как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » burn butcher burn


burn butcher burn

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

burn butcher burn
geralt & jaskier
https://64.media.tumblr.com/86fd7ed6ce6702c795c59900cbd4387c/448added57d1cf27-d2/s640x960/4f49fe42483227a5a2ba7cdef46f8214fd781688.gif

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/15/393131.png[/icon][nick]Geralt[/nick][status]gwynbleidd[/status][fandom]<f>the witcher</f>[/fandom][ank]<a href="https://vedmak.fandom.com/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%82_%D0%B8%D0%B7_%D0%A0%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B8">геральт</a>[/ank]

Отредактировано Oleg Volkov (2022-05-29 23:22:40)

+3

2

Геральт в сотый раз спросил себя, действительно ли это ему нужно. И почему он вообще это делает, сворачивая с большака на запад примерно за версту от трактира, в котором и услышал новость.

Не новость, а слух, сплетня. Ей мог быть не один день. Не одна неделя. Это вообще могло быть ошибкой. Но тем не менее, Геральт, поспешно покинувший трактир, уже не попадает в Вызиму вовремя, потому что порычав на самого себя на перепутье дорог все-таки берет направление на Цидарис, где по рассказам торговцев очень грубо схватили прославленного поэта Лютика и, скрутив, кинули его в тюрьму. За что? О, вариантов могло быть очень много. Геральт подозревал, что Лютик опять оприходовал чью-нибудь молодую женушку или дочурку, но судьба в этот раз показала ему свой грязный волосатый зад, и за честь дамы вступились родственники. Когда-то это должно было случиться, в самом деле.

Итак, зачем он вообще это делает? Почему ему не безразлична судьба барда, с которым они расстались с больше года назад на Пустуле. Расстались... вернее сказать - разошлись. Ведьмаку осточертело то, что Лютик вился вокруг него, путался под ногами и все время лез не в свое дело. Много раз Геральт говорил ему, что им пора бы выбрать разные дороги, но бард то ли не слушал, то ли не хотел это услышать. А потом он просто попал под горячую руку.

Да, Геральт осознавал, что был грубым. Грубее, чем обычно. Всю злость на себя и на Йен, что выскользнула из его рук вновь, ведьмак выпустил на барда. Впрочем... это он был во всем виноват. Если бы не Лютик, не было бы никакого джина и чародейки из Венгерберга, которая стала его желанием. Геральт и дальше бы слонялся по Континенту, делая свою работу, и горя бы не знал. А теперь у него в триста раз больше проблем, чем было до знакомства с Лютиком.

Но тем не менее он ведет Плотву туда, где в темнице держат бедного поэта.

Возможно, это чувство вины... Чувство! Откуда в нем вообще могут быть чувства. К Йен, в этому рифмоплету, который не в состоянии удержать свои пальцы подальше от лютни, а член - от более или менее симпатичной бабы. Для девок всего Цидариса будет лучше, если Лютик отморозит свои яйца на холодном каменном полу, уделанным дермищем заключенных.

- Холера. - Вот он, ответ на все зачем-почему-а надо ли. Надо. Вроде как друг. Пусть они закончили общение на неприятной ноте. Да и Геральту не то чтобы далеко ехать - всего день пути. И Лютик не такое уж чудовище, чтоб сидеть в заключении. В конце концов, у него есть знакомый, который подробно ему объяснит, что более подобных спасений не будет, так что пусть прославленный мэтр держит содержимое своих штанов в штанах и выпускает свою сексуальную энергию через песенки и стишки.

***

Трактир «Сонатина» - именно туда направился Геральт, как только прибыл в Цидарис. Хочешь последние новости - закажи себе пива и тихо сидя в углу слушай во все уши. Так он и сделал, накинув на голову широкий черный капюшон. Он не собирался искать здесь работу, не хотел привлекать к себе внимание. Он просто убедится, что зря свернул с большака, потому что никакого Лютика здесь нет. Геральт не знал, что расстроило бы его больше: то, что бард действительно под замком, или то, что ему все-таки придется вытаскивать его на белый свет. Вытаскивать, разговаривать, терпеть его - Лютик так просто не отвяжется.

Везение оказалось не на стороне Геральта: в трактире только и разговоров было о том, что такая вот знаменитость попала в лапы тюремщиков и бог знает, что они там делают с бардом. Поговаривали даже о том, что об него сломали его же лютню! Геральта это премного возмутило и он, кинув монеты трактирщику, пошел прочь.

Тюрьма в Цидарисе была маленькой, зловонной и... пустоватой. Ведьмаку не хотелось выяснять, почему все выглядело так противоречиво. Зато за несколько часов он выяснил, что Лютик все еще там и довольно живой  - бард пел достаточно громко для чуткого ведьмачьего слуха. Геральт слышал эти его песенки, слышал баллады. Одну так вообще знал наизусть - осталась в его памяти против воли. Это, кстати, было еще одной причиной для того, чтоб не переносить барда на дух. Слишком уж хороша была песенка про ведьмака, чародейку и золотого дракона. И приставучая.

Еще Геральт понял, что охрана у него скверная: всего-то два тюремщика, один из которых часто бегает в кусты. Видимо, скверно кормят тут не только заключенных, но и их сторожей. Тем лучше. Ведьмаку не составит труда подобраться к Лютику.

Но он замешкался. Второй тюремщик нагнал его, получил в набитое газами брюхо и морду, свалился без чувств. В звучании голоса Лютика этой возни не услышал второй, но он Геральт находился не в самом выгодном положении и его увидели - вторая часть драки под надрывный рев «сгорааааааай», впрочем, тоже не отняла много сил и времени. Геральт выругался, забрал ключи от решетки и подойдя осторожно заглянул внутрь. Живой, обросший и вонючий, его дорогой друг сидел на куче соломы и исполнял свой, очевидно, новый шедевр.

- Лютик, - почти укоризненно позвал Геральт, поворачивая ключ в замке.

[nick]Geralt[/nick][status]gwynbleidd[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/15/641876.png[/icon][ank]<a href="https://vedmak.fandom.com/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%82_%D0%B8%D0%B7_%D0%A0%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B8">геральт</a>[/ank][fandom]<f>the witcher</f>[/fandom]

Отредактировано Oleg Volkov (2022-06-05 01:17:17)

+5

3

Лютик знал, что это когда-то случится. Невозможно проворачивать такие дела за спиной у высших мира сего, и отчасти бард даже жалел, что ввязался во все это, но если бы его спросили, стал бы он помогать эльфам, если бы знал, что попадет в темницу, он бы ответил, что да. По-другому не мог просто. Он любил жизнь во всех ее проявлениях и боялся смерти, но тут мимо все равно пройти не смог. Геральт сказал бы — идиот. Ведьмак вообще часто нелестно отзывался про умственные способности Лютика, но тот уже привык. Порой даже не хватало недовольного бурчания ведьмака и возведенных к небу глаз. Всего его не хватало, начиная грубой заботой и заканчивая раздраженным «Заткнись, Лютик».

Лютик не затыкался, начинал болтать еще больше, потому что это был едва ли не единственный способ заставить Геральта сказать хоть слово. Может, он и вправду идиот — ну какой умный человек будет много лет таскаться за тем, кто его ни во что не ставит, а после еще и станет скучать по нему? У Лютика было слишком мало свободного времени, чтоб всерьез задуматься об этом, но сейчас его количество существенно  увеличилось. Чем еще можно заняться в грязной тюремной камере, как не размышлениями о том, как он вообще до жизни такой докатился? И причиной этому был Геральт. Именно ведьмак прогнал Лютика, и его не оказалось рядом с бардом в те моменты, когда его помощь требовалась сильнее всего.
Его пытали из-за Геральта. Его бросили в темницу из-за того, что Геральта не было рядом, чтоб защитить. Тяжелые обстоятельства, не так ли? Но Лютик не сломался. Он не выдал Геральта под пытками, он насмехался над своими тюремщиками и сочинял про них похабные песни — жаль только, что при нем нет лютни, но с голосом Лютика она и не требовалась. Тюремщики злились, били его по лицу (как бы нос не сломали — куда ему потом с кривым носом?) и урезали питание, которое и так было не самым лучшим. Сами же надсмотрщики пили вино и ели зараженное мясо, и от этих божественных запахов у Лютика сводило судорогой живот.

Интересно, где сейчас Геральт? Нашел ли своего Ребенка-Неожиданность, успел ли доставить ее в безопасное место? Даже сейчас Лютик беспокоился о бывшем (?) друге. Идиот. Наверное, сам ведьмак, о нем и не вспоминает, а если и вспоминает, то думает: «Как хорошо, что я его прогнал, без него куда проще». Если Йеннифер успела добраться до него, то Геральт наверняка обо всем забыл в объятиях своей чародейки.
Уязвленное самолюбие вынуждает затянуть одну из последних песен — «Сгорай, мясник, сгорай». Не то чтоб Лютик действительно желал Геральту плохого, просто… Больше всего на свете барду хотелось выжечь, вытравить дымом воспоминания о Белом Волке и свою тоску по нему.
— Сгорай, мясник, сгорай! — как можно громче пел Лютик, едва ли не срываясь на крик — ему нравилось мешать своим надсмотрщикам. Как только те затихали во время отдыха, мужчина начинал петь как можно громче.
Кто-то дерется. Тюремщики не поделили между собой последний кусок мяса? Нет… Судя по звукам, это настоящий профессионал. Так сражается Геральт — думает Лютик. Но откуда Белому Волку вообще взяться здесь?
— В огне, мясник, сгорай! — еще громче, буквально перекрикивая звуки драки.
За стеной быстро воцаряется полная тишина, и  в следующий момент в узкую тюремную камеру входит… Нет, не один из надсмотрщиков. Пригнувшись, чтоб не задеть головой дверной проем, в камеру прошел Геральт.
От удивления и нахлынувших чувств Лютик оборвал песню на половине слова, но спустя долю секунды пришел в себя, криво ухмыльнувшись.
— О, Геральт. Не ожидал встретить тебя здесь. Пришел посмотреть на мое выступление?

Отредактировано Julian Alfred Pankratz (2022-05-30 20:39:07)

+5

4

Еще было не поздно повернуть ключ в другую сторону, оставляя Лютика заключенным цидарисской темницы, — примерно такая мысль мелькнула в голове ведьмака, когда на него, наконец, обратил внимание бард. Но Геральт ей не поддался, хотя допускал, что еще сто раз пожалеет о том, что снова оказался втянут в жизнь Лютика.

Ведь не могло статься так, что они разойдутся каждый своей дорогой, как только покинут эту клоаку. Геральт был взрослым самодостаточным мужчиной, чтоб не строить воздушные замки на этот счет. Лютик как репейник на хвосте собаки — один раз мимо него пройдешь и все, считай не отделаешься.

И даже столь серьезный, невозмутимый взгляд барда под аккомпанемент его звякнувшего презрением голоса Геральта нисколечко не смутил. Он, оказывается, уже неплохо знал Лютика, чтоб понимать — это все напускное. Но все же Геральт знал его недостаточно хорошо, чтоб точно сказать, что там такого прячет за своим напыщенным фасадом его друг. (Друг же еще?)

Паршиво то, что ему было не все равно. Для мутанта с вытравленными из организма чувствами и эмоциями, Геральт был очень неравнодушен и это было очень неправильно.

— Лютик, — повторил ведьмак еще раз, отворяя внутрь тюремной камеры кованую дверь. Он склонил чуть голову к плечу и устало вздохнул. Да, он уже устал от того, что ему только предстоит вытерпеть и выслушать от Лютика. — Давай ты просто воспользуешься шансом и выйдешь отсюда? Снаружи все только и говорят о том, какое это неслыханное преступление запирать соловья в вонючую клетку. Люди просто не переживут, если самый знаменитый бард Северных Королевств скопытится здесь от дифтерии.

На месте Лютика Геральт бы уже пошел за собой хоть на край света, потому что он такой многословности и изобретательности в уговорах от себя с роду не слышал — и это дорогого стоит. Но даже если Лютик отнесется с недоверием к словам ведьмака, он хотя бы должен оценить импровизацию. Геральт вот сам с себя в глубочайшем удивлении. Благо, это не видно на его измученном ведьмачьим бытием лице.

Ладно, надо сделать первый шаг, — думает он, позвякивая ключами темниц на большом стальном кольце.

Холера.

Он что, нервничает, смотря на то, как отстраненно все еще держится бард, который и не торопится покидать свою засранную обитель? Геральт на это хмурится. А может не на это, а на то, что Лютик все еще не подорвался и не прыгает вокруг него, изображая радость от встречи. На одно мгновение ведьмак даже допускает мысль, что остаться здесь в компании крыс прославленному барду предпочтительнее, чем дать себя спасти мяснику из Блавикена.

(сгораааай, в огне, мясник, сгорааааааай)

Он как будто вновь слышит этот надрывный вой Лютика, под который пришлось выбивать из тюремщиков зубы и пердеж. Геральт выдает неоднозначное «хммм» и, наконец-то, делает несколько шагов к барду.

— Если ты сейчас не выйдешь, я тебя отсюда вынесу. Но тогда тебе придется потом отстирывать мою одежду, ты выглядишь скверно и воняешь как риггер. — Ведьмачье обоняние с этим заключением было абсолютно согласно.

Геральт протянул Лютику руку, возвышаясь над ним черной горой. Он и правда готов вынести этого невыносимого прилипалу на руках и отпустить где-нибудь на большаке подальше от Цидариса, чтоб он снова не угодил за решетку. А потом пусть дует куда хочет и живет как ему заблагорассудится. (Геральт, правда, все еще надеется на то, что Лютик возьмется за ум и перестанет влипать в неприятности).

[nick]Geralt[/nick][status]gwynbleidd[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/15/641876.png[/icon][ank]<a href="https://vedmak.fandom.com/wiki/%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%82_%D0%B8%D0%B7_%D0%A0%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B8">геральт</a>[/ank][fandom]<f>the witcher</f>[/fandom]

+3

5

Лютик многое прощал Геральту, но этого пока простить не смог. То ли Геральт тогда просто перегнул палку, то ли это стало последней каплей в глубокой чаше терпения Лютика, но обида и злость до сих пор острыми коготками царапали сердце. Такого друга еще поискать нужно! Лишь благодаря барду Белый Волк стал настолько известен в широких кругах, и это только малая толика того, что Лютик делал для друга. Оплачивал ему постой в трактирах, выслушивал многочисленные упреки, зашивал раны, развлекал песнями и болтовней… На самом деле, перечислять можно еще очень долго. И чем же Геральт оплатил за все это? Сожалениями о том, что Лютик вообще появился в его жизни и желанием, чтоб он из нее исчез. И ведь бард действительно ушел, больше никогда не появлялся у Ведьмака на глазах, так почему же тот сам явился сюда? Наверное, Геральту понадобилась помощь — иначе зачем Белому Волку спасать опостылевшего спутника из темницы? Лютика казнили бы, и он больше не мусолил бы Геральту глаза — не этого ли тот так сильно хотел?!
Интересно, это у Лютика иллюзии от голода уже начались, или в глазах Белого Волка действительно можно разглядеть отголоски беспокойства и вины?

— А ты бы этому порадовался, не так ли? Сам же называл мое пените отвратительным, а игру на лютне — бездарной, — само собой, Лютик выйдет из темницы, но это совершенно не мешает ему продавливать Геральта на предмет чувства вины с помощью злой иронии, припоминая все, что Ведьмак когда-либо говорил или делал.

Или Геральт надеялся на то, что бард мигом забудет обо всем, падет ниц  будет слезно благодарить своего спасителя, попутно целуя ему руки? Ну уж нет, не заслужил. Лютик представил реакцию Ведьмака на такое поведение и издал громкий смешок. Да уж, получилась бы та еще картина.

— Подожди, мне нужно проститься с моими новыми друзьями, — Лютик помахал жмущимся в углу крысам рукой. — Уж поверь, с ними было разговаривать намного приятнее, чем с тобой.

«Что за околесицу ты несешь? Выглядишь как сумасшедший», — укорил Лютик сам себя. На самом деле барду было очень тяжело не поступить так, как он представил минуту назад, именно поэтому Лютик и говорил первое, что придет в голову.

— Между прочим, после твоих ночных вылазок от тебя несло гораздо хуже, чем от меня сейчас, и мне приходилось выливать на себя целые бутыли эфирных масел, чтоб не провоняться кровью убитых тобою чудовищ, — разве мог он позволить Геральту выйти победителем из этой перепалки? Само собой, нет.  — Я выйду сам, можешь не утруждаться.

В комнатке, где валялись грузные тела надсмотрщиков, в углу Лютик заприметил мешок со своей лютней — надо же, целая! Наверное, тюремщики думали кому-нибудь продать, да не успели.

— Вот по тебе я тосковал сильнее всего! — с нежностью проговорил бард, поднимая мешок. Когда, он повернулся к Геральту, от нее и след простыл. — Ну что же… Спасибо, конечно, за спасение, но дальше я сам.

И знал бы кто, как сильно ему хотелось уйти с Герльтом… Но оскорбленная гордость не позволяла спросить «Можно я отправлюсь с тобой?», ведь этим Лютик унизил бы себя еще сильнее. Хватит с него унижений.

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » burn butcher burn