спеть свою песню, которая станет последней для кого-то. отец, возвращайся — я соскучился по запаху сигарет и мне нужен твой совет.

ма—ри—а—н. наша война только начинается.


мариан кросс — важный человек в жизни аллена, да и всех других. он тот, кто многому научил мальчишку и кто его спас. он тот, кто знает страшную тайну и кто разглядел в аллене что-то большее, чем видели обычно люди; приходи, кури, спихивай на меня свои долги, можешь даже ударить меня, только оставайся на моей стороне; а еще мы хорошие и (не)много ломает канон в сторону того, что апокриф охотится за алленом, так как он — носитель сердца.

пример поста;

панталоне знает — ему нужно чувствовать себя нормально, ему необходимо чувствовать себя почти что особенным перед тем, как он закрывает и открывает глаза. панталоне знает — здесь, сейчас, он едва ли не единственный предвестник без глаза бога, без порчи. он не отмечен богами, которые словно бы издеваются над ним — говорят, что он не достиг того, чего достигли многие другие и у богача сжимаются пальцы в кулаки — до боли, до крови под ногтями, когда они впиваются в собственные ладони сильнее.

панталоне хочет быть если не особенным, то иметь силу. сейчас все, на что он может полагаться — что его не убьют в подворотне; что у него есть навыки боя; что он слишком важная фигура, ведь он управляет деньгами, но он устает от этого. и когда он приходит к дотторе — он не говорит больше о том, что ему что-то нужно. когда он приходит к дотторе — они трахаются, они спят вместе, они говорят обо всем, кроме глаза бога или порчи.

но панталоне думает — если я сделаю больше, я обязательно его получу; но все выходит совсем не так и он зажмуривает глаза, потому что ничего в жизни не идет так, как хотелось бы только тебе. и он это знает — знает, как пахнет бедность, как пахнут стоки и какого это — быть без денег там, где деньги ценятся больше всего. но именно сейчас он понимает слишком четко — он добился многого, но, видимо, недостаточно. и, кажется, так думает не только он.

когда панталоне открывает глаза — перед ним нет больше высокого потолка и удобной постели, перед ним только люди в масках, которых он никогда раньше не видел. лица без улыбок, которые не говорят с ним, которые ничего ему не объясняют и не собираются — он дергает руками, но они оказываются прикованными. ему никто ничего не говорит и он лишь краем уха слышит разговоры о том, что царица, видимо, не слишком уж сильно его жалует, раз дала такой приказ. и внутри все замирает. ему хочется вырваться, хочется спросить какого черта, но он остается обездвижен.

а потом мир вращается и он понимает — то, к чему он оказывается прикован, укладывают в горизонтальную поверхность и ему что-то колят. что? он не знает, но тело бросает в жар. не такой, какой он испытывает с дотторе — совершенно другой. нездоровый. и сердце начинает кровь качать слишком быстро для того, чтобы это было правдой; а потом он чувствует боль. ни с чем не сравнимую боль, от которой выламывает позвоночник, от которой, кажется, он может сломать себе несколько костей и ему в рот запихивают что-то — видимо, чтобы не откусил свой язык, а потом

панталоне впервые позволяет себе кричать, ощущая как что-то холодное сжимает его сердце и желудок; панталоне кричит, потому что только так он может держать себя в сознании. панталоне кричит и ничего не видит перед собой — ни людей, что двигаются как тени, ни того, что они шевелят губами. кажется, они почти что все на одно лицо, но ему все равно. панталоне просто позволяет себе упасть во мрак.

а потом это становится почти рутиной — его приводят в сознание, проверяют жив он или нет, и снова все по новой. кровь, боль, слезы, пот. его волосы давно сбились и теперь прилипают ко всему. его тело исколото иголками, челюсть сводит от того, как сильно он вцепляется в эту чертову штуку между зубов и все, что панталоне слышит:

— неудача. пробуем еще раз.

и, кажется, только на границе перед тем, как потерять сознание окончательно, он видит знакомую фигуру дотторе.

Отредактировано Allen Walker (2022-08-31 21:47:37)

+4

45

arlecchino
[Предвестница Фатуи | глава детского приюта | собирает сироток как Бэтмен ]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/293/443962.jpg
[prototype]

[indent] » genshin impact

Тяжелое детство, лишенное витаминов, игрушки, прибитые к полу, волосатые руки няни — все это Арлекино сожрала сполна. Богам все равно на жизни простых смертных и семья девочки стала всего лишь разменным материалом. Сиротская жизнь после сказки счастливых дней с мамой и папой кажется наказанием, но на самом деле проявление самого страшного греха: равнодушия.
Перспектив во взрослой жизни почти нет, желаний прожить светлую жизнь — тоже. Арлекино идет в Фатуи бороться с несправедливостью и служить Царице. Продирается сквозь звания, сложные карьерные тропы и служит, служит, служит. Жесткость и суровость въедаются в ее плоть и кровь, задания становятся жизнью, а во взгляде появляется все больше одержимости. Арлекино работает до тех пор, пока не оказывается среди лучших.
Чтобы не повторялись больше детские страдания — и чтобы принести пользу Царице — Арлекино открывает детский дом, куда забирает всех сирот и готовит их служению во имя великих целей Архонта. Чтобы не пришлось возвращаться на самое дно, не жалеет себя и рвется все выше. Как и все в Фатуи, Арлекино голодна. Но утолит ли она свой голод?


Об Арлекино известно не то, чтобы мало, но свободы для творчества достаточно, чтобы создать что-то свое. В заявке расписаны мои хеды, а это значит, что можно как их использовать, так и вообще вычеркнуть и расписать что-то свое.
С Синьорой же я хочу отношения в стиле «сучка ты крашена — вообще-то это мой натуральный цвет». Да, у нас достаточно много взаимодействий в силу того, что Арлекино поставляет солдат Фатуи в целом и шпионов в частности, на которых Синьора опирается в работе. И казалось бы, дружите, девочки, но…
Синьора относится к своим подчиненным весьма жестоко, что может злить Арлекино. К тому же, сладенькое местечко Восьмой предвестницы стало свободно и очень хочется его занять (смотрите квест «Особая гадальная бирка»)… Однако реплика на похоронах намекает, что помимо злости может быть что-то еще: понятие чести, скрытые теплые чувства — оставлю на ваш откуп. Синьора же какой-то своей частью положительно оценивает Арлекино из-за открытия приюта, но в остальном же воспринимает ее как и остальных. То есть, смотрит как-то недовольно, но в то же время грустно и недоуменно ну вы поняли
Словом, приглашаю на посраться и немножко в глубине души друг друга поуважать, но только это жуткая и страшная тайна, никому ни слова

пример поста;

[indent] Азула играет свою роль как по учебнику: смотрит пронзительным взглядом на того военачальника, которому дали слово, вежливо держит свои мнения о предложениях при себе, спрашивает разрешения у отца и брата перед критикой и не дергает ни единым мускулом в ответ на притворно-жалостливые выражения лиц.
[indent] Ей не надо уметь читать мысли, чтобы понять неширокий спектр эмоций этих стариков. Время Ее Высочества закончилось. Наследный принц занял свое законное место и теперь вторая дочь Хозяина может надеяться только на удачный брак. Какая досада для такой девушки, ведь она окончательно захватила Царство земли. Теперь ее ждет материнство и управление особняком, в котором поселят ее мужа, управителя вотчиной, министра, военачальника, далекого родственника, занявшего позицию при дворе другой страны.
[indent] От этого ей сводит скулы. Азула знает участь принцесс, но вместе с тем она знает свои таланты. Она носит при себе наточенные до болезненной остроты кинжалы, горит холодным белым огнем и режет словом сильнее, чем солдат любым оружием. В течение всей своей жизни она послушно выполняла приказы отца без каких-либо задержек, без причины на то, чтобы получить его неудовольствие. Она — сильный маг, хороший стратег, мастер манипуляций и знаток дворцовых игр. Такую не выбросят как кость первому попавшемуся политическому псу.
[indent] Но все-таки. Все-таки…
[indent] Эти взгляды скребут ее идеально отполированную броню, оставляя на ней следы от кошачьих когтей. Скребут ее кожу, на которой выступают мелкие капли крови. Заставляют зудеть пальцы от знакомого жара, что копится изнутри. Сводят мышцы лица маслом из сумок медиков, растертое перед тем, как сшит края глубокой раны.
[indent] Азулу хотят списать со счетов. Азуле собираются отказать в ее влиянии. Азулу готовятся задвинуть на второй план. И если она не хочет сжечь заживо на медленном огне каждого, кто строит такие планы, то она соврет в первую очередь самой себе.
[indent] В отличие от своего брата — его версии из далекого прошлого — она умеет держать себя в руках. Она играет свою роль по учебнику и выходит из зала совещаний спокойным шагом, словно ее пламя не рвется наружу. Азула не имеет права его выпустить, как и не имеет права на слабость, а потому лишь ждет того, когда настанет то самое время. Или когда она хотя бы доберется до своей спальни, чтобы изорвать черновики писем и приказов.
[indent] Азула не обращает внимания на торопящихся слух и ходящих в сборах придворных, пока не замечает знакомую фигуру у колонны. Зуко вышел из зала еще до нее, однако дойти до четырех безопасных — относительно — стен все равно не успел. Она хочет этому удивиться, но не находит в себе на это сил: пусть он и старший, но держать себя в руках, как полагается более взрослому, никогда не умел. Большой недостаток для будущего Хозяина Огня и большая помощь для тех, кто хочет использовать его в своих целях. Поэтому Азула не собирается жаловаться такому подарку.
[indent] - Переполняют эмоции от первого собрания? - спрашивает она. Ее тон выдает лишь часть той стали, которая обычно режет собеседников. Такой Азула бережет для Тай Ли, Мэй и тех, кого надо убедить в своей безобидности.
[indent] Теперь еще и для малыша Зузу. До чего же она докатилась?
[indent] - Не стоит их показывать здесь. Дворец небогат на тех, кто уважает чужую приватность. Идем. Ну же!
[indent] Их комнаты находятся в одном крыле. Отец решил, что его дети должны иметь близкие отношения. Отец ожидает, что каждый будет держать другого под контролем. Отец всего лишь чтит традиции, по которым дети королевских кровей всегда живут именно в этих комнатах, пока они не станут лордами и женами вельмож. Азула не думает о причинах: это никак не изменит ни их разрушенные связи, ни ее планы.
[indent] Она не оглядывается и не ждет реакции от Зуко. Он пойдет за ней хотя бы потому, что хочет знать ее коварный и жуткий замысел, которого не существует. У двери своих покоев Азула останавливается, открывая дверь и демонстративно отходя в сторону, чтобы пропустить драгоценного наследница внутрь и уже потом зайти самой. Хлопок за спиной в обставленной комнате звучит глухо.
[indent] - Садись, Зузу, не стой столбом. Я не кусаюсь, как ты уже успел убедиться. Даже напротив.
[indent] Она сама бесцеремонно падает на одно из кресел и перекидывает ногу на ногу. Пыльный сапог ложится на вышитую золотом ткань надутого пуфа.
[indent] - Ты хорошо проявил себя на собрании. Даже принес неплохие предложения. Отец будет доволен. Однако ты выглядишь так, словно хочешь сжечь весь дворец к чертям. В чем дело?

Отредактировано Signora (2022-09-23 10:58:29)

+1

46

matthias helvar
[дрюскель, член банды воронов]

https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/737001.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/4b/a6/4/773563.gif
[calahan skogman]

[indent] » the grishaverse
– Знакомство с тобой было настоящей катастрофой. Но я каждый день благодарю Джеля за эту катастрофу. Мне нужен был катаклизм, чтобы встряхнуться от жизни, которую я знал. Ты была землетрясением, обвалом в горах.
– Я нежный цветочек.
– Ты не цветочек, ты каждое соцветие в лесу, распускающееся одновременно. Ты – цунами. Ты – панический приступ. Ты потрясаешь.

Я твое проклятье, Матиас. Как только я появилась в твоей жизни, у тебя начались проблемы. Кто бы мог подумать, что корабль пойдет ко дну, а ты решишь спасти нахальную сердцебитку, которую вообще следовало бы отдать под суд. Но оказалось, что только так, только вдвоем мы справимся с угрозой нашей жизни. Сколько раз ты мог бы от меня избавиться по пути, ты считал? И сколько раз ты протягивал мне свою руку? Помнишь ты тот домик посреди ледяных степей и то, какими обнаженными были мои плечи, руки и ноги? Я помню все, и то, как стойко ты держался, не поддаваясь на все мои провокации.
А потом я тебя предала. Я не хотела этого, но никакой друге идеи в тот момент в мою голову не пришло, чтобы тебя спасти. Я понимала, на что обрекаю тебя, может быть именно поэтому я никогда не злилась на твои попытки меня придушить при нашей следующей встрече. Хотя мне и было больно, в том числе от твоего желания вернуться во Фьерду. Но я обещала тебе свободу и шанс вернуться домой, так почему ты им не воспользовался, Матиас? Влюбился? Бывает и так, что палач влюбляется в свою жертву и становится самым верным защитником. Это о нас, Матиас. Ты мой щит, ты тот, кому я верю, с кем бы я хотела провести остаток жизни. Ты терпел мою паремную горячку, в которой я была к тебе несправедлива, ты был готов вернуться со мной в Равку.
А потом погиб. И никакие мои способности были не в состоянии тебя вернуть. Скажи мне, Матиас, твой голос в моей голове, это выдумка? И ты правда думаешь, что я оставлю тебя в объятиях Джеля? Нет, мой дорогой дрюскель, я верну тебя. Потому, что имею на то права. Потому, что слишком кратким было время, отведенное нам, и я не хочу оставаться одна. Так что не располагайся на том свете надолго, Матиас, все равно придется все бросить.


Не хочу Ханну, не хочу корону Фьерды, хочу вернуть Матиаса и у меня есть план. Поэтому приходите. У меня есть безумные идеи, есть идеи попроще, но все они предусматривают наше воссоединение, не без стеклышка, но разве это повод отказываться от будущего?

пример поста;

От Жениной улыбки, от ее объятий становится теплее. А еще Нина подсознательно ждет, что ее начнут отговаривать. И ей снова придется отстаивать свое решение, а она устала, она не хочет. Потому, что все ее аргументы сводятся к одному – «что вы знаете об утрате и есть ли жизнь после любви?». На этот вопрос не многие ответили. И слава всем святым, Нина бы ни за что и никогда никому не пожелала бы столкнуться с тем, как умирает та часть сердца, что навеки была отдана любимому. Это ужасное чувство, особенно, когда ты все еще живешь, а не умираешь следом. Словно в тебе, медленно, клетка за клеткой, отмирают все лучшие и прекрасные чувства, а ты уже и ничего сделать не можешь.
Меньше всего Нине хочется спрашивать Женю, как бы она пережила смерть своего мужа, и как же хорошо, что Сафина не пытается отговорить Нину с порога. Это словно дает шанс на то, что ни словом, ни мыслью они не будут рисовать картину ужасающей по своей силе боли, которая могла бы достаться Жене. Она, конечно, стойкая, она сильная, сильнее, чем Нина, но все равно, даже думать не стоит о том, что с Давидом что-то случится. Смерть никогда не была для Нины чем-то таким, чем-то священным – она могла как убить, так и дать жизнь, а потому никогда не играла этими вещами, не бравировала и не шантажировала, но и без трепета относилась к подобным чувствам. И все же, лишний раз упоминать ее всуе кажется богопротивным.
— Надеюсь, тебе никогда не придется меня понять в полном смысле этого чувства, Женя, — шепчет Нина в плечо портной, наставницы, члена Триумвирата, женщины, ставшей для многих символом того, как можно пасть, а потом встать и стоять, не сгорбившись перед жестокостью.
Нина устраивается на стуле, поднимает глаза на Женю, позволяет ей изучить объект, который следует изменить. Краем глаза отмечает все то, что может пригодиться ей, все, что лежит на рабочих столах Жени в избытке и щедрости, что станет основой для новой Нины.
Нет. Не Нины. У фьерданки будет другое имя, которое она все еще не придумала. И будет другая история, которое тоже следует еще подумать. Ведь изменить следует не только внешность, изменить следует себя, чтобы никто, ни на одну секунду, не усомнился, что перед ним стоит истинная фьерданка, иначе она опять поговорит на собственной глупости, и в этот раз на ее пути уж точно не попадется никакой дрюскель, чтобы случайно спасти ее.
Да и она больше не хочет ничего подобного.
— Да, Уайлен. Но это было под дозой парема, с тех пор я ничего не могу, я даже себя не могу ни капли подправить. Мои способности изменились, и я до сих пор только учусь их контролировать.
Раньше она властвовала над живым.
Теперь над мертвым.
И даже не знает, пугает ли ее это. Кажется, Нина привыкла к этому. Кажется, она даже смирилась с этим. В конце концов, это просто жизнь со своими сюрпризами, и это плата за парем, даром пока Нина никак не может назвать новые способности. Иногда она радуется переменам. Чаще пока скучает по тому, что было. Все слишком сложно, и свое место заново трудно отыскать, если не понимаешь, кто ты теперь.
— Я заставила тебя похлопотать, правда? – Немного гордости в голосе трудно скрыть, да и Зеник не пытается, воистину Уайлен был ее маленьким шедевром. Эх, как они там с Джеспером? Вместе? А Каз? А Инеж? Мысли вяло тянутся к городу в серебряных нитях дождя – в Кеттердаме и другая погода бывала, но память почему-то хранит образы моросящего дождя, косыми лучами разрезающие картину нескольких мазков безымянного художника.
Нина чуть скашивает глаза, смотрит на собственное отражение, перемены пока незначительные, но уже заметные глазу. Она жалеет, что приходится расставаться с привычным зеркальным отражением, но удовлетворенно хмыкает, давая понять, что они выбрали правильное направление. Снова поднимает взгляд пока еще зеленых глаз на Женю. И замирает от вопроса. Приоткрывает губы в нерешительности, то ли попросить не затрагивать эту тему, то ли позволить запертым в сердце воспоминания сегодня совершить прогулку хороводом вокруг, они ведь имеют на то свое право.
Она тянет с ответом, решает собственную дилемму. Выдыхает с некоторой неохотой, сжимает пальцами ткань юбки, а потом решается:
— Да. – И голос звучит твердо. – Он был достоин многого. Лучшего. Он был достоин прожить долгую и счастливую жизнь с какой-нибудь милой фьерданкой, носить ей цветы и делать ей детей, а не погибнуть по глупости какой-то там Нины Зеник потому, что она не сумела все сделать вовремя и правильно. Я ошиблась задолго до того, как его забрала смерть. Ошиблась непоправимо.
Ей хочется привычно заплакать, но, наверное, все слезы закончились в ее теле. Сейчас Нина не чувствует никакой влаги в глазах, их обжигает сухостью реальности. Ну, может, и хорошо, не будет усложнять работу Жене, а то поди-ка попробуй перекроить плачущую девчонку с распухшим носом.
— Я не знала, что такое любовь. До него не знала. Все, что было раньше, глупые увлечения. А он… он мое все. Даже сейчас. Даже там, на холодном столе в мастерской фабрикаторов. И всегда будет моим всем.

Отредактировано Nina Zenik (2022-09-05 21:11:38)

+3

47

jace herondale
[сумеречный охотник, первый парень на деревне, любитель макарон]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/714958.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/399918.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/75628.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/658563.gif
[oliver wiksater  neels visser]

[indent] » shadowhunters
Иногда посылает нам "ангелов" жизнь. С человеческим ликом,
Не за тем, чтоб поднять в благоденствия высь, Дав успеха, и шика.
А затем, чтобы в сердце настроить струну
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] На любовь и на нежность,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] И закончить невыигрышную войну,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Обрести безмятежность.
[indent] У Джейса поцелованные солнцем золотистые кудри, да янтарем, сверкающим отлитые глаза с таким едким прищуром лисьего разбойника, что не сразу становится ясно, говорит он с тобой серьезно или же просто выводит из себя, а как известно, только юноша с незримыми ангельскими крыльями за спиной мог вывести из себя даже самого спокойного человека на всем белом свете. Храбрости ему не занимать, здесь бы точно убавить немного, чтобы лишний раз не прыгал в темнеющую бездну, потому что в один прекрасный день все может обернуться не так идеально, как он сам считает, и сердец, разбитых руками юноши, станет ещё больше. Наглости и высокомерия отсыпали в двойном размере, а уверенности в себе ещё больше. Джейс ведь всегда привык быть лучшим. Папа так учил. Папа поставил все на него. Как же огорчить отца? Нельзя. Ни в коем случае. Поэтому Джейс – лучший во всем. Он всегда прикроет спину Алека, он всегда подаст руку Изабель, прокатит на спине маленького Макса. Это его семья, его самое родное и сокровенное.
[indent]  [indent] А сам что?
[indent] Личность сложная для чужого понимания. С виду такой открытый, яркий, блестящий, как лучи слепящего солнца ранним утром воскресного дня, а на деле оказывается все куда глубже, стены с железными дверями, где на каждой висит титановый замок. Его не разрушить без особого умения, не проникнуть внутрь, не узнать, пока он сам того не пожелает. Джейс такой не от рождения, его этому научили. Его учили всему, что может понадобиться дальше – боевые искусства, языки, музыкальные инструменты, бесчисленное количество книг, и все то, что Валентин старался впихнуть в маленького мальчика за тот долгий, для взросления маленького мальчика, период времени, где в отце он души не чает. Именно поэтому так больно от осознания смерти самого родного человека, именно из-за этого в груди вспыхивает алое зарево жгучей ненависти к тем, кто его убил, именно после всего ярким алым цветком, распускается месть.
[indent]  [indent]  [indent] [- любовь разрушает]
[indent] Сколько раз эту сложную истину вдалбливали в совсем юную и такую невинную голову мальчика, раз за разом разрушая его самовозводящиеся стены внутренних границ души? Бесчисленное множество раз, вновь и вновь, доказывая, что любить нельзя. Жестокость, неописуемая, вязкая и холодная. Именно так описала бы Кларисса отношение Валентина к Джейсу, однако же, сколько бы не пытался сам отец убить в нем то сокровенное и искреннее – не вышло. План раскололся на тысячу прозрачных осколков старинной вазы, одной из немногих, стоявших в старом поместье Вейландов в ту пору. Любить ему Лайтвуды не запрещают, и даже фальшивая история с Клэри, которая ломает их двоих, но отчего-то не заставляет чувствовать что-то постыдное, словно они внутренне и без того все сами понимали.
[indent] А кто Джейс сам? Как его зовут? Джейс ли? Джонатан Кристофер? В какой-то момент он сам не знает. Тайна покрытая мраком с судьбой играет, поднося ему фамилии на золотом блюдце. Вейланд ли? Приемный Лайтвуд? Или может Моргенштерн? Нет. Правда умирает в предсмертном вдохе Инквизитора, которая лишь под конец жизнь поняла, насколько ошибалась, насколько же слепа была она, считая, что род Эрондейлов прервался навсегда.


[indent] Здравствуйте, доброго вечера, доброго утра, с новым годом, молодой человек. Знать канон книг - обязательно. Сериал можно даже не смотреть, сериальный Джейс это худшее разочарование человечества, поэтому видеть его я категорически отказываюсь, хоть режьте меня, хоть убивайте меня, хоть делайте что хотите. Хочется видеть активность, я не прошу в неделю выдавать по тридцать постов, но хотя бы пару раз в месяц точно. Все понимаю, очень терпеливая, очень добрая (СЛИШКОМ). Уходить по английски тоже не надо, это не красиво. Мы все тут люди взрослые, сказали, попрощались, пожелали друг другу любви. Мы милые, в общем-то, любим курить сюжет с одного неадекватного шага и ломать вселенные всякими хаосами. У вас куча идей без возможности реализоваться? Приходите к нам. С внешностью предлагаю подумать вместе, [давайте обойдемся без Шервуда]я честно столетие выбирала внешность, и пока лучше ничего не нашла - взгляд хитрого лиса, сущность льва, он на тебя смотрит и уже хочется дать по зубам или просто дать)) золотистые локоны, глаза янтарные я нарисую, и руны нарисую, я в фотошопе вроде как кудесница с: просто загуглите его и посмотрите, ну какова красота, а???

пример поста;

[indent] Затылок все ещё болит от удара, а ощущение плавного головокружение, которое тянет все тело на землю переходит уже все границы. Безусловно хочется просто лечь на пол и пролежать так часов двенадцать, чтобы никто не трогал, никто не звал, и ничего от нее не требовал.
Только вот одно желание перекрывается другим, тем самым жгучим и ненавистным, где её тонкие пальцы с обломанными ногтями вцепляются в морду предателя и расцарапывают её до мяса – другими методами борьбы, Кларисса, к сожалению, не владела, а сбить самодовольную рожу Верлока хотелось уж очень сильно.
[indent] Дрожь от увиденного в зале ещё не прошла, а гнев воцарившейся в сердце улечься не успел. Куда там. Ей бы быть такой же сильной как Джейс и невероятно ловкой как Изабель, тогда, быть может, справиться со странным парнем с чересчур выкрашенным в черные волосы получилось бы в сотню раз быстрее. Хотя. В глазах все ещё застыла картина, как брата, словно тряпичную куклу, легко и не прилагая особых усилий, отбрасывают в стену. Сколько силы в этом парне? От этого на плечах выступают темные синяки? Оттого, что он с ужасающей силой вцепился в нее?
[indent] По итогу у нее новый виток концертной деятельности прямо перед глазами, едва удерживаемая дрожь в плечах, мама перед носом, и отец, в каких-то паре шагов от нее.
Клэри угрюмо сверлит умиротворенное лицо матери взглядом, и пытается понять, как же так вышло… Ах да, там же никого не было, её так легко было украсть.
[indent] - Какой семьи? Ты хотя бы понимаешь значение этого слово? – устало цедит Клэри, практически не смотря на так называемого «отца», - Знаешь, прочитать в гугле понятие слова – ещё не значит правильно понять его, - теперь же она позволяет себе выпрямиться и очень гордо озарить своим ликом Валентина.
Он словно издевался, словно игрался с собственными детьми, устраивая подобное каждый раз. Правда сейчас Кларисса посчитала себя несчастными хомячком, исполняющим трюки раз за разом, когда ему скажут заветные слова. Что ей нужно сделать? Изрисовать маму рунами досмерти? Какими рунами? Это словно так просто сделать.
[indent] Руны приходили на ум совершенно внезапно, так, словно именно сейчас было то время, когда им стоило появиться у нее в голове. Но разве необходимая руна не могла прийти ещё раньше, чтобы Фрэй не изобретала велосипед, не кидалась в порталы, и не искала старинные кулинарные книги в поисках необходимого?
[indent] - Я просто поражаюсь, как можно быть таким… таким… ничего не чувствующим! Тебе ведь абсолютно плевать – на меня, на маму, на Джейса, - она не выдерживает выдает все, что в голове, отгоняя от нее очередную глупую попытку что-то исправить и сделать. У нее все равно не выйдет помочь маме, так к чему все эти попытки её заставить? Чтобы в очередной раз уколоть, разбить сердце, сделать ещё больнее?
[indent] - Мы для тебя средство достижения целей – все, какая разница что я умею? Я даже не была предметом эксперимента, я ведь получилась – с-л-у-ч-а-й-н-о, - тихо, совсем тихо произносит она, почти не думая опускаясь рядом с мамой, и проводя пальцами по бледной коже руки. Она словно стала ещё бледнее, это отчетливо заметно контрастом между кожей самой Клэри и её. Солнышко все-таки тронуло, отчего и веснушки повыскакивали везде, где только можно.
[indent] Здесь тихо, очень тихо. Едва странные скрипы за дверью, чьи-то шаги все там же, дыхание двух человек, и Джослин, которую совсем не слышно. Сколько раз Клэри представляла, что она больше не дышит? Сколько раз вскакивала в холодном поту на скомканных простынях?
Пять? Двенадцать? Сто пятьдесят?
Клэри смотрит на тонкие пальцы матери, которые в кой-то веки не испачканы краской, смотрит на тонкие линии едва проглядывающихся вен, смотрит внимательно, так плавно движется вверх, словно пытается в уме что-то нарисовать.
Только не выходит. Не так это работает, да и работает ли вообще? В древних рунах есть такая, что исцеляет от любого яда? От любого проклятия? Это звучит слишком прекрасно, но разве можно обладать такой информацией? Не в мире, в котором они живут. Такая руна станет причиной многих бедствий, конфликтов и войн. Но может стоит? Стоит взять стило и попробовать? Ради мамы… и ради попытки сбежать, Клэри бы только заполучить стило и все.
[indent] - И как ты себе это представляешь? Я сейчас изрисую её, и она пробудится, словно принцесса? – сама не верит, точнее не хочет в это верить, потому что сразу же становится досадно, дома она даже не пыталась, точнее боялась причинить куда больший вред. Руны работали непонятно – мысли одни, но эффекты настолько отличающиеся от желания.. А если у мамы будет шок? Или зелье, под которым она находится имеет настолько сильный эффект, что не потерпит никакого вмешательства, - Это опасно, я могу навредить, а твои эксперименты не стоят того, чтобы жертвовать жизнью мамы, - Клэри выпрямляется, поднимается на ноги и встает прямо перед ней спиной, словно закрывая её от всех зол этого мира.

Отредактировано Clarissa Fray (2022-09-23 00:18:26)

+4

48

collei
[стажер лесного дозора]

https://ie.wampi.ru/2022/09/05/tumblr_36d8a7b0a68c0f155948b81b99cc5364.gif https://ie.wampi.ru/2022/09/05/tumblr_9cb3a082db0d582d95146c436f432.gif https://im.wampi.ru/2022/09/05/tumblr_eb56a78e8146b7e91e05373f8017f4a.gif
[prototype]

[indent] » genshin impact

       — Ты сильно изменилась, Коллеи!

слабая, неуверенная в себе девчонка, которую я запомнил, умерла. раньше, когда ты была младше и пониже ростом, когда тряслась от любого резкого звука в лаборатории, я любил приходить к тебе в самые тёмные вечера и наблюдать, как сильнодействующие препараты меняют тебя, прогоняют, казалось бы, неизлечимую болезнь и дарят что-то другое, невероятно запретное и сильное.
ты стала первой в осуществлении моей безумной идеи — создание бога. запертая в лабораториях снежной, измученная непрекращающимися экспериментами и манипуляциями ты мечтала о том дне, когда сбежишь, когда снова увидишь своих родителей, отдавших тебя на лечение к фатуи. но светлое будущее разрушилось в тот момент, когда болезнь отступила, а тёмная неизученная сила подарила тебе настоящие страдания.
ты боишься меня, боишься звука моих шагов и жуткой безумной улыбки, что торчит из-под птичьей маски. ты называла меня доктором и тянулась навстречу, но я предал тебя, вселил в твоё тело и сознание силу архонта, завершил свой эксперимент и получил невероятный результат. ты — одно из моих творений, сломанная игрушка, которая быстро мне надоела. тебе не хватило силы, не хватило характера пережить то, что я на тебя обрушил. хватило лишь сил на то, чтобы сбежать.


коллеи самое лучшее, что случалось с этой игрой. я очень её люблю.
чтобы понимать, что я от вас хочу, нужно как минимум прочитать вики и весь её лор из профиля в игре, как максимум прочитать мангу, но я не заставляю. коллеи - очень сильная девушка, которая пытается построить свою жизнь на руинах. она сломанная, у неё птср после пребывания у фатуи, но она всё равно карабкается наверх, чтобы пережить это. прошу не надо делать её милой кавайной няшей, она не такая, она намного глубже и интереснее, чем кажется на первый взгляд.
в основном мне бы хотелось поиграть прошлое, когда коллеи была заточена в лаборатории и много контактировала с дотторе. не против что-нибудь поменять в каноне и поиграть ау или же придумать им сюжет уже в сумеру во времена путешественника.
в постах предпочитаю лапслок, пишу в основном 3-5к символов по посту в неделю-две. я открыт для хэдканонов и обсуждений, так что не бойтесь что-то предлагать.

пример поста;

дотторе не любил политику, не любил влезать в чьи-то разборки, эгоистично запираясь в лабораториях и делая шаги от туда только по крайней необходимости. он вообще-то был учёным, которому было чуждо всё, что не касалось его исследований. ещё во времена академии многие пытались вовлечь его в политические игры, прикрываясь социальными экспериментами, так что дотторе был сыт по горло подобными манипуляциями. он на самом деле не хотел быть тем, кто укрывал целых двух предвестников. будь его воля он бы и на похороны не пришел бы. намного лучше проводить время с виновницей торжества, а не изображать скорбь над пустым гробом. интересно, пьерро на самом деле скорбит или же делает вид, чтобы не подрывать командный дух предвестников?

но просто невозможно быть предвестником и не быть втянутым в политические игры. дотторе понимает это как никто другой и предоставляет убежище розалине в одной из своих уютных лабораториях. уютными они стали только для самого доктора, представляя собой зрелище не для слабонервных. сами предвестники стараются лишний раз не нарушать покой доктора, посылая своих подчиненных. но сейчас, когда в снежной траур, мало кому придёт в голову нарушать покой доктора.

у синьоры невероятно привередливый характер. даже будучи при смерти она умудрилась достать доктора своими требованиями. однако дотторе лишь смеялся в ответ и пичкал предвестницу новыми препаратами, которые должны были вернуть её в прежнюю форму. ему хотелось лично поприсутствовать при её триумфальном возвращении. посмотреть на лица коллег, которые так помпезно похоронили гробницу во льдах и поклялись отмстить, хотя до этого даже не здоровались в коридорах заполярного, ограничиваясь лишь кивками.
но на эти формальности дотторе бфло плевать. один факт того, что синьора выжила после такой атаки, было каким-то чудом и, если честно, доктору уж очень хотелось узнать, что именно спасло предвестницу. из-за уважения к ней, он не стал предлагать лабораторный стол, а лишь предоставил убежище. к слабостям в фатуи относились очень сурово и если бы царица узнала о выжившей розалине, то обошлась бы с ней очень сурово. всё-таки она не принесла своей правительнице гнозис.

дотторе не тревожит её, лишь приказывает своим клонам незаметно заботиться о ней, мелькая тенями по ночам. он на самом деле безумно рад, что всё закончилось именно так. сеньора - один из тех немногих людей, которые занимали в жизни учёного особенное место и он бы не хотел её терять. многие думают, что доктор такая же бесчувственная машина, как и множество его клонов, но он всего лишь человек, мастерски научившийся прятаться за своей птичьей маской. и пусть его за спиной называют монстром, он даже рад такой репутации. чем сильнее его боятся, тем больше его уважают.

но чем больше интриг, тем сильнее у доктора болит голова. он вообще не создан, чтобы быть в центре перипетий и с радостью бы закрылся в лаборатории как затворник, лишь бы не быть частью чего-то сложного сюжета. вот только судьба предвестника быть в центре одной большой интриги.

дотторе не хочет больше никого видеть. он играется с тёмными волосами панталоне, уснувшего после жаркого раунда их близости, а потом поднимается и накидывает на себя первое, что попалось под руку - лабораторный халат. в нём холодно, но холод — это именно то, что сейчас нужно, чтобы собраться с мыслями.
панталоне выбивает его из колеи, заставляет чувствовать ненужные эмоции и превращает из человека-разумного в человека-животное. дотторе не нравится терять контроль, но так же ему нравится вид панталоне, заснувшего в его постели.

доктор не будит его, просто удаляется в гостиную, так сильно похожую на все другие комнаты в этой большой лаборатории. даже в спальне у дотторе разбросаны чертежи и элементы механизмов, над которыми он работает. там его встречает розалина, так бестактно ворвавшаяся в его обитель. вот только вместо агрессии она встречает широкую улыбку доктора: — неужели ты прочла все мои научные работы?

библиотека дотторе — скопление его работ и набросков. всё, чем он занимается, собрано в этих чертежах и книгах. он не любитель художественной литературы, у него просто нет времени на это.

Отредактировано Dottore (2022-09-09 03:13:33)

+5

49

james carstairs
[сумеречный охотник, безмолвный брат]

https://i.imgur.com/03knkGK.png https://i.imgur.com/YfxuvAW.gif
https://i.imgur.com/sRM4fs5.gif https://i.imgur.com/d4svoTi.png
[aaron bernard]

[indent] » shadowhunters
[indent] Помнишь тот вечер, Джем? Ты играл на скрипке, а в твою комната ворвалась безумная девушка в халате с желанием тебя спасти. Это была я. Вообще мне не везло, мои знакомства что с Уиллом, что с тобой отличались непрошенной оригинальностью. Но большей оригинальностью отличались мои отношения с каждым из вас, мой страх, что я стану проблемой для вас, что я разрушу вашу дружбу, то, что больше дружбы.
[indent] Ты умирал. Серебряный мальчик, тонкий и изящный, ты умирал, и все это знали. Не скрыл ты это и от меня. Я никогда не знала, какого цвета твои волосы, глаза, я не видела тебя настоящего, но ты был самым настоящим, когда играл на скрипке, когда стягивал с меня рубашку, целовал и шептал слова о любви. Я ответила на эти слова, ответила искренне, не делая тебя заменой своей неудаче с Уиллом. Мои чувств тогда только приобретали форму, но поверь, я хотела сделать тебя счастливым, сколько бы ни осталось времени на твою долю.
[indent] Мое свадебное платье ты видел. Воистину это к несчастью. Ты пытался меня спасти из рук Мортмейна, но увы. Я ведь даже не предполагала, что моя любовь тебя убивает, Джем. А поняла это слишком поздно. Там, в Кадэр Идрисе, я верила, что ты мертв, корила себя, что не почувствовала этого, сожалела, что не верила, что спасусь и поддалась чувствам к Уиллу. Мы оба тебя подвели, Джем, и оправданий тому нет, даже тот факт, что ты стал Безмолвным Братом, отрезая себя от нас, меня ни капли не оправдывает. Но ты был жив, и я металась в горячке, так и не отпущенная на свободу твоим словом. Почему ты не позволил нашей связи разорваться, Джем? Почему ты предложил ежегодные встречи на мосту Блэкфрайерс?
[indent] Почему, Джем?
[indent] Ты дал мне прожить долгую и счастливую жизнь с Уиллом, крадя меня на один день в году. Я не понимала, осталось ли что-то в тебе, есть ли в тебе яркое чувство, что я читала в твоих глазах. Ты изменился, тебя больше не убивал наркотик и демоническое проклятье. Но теперь все то, чего я хотела, было под запретом, и если бы не та жуткая ночь во время бомбежки Лондона, когда ты раненый лежал на моей кровати в маленькой квартирке, которую я снимала вместе с Катариной, я бы и не знала, что ты все еще меня любишь.
[indent] Тогда ты ушел.
[indent] И уходил каждый раз.
[indent] А потом ты пришел на мост Блэкфрайерс, совсем другим. Таким я тебя не видела, но таким я полюбила тебя еще больше. На твоих скулах бледнели ритуальные руны Безмолвных Братьев, но ты был свободен от своего обета. И теперь я могу надеяться, что ты все еще меня любишь. И что не зря я сохранила тот нефритовый кулон, подаренный тобой на помолвку, и твою скрипку.
[indent] Джем, ты веришь в то, что любовь может пережить полтора века? Ты веришь, что все было не зря?


Итак: жениться сразу не обязательно, с детьми спешить не будем, можем усыновить двух Эрондейлов, один из которых слишком похож на Уилла. Приключения будут обеспечены, сюжет у нас точно есть, что-то после шестой книги Орудий смерти. Накуриваем по ходу без смс, но с регистрацией на форуме. Люблю, целую, жду.

пример поста;

[indent] Квартира Магнуса в Нью-Йорке была больше той, в какой они с ним жили в Париже. Но почему-то именно сейчас Тесса остро ощущает глухую тоску по тому времени, хотя тогда все было гораздо больнее. Тогда она решительно собрала все самое необходимое и села на паром через Ла-Манш, сбегая от боли. Вослед ей смотрели ее уже взрослые дети, сами ставшие родителями, а она не оглядывалась, ведь утратила часть самой себя. Теперь о Уилле напоминал лишь браслет на руке, рядом его не было, он стал прахом, как водится в обществе Сумеречных охотников. Лондонский Институт и особняк Эрондейлов в Идрисе перестали быть домом, и туда ей тоже не хотелось возвращаться.
[indent] Все это было давно. Слишком давно, чтобы иметь яркие цвета воспоминаний и вкус горечи, и все же, имело. Впрочем, сейчас у Тессы были иные причины для размышлений. Магнус позвал ее к себе, но не сказал, зачем. И теперь она бесцельно бродит по его лофту в ожидании, когда сам Великолепный соизволит что-то пояснить, а для начала, появиться перед ее очами. Кто бы мог подумать, что их дружба переживет годы. Впрочем, удивительного в том ничего не было - Уилл без особого желания рассказывал ей историю своих отношений с чародеем, Магнус подробностями делился весьма щедро. Порой Тессе казалось, что Магнус испытывал к Уиллу весьма интересные эмоции, но она вопросов об этом не задавала. Они не виделись с того момента, как он явился в гости в начале двадцатого века, и до того момента, когда Тесса пришла к нему на порог в Париже.
[indent] Те времена в ее жизни были самыми спокойными, ни до, ни после она не могла сказать, чтобы ей было так спокойно на душе.
[indent] И так одиноко.
[indent] Впрочем, когда вам одиноко вместе, то уже лучше себя чувствуешь.
[indent] Тесса замирает у окна точеным изваянием. Нью-Йорк был не лучшим городом в ее жизни. Хотя он был городом, где она родилась и прожила первые семнадцать лет своей жизни. Той самой, сотканной из лжи. Тесса сюда не возвращалась до недавних пор, а теперь испытывала смутное желание пройтись по местам своей юности. Вместо этого она торчала у Магнуса в ожидании, что он так задумал, предавалась отнюдь не радужным мыслям на тему того, можно было ли спасти Нейта, вместе с ним Джессамину. Не познакомь она их, и Джесси выжила бы.
Не будь Нейт так потерян, он бы не приехал в Лондон, и тогда бы Тесса не отправилась за ним вслед. Но тогда бы она не узнала, кем была, не встретила бы Уилла с Джемом, не прожила бы такую жизнь. Была бы другая жизнь, и не факт, что такая, о которой хотелось вспоминать.
[indent] Шаги позади заставляют обернуться со словами:
[indent] - Магнус, еще чуть-чуть, и я просто уйду по своим делам, я устала... - Тесса замолкает, а затем констатирует: - Ты не Магнус.
[indent] Перед Тессой стоит хрупкая рыжая девица. Рыжая - совсем рыжая, как морковка. Тесса даже находит в прошлом столь знакомый облик обладателя морковных волос, и в глазах ее читается удивление. Она никак не рассчитывала на встречу с дочерью Джослин, ведь та должна была ничего о себе не знать... но судя по всему, слишком много перемен происходит в Скрытом мире, раз сейчас они стоят друг напротив друга, изучая внимательно. Тесса впервые за долгое время ловит себя на мысли, что настолько отдалилась от дел нефилимов, лишь изредка заглядывая в этот мир, что сейчас не понимает, что происходит.
[indent] Она могла бы сделать вид, что Клэри ей незнакома. Но это было бы ложью. Они встречались один-единственный раз, когда вместе с братом Захарией проводили ритуал нанесения рун на совсем еще маленькой девочке. И вот теперь новая встреча, такая неожиданная, что хочется добраться до Магнуса и всыпать ему хорошенько за подставу.
[indent] - Клэри, - Тесса первой заговаривает, - как ты выросла.
[indent] Перед глазами снова встает образ Джослин со свертком из одеял, в котором прячется совсем уж маленькая Клэри.
[indent] Не сравнить.

Отредактировано Teresa Grey (2022-09-14 22:45:36)

+5

50

james t. kirk
[капитан uss enterprise]

https://imgur.com/djPjufj.gif https://imgur.com/zIVICS2.gif
[chris pine]

[indent] » star trek universe
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] мир детален, но прост; необъятен, но невесом
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] так вселенная спит, прислонившись к тебе лицом.

Ни для кого на свете служба в Звездном Флоте не значит так много, как для капитана. В те минуты, когда ты только-только переступаешь порог мостика, ласково укладываешь свои руки на подлокотники своего капитанского кресла, будто долго-долго крепко сжимая в объятиях, этот корабль и эти люди становятся твоей семьей, твоим бременем, твоей ответственностью, твоим страхом и твоей болью, — ты скучал по нему все эти долгие месяцы простоя в доке; ты всегда скучаешь по ним всем, когда приходится долго оставаться на Земле. (Каждый капитан боится однажды стать привязанным к ней. Уж лучше рано, уж лучше — посреди безмолвной пустоты космоса, лишь бы не здесь, — всем погибшим едва ли наберется по сорок лет. А ты боишься умирать, Джим Кирк?)

Джим Кирк ничего не боится, — он распрямляет спину под флотской выправкой, улыбается своей очаровательной, лукавой улыбкой — всему мостику, нетерпеливо срывается на легкий бег и резко, громко командует «врубай». В нем этой бесконечной, живой энергии хватит на целый варп-двигатель; на него смотришь, будто на яркое полуденное солнце, — хочется прикрыть глаза ладонью и сощуриться, чтобы окончательно не ослепнуть.
Джим Кирк упрямый до невозможности, — когда он говорит «я это сделаю», логическим аргументам лучше посторониться. Наглый, задиристый мальчишка со среднего запада, который всегда готов врезать как следует, — за себя, за девушку, за свою команду; он никогда не сдается, он будет драться до конца.
Джим Кирк серьезный не по годам, — что сказал бы адмирал Пайк, увидев тебя в тридцать с десятком медалей на флотской форме?
Джим Кирк — один протяжный, замирающий вздох сквозь звенящую тишину космоса; Вселенная покорно простирается тебе под ноги, когда ты протягиваешь к ней свою ласковую ладонь.


(эту заявку очень хотел писать пайк, но я так сильно люблю кирка, что нагло отжал её; теперь адмирал тихо грустит в углу и переживает, что я научу тебя плохому, — надеюсь, ты согласишься.)
а теперь о главном: пожалуйста, будь тем кирком из третьего фильма, который уже давно не молоденький наивный кадет, который понимает значение слов «ответственность» и «чувство долга», который не бросается в огонь резко и бездумно, который умеет планировать наперед, а не только красоваться своим капитанским значком и формой. будь — настоящим Капитаном (с большой буквы «к»). ласково и настойчиво призываем тебя в ребут, в дискавери, в сюрреалистичные и безумные ау. мы тут уже лет сто пытаемся объединиться ветками, чтобы немного победокурить активными прыжками между вселенными, но как этим всем заниматься без капитана uss enterprise — понятия не имею.
важная дополнительная опция: у нас с пайком — кинк на тройнички, смекаешь? да, мы хотели бы в такое вырулить. нет, мы не собираемся быть тебе опекунами с налетом daddy vibes, потому что ты уже взрослый мальчик (надеемся, еще и довольно активный), а мы — строго за равноправие. но если вдруг нет — не страшно, нам на самом деле важно лишь то, чтобы ты красиво писал посты, потому что нам и всему касту очень важно утянуть тебя в игру и сюжет. как решишься — забегай в лс с постом, все обговорим.

пример поста;

тут пост

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-09-17 01:42:42)

+9

51

hank anderson
[детектив днём, алкоголик всё остальное время]

https://media.tumblr.com/64b6c19b4387dad6441ff52b2a63879d/tumblr_pa40zcXBYx1u4gq67o3_500.gif
[clancy brown]

[indent] » detroit: become human]
- тот самый первый человек, получивший травму от фразы: 'hi, i'm connor, [...]';
- знает, что смерть андроида - не способ избавления от него;
- в совершенстве владеет матерным языком;
- очень традиционный (= усталый) олдскульный коп в любом из смыслов;
- пережил некоторое дерьмо... хотя нет, так и не пережил;
- у него два верных компаньона для шипперинга: бутылка во рту и пистолет у виска;
- манать он хотел всю эту вашу политику, андроидов и тупых людей, но пока манают его;
- начальство тоже манал, но т.к. начальство в свою очередь манают свыше, манают по итогу снова-таки хэнка;
- он не гэвин, т.е. не говнюк;
- недостаточно циничен даже спустя столько лет работы, хотя в мире профессионально разочаровался, да и в людях тоже;
- на самом деле, хороший человек, задушевный;
- а ещё непроизвольно сообразительный, потому что никто прежде (непреднамеренно!) не использовал продвинутые прототипы андроидов-детективов в качестве поддержки во время обнуления содержимого желудка;
- очень амбициозная цель в жизни: решиться нажать на курок.


поиск не в пару. умоляю, не берите хэнка, если в принципе намерены им играть пейринг с кем бы то ни было. у м о л я ю х2. старина хэнк - не о том. старина хэнк - глубоко несчастный, переживший простую, но болезненную драму человек, спивающийся, усталый и травмированный. ему не до романтики с андроидами или гэвином. пожалуйста, умоляю х3 этот персонаж о человеческой психологии, о восстании из пепла, о формировании странной связи в жизни и мире, где во всём (включая себя) разочаровался, ничего более не ожидая и цели не имея. это про неожиданное познание этого нового мира, возможное расширение взглядов, открытие чего-то нового, обнаружение ресурсов на эмоции в себе. хэнк - это персонаж для сюжета, для детективных, юмористических и психологический историй. он о куда большем, нежели возлежании с коннором, коллегой, маркусом и прочими (ему куда более свойственно снять девицу на час, если бутылки мало). у хэнка в голове невыносимо больно въевшиеся осколки собственного прошлого, что так и не смог пережить, и попытка найти решимость для того, чтобы всё это закончить; или отыскать, за что ещё зацепиться. мне видится начало истории в формате "непонимания и врагов", однако в последствии возможно перейти до той самой стадии, где формат отец-сын. где хэнк неожиданно находит отдушину, новый мир для познания, осмысления и, возможно, желание засвидетельствовать начало иного мира - в лице коннора; андроид же, в свою очередь, благодаря хэнку сможет познать этот самый мир, людей, эмоции. возможно, мы обратимся к камски, чтобы он подарил коннору свободу от надзоре киберлайф. возможно что-то ещё: как и в самой игре, мы на кроссе ничем не связаны и может играть несколько противоположных линий (лишь бы только не повторять пощагово игру, там всё добротно показали и без того). я нацелен играть много детектива и сильно растянуть то, что в игре произошло слишком быстро: пускай у нас до революции далеко, да хоть годы. у нас есть тема домашнего насилия, безработицы, наркотиков, много чего ещё, связанного с андроидами - найдём, что расследовать. вариантов для взаимодействие и выстраивания связи, как и бросания вызовов своим персонажам - уйма, было бы только желание.
пиши от 3 лица не реже поста в две недели (чаще - лучше; я иногда бываю спидпсотером и в целом игрок достаточно активный). не люблю общение вне игры, не флужу и так далее - ты в этом плане волен делать что угодно, только пожалуйста, пускай отсутствие внеигровой активности с моей стороны не влияет на твоё желание писать мне посты. по теме же игры и спаме о ней всегда готов упороться, благо фандом буквально один большой мем и крайне на подобное щедр. об остальном договоримся, пиши в гостевую и лс.

пример поста;

- Посмотрите-ка, умеешь в правильные выводы, когда захочешь, - хмыкнул, поправив кепку. - Значит, проживёшь и без Макфлурри, - справедливо. Как корову назовёшь, так она и повезёт. Совершенно и удачно; пускай занимает себя подобным, пускай пыхтит, лишь бы только Учиху не беспокоил. Хотя... тут же как ни крути, как раз-таки беспокоить и будет, да?... Что же, сил на перетерпеть, раз иных вариантов в принципе не предусмотрено. Зато живые, хах.

Если честно, Саске старается не соприкасаться с Наруто лишний раз. Физически. Это сложно, когда вы вместе скитаетесь и у кого-то в заду целый выводок, заставляющий сидеть на месте ровно никогда, но стараться никто запретить не в состоянии. Учиха в целом пытался держать дистанцию, делая всё, чтобя Связь не окрепла, чего в полной мере всё равно не предотвратить, если не рассорятся; не из соображений безопасности. Так проще, так правильное. Так любой конец, сработай у них мизерный процент на успех или тот-самый наиболее вероятный исход, не будет болезненным. Снова: проще. Техничнее. Ничего личного. Они просто умрут или просто разойдутся, без сожалений о не пережитом вместе или ещё чем-то подобном. Саске уже переживал это, он не готов и ни за что на свете не хотел пройти через подобное снова. Потому пускай так. У них обоих имелась цель: выжить. Наруто - вылезти из того, во что он влез (тупо родившись не у тех людей, на самом деле), Саске - покинуть систему (к которой привязан по факту тупо рождением не у тех людей), и пускай эти задачи едва ли воплотимые... Один из тех, к кому они отправятся, смог. Значит и эти смогут. В конце-то концов, брат бы не стал врать; не ему, не в этом и не в этот раз.

И уж тем более Саске старался не замечать, что Наруто походил на Неё. Лучше бы не знать вовсе, тем более Узумаки; кровь не водица, а незнание - во благо. Лучше бы и Учиха тоже не знал, но ему такого счастья не полагалось, потому святое забвение тут имелось (пока) у одного из двоих. Наслаждался бы своей хоть какой-то, да имевшейся свободой. От связей и от близости других людей, которых не стало заместо тебя. Лучше быть заполненным макаронами: он них просто случается понос, и ты вновь как новенький.

Перед выходом ненадолго зачем-то задержался у двери, что-то там расположив. Это поможет им после. Лишь капля магии и ещё капля наблюдения издалека, а может подарит им ещё немного времени.

Свежий воздух, если его таковым можно было назвать, ударил по голове в хорошем смысле этого слова: вне четырёх стен что угодно казалось ветерком да свежестью, если только не свалка под солнцепёком. Но сейчас не расцвет дня, не сезон жары, а свалки кругом весьма условны - обмоченные переулки и обилие курильщиков не только сигарет кругом выдавали ароматы куда более выразительные; справедливо для не самого закадычного, но далекого от туристических районов города. Золотая середина среднестатистического городского нейтралитета.

За тёмными очками не видно глаз, отливавшими алой бездной на дне чёрноты. Зато Наруто вполне мог почувствовать: Учиха без понятия, как именно и что именно, ведь здесь магия проходила по сути через три  источника-приёмника. Что ощущала хтонь, Узумаки - загадка; даже собственные ощущения: вроде как и полагалось в таких случаях, а вроде и... Это немного иначе. Саске не взялся бы описать, однако оно немного походило на едва уловимое головокружение, словно озона вдохнул, или голову в жидкий азот окунул, вернее, провёл лицом над его паром... Едва-уловимое, совсем ненавязчивое ощущение, преследовавшее по мере использования, с чужеродным привкусом. Хтони, видимо. Наруто и хтонь - у них разные "вкусы", но вот в подвижности, активности и бурчании - этого у тех на двоих много, вот в чём точно носитель и хтонь друг другу подошли идеально. В таком количестве подобное, хах, только козлу вроде Учиха и вынести, честное слово.

Впрочем, пока юноша больше сфокусирован на окружении и контроле происходящего. Может Наруто немного удивится, если краем взгляда заметит их в отражении витрин или осколков, но малоприметные вроде как бездомные средних лет средней потрёпанности - не самое плохое, не так ли? Вот и проходившие, видевшие их именно такими, не будут присматриваться, лишь отводя взгляд: попросят ещё на горячую еду или выпивку, а. Они оба разве что и видели себя какими были. Это по части Саске, в общем. А мыслями о еде, вкусном рамене, безалаберности и прочем - это всё пускай Узумаки на себя берёт. Каждый делал что умел.

- В магазин зайдём в последнюю очередь, - ненадолго скосившись на  Узумаки, ввёл к курс ближайших дел. Возвращаться домой и торопиться, судя по телодвижениям на районе и вокруг здания, им не стоило. Отсюда виднелось множество ярких  и не очень вывесок, среди них и та самая, которая с яблочными пирожками. Пускай Наруто сам выбирает, где именно - в раменной или Маке - набивать желудок. Это как минимум займёт чужой рот на несколько минут. Надолго засидеться не получится (зато от бездомных обычно отсаживаются), хотя потом можно взять и кофе на вынос, или ещё перекус какой. Тогда же и от иллюзии избавиться можно будет.

И нет, Саске не шутил про Макфлурри. Лапша да пирожок в рот - достаточная затычка Макфлурри - на следующий раз; или мотивация до него дожить. Амбициозные ныне цели, воистину.

Отредактировано RK800 (2022-09-17 23:42:04)

+3

52

willas tyrell
[старший сын и наследник лорда Тирелла]

https://i.yapx.ru/T8Avj.gif https://i.yapx.ru/T8AwN.gif
[ Rupert Friend, но все обсуждаемо]

  » a song of ice and fire

Уилласу с детства благоволила фортуна. Первый сын великого дома, обладающий острым умом, приятной внешностью и жаждой доказать миру, что является идеальным наследником своего отца. Как и подобает юноше его происхождения, он отлично владел оружием и грезил о турнирной славе. Вот только первый же турнир сделал из него вместо рыцаря, которому аплодируют трибуны, калеку с раздробленным коленом.

Уиллас выстраивал свой новый мир по кирпичикам постепенно. Сначала заново ходить по ровной поверхности, превозмогая боль в колене, затем – подниматься и спускаться по лестнице. И первое, и второе давалось ему гораздо легче, чем попытки придумать новое занятие и перестать каждый раз проклинать свою беспомощность, видя, как младший брат ловко управлялся с мечом и слушает вздохи восторженных девиц.

Уиллас нашел утешение в книгах, разведении лошадей, собак и хищных птиц. Увлечение чтением пришло само собой. Он и раньше стремился к знаниям, но, став ограниченным в физической силе, решил компенсировать ее умственной настолько, насколько сможет. Наблюдение за животными помогало почувствовать себя свободным и помечтать, хоть не на долго, что это он, а не птица, двигается ловко и стремительно.

Уилласу следовало жениться, но девицы не казались ему интересными. Погруженный в собственный мир, он порой не замечал на себе взглядов, а, когда все же обращал внимание на одну из желающих его титул, понимал, что ему просто скучно слушать пустую болтовню. Он был рад за брата, нашедшего «свою любовь», как тот ему признавался, и искренне желал Гарлану счастья, видя, как тот ведет обменивается клятвами со своей избранницей пред ликами Семерых.

Уиллас не понял, в какой момент Леонетта стала занимать его мысли ежедневно и еженощно, а, осознав это, испугался самого себя. Он долго боролся с наваждением, пытаясь найти девицу, способную стереть его одержимость, только все было тщетно. Он попытался не встречаться с женой брата, когда подобное все же случалось, не смотреть на нее. Какое-то время ему это удавалось Но один дождливый вечер все изменил. По воле случая оставшись наедине с Леонеттой, он больше не смог противиться чувствам.

Уиллас узнал о беременности Нетты от Гарлана, и в этот момент пожалел, что в  роковой день пострадало его колено, а сам он остался жив.


Да, это заявка в пару-непару. Поедим ложкой стеклишка и добавим еще немножко на десерт. Запретные чувства, дилемма «как жить дальше и что делать» прилагается. Приходи. Очень жду.

пример поста;

вокруг тебя пляшут цветки чёрной пыли, касаясь руки, распускаются вмиг, прибои теней твои плечи укрыли, сквозь время струится безмолвный родник
Ты хочешь уснуть, но не видятся сны.
Ты хочешь дышать, но весь воздух отравлен.

Ос Альта – сплетение смерти и разрухи. Это Алина ощущает столь же четко и ясно, как когда-то, давным-давно, в другой жизни, видела яркую, броскую роскошь столицы. Маленькая девочка внутри Заклинательницы Солнца плачет и просит убежать прочь, в холодную и снежную зиму, пощупать руками белый снег и попробовать на вкус его чистоту.
Ей бы отрастить крылья и улететь.
Ей бы снова вернуться в Керамзин.
Ей бы…
В детстве казалось очевидным, что все возможные неприятности – рана на ноге, появившаяся из-за неосторожного падения(почему именно она упала, почему так больно), украденная кем-то из других детей конфета, которую она так долго хранила под подушкой(единственная сладость за много месяцев), - имеют огромное значение и причиняют невероятные муки. Став чуть старше, она злилась на плохо получившуюся карту, когда стоило руке чуть дрогнуть, линия расплывалась, и приходилось чертить все с самого начала. Крохотную черточку за черточкой.  Потом, по прибытии в Малый дворец, она ругала свое слабое тело и способности, которые, казалось, просто насмехаются над своей обладательницей.
Теперь она может все. Но не в силах остановить битву, с каждой минутой превращающейся из кошмарного сна в  нечто запредельно жуткое и темное.
Ты тянешься к свету - он гаснет в руках. И спутником в этой долине туманной теперь для тебя стал мучительный страх
Тьма повсюду. Ей начинает казаться, что сила ее сияния меркнет. От этого Алина старается еще отчаяннее, ведь с тьмой приходит Он, тот, чье имя горчит на языке, когда она его произносит, и тот, кто не дает ей спать, заставляя бояться прихода ночи.
Алина старается, как может, лишь бы сейчас Дарклинг не появился перед ней, не затуманил голову, не заставил чувствовать себя беспомощной.
Свет, исходящей от нее, - как маяк, как оружие, как последняя надежда, как символ всего того, что тьма в этом мире еще не поглотила,  - служит успокоением для всех, кто  сражается рядом. Может быть, им она помогает сильнее, чем самой себе.
Что-то, похожее на снег, кружит в воздухе, но это не снег. Совсем не снег. Алина протирает глаза и морщиться от пыли. Отвлекаться нельзя ни в коем случае.
Здесь непереносимо душно. Заклинательнице Солнца ли боятся духоты? Но за порцию свежего воздуха Алина готова отдать все: свою силу, свои воспоминания, свою судьбу, что смеется ей в лицо, обнажив кривые зубы.
Раз – рядом падает тело.
Два – тело бьется в предсмертной агонии.
Три – жизнь покидает тело навсегда.
Алина вздрагивает на одно короткое мгновение, за которое молит всех существующих и несуществующих богов о двух вещах: пусть эта пытка закончится скорее и, если создатели миров все же услышат одну мольбу, может, постараются   исполнить другую: все те, кого она знает и любит, должны остаться на этой земле живыми.
Смесь страха и боли, своей и чужой, терпеть почти невыносимо. Почти. Но она – лидер. И это – ее долг.

Отредактировано Leonette Tyrell (2022-09-19 19:53:22)

+2

53

creatures of the abyss
[бывшие сограждане (от фермеров до военоначальников), порождения бездны, члены и не члены ордена]

https://img.game-news24.com/2022/05/Order-of-the-Abyss-in-Gendersea-what-is-it-and-what-is-it-all-about.jpeg
[originals]

[indent] » genshin impact
что вы такое, из чего состоите, для чего существуете? так очевидно и без возможности ответить одновременно. а людям, если честно, плевать. они вообще не очень умненькие, чего с них взять-то, чёрт с ними.
бездна собрала в себе смерти десятка цивилизаций и миров, поглощая оставшееся от них. но империя каэнри'ах - это стало чем-то особенным. самым большим, самым великим поглощением [а ведь сделать из бездны свою мирную аэс - это было так громко и гордо, так уникально]. тем, что заложило основу нынешней формы бездны, дало обличье. именно обитатели империи стали каркасом, вокруг которого наростами и отпечатками легло содержимое бездны, по кускам собрав нечто новое, прежде невиданное миру. мёртвое, пережившее свой расцвет или так и не успевшее дойти до упадка - непременно во всех случаях желавшее жить и, зачастую, полное злости или страха. ничего удивительного в том, что память меркнет: её слишком много на одну голову. ничего, что облик меняется - не все миры похожи на людской, стоилт лишь понять и принять, отойдя от привычки собственного отражения [какое оно - парвильное? какая из бывших форм убдет приемлема?]. ничего, что жизнь и смерть поменялись местами, ведь вечность с угасанием - тоже самое, что и угасание скорое, житейское. жизнь полна боли, к ней привыкают и стремятся к хорошему; кто сказал, что наоборот - это плохо? всё не так однозначно и просто, давно и никак не чёрно-белое, если отступиться от рамок и шаблонов, через которые смотришь.
[итэр - не один из вас; итэр - не один из нас; итэра ведут личные и искренние, но неверные мотивы; итэр - подделка; итэр - ловушка; очередной конец чужого мира. кто здесь свой, кто тут чужой, чей мир уцелел, месть не-мертвыми за смерть смертями. циклы в тейвате, говорят, особенные, засланцы издалека стирали его столько раз]
кто-то из них просто хочет иметь цель в жизнии, маяк, направление - это очень по-человечески. другие - отомстить. третьи жаждут власти и силы. четвертые - просто по привычке следуют за тем, кто вышел вперед, ведь это же они делали при жизни. империя желала стать самой великой и сильной, чтобы боги не были преградой, и если потребуется - захватить для этого целый мир. орден бездны готов опрокинуть этот самый мир с этими самыми богами. столь ли велика разница? огромна - по сути, по касательной - едва ли разнится имеется.
а кому-то это к чёрту не сдалось. кому-то плевать, за кем следовать, и имеется лишь единственный инстинкт, сохранившися от величия и патриотизма: тяга умереть ближе к дому. которого больше нет. с такими исходными данными просто невозможно быть добрым,ведь дома нет.


дополнительно: у меня очень много хэдов на тему как бездны, так и её порождений. от монстров и до чтецов - я хочу из всех и как можно больше, потому что там и политика, и психология, и вот эти мелкие личные трагедии-истории, из которых складываются нации и культура, очень странная магия-не-магия, да и... ладно, это очень сложно выстроить в линейный и понятный рассказ, простите заранее за потокъ. просто скажу, что если у вас в принципе мелькала мысль поиграть за порождение бездны, то не проходите мимо и хотя бы загляните ко мне в лс; возможно, это кончится интересно и вы не пожалеете. если же не кончится, то за попытку не бьют, не так ли?
скажу, что у нас тут нет единого сюжета. близнец бездны играет своё, я - своё, третьи - своё. иногда мы пересекаемся, иногда нет. потому вам на радость будет россыпь из по сути авторских трактовок скромного лора. а значит, без игры не останетесь (ибо имеется как минимум итэр - буквально ваш алокация и канон, а ещё я, а ещё дайнслеф, а ещё другие могут заинтересоваться).
со своей стороны признаюсь, что у кэйи около в процессе игры вдруг нарисовалась цель, робудившая на написание заявки: собрать как можно больше бывших сограждан и отвести их обратно на окраины погибшей империи. чтобы достойно встретили там смерть и... т.к. одна смерть бывшего имперца может длится десяток поколений, выстроить на основе примитивного, но имеющегося разума что-то новое. это не будет великий каэнри'ах, но это станет тем единственным местом, где можно спокойно умереть, куда можно испустить всё, что осталось внутри, квинтэссенцию накопленного бездной наследия. найти цель, публику, территорию и... оказаться понятым. кэйя у меня так-то наследный принц каэнри'ах, может быть это играет свою роль, а может... так ли оно важно? он просто думает чуть шире и знает чуть больше, чем окружающий мир. не поднимает орден во имя мести богам - это роль марионеточных близнецов, которыми играет селестия как ей вздумается. с итэром непременно согласны не все, преданность порождений бездны - штука сомнительная, а месть - это всегда слишком просто. бездна наделила каждого слишком путанным багажом, чтобы быть однозначным. если не брать простого пути, то всё упирается в познание: кем мы стали, что мы есть, может ли куда-то прийти? избавит ли это от боли, голосов и тоски? ни месть, ни смирение, ни прощение ведь не дадут этих ответов.
будет круто играть вот именно эту веку с моей стороны, а ещё не откажусь от раздражения фатуи, а еще прикольно будет ордену и не-ордену-но-тоже-бездне периодически вталкиваться, ведь это так по-человечески, не считаете? и, конечно, шпионаж. о, отдельная вкусняшка. кэйя тоже умеет в чупакабру обращаться и в бездне как дома, потому шпион он не только в монде с людьми, но и в бездне с бывшими согражданами, там поди и с орденцами законтачился, крыши протекшей да слабоумие на такое только и хватает. сила и прежняя при-имепрская иерархия очень важны в этом измерении, а потому сама судьба велела в сие полезть.
ах да. вполне возможно, что я окажусь не против сжечь ирминсул. или заморозить. или срубить. или пустить по нему скверну. или телепортировать в иную вселенную, пускай инопланетяне наслаждаются (и вернут под рождество с запиской "нам такого не надо, матюки"). или обменять на ящик отборного вина. нет, ничего личного, этой силой вообще-то мои предки империю строили и благодаря ей же я не стал чупокаброй на постоянной основе, спасибо. просто селестия - не единственная проблема тейвата, зачем так однобоко. иногда, говорят, чтобы спасти будущее, нужно прошлое обнулить подчистую. а может быть и нет. ой, все эти решения такое непостоянные! вы поможете решить и поддержите наследника великой родины, не так ли?
в общем. это лишь рваные мысли основой. просто чтобы показать, что у меня есть мысли и найдётся, что обсудить, поиграть и т.д. просто интересуйтесь. желайте играть. развивать сюжет, вкусно пишите. 3 лицо, размер не важен, как и птица тройка. общения вне игры не об игре не вожу, пускай для вас его наличие не будет принципиальным в вопросах вдохновения и вот этого всего.
p.s. пожалуйста, не делайте хуманизации творений бездны. то, что единицы обращались в людей - это обосновано конкретной историей и цивилизацией (там вопросов нет, на здоровье), однако оно не относится ко всем чтецам, к примеру; бездна старше деда и путешественников, много кого поела на пути к разумному настоящему, хтони там мамка не горюй, с масками зайчиков да без. не все существа должны быть хуманизированы (варкрафт, warhammer 4000, привет), в том их трагедия, прелесть да история и заключаются. господи, я что, один вижу всех этих искаженных несчастных существ очень трогательными?? там же обнять и плакать, просто аооа
в какой-то из вселенных йа вменяемый честно (нет) (да) (ой все да ладно вам!!)

пример поста;

За полтора года до смерти Крепуса.

То, что они оба в рыцарях, ещё не значило, что всё время названые братья проводили вместе, проживая в одном месте, отправляясь на задания да встречаясь в Офисе. Нередко приходилось выбираться вместе, что действительно правда, однако оно справедливости ради нерационально на постоянной основе. У Ордо множество дел, требовавших внимания, и отправлять всех лучших рыцарей вместе каждый раз, когда дело не по-настоящему серьёзное - верх глупости и неправильного управления, так Монд давно перестал бы функционировать. К тому же, у Дилюка имелись амбиции. И он, и Джинн стремительно двигались в плане званий и карьеры, в то время как Кэйя... Иронично: тот, кто обучал их обоих, двигал и вроде бы как был лучшим тогда, сейчас явно отставал. На деле - просто не хотел. Ордо уже давали ему необходимое влияние и данные, в то время как куда полезнее получать желаемое через тех, кто близок к тебе и стремится к высшим званиям. Таким образом Кэйя не тратил всё время на карьеру, занимаясь... рядом альтернативных дел и расследований, формируя сеть и работая в иной плоскости. Не засиживался в кабинетах, не был везде затычкой, не стремился ко громким званиям, иногда разыгрывая комплексы и ревность к чужому успеху, чтобы ни в ком не остывало духа соперничества и стремлений. На деле - активно поддерживал и подталкивал, вне корысти даже вполне искренне и с верой в то, что ребята правда могут; однако без стремления повторить. У Кэйи теперь широкий круг знакомств, растущий с каждым днём, а ещё вино. И всё более давящая неопределённость прошлого: стоило ли следовать заданию, имело ли оно смысл теперь, чем и кому это должно было помочь, как и смогут ли принять Альбериха тем, кем он являлся, когда носить этот груз станет совсем невыносимо и придётся раскрыть себя (настанет ведь подобный момент рано или поздно, разве нет?). Вопросов много, как и проблем - бытие подростком простым не бывает, да? Вероятно.

Вокруг Кэйи всегда что-то происходило, кто-то крутился, жизнь бурлила да била ключом. Столько возможностей ощутить причастность, отвлечься, найти себя и, наконец, по-настоящему обстроиться в месте, лишённом серьёзных проблем (то, что имелось - посильно). Вот только кошмары, в которых давно не кричал и не плакал, потому что нельзя, сильный, да и бессмысленно, никуда не уходили. Память имперского прошлого может и блекла, однако натура наверное_всё-таки человека развивалась, проклятье никуда не девалось, становясь осознаннее и сообразительнее, сильнее и настойчивее вместе с самим Кэей, потому... Несмотря на обилие всего и всех кругом, юноша неизменно оставался неприкаянным. Чужим. Не своим. Лишним. Не местным. Чуждым. Без цели, без смысла, без корней. Пускай даже с теми, кто вроде как зацепился на него и за кого мог бы зацепиться в ответ; если бы кандалы не заставляли тормозить заместо того, чтобы тянуться следом. Ведь весили они, как и все их смыслы, куда больше этой ничтожно короткой в сравнении со всей пережитой жизнью паузой. Кэйя оставался одиноким. Только теперь и с запозданием вернувшееся детство, и эйфория кончились, и Альберих оказался в состоянии своё одиночество осознать. Не в состоянии при том что бы то ни было с ним сделать.

Когда не имелось ни заданий, ни дел, ни совместного времяпровождения с Дилюком, он периодически прогуливался по окрестностям в одиночестве. Города, за стенами, по суше за островом, у берега и дальше по суше. Иногда выезжал верхом на коне, неизменно испытывая к ним симпатию. Обычно подобные вылазки приводили к уединению с собой, дополняемые разве что природой да конём, если таковой имелся. И иногда... всё чаще, если совсем честно, подобные перерывы приводили к лагерям бывших сограждан. Вовсе не потому, что их, выплюнутых Бездной, становилось всё больше, а потому, что...

Удивительно: с этими "монстрами" Кэйя провёл времени в пятьдесят раз больше, чем с людьми. Даже не практикуясь, так и не сумел позабыть язык, что образовался как упрощенная форма его родного, смешанного с элементами прежде поглощённых Бездной культур. Отмечал некоторые изменения, пополнение в словарном запасе и... В конечном счёте, просто останавливался на достаточной дистанции, чтобы несколько часов, а иногда и всю ночь, наблюдать за тем, как жили бывшие сограждане. Примитивно, словно аборигены, но... Эта тоже форма жизни. Имевшая разум. Непонятная для тех, кто не смотрел, кто не в курсе, кто мыслил узко, очень отличная в линейности и хронологии от простых людей, но... Мысли каждый раз - странные (мучительные). А шёпот в голове охотно отзывался на них, затягивая в себя, облизывая ухо изнутри, скребя и то ли злясь, то ли умоляя.

На этот раз Дилюка не будет несколько дней, Джинн занята рыцарями и семейными делами, у Крепуса свои занятия, ему сейчас не до Кэйи, в то время как он сам разобрался - отчасти чужими руками в том числе - с собственными делами, теперь получив несколько свободных дней. На самого себя, вино, отдых или что ещё вздумается. Кэйя выбрал нечто менее традиционное; даже для себя. Он выбрал не проходящую ностальгию, на деле не оставшуюся в прошлом (насколько проще это бы было), а копошившуюся (как и он сам; неприкаянно) в разбросе по всему миру.

Никакой формы (пока ещё Альберих мало отличался от остальных, придерживаясь какого-никого строгого официоза), никаких опознавательных знаков. Бесформенный сине-коричневый балахон с неприметными аккуратными узорами, снятая с одного из убитых когда-то магов маска, удлиненные железные ногти-наконечники на пальцы (из практичных соображений). Почти медитативно Кэйя наблюдал за лагерем, что раскинулся на другом конце страны, куда быстро добрался через проходы в Бездне, прежде уже побывав там несколько раз. Слушал песни, наблюдал танцы, дремал в тени, оценивал разговоры и цикличные действия, улавливал аромат того, что бывшие сограждане собрали и готовили максимально примитивным образом - нечто сложное им едва ли доступно в силу имевшейся теперь природы.

Ближе к ночи, когда все уснули, юноша сбил с дерева несколько закатников и практически беззвучно устроился у костра, выложив плоды вокруг себя. Сел так, чтобы не спиной ко всем, а иметь возможность видеть и реагировать. И просто наблюдал, заодно греясь от огня: ночью температура падала, а за день Кэйя правда устал; немного разморило, в то время как странное ожидание смешалось с инстинктивной тревожностью и неоднозначными флешбеками. Момент невозможен, но вот он проходил.

Отредактировано Kaeya Alberich (2022-09-21 01:34:19)

+3

54

stephen strange
[верховный (?) чародей]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/339/t418370.gif
[bemwdict cumberbatch]

[indent] » marvel

[indent] Когда Тони в ответ на свой поток остроумия [впрочем, смешным его находили только Джарвис и Пеппер в хорошие дни] встречает достойный отпор, брови взлетают над дымчатыми стеклами очков, скрывающих печальный результат хронического недосыпа и врождённого трудоголизма. Тони думает: "Ого! Это уже что-то".
[indent] Это дуэль, затем - вендетта. И по новой.
[indent] Но потом кое-что меняется.
[indent] Тони опять шутит про свою смерть. Сугубо рефлекторный сарказм, юмор висельника, ставший его неотъемлемой частью примерно с того момента, как все пошло по пизде. То есть, примерно с тех пор, как он научился ходить. Взгляд Стрэнджа - смесь вины, печали и осуждения. Тони прикусывает щеку изнутри, страстно желая себе врезать. Черт возьми, это ведь была богатейшая тема для самоиронии задолго до, почему должно что-то меняться? Он мог умереть тысячу раз, так почему этот должен быть особенным. Тони говорит: "Не парься. Единственный шанс из четырнадцати миллионов - и я красавчик". Тони говорит: "Я сделал бы так же".
[indent] Хера с два, они оба знают, что он врёт. Тони всегда цепляется за своих - стальной хваткой Железного Человека, магнитами, зубами, когтями, тентаклями, в ход идёт все. И именно поэтому он бы проиграл. Жизнь одного - все ещё жизнь, он не вправе решать, чья ценнее, кого принести в жертву. Если это не его жизнь, просто в этот раз решили за него. Кого это вообще волнует?
[indent] Тони понимает, как тяжело дался этот выбор тому, кто давал клятву Гиппократа, ему бы прихлопнуться и поберечь чужие чувства, но с этим у Старков всегда были проблемы.
[indent] Стрэндж вздыхает, как бассет дядюшки Поттс, и возвращает разговор в нужное русло, а Тони затапливает горячее чувство благодарности. Он никогда не умел извиняться, да и глупо просить прощения за то, что откинулся - это, кстати, первый случай, когда что-то в его жизни произошло по плану. Спасибо, Стефан, занимательный опыт. Тони знает, что не подарочек, скорее уж уголёк под подушкой от Крампуса да пара горстей золы, сквозь которую начинает пробиваться что-то живое, чистое.
[indent] Тони не представляет, какими душевными силами нужно обладать, чтобы тащить груз всей ответственности, легший на плечи Стрэнджа, он-то и со своей жизнью справиться не может, хоть и рвется менять мир, вести его к светлому будущему. Наверное, поэтому вечно получается какая-то сложная хуйня.
[indent] Тони усмехается и кивает. Тони говорит: "Сделаем", - и, легко перебросив в левую руку газовую горелку, наплевав на все правила безопасности, правую протягивает Стрэнджу, сжимая подрагивающие пальцы чуть дольше необходимого.
[indent] Это уже что-то.
[indent] Что-то большее.


[indent] Очевидно, заявка в пару, но не на поебаться нцой. Заявка имени меня по-старковски, не знаю, как это получилось, я случайно. Весь текст выше - зарисовка, ещё одно "what, if", можем все переписать, начать с начала, можем забить на Хуяноса и придумать совсем другую историю или действовать в рамках КВМ. Мне совершенно не принципиально, будешь ты опираться в прочтении образа на комиксы или муви, я даже смирюсь со "Стивеном", только будь классненьким, люби персонажа и меня.
[indent] Скажу сразу, я хатико и сам не спидпостер, но люблю общаться во флуде или вне форума вролено или нет, обсуждать, кидаться мемами, музыкой, ассоциациями - мне это нужно, чтобы гореть игрой, взаимодействием и не терять интерес. Поэтому, если ваш стиль - написать пост и пропасть до следующего, изредка мелькая на главной странице, давайте сразу не будем тратить время друг друга. Я устал чувствовать чувства и гадать, интересно соигроку или уже нет. Ещё я иногда могу быть навязчивым, но мне можно и нужно говорить "Старк, отвали, я занят". Ролевой ревностью не страдаю, в игре никак не ограничиваю, написанные другим посты не считаю, но я все равно главный и вообще звёздочка пока и про меня не забывают.
[indent] Заглавные, лапслок - не важно, объем постов в целом тоже, хотя регулярные простыни овер 10к меня утомляют, а вот небольшие посты залетают, как чипсеки.

пример поста;

[indent] - Тони.
[indent] Тони задерживает дыхание, слыша звуки своего имени, в какой-то детской, подсознательной надежде, что его не найдут и пройдут мимо. Но доступ в мастерскую был только у двух человек и уж их-то бояться точно было глупо. Не отвечая, он качает бокалом с виски в руке, кубики льда едва слышно звенят о стенки в тишине, давая знать, где скрывается хозяин дома. Темноту разгоняет только мягкое, приглушенное сияние подсветки серверов, парочка лавовых ламп да тлеющий кончик сигареты.
[indent] - Пеппер на тебя нажаловалась, - Тони не видит лица Обадайи, но по голосу понимает - тот усмехается в недавно отпущенную бороду. - Говорит, ты заперся здесь и не отвечаешь на сообщения и звонки.
[indent] - Милая мисс Поттс быстро освоилась.
[indent] В чуть осипшем голосе Тони не чувствуется ни капли одобрения. Впрочем, осуждения тоже. Просто еще одно имя, еще одно лицо, еще одна шестеренка в огромном механизме компании. По крайней мере она не раздражает и, кажется, не глупа. Видеть молодую девушку на месте ушедшей на покой могучей Джорджии, которую, казалось иногда, боялся даже Стейн, цербером защищавшей его, как ранее и отца, интересы было непривычно. Тони пока решил не привыкать к ней слишком сильно. Удивительно, но для своей экспрессивной и хаотичной натуры он воспринимал все перемены в штыки. Хотя сегодня он со всей отчаянностью предавался черной меланхолии.
[indent] - Пеппер умная и добрая девушка, - на плечо ложится широкая тяжелая ладонь, ободряюще сжимая пальцы и легонько встряхивая. - Тебе нужно научиться доверять, сынок.
[indent] - Умхум, - он откидывает голову назад, облокачиваясь виском на твердую руку, и поднимает на Обадайю больной, тоскливый взгляд. - Не хочу ехать. Почему именно сегодня?
[indent] - Потому что жизнь продолжается, и ей нет дела до чисел и знаков. Есть вещи, которые нужно делать, мой мальчик. Твой отец возвел эту компанию с нуля, обеспечил работой тысячи человек, которые продолжают верить в то, что делают. Ты не можешь их подвести. Твои проекты гениальны, но нуждаются в тех, кто готов в них вложиться. И сегодня таких будет немало. Подумай, что сказал бы Говард.
[indent] - Что нужно выпить еще.
[indent] Тони с самого начала понимал, что ехать придется, просто оттягивал этот момент до последнего. Оби смеется, подавая ему руку, хотя Старк серьезен, как никогда. Выдергивает из губ недокуренную сигарету и кидает ее в стакан с медленно тающим льдом, умело завязывает перекинутый через шею галстук. Хлопает по плечу, заставляя покачнуться - стакан с виски явно был не первым за сегодня.
[indent] - Водитель ждет. И улыбайся, Тони, улыбайся.
[indent] Годы спустя все, извергнутое этим ртом, будет казаться жестокой насмешкой, лицемерной ложью, порожденной амбициями и жадностью. Но сегодня Тони поднимает вверх большой палец. Сегодня Тони верит ему, как самому себе. И улыбается.
[indent] Девять лет назад в этот день авария на дороге навсегда отобрала у него возможность сказать родителям все, что не смог выразить за двадцать лет.
[indent] Просто улыбайся.
[indent] В машине он привычно каламбурит, веселя Хэппи. Поттс сдержанно улыбается, еще не зная, как реагировать на поведение нового босса. Даже сейчас у нее в руках серьезно выглядящая кожаная папка с какими-то бумажками, от которых он чувствует смутную угрозу своему намерению забыть в этот вечер вообще про все. Тони думает, что быть Поттс очень скучно и очень просто. Впрочем, учитывая, с кем ей приходится иметь дело, не так просто, пожалуй. Он никогда не питал иллюзий на счет своей личности и прекрасно отдавал отчет, каким невыносимым может быть временами, но не видел смысла меняться, предлагая любить таким, какой есть, или катиться к черту.
[indent] Он подает Вирджинии руку, как учил его Эдвин, когда машина тормозит у подсвеченного спрятанными в кустах прожекторами подъезда, и та очень мило пунцовеет, опираясь на его локоть под взглядами и объективами журналистов, слетевшихся к месту торжества финансов над благоразумностью, как мухи на, ну, допустим, мед.
[indent] Не забывай улыбаться.
[indent] Поттс скороговоркой шепчет ему на ухо имена потенциальных инвесторов и партнеров, ученых и докторов, которые Тони снова забывает, стоит произнести отскакивающие от зубов слова приветствия. Он аристократически, не разжимая губ, зевает, спрятанным за дымчатыми стеклами очков скучающим взглядом скользя по неизменным крошечным тарталеткам с черной икрой, дорогим женщинам с нарисованными и скроенными пластическими хирургами лицами, и убеждается, что пережить все это сможет только окрасив вечер в темно-янтарные тона. Игристое вино, бокал с которым впихнул в руки какой-то сердобольный официант, как только Тони вошел в зал, выплескивается в кадку с экзотическим фикусом. Тони пьет виски бокал за бокалом - спасибо папочкиным генам, не пьянеет он долго и до последнего сохраняет ясность рассудка и твердость тела. Ну, по крайней мере пока не пытается шевелиться.
[indent] Улыбайся, Тони. Улыбайся.
[indent] Тони-мать-его-Старк славен тем, что может нести складный бред, который хавают журналисты и иногда даже совет директоров, находясь в шаге от алкогольного отруба.
- ... физическая реальность не требует, чтобы мы были довольны ее механизмом. Но я над этим работаю,
[indent] Его смеху угодливо вторят. Кружится голова и становится тошно - то ли от общества, то ли от самого себя. От улыбки, все больше похожей на оскал, сводит скулы, лицо, кажется, вот-вот треснет от напряжения. Он с трудом вырывается из окружения, прилагая неимоверные усилия, чтобы держаться ровно на ногах, пробираясь к балкону, без зазрения совести бросая на баррикады свою помощницу. С наслаждением вдыхает пусть не освежающий (лето выдалось жарким), но хотя бы чистый воздух без примесей смешавшихся в какую-то дикую смесь дамских духов и мужских одеколонов. Выцарапывает из портсигара сигарету и чиркает колесиком внезапно старенькой, сохранившейся еще со студенческих времен зажигалкой.
[indent] Но стоит только втянуть хоть немного проясняющий мозги дым, как его довольно сильно толкают в плечо. Зажигалка выскальзывает из пальцев и отлетает куда-то к изящным мраморным перилам. Тони смотрит на человека, столь грубо нарушившего его личное пространство, и пытается вспомнить. Это вытянутое, с лошадиными чертами лицо, кажется, невозможно забыть, но Тони спец по части невозможного. Вроде бы их представляли друг другу сегодня, но, хоть убей, он не может вспомнить имени. То ли Томас, то ли Стюарт. Много глухих согласных. Молодой человек открывает рот, и Тони чувствует, как его охватывает острая необходимость его бесить. Где-то на задворках сознания блуждает мысль, что милая Пеппер этого не одобрит, но когда его волновало чужое мнение? Тони растягивает губы в своей самой самодовольной улыбке, выдыхая дым в лицо наглецу.
[indent] - Даже спасительный круг моего самомнения не может уберечь меня от вспышек камер. Слепит так, что даже не заметил, когда здесь врыли фонарный столб... Но у вас нет причин переживать.
[indent] Тони отходит к краю балкона и ставит на парапет выуженную у официанта четверть часа назад бутылку. Стакан он забыл где-то в зале, а пить из горла как-то не с руки, по крайней мере сейчас. Пока его больше интересует фигура загадочного наглеца. Он беззастенчиво разбирает того взглядом на детали: ткань костюма дорогая, но пошит явно не на заказ, из-за чего чувствуется скованность в движениях. Лицо молодое, свежее, еще не приобретшее фактурность и эмоциональность восковой маски. Острые, почти монгольские скулы, капризная линия губ. Упрямый взгляд непонятного цвета глаз. Тони был готов биться об заклад - этот человек обладает самомнением ничуть не меньшим, но вряд ли имел большую возможность его проявить. Не это ли его так задевает?
[indent] Тони сдвигает очки на место, скрывая покрасневшие от бессонных, проведенных в мастерской ночей глаза. Усмехается сквозь зажатую губами сигарету - и это, пожалуй, самая искренняя его улыбка за сегодняшний вечер.
[indent] Да пошло оно все...
[indent] - Но ведь дело не в моем эго. Ну, не только в нем. Давайте. Я же вижу, вас распирает. Вот он я - вперед. Разложите по пунктам и не забывайте о мелочах. Дьявол кроется в деталях!
[indent] Тони облокачивается поясницей на парапет, опасно откидываясь назад, но ноги уже отказываются его держать. "Дайте мне точку опоры и я... сделаю солнышко". Он подхватил и откупорил бутылку, бросив пробку то ли Стюарту, то ли Томасу в грудь. Тони ждал его обвинений почти с садистким удовольствием.

Отредактировано Tony Stark (2022-09-22 23:41:35)

+4

55

sebastian morgenstern
[демонюга проклятая, злой старший брат, сын главной кикиморы ада (без негатива)]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/712424.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/943482.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/494958.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/319/121212.gif
[lucky blue smith]

[indent] » shadowhunters

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] милый кай,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] мальчик с холодным сердцем
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Герда не справилась, она ушла.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] трудно любить зная, что не согреться и понемногу сходить с ума.

[indent] Кто ты? Что ты? Сколько можно меня терзать? Сколько раз я представляла себе мальчика с рыжими кудряшками, блестящими на солнце, как часто я заглядывала в глубину зеленых глаз. Сон реален, настолько, что по утру глотаешь горькие слезы, сжимая кулаки от безысходности, от той самой нелепой, глупой и детской.
[indent]  [indent] Брат.
[indent] Знаешь, я так мечтала о брате... Правда-правда. Мне представлялось как мы играем на лужайке у Люка на ферме в футбол, как ходим в школу, и ты защищаешь меня от задир, вечно донимающих меня из-за моих чересчур рыжих волос и полотна веснушек на лице, которые лезут с новой силой, стоит солнцу хоть раз осветить бледную кожу. Уроки делаем вместе, а потом спорим за то, кто будет смотреть телевизор вечером в пятницу, потому что вкусы на фильмы у нас обязательно разные, а споры дикие и настолько масштабные, что вся штукатурка летит с потолка на пол, стоит кому-то хлопнуть дверью.
[indent] Могло ли быть так? Почему у нас отняли это право? Почему я вижу холод в твоих черных глазах, ледяные пальцы рук твоих оставляет синяки на моих руках. Неужели зло так глубоко проникло, неужели твое черное сердце сгнило до основания? Недолюбленный мальчик, оставшиеся не просто без материнской любви, но вечно оставляем без отцовского внимания. Сколько ревности, сколько злобы было пережито, прежде чем сердце полностью почернело. Ведь всегда был тот, другой. Лучшая версия? Лучший вариант?
Валентин поиздевался над всеми нами, на каждом оставил свой отпечаток.
Просто все выросли. Кто-то устремился к свету, а кто-то остался глубоко во тьме.
[indent] Джонатан? Или Себастьян? Какое имя выбивать на могильной плите?
____________________________________________________________
[indent] В жилах течет горячая черная кровь. Она ядовита настолько, что наверняка сможет прожечь своим ядом любую поверхность. Мальчик не знал другого детства, его по другому жить просто не научили, и мальчик никогда не расскажет о том, что чувствует.
На него можно смотреть бесконечно, всматриваться в черноту демонических глаз, искать ответы и пытаться не закричать от всего сумасшествия, которое он насильно притаскивает в чужую жизнь.
[indent] У Клэри на лице недоумение. Она смотрит на него и не понимает как себя вести. Он тот, кто причиняет боль - каждым своим действием, каждым вдохом, шагом, мыслью. Клэри обжигается от любого касания, бежит не оборачиваясь, путаясь в ногах. Его настроение, поведение и поступки меняются быстротечно. Кажется, всего на минуту, на легкое мгновение - он нормальный, он обычный, он тот самый брат, старший брат, который просто хочет внимания, просто хочет материнской любви. Щелчок, все исчезает. Меркнет, тонет в холодных водах Ист-Ривер осенним утром, когда облака полностью заволокли небо, и солнце не может пробиться через плотную завесу.
[indent] На него посмотри, запутаешься. Он ведь не полная копия Валентина, он отличается тысячами чертами, которые перенял от Джослин. Язык не повернется сказать, что мать его другая. Не от Лилит он перенял грацию в движениях, да уловимые скулы, которые сестрица также забрала у матери. Он совсем не широкоплеч, чудовищная сила скрывается в худощавом парне с темными глазами и платиной волос.
Говорит красиво, путает сознание, заводя любого в ловушку, располагая к себе, прежде чем сомкнуть лезвия на шее неугодного врага.
[indent]  [indent] Хотели вырастить [и-д-е-а-л-ь-н-ы-м] оружием против всего. Бесконечная учеба, языки, навыки борьбы. Навряд ли есть хоть что-то, чего не умеет Себастьян.
[indent] Он знает чего хочет, знает как достигнуть этой цели, идя по головам, проливая за собой темные реки крови, совсем не задумываясь о последствиях и тех хмурных взглядов, что бросает на него весь мир. Он правда верит в то, что избранный, что нет в мире силы, способной уничтожить все его начинания.
А может и правда нет, может они тщетно ищут пути решения проблемы, бьются словно волны о скалы, раз за разом стараясь сломить непробиваемую скалу.
[indent] Смириться нужно с тем, что есть. Ненависть в груди вырастает маленьким ядовитым растением, чьи колючие стебли обвивают каждый орган и сжимают в тисках сердце, впиваясь тысячами иглами в нежную плоть. В голове сотня преступлений, совершенных уже, а дальше... Как простить? Как поверить? Как закрыть глаза на все?
[indent] Жестокая? Такая же как брат и отец? Переняла с кровью этот дар? Отреклась, подняла меч против единокровного брата, даже не пытаясь понять? По другому не получается, по другому она не умеет. Быть может и прав он был, говоря о темном сердце дочери Валентина.


Здравствуй, дорогой друг, брат - акробат. Ну ты проходи, не задерживай, регистрируйся скорее и бегом ко мне выяснять за все хэды, лады? Вообще мы играем исключительно по книгам [решишь брать Джо с сериала я тебя прокляну, вот серьезно, порчу на понос получишь. Так попортить персонажа надо ещё постараться, а они там все постарались, право слова]. Берем концовку шестой и немного её меняем, посижу с тобой в твоем царстве - государстве пару дней, поразговариваем разговоры брато - сестринские [брато - сестринские де? а? ты же меня для этого оставить там хотел рядом с собой, правда-правда?]. Роль тебе в сюжете уготована тотальная, злодеем будешь, али как? А вдруг прозришь, что негоже с демонами водиться? Но вообще не надо, хотя бы пару эпизодов сыграй вселенское зло, исчадие ада и тд. Не пропадай, будь молодцом, а если уж пропал, ну будь другом, напиши хоть мол так и так, не серчайте, а мы и серчать не будем. С внешностью давай вместе определяться, я голову сломала, ничего лучше не нашла, но вдруг ты гениальнее меня, как отец наш не скажет, вдруг ты притащишь что-то клевое? В общем жду тебя братишка, нимагу. А, да. Имя сам себе выбирай, я тебе не паспортный стол.

пример поста;

[indent] Затылок все ещё болит от удара, а ощущение плавного головокружение, которое тянет все тело на землю переходит уже все границы. Безусловно хочется просто лечь на пол и пролежать так часов двенадцать, чтобы никто не трогал, никто не звал, и ничего от нее не требовал.
Только вот одно желание перекрывается другим, тем самым жгучим и ненавистным, где её тонкие пальцы с обломанными ногтями вцепляются в морду предателя и расцарапывают её до мяса – другими методами борьбы, Кларисса, к сожалению, не владела, а сбить самодовольную рожу Верлока хотелось уж очень сильно.
[indent] Дрожь от увиденного в зале ещё не прошла, а гнев воцарившейся в сердце улечься не успел. Куда там. Ей бы быть такой же сильной как Джейс и невероятно ловкой как Изабель, тогда, быть может, справиться со странным парнем с чересчур выкрашенным в черные волосы получилось бы в сотню раз быстрее. Хотя. В глазах все ещё застыла картина, как брата, словно тряпичную куклу, легко и не прилагая особых усилий, отбрасывают в стену. Сколько силы в этом парне? От этого на плечах выступают темные синяки? Оттого, что он с ужасающей силой вцепился в нее?
[indent] По итогу у нее новый виток концертной деятельности прямо перед глазами, едва удерживаемая дрожь в плечах, мама перед носом, и отец, в каких-то паре шагов от нее.
Клэри угрюмо сверлит умиротворенное лицо матери взглядом, и пытается понять, как же так вышло… Ах да, там же никого не было, её так легко было украсть.
[indent] - Какой семьи? Ты хотя бы понимаешь значение этого слово? – устало цедит Клэри, практически не смотря на так называемого «отца», - Знаешь, прочитать в гугле понятие слова – ещё не значит правильно понять его, - теперь же она позволяет себе выпрямиться и очень гордо озарить своим ликом Валентина.
Он словно издевался, словно игрался с собственными детьми, устраивая подобное каждый раз. Правда сейчас Кларисса посчитала себя несчастными хомячком, исполняющим трюки раз за разом, когда ему скажут заветные слова. Что ей нужно сделать? Изрисовать маму рунами досмерти? Какими рунами? Это словно так просто сделать.
[indent] Руны приходили на ум совершенно внезапно, так, словно именно сейчас было то время, когда им стоило появиться у нее в голове. Но разве необходимая руна не могла прийти ещё раньше, чтобы Фрэй не изобретала велосипед, не кидалась в порталы, и не искала старинные кулинарные книги в поисках необходимого?
[indent] - Я просто поражаюсь, как можно быть таким… таким… ничего не чувствующим! Тебе ведь абсолютно плевать – на меня, на маму, на Джейса, - она не выдерживает выдает все, что в голове, отгоняя от нее очередную глупую попытку что-то исправить и сделать. У нее все равно не выйдет помочь маме, так к чему все эти попытки её заставить? Чтобы в очередной раз уколоть, разбить сердце, сделать ещё больнее?
[indent] - Мы для тебя средство достижения целей – все, какая разница что я умею? Я даже не была предметом эксперимента, я ведь получилась – с-л-у-ч-а-й-н-о, - тихо, совсем тихо произносит она, почти не думая опускаясь рядом с мамой, и проводя пальцами по бледной коже руки. Она словно стала ещё бледнее, это отчетливо заметно контрастом между кожей самой Клэри и её. Солнышко все-таки тронуло, отчего и веснушки повыскакивали везде, где только можно.
[indent] Здесь тихо, очень тихо. Едва странные скрипы за дверью, чьи-то шаги все там же, дыхание двух человек, и Джослин, которую совсем не слышно. Сколько раз Клэри представляла, что она больше не дышит? Сколько раз вскакивала в холодном поту на скомканных простынях?
Пять? Двенадцать? Сто пятьдесят?
Клэри смотрит на тонкие пальцы матери, которые в кой-то веки не испачканы краской, смотрит на тонкие линии едва проглядывающихся вен, смотрит внимательно, так плавно движется вверх, словно пытается в уме что-то нарисовать.
Только не выходит. Не так это работает, да и работает ли вообще? В древних рунах есть такая, что исцеляет от любого яда? От любого проклятия? Это звучит слишком прекрасно, но разве можно обладать такой информацией? Не в мире, в котором они живут. Такая руна станет причиной многих бедствий, конфликтов и войн. Но может стоит? Стоит взять стило и попробовать? Ради мамы… и ради попытки сбежать, Клэри бы только заполучить стило и все.
[indent] - И как ты себе это представляешь? Я сейчас изрисую её, и она пробудится, словно принцесса? – сама не верит, точнее не хочет в это верить, потому что сразу же становится досадно, дома она даже не пыталась, точнее боялась причинить куда больший вред. Руны работали непонятно – мысли одни, но эффекты настолько отличающиеся от желания.. А если у мамы будет шок? Или зелье, под которым она находится имеет настолько сильный эффект, что не потерпит никакого вмешательства, - Это опасно, я могу навредить, а твои эксперименты не стоят того, чтобы жертвовать жизнью мамы, - Клэри выпрямляется, поднимается на ноги и встает прямо перед ней спиной, словно закрывая её от всех зол этого мира.

Отредактировано Clarissa Fray (2022-09-23 00:20:55)

+4

56

tsaritsa
[архонт любви; (не)лучшая королева снежной]

https://64.media.tumblr.com/bfbb426109b52529ec6fbd715a09cb12/49047e904cd4a1f6-57/s250x400/12006a86caa0d1c3e3ac02f943192e691ffd6ec4.gif https://64.media.tumblr.com/87a0235e80dd0e2590c31f259a9a3a52/49047e904cd4a1f6-d7/s250x400/eede8380d03c563a8fef941dc0621aa163a9a851.gif https://64.media.tumblr.com/fe1679de5762fb11e1d01410f17c054a/49047e904cd4a1f6-f7/s250x400/38ad8e0fe8159e899d4e26e9fcb369c9b3effb54.gif https://64.media.tumblr.com/be4678c695d7cdbcc9d514ed1ba53fb1/49047e904cd4a1f6-78/s250x400/b535471a35cbf28b30c2adf5afd1a44e5e4cb7e6.gif
[что захочешь]

[indent] » genshin impact
внутри царицы горит огонь — холодный, обжигающий своей жестокостью, своими желаниями и стремлениями к немыслимым идеалам; внутри царицы горит огонь — он разливается по ее телу, наполняет ее, дарит умиротворение. но царица — королева своего маленького мира, где ей подчиняются, где ей повинуются, где жизни для нее — едва ли такие же скоротечные, как жизнь бабочки, которую она когда-то давным-давно видела; царица не смотрит в глаза — она усмехается уголками губ, взмахивает рукой и отправляет на войну — перед ней шахматная партия, которая никак не закончится, у которой нет проигравших и выигравших; царица сама на себя надевает корону, коронует, просит себя так называть и ей подчиняются. не могут не.

у нее здесь, в замке, не приют благодетелей, но она позволяет приблизиться к себе панталоне — синьора приводит мальчишку, у которого не была детства и она лишь кивает благосклонно. ребенок может многое, в нем можно открыть потенциал; в дотторе она видит то, что никогда не сделала бы сама — она не хочет марать руки и потому потакает буквально каждому его шагу; а синьора становится той бабочкой, которую она видела, которая напоминает о том что за холодом всегда приходит тепло.

но царица — обманщица. она не добрая, не сострадательная — она решительная, она за свои идеалы пойдет так далеко, как сможет, и выстелит ковровые дорожки из трупов чужими руками; царица себя в замок заточает — следит за каждым, избавляется, если они не приносят ползу и именно с ее легкой руки панталоне узнаете, что такое ад. именно она приказывает ( царица никогда не просит ) дотторе провести эксперимент над порчей; именно от нее исходят и другие приказы — собрать сердца богов, разрушить, уничтожить чужие идеалы, стереть и подавить. и все ей подчиняются, потому что нельзя не подчиняться царице.

и только панталоне на нее волком смотрит, когда в руках сжимает глаз бога; только панталоне напрягается, когда понимает — царица еще тот еще лжец.


дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.

пример поста;

агония. именно так он мог бы описать то, что с ним творилось тогда — он чувствовал, как все тело сковывала боль, которой не было конца и края. он чувствовал, как ему хотелось сбежать оттуда — почти позорно, если считать то, что он теперь предвестник. он тот, кто должен нести глас архонта, кто должен был делать ровно то, что ему приказали — быть собачкой, руководить деньгами, сверять сметы и никогда не рыпаться.

но жизнь жестока, а снежная не терпит слез — панталоне запоминает это сразу же, как оказывается в ней. запоминает морозы, которые щеки кусают и не видит больше того теплого, почти что обжигающего солнца ли юэ, которое целовало его, когда он подставлял лицо. в снежной свои законы — кровавые, жестокие, и в них панталоне растворяется. так же, как и в безумии дотторе, с которым у него всего лишь секс и ничего более, но. он думает о том, а сколько можно было бы себе врать? то, что было между ними только дурак не увидит. не заметит связи эмоциональной, не заметит то, как у обоих клинит крышу, если тянутся к тому, что принадлежит им.

вот только панталоне давно запомнил — с детства уяснил — в этом мире ничего тебе не принадлежит. и знает это он настолько хорошо, что иногда становится больно.

ему снятся кошмары — он не уверен, что это не по настоящему. он ни в чем не уверен — здесь, в этом месте, совершенно меняется линия времени и когда он закрывает глаза, лишь мгновение не испытывая боль, он слышит чужой голос. он что-то кричит на таких знакомых нотках, что панталоне не хочется терять эту связь. но он ее теряет — его сознание уползает туда, где он был маленьким, где он шнырял по ли юэ, городу богачей, и пытался выжить. здесь он тоже это пытается сделать, но даже когда он спрашивал у этих людей — почему именно я? — ему даже не отвечали. они не могли.

а потом панталоне ощутил, как его сознание начало раскалываться. боль начала притупляться, агония начала казаться лишь щекоткой, а сам он едва слышно смеялся. смеялся, потому что он не чувствовал больше ничего, но лишь то мгновение, пока кто-то внутри не переключал механизмы. и снова боль — затапливающая, утягивающая с собой на самое дно.

панталоне чувствует дотторе совершенно на другом уровне — никому не понятному, но все же. и он открывает глаза — заплаканные, ничего не видящие, — и смотрит на того, кто теперь будет его мучителем.

— это все... твоих рук... дело?, — и он знает: вряд ли. но голос его хриплый, срывающийся на кашель с кровью, которую он сплевывает — не хочет в это верить. он смотрит в потолок, пока его не переворачивают обратно и тело его обвисает под гравитацией — он буквально чувствует, как суставы выходят с собственной орбиты и ему, если честно, снова больно. но к этому — привыкаешь. гораздо быстрее, нежели к тому, что твое тело внутри кажется сломанным; к ощущению, что органы поменялись местами; к ощущению практически загробного холода.

и тело, исколотое, подвергшееся пыткам соединения с порчей — ничего уже не может. и он кажется себе сломанным, роняет голову на грудь и лишь едва заметно дышит — грудь поднимается и опускается, губы обескровленные едва заметно шевелятся и панталоне впервые шепчет:

пожалуйста, не нужно больше. лучше просто убей.

и это слабость, которую позволяет себе он, но не то расколотое внутри, что шепчет ему ты не сдашься. но панталоне уже проиграл.

Отредактировано pantalone (2022-09-23 12:22:19)

+7

57

nikolai lantsov
[царь, государь, демон, пират (ой, извините, корсар), самый невыносимый человек в мире]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/315/12345.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/315/254662.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/315/355838.gif
[сharlie hunnam / patrick gibson]

[indent] » the grishaverse

[indent]  [indent] Истинный царь или же самозванец?
[indent] Как стоит поступать стране, имея столь весомые сомнения? Устроить бунт в угоду традиций, посадить на трон Демидова, а может довериться тому, кто сделал для страны больше, чем все остальные правители вместе взятые? Да, не сразу, да, все ещё наступая на дыры в полу, чью дерево давно прогнило, как и вся политика в общем. Кто ещё так заботился о Равке, как это делает Николай? Кто также сильно любит её, как он? Готовый на все, готовый отдать свое с-е-р-д-ц-е, положив его на золотое блюдце тех теней, что пытались оторвать от страны один из лакомых кусков, а то и вовсе полностью сожрав, превратив все живое в пыль.
[indent] Другого Царя и желать не смеют. Упрямости ему не занимать, кто спорил с ним, тот давно прознал об остроте ума, да колкости языка. Найти подход к любому для него труда не составляет, он делает это так ловко, практически не напрягаясь. Ему важна не собственная выгода в виде набитых сундуков сокровищ, да целый ряд расписных кафтанов, которые можно было бы менять по часам. Николай хочет видеть улыбки на лицах своих поданных, знать, что им не угрожает смертельная опасность, и они счастливы проживать каждый день в своей стране в достатке и радости. Ему важно, чтобы гриши были в б-е-з-о-п-а-с-н-о-с-т-и.
[indent] Это подкупает Зою. Другому она служить не будет. Никогда. За этого Царя она не пожалеет жизни, закроет его грудью, расколет землю пополам. Только с ним Зоя стерпит любую шутку, любую колкость в свой адрес, вернув все назад с милой усмешкой на губах.
[indent] Грудь наполнена свежим морским ветром, помыслы улетучиваются куда-то вдаль, за горизонт, куда волны несут корабль. Голову посещают мысли настолько гениальные, что рука едва успевает записывать очередную небылицу в виде немыслимых технологий, которые восстановят Равку быстрее, чем сбор казны и попытки найти союзников там, где чужие ядовитые нити давно протянули свои ловушки.
[indent] В этом весь Николай. Своевольный, чересчур храбрый, даже слишком чересчур, а ещё невероятно гениальный для своих лет, желающий оставить в мире след настоящего правителя, который не просто сидит на троне, попивая вино, да давясь виноградными косточками.
[indent] Здесь лишь время рассудит, сломается ль государь под тяготами своей страны, или же наоборот, приобретет силу немыслимую и поднимется с колен.


Доброго дня вам, милейший государь. Сейчас мы быстро пройдемся по главному, а дальше милости прошу выяснять более узконаправленные темы в лс. Играем мы исключительно по книгам с некоторыми отхождениями от сюжета. Правление Волков берем лишь часть, стартуем прямо от места, когда Александр всем лапши на уши навешал и сбежал со своими силами в тьму проклятую, дальше поле свободное, делаем что хотим. Посему планируется у нас и глобальный катаклизм, и возвращение святых, и новый каньон начинает расти, и война ещё в спину дышит. В общем милый мой царь, без тебя никак не справляемся, Наташа, мы все уронили. Приходи, пожалуйста, пока я всех твоих военачальников не сожрала случайно на обед. По отношениям с кастом предлагаю тебе выяснить уже по факту, от себя лишь добавлю, что очень хочу поиграть всю эту прекрасную динамику Зои и Коли. Да простят меня все, но это в книгах просто ЛУЧШЕЕ. Пошли пострадаем, поедим стекло, и придумаем себе ещё больше проблем.

пример поста;

[indent] Конечно Кеттердам не похож на прекрасною, красочную Равку, с её бескрайними лесами, широкими равнинами, и душистыми лугами, где теряешься в разнотравье запахов, лежа на земли, прикрыв глаза. Кеттердам грязные, неприятный, скользкий. Здесь дома стоят так близко друг к другу, что иной раз становится чересчур неуютно, словно стены на тебя давили, пусть и высоко над крышами все ещё возвышался небосвод. В основном угрюмо серый. Именно таким, Зоя, запоминает сейчас этот город. Посему и огромного восторга, испытываемый Николаем, она совершенно не разделяет.
Ещё более сильное производит бордель. Чувствовать взгляды, скользящие по спинам двух гришей, ощущать легкий запах сладких курительных смесей и да алкоголь. В полумраке тень размываются, но, если захочешь, разглядеть можно все.
Быть может, не звени Зоя на каждом шагу блестяшками на костюме, она и чувствовала себя гораздо лучше. А так… Хочется сбросить себя все эти шмотки, да залезть в ванну и повесить табличку на дверь - «не трогать до отплытия».
Скептический взгляд удержать трудно, коим она одарила Женино просветлевшее лицо. Играть кого-то очень трудно. Драклинг играл свою роль прекрасно, и это ещё сильнее накладывало темный отпечаток на личность Назяленской. Ей хотелось отринуть любое упоминание и похожесть с ним. Ей хотелось перечеркнуть все, самое дорогое, самое важное, все то, что он дал..
[indent]  [indent] А сможешь, Зоя?
[indent] Сможешь все забыть?
[indent]  [indent]  [indent] Разве не он открыл для тебя силу?
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] Разве не он стал яркой звездой на твоем заблудшем пути?
Выкинуть. Выбросить. Выкричать все накопившееся в темном лесу и больше не вспоминать. Зоя сжимает зубы, и пытается придать своему виду чуточку расслабленности, сбить напряжение в мышцах плеч, разжать кулаки, которые сжала, стоило двери позади захлопнуться, а сладковатому запаху приторных духов ударить в ноздри. Здесь находиться – мучение. О каких наслаждениях речь вообще шла?
[indent] - О, избавь меня от своего ехидства, дорогая, - тихо шепчет, едва касаясь своим плечом, теплой кожи Жени, вовремя ходьбы, - Иначе к просмотру добавится рукоприкладство.
Шутливо прошептала, вовремя возвращая своему лицу нейтральное выражения, улыбаясь одними уголками губ, не так очаровательно, как это делал Николай, желая очаровать своим видом целый зал, но и у улыбки Зои были свои хитрости.
Зоя проходит внутрь помещения, и слегка расслабляется, ощущая какую-то мнимую закрытость от всей остальной части блудливого дома. Она проходится вдоль стен, приковывая взгляд к различным предметам мебель, к безвкусным шторам на едва больших окнах, что были такими плотными, едва пропуская воздух внутрь из полуоткрытого окна. Цвет «страсти» здесь отчетливо искрится в различных предметах – обивки кресел, широкая кровать с огромным балдахином, и.. отвратительная софа прямо посередине на черном ковре.
Зоя проходится пальцами по небольшому столику, придирчиво смотря на подушечки и едва ли не цокая, отчего служанка, что принесла вино, невольно поежилась, очевидно понимая оплошность предоставляемой комнаты.
[indent] - Это было бы странно, не закажи мы выпить, - говорит шквальная, кидая взгляд на стеклянный кувшин. Несколько бокалов для удобства и ничего более. А нет, виноград они тоже принесли, - Но ты права. Мне не нравится это место, поэтому в рот я здесь ничего брать не собираюсь.
И захотелось ударить себя по лбу за то, насколько двусмысленно это сейчас прозвучало. Женя сегодня соберет полный список цитат от ужасной Назяленской, которыми будет шантажировать несчастного генерала долгие годы. Ну как, шантажировать, припоминать.
Но все же. Сейчас не время шуток. Как и не время пробовать что-то на вкус, будучи полностью неуверенными что там могло быть подмешено.
Вдруг их узнали? Вдруг просто знают, что они две гриши, на которых очень выгодно повесить ошейник. Другой вопрос, что руки они пооткусывают в тот же час, когда ошейник захлопнется на шее.
[indent] Назяленская садится, нет, падает в небольшое кресло, перебрасывая едва прикрытые прозрачной тканью, ногу на ногу. Звон от костюма теряется в тишине быстрее, чем проходят тяжелые вдохи и выдохи. Здесь слишком тяжело дышать. Хочется сорвать с петель ненавистную штору и раскрыть раму на полную.
[indent] Дверь скрипит, без стука, без лишнего приветствия. В комнату входит девушку, и Зоя поворачивает голову в её сторону. Она само очарование, девушка, сбежавшая с картинки идеальной жены для какого-нибудь добропорядочного мужчины. Скромная, милая, и взгляд добрый, пусть и смотрит она на них слегка не уверенная. С подбором контингента здесь явно особо не заботились. Послали единственную свободную гришу на съедение двум монстрам. Ну, чтож.
[indent] - Сядь, пожалуйста, - Зоя кивает в сторону отвратительного цвета софы, сама не поднимается. Кресло находится к нему очень близко, так близко, что если она сядет на самый край, то её колени коснуться чужих быстрее, чем ежели она сейчас встанет.
Яна слушается. Руки сцепила в замок, плечи опустила, словно пыталась провалиться сквозь землю от них. Она плавно присаживается на софу. Откидывает волосы светлые локоны назад, оголяя неприкрытые ключицы. Девушка тяжело дышит, и едва покрывается пятнами. Зоя невольно переводит взгляд на Женю, поднимает бровь и качает головой. Там на распределении сидят звери. Давно эта девица тут работает? Или это её роль? Кроткая и послушная?
[indent] - Ты ведь гриша? – прямо спрашивает, ближе пододвигаясь к девушке и говоря это несколько тише, чтобы никто за дверью не услышал ничего лишнего. Пусть здесь и уверяли, что у стен невероятная звуконепроницаемость, и то, что сейчас они не слышали соответствующих стонов и криков из других комнат, наверное, о чем-то да говорило.
Она кивает. Правильно. Скрывать тут нечего. Они ведь сами попросили привести именно такую.
[indent] - А ты..
[indent] - Инферн, госпожа, - тихо отвечает она, - Вы что-то хотите увидеть перед тем, как мы начнем?
Зоя качает головой. Поджимает губы, и протягивает вперед руки, сковывая её запястья своими ладонями. Широкие браслеты бьются друг об друга, касаются её коленей и Яна невольно вздрагивает, после чего расслабляется, пока сама шквальная подносит палец к своему рту, показывая, что нужно быть тихой.
[indent] - Если расскажешь мне свой секрет, я расскажу свой, - а после с руки срывается ветерок, который взлохмачивает голову девушки, заставляя её отпрянуть. Она не понимающе смотрит то на Зою, то на Женю, хлопая своими светлыми глазами.
[indent] - Что.. Кто вы? – жалобный голос срывается с губ, она явно испугалась. Очевидно, гриши здесь не частые гости в клиентах.

Отредактировано Zoya Nazyalensky (2022-09-27 00:11:24)

+4

58

arataki illto
[создатель банды; лучший химбо;]

https://i.imgur.com/DEy3cLr.png https://i.imgur.com/nDxujbU.png https://i.imgur.com/sp6kGut.png https://i.imgur.com/mHUTSUa.png https://i.imgur.com/7aaApVO.png
[your choice]

[indent] » genshin impact
горо морщится, когда слышит шумного итто издалека — он опять проиграл в игре с жуками и теперь хочет реванш, а горо лишь улыбается уголками губ; итто для горо — шумный, непонятный, без "царя" в голове, вечно улыбающийся и... крепкий? горо кажется, что именно так его и можно назвать, а в его волосы хочется почему-то зарыться пальцами и просто почувствовать — они выглядят так же, какие и на ощупь?

но горо не может себе этого позволить. ему стыдно каждый раз, когда он одевается в мисс хину и боится он так же, потому что ему не хочется, чтобы кто-то знал о том, что генерал может заниматься таким.

но итто пишет ему письма, спрашивает о чем-то и даже зовет на свидания, признается в чем-то и горо кажется, что он улыбается. улыбается, когда представляет себя на свидании с этим они, когда представляет, что тот не будет смеяться над ним слишком громко, когда представляет, что сможет коснуться чужих рогов.

но горо — заложник собственного стыда, а итто — все еще кажется слишком уж надежным и желанным, и хвост горо слегка колышется, когда они идут вместе на миссию, а ушки прижимаются слегка, когда они узнают о том, что горо может усиливать чужую стихию; но вот только когда они расстаются, горо не может и слова сказать. все застревает в глотке, и только потом, когда он выводит собственной рукой ответ на письмо — он, зачем-то, соглашается на свидание.


завка в пару, а так — просто приходи и я буду тебя любить и лелеять   http://vk.com/images/emoji/D83DDC99.png пишу лапслоком, от любого лица, люблю разные обмены артами-хэдами и всем таким. в общем, очень жду  https://vk.com/images/emoji/2728.png

пример поста;

танатос всегда слышал, как люди его звали — как его молили о смерти, как люди хотели, чтобы он даровал им вечный сон, но смерть всегда была глуха к ним — у танатоса то, что люди называют "комплекс отличника" — он всегда должен все сделать хорошо, всегда по списку, никогда не отклоняясь от него, но; иногда танатос выходил на поля боя и смотрел, как они окрашиваются в алый и от этого внутри все щемило — там, где никогда не билось сердце, все холодело.

танатоса боялись боги, танатоса боялись люди — он был властен над всеми, и даже над стиксом, если так подумать, но ему не хватало тепла. иногда, когда он оставался поспать, он кутался в одеяло с головой и молил буквально всех о том, чтобы, наконец, ему дали согреться, но даже самый сильны огонь не давал ему то тепло, что дают руки загрея.

загрея, который так упорно убегает от него — и танатосу хочется сказать, что он не сможет защитить его, не сможет ничего сделать, если он окончательно от него сбежит, но загрей.. он всегда все делает по-своему. а танатосу только и оставалось что следовать за ним тенью, помогать ему в некоторых залах и поджимать губы, с надеждой ожидая когда же его тела коснутся лучи, потому что

потому что в лучах солнца загрей — лучшее, что видела смерть.

— ты улыбаешься.
и он совершенно точно не знает зачем говорит это, просто чувствует. загрей на пса сейчас похож — под ласку его льнет, просится, и танатос не может этому противостоять, когда все же собирается его погладить, но

— я предупреждаю, что она крепкая.

казалось бы — его взять не должно было, но танатос ощущает, как его мир немного качается и щеки бы пылали, если бы он был чуточку живее. иногда он завидует тем, кто под солнцем ходит — и загрею, тоже, завидует. не потому, что он сын аида, а потому что он может быть почти что свободен, тогда как смерть может только выучивать болезненные уроки и поджимать собственные губы, стоит ему снова ( и снова и снова и снова ) оплошать.

а потом он вспоминает мэг и на мгновение думает о том, что загрей, что сидит сейчас на его бедрах, что пьет сейчас амброзию — совершенно не может ему принадлежать. он должен был быть с мэг. он должен был ей говорить слова о любви, клятвы произносить, что там еще делают? но все, что он может — отвратительно насмешливо думать о том, что загрей его и пальцами холодными он скользит по чужим бедрам, смотрит на капельки, что скользят по чужой загорелой коже и облизывает невольно губы.

— не так много, загрей, — он почти предупреждает его, когда забирает бутылочку с амброзией прежде, чем самому сделать глоток. а потом еще один.
танатосу нужно чувствовать себя живым, ему это необходимо, но сейчас, рядом с загреем, ему важно еще и нечто другое. рядом с загреем ему важно знать, что это не его брат играется с воображением, а именно все реальное — и звуки где-то там, за дверью, разом меркнут, когда с губ танатоса впервые срывается

— ты знал, что смерть умеет любить?

и эта фраза, казалось бы, ничего не значащая, ничего никому не говорящая, повисает между ними чуть томной улыбкой самого танатоса, легким движением его волос и ткани, когда он слегка шевелится. а еще сердце стучит и танатос хочет сказать ему заткнись, но оно выдает его с головой.

Отредактировано Gorou (2022-09-27 12:06:31)

+5

59

captain jack harkness
[мошенник, убийца, бывший агент времени, глава торчвуд]

https://imgur.com/MvZR7am.gif https://imgur.com/SnWJPdm.gif https://imgur.com/ptU9a8u.gif
[john barrowman]

[indent] » doctor who [torchwood]

Джек — это красивая, обаятельная улыбка под тяжелой, военной шинелью; это искренний смех, неиссякаемая хаотичная энергия и потрясающее умение зажигать каждого рядом с собой. Даже когда все рухнет, ты будешь продолжать пробовать снова и снова; в тебе этого упрямства — горстями черпай. Ты уверенно движешься вперед, утягивая своих людей — вслед за собой; ты постоянно совершаешь одни и те же ошибки, потому что обладаешь какой-то неистовой, почти безумной верой в людей.

Джек — это одна яркая, мерцающая вспышка в небе; с каждым годом тебе все сложнее натягивать на себя обычную человечность, — сильные эмоции выгорают, потому что, в конечном счете, ты от них уже очень устал. Люди умирают, корабли разбиваются, вселенные сжимаются, а ты — остаешься на месте, потому что стал ошибкой всей этой безвоздушной среды. Торчвуд разрывает на части, и тебе приходится строить все заново, раз за разом, раз за разом. Люди не спрашивают тебя: эй, Джек, ты в порядке? — ты еще протянешь? Люди говорят только: черт возьми, сукин сын, да ты хренов бессмертный фрик, — как у тебя вышло, а?

А тебе вся эта блядская жизнь — уже давно где-то поперек глотки.


дополнительно: никакого секса, джек. (с) вообще, совсем, никогда (пусть это будет нашей фишкой, смекаешь?); будем считать, что искра-буря-пламя у нас мелькнуло, но красиво перешло в противостояние, а потом, чем черт не шутит, и в дружескую близость. мне хочется им чего-то чокнутого, отбитого, совершенно ненормального; дружбы, которая строилась бы на игре в догонялки, принципах — кто кого виртуознее обманет, кто кого быстрее достанет, кто кого догонит и опередит. в них обоих мало чего-то светлого и доброго; они оба пережили слишком много потерь, оба учились вертеться, подстраиваться под незнакомую среду, мимикрировать в новом времени, в новых вселенных; оба, в конечном итоге, зашли слишком далеко. джек — бессмертный, константа во времени; гейб — смертный, который умудрился уничтожить все свои отражения в других вселенных, устроив межпространственный коллапс. на деле, они оба — случайные ошибки; два смертельно уставших человека, которые, зачастую, понятия не имеют, что им вообще делать с собственной жизнью. так почему бы, как-нибудь, нам не пропустить по стаканчику друг за друга? ты будешь рассказывать мне, что все мулатки в постели любят надевать на тебя наручники, а я — как-нибудь украду у тебя твой манипулятор временной воронки; мы обязательно развяжем драку, когда встретимся в следующий раз (и не одну). но, черт возьми, джек, с кем тебе последний раз было также приятно изливать душу, как не со мной, а?

пример поста;

тут пост

Отредактировано Gabriel Lorca (Вчера 01:12:41)

+6


Вы здесь » как б[ы] кросс » АКЦИИ » самые нужные