как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » умер ты или воскрес (дыши)


умер ты или воскрес (дыши)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://imgur.com/h11ZLvw.png
https://imgur.com/flsa9dY.png





Домой - дорогой прямой, сквозь густые чащи лесов, сквозь мороз и зной, сквозь молитвенный шепот «стой», - ты всегда здесь, на передовой. Полно, герой, очнись: поздно кого-то спасать, ты сам горишь. Наполовину человек, наполовину зверь - доверься мне, разворачивайся и беги.

[nick]Хозяин[/nick][status]надежно зарыта смерть[/status][ank]<a href="ссылка">РОМАН ИЛЬИН</a>[/ank][fandom]<f>огонь!ау</f>[/fandom][lz]блуждают, властные, какой-то ратью мстящей, мечтами давних лет холодный сон томят и в губы спящего вдыхают мертвый яд.[/lz][icon]https://imgur.com/vFRhwUl.png[/icon]

Отредактировано Artem Streletsky (2022-05-30 21:27:25)

+3

2

Алексею Палычу уже столько, что, в общем-то, и хватит. Он чиркает спичкой о коробок, и маленькое, хитрое пламя вспыхивает, жрет деревянную щепку, остановись уже, а. Соколов нюхает запах горелой серы, прикрывает глаза: все в этот раз пойдет по пизде, он знает, просто знает, это не догадка, — факт, холодным камнем опускающийся ему в желудок, ровнехонько поверх привычной родной язвы (бухать надо было меньше, Леш).

Макс стоит за спиной, терпеливо, улыбчиво — ждет результата, а спичка догорает до пальцев, аж приходится руку отдернуть. Дурачки, они верят в него, как в бога, как будто, если что-то пойдет не так, он сможет заворожить, заговорить огонь, найти лазейку, вывести к реке, столкнуть с обрыва — прыгай, ребята.

Что он с ними сделает? Что он для них сделает? Если сорвутся — побегут? Свои, конечно, проверенные, испытанные, эти не должны побежать. Уткнутся мордой в землю, подвернув под себя огнеупорку, выстоят — вылежат. Кислород будут беречь. Но вдруг? Все может быть. Человек — натура такая, что все может быть. А с этим — что? Рожа блаженная, счастливая, очки эти дурацкие, улыбка идиота. Должен был зассать. Этот точно должен был зассать. Заныть, начать звать маму, улизнуть еще в деревне. А он, смотри-ка, хуй тебе — держится. Герой, спасший героя России. Не бросивший, тащивший за собой. Алексей Палыч ведь сначала думал, что ради Катьки. Чтобы подмазаться еще больше, хвост распушить, голову задурить. Да только не до Катьки было в горящем лесу, это точно. Там бы самому себя спасти, какие уж там Катьки. А нет, смотри, дурья башка, остался.

И правда ведь героя России получит.

Макс склоняет голову набок, смахивает пальцами золотые кудри с лица и беззвучно вговаривает слова в самую соколовскую проплешину на затылке: “Этот пожар нас всех сожрет, Алексей Палыч, вы же знаете”. Макс погиб, сложно это постоянно удерживать в голове, сложно не забыть. Сложно делать вид, что не видишь. Мертвые чувствуют судьбу намного лучше, чем живые. Алексей поворачивается и смотрит в спокойные глаза: в них огонь — до самого неба и выше.
— Хотите, спою, Алексей Палыч? — Шустов улыбается шире, успокаивающе касается чужого плеча горячими, горящими пальцами.

В Ильине Соколов уверен, в своих ребятах Соколов уверен, новый пацан его беспокоит. Зеленый еще, а он его в самое жерло тянет. Он прожил слишком долго среди людей, нехорошо уже столько. Неприлично. Так непринято.
Нехорошо, Леша, нехорошо выйдет.

Алексей Палыч моргает: надолго закрывает глаза, шумно вздыхает. Он чувствует себя уставшим и чудовищно старым. Пора бы уже на пенсию, а не по лесам бегать. Смотреть по выходным футбол, тихонько увеличивать дозу водочки на ночь, из героев — в алкоголики, прямая, накатанная дорожка для всех тут.

— Что снова-то в группу полез? Вы ж с Катькой в Москву собирались, — Соколов, усилием воли, переключается с зыбкого марева, с ясного, сильного голоса Максима, затянувшего свою любимую, на реальность. Щурится на солнце, кривит рот в подобии улыбки. Роман Романович — клещ. Понадобится что-то — не отлепится. От такого энцефалит даже с прививкой подцепишь.
Стоит тут в своей этой позе — в развалку, словно он никуда не торопится. Он даже в огне не торопился, зря не метался, делал только то, что надо, и еще немного того, что в его дурью башку взбрело. Сложно ожидать такого от зеленого городского мажора.
Всем страшно, Ром, всем страшно, не переживай, просто не всегда легко понять, чего именно.
Не всегда легко и не всегда стоит.
Всем страшно, Ром, чего боишься ты? Чего боишься ты — это важно понять, когда отдаешь за тебя свою единственную дочь. Люди раскрываются в своем ужасе намного сильнее, чем в своих желаниях.
Желают все примерно одного — счастья.

Соколов хочет вскрыть ему голову и заглянуть внутрь. Катька говорит, что он слишком любит все контролировать, хорошо, что она не знает — насколько. Пусть не знает дальше, а Алексей честно обещает себе — к ним не лезть.
Пусть сама разберется. Она уже взрослая. Парень — проверенный. Пусть сама разберется.

И это работает, пока он на базе, пока огонь — далеко, только на картинках и в спичках. Чем ближе к горящим лесам, тем меньше это все идет по плану. Чем ближе к горящим лесам, тем сложнее сдерживать человеческую оболочку целой. Она идет огненной паутиной разломов, сжать бы пальцы, удержать, да при тушении пожаров обе руки нужны.

[nick]Алексей Палыч[/nick][icon]https://media.kg-portal.ru/movies/o/ogon/trailers/43329t_2x.jpg[/icon][status]пожарный[/status][ank]<a href="ссылка">Алексей Соколов</a>[/ank][fandom]<f>огонь</f>[/fandom][lz]если обнаружишь, чей ты, расскажи мне.[/lz]

Отредактировано Rodion Meglin (2022-06-01 02:15:26)

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » умер ты или воскрес (дыши)