как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » убежище


убежище

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ванда & пьетро
трансия

https://i.imgur.com/v1p23TU.gif
https://i.imgur.com/O7vijeL.gif

— dearest, whatever happens, we’ll go on loving each other, won’t we?

+4

2

когда их лишают очередного "дома", когда гидра рассыпается как возведенная ребенком песочная башня в стремительный прилив, не надо даже армии гиперзвуковых ракет и града зажигательно-дымовых бомб, живучую змеиную голову давит грязный американский ботинок освободителей. есть инструкции как вести себя при пожаре, при угрозе атомной войны, где прятаться при бомбежках, куда бежать от цунами, что предпринимать при декомпрессии в самолете, кому звонить когда тебя ограбили в темной подворотне, как выбраться из багажника автомобиля если тебя похитили, так почему нет рекомендаций что делать когда приходится защищать дом от героев? опять дым, как составная часть их жизни, сажистый, концентрированный, пахнущий горящей резиной, кровью и жиром — почему никто не говорит что герои оставляют после себя? почему никто не задается вопросом виноват ли тот на кого они крепят свою мишень, пускают ракеты, стрелы, молнии и кулаки? обычная сладкоголосая демагогия прикрывает уродливую реальность, разрушенные здания, взорванные машины, убитые или покалеченные граждане великих и свободных штатов америки, а за их пределами — и того хуже.

в таборе, в родном доме были игрушки, одежда, фотографии, настоящая почти счастливая семья — от этого не осталось ничего, а здесь и не было вовсе. ядовитым-красным горят сигналы тревоги до момента когда ломаются ребра крепости и там больше нечего и некого защищать кроме себя. спасти джанго и марию пьетро тогда не мог, а здесь даже не пытается, пусть даже повзрослел и у него гораздо больше сил, и ванде, нет, нельзя, он старше и знает лучше, когда нужно послушаться и не отпускать его руку. хватит, даже если удушливой волной поднимается ярость и язык приказов хорошо уяснен, больше ничего не стоит их безопасности. когда бежишь, заостряются тени и углы, люди (боги, суперсолдаты, все) как мухи завязшие в сиропной густоте воздуха способные уловить только неясное движение краем глаза когда уже слишком поздно. если бежать достаточно быстро (и держать достаточно крепко) можно поверить что их никто не собирается искать.

пьетро находит убежище, сначала первое попавшееся, лишь бы дальше, и только бы тише, но им надо двигаться вперед и он ищет что-то похожее на дом. в первом доме просторные комнаты и светлые стены чего не хватало в гидре, во втором мягкий удобный матрас, чего никогда не было в зграде, в обоих они чувствуют себя свободными, чего не было ни в одном из прежних мест — это пожалуй стоит и промятого спального места, темных узких стен. но в каждом хозяев нет лишь временно, и они в срок их оставляют, разживаясь необходимым — теплая одежда и припрятанные недостаточно хорошо деньги, купюры в конвертах спрятанных в платяном шкафу и мелкие монеты в блюдце с ключами, они забирают все нужное, обрастают чужими вещами. максимофф разглядывает составленные аккуратно и разбросанные где ни попадя чужие личные вещи, захламленные и по-армейски пустые комнаты, фотографии в рамках и разномастные растения в цветочных горшках, пытается вспомнить, какого жить так.

новый дом выбирает ванда — что может быть лучше места о котором так часто говорила их прежняя, мертвая семья? только не возвращаться в нищие, больные города заковии что ничего хорошего им не принесли. пьетро думает о новом месте как о единственном правильном убежище, достаточно далеком от всего прошлого, больше никто не разделит их тяжелыми ватными одеялами, небезопасными поручениями, толстыми стенами камер. он готов оказаться там как можно скорее, забежать за звуковой барьер, но вдвоем нужно попадать в шаг и им не от кого больше бежать.

по дороге в драгорин на многие километры густой мрачный лес, он нарастает на растресканое асфальтовое полотно, междугородний автобус там даже не останавливается, навстречу не проехало ни одной машины, не похоже что в той стороне вообще кто-то живет. лес резко заканчивается сбродом старых домов, где-то пустых и недостроенных, будто кто-то начал строить поселок и бросил на полпути, деньги закончилась или непригодной оказалась земля. те дома улыбаются голодно проезжающим пустыми провалами оконных рам, сменяются двухэтажными, по блеклому мерцанию витрин сложно понять открыто ли хоть в одном. на автовокзале совсем нет людей и пьетро берет ладонь сестры в крепкий замок, та горячая, словно больная, — пойдем?

собранных по ящикам стола и между страниц книг денег хватит для, по местным меркам, дворца, но он согласен и на усталое и неуютное жилье, главное что теперь их больше никто не разделит.

0


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » убежище