как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » Aya Dagon, Cthulhu Fhtagn [Bubble]


Aya Dagon, Cthulhu Fhtagn [Bubble]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

AYA DAGON, CTHULHU FHTAGN
Сергей Разумовский & Игорь Гром
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/13/59483.jpg



Финский залив как колыбель древних богов.

[icon]https://i.imgur.com/kQsUBob.png[/icon]

Отредактировано Sergey Razumovsky (2022-07-27 00:40:14)

+4

2

В одиночной камере следственного изолятора холодно — дует изо всех щелей. Кровь со стен уже смыли, но перед глазами всё равно стоят рисунки — тёмные, тускло поблескивавшие в свете, лившемся из коридора. Его рисунки. В голове клубится густая, дымчатая темнота, сквозь которую просачиваются голоса — чужеродные, будто проникающие откуда-то с изнанки мира. Голоса звучат невнятно, распевно, и Сергей не может различить слов — слишком невнятные, слишком… инаковые.

Птица бьётся в панике.

Сергей не понимает, что происходит, а Птица ничего ему не говорит. Она непохожа сама на себя: всё самодовольство, вся самоуверенность, весь апломб слетели с неё, точно фальшивое оперение. То она терпеливо ждала помощи извне, пряча от охраны украденный у врача телефон, пребывая в уверенности, что ситуация у неё под полным контролем, то теперь мечется по камере из угла в угол, словно времени в обрез и и её пугает скорость, с которой оно утекает сквозь пальцы.

Сергей устал.

Он хочет отомстить, и мысли об этом греют ему душу. Ещё он хочет выбраться из этого отвратительного места. Его тошнит от еды, к которой его желудок не может привыкнуть. Тошнит от взглядов других заключённых, которые — пока что — больше не рискуют к нему лезть после драки. Тошнит от своих волос, когда-то ухоженных, а теперь спутанных и тусклых из-за плохой воды. Тошнит от Птицы, которая не считает нужным объяснить ситуацию, а какая-то ситуация, судя по её поведению, определённо сложилась. И тошнит от ощущения, будто кто-то посторонний — кто-то, помимо Птицы, — ввинчивается ему в голову, раздвигает в ней мысли, заполняет пространство вязким туманом, остро пахнущим гнилой рыбой, водорослями и тиной.

«Не пускай их», — зло шипит Птица после очередного ночного кошмара, и снова ничего не объясняет. Под спиной — жёсткость неудобной койки, на стене — пустота, но Сергей всё равно пялится в эту пустоту, видит на ней кровь, проваливается в водяной пар красного цвета и выныривает только когда Птица в ярости заставляет его сползти с койки и вновь начать беспорядочно метаться по камере.

Руки Птицы — когтистые лапы, по локоть вымазанные кровью, — впиваются пальцами Сергею в виски. Она пытается взять всё под контроль: Сергея, себя, то, что так её пугает, и на какое-то время, кажется, ей всё это удаётся. Она снова становится самовлюблённой сукой, снова бравирует своим идеальным планом, снова выпендривается, и Сергей ведётся на её чувство уверенности. Пугается, когда «идеальный план» оказывается вовсе не таким уж идеальным, когда наёмники опаздывают на целых десять минут. Среди них — ни одного знакомого лица, но это и не важно. Сергею на них плевать, его интересует только свобода — и Игорь Гром, по вине которого вся его жизнь пошла прахом.

Наплевать ему ровно до того момента, пока они не выходят наружу. Идёт дождь. Дождь падает на лицо и волосы. Дождь пеленой закрывает собой мир, отрезает его от реальности. Дождь пробирается внутрь, заполняет лёгкие, заменяет собой кровь, становится им самим. Птица кричит — орёт. У неё истерика. И Сергей почти не чувствует крепкой хватки на своих локтях, не осознаёт, как его затаскивают в вертолёт.

Когда он приходит в себя, снаружи всё тот же дождь. Они должны были улететь из города, но геолокация — Сергей достаёт из заднего кармана новых чистых джинсов, — говорит, что он всё ещё в Санкт-Петербурге. Не слышно кружения лопастей: вертолёт стоит на земле. В кабине пилота никого нет, в пассажирском отсеке тоже пустота. На секунду его пронзает жуткая мысль: что, если не было никаких наёмников? Но тут же эта мысль отметается как несостоятельная. У него никогда не было галлюцинаций. Психически он полностью здоров. К тому же, если выбраться из СИЗО он ещё смог бы, то где бы достал вертолёт? Нет, наёмники были, просто… ушли.

Ушли недалеко: Сергей обнаруживает их снаружи, когда неуверенно вылезает из вертолёта. Дождь размыл кровь по асфальту, залил широко разинутые рты и распахнутые, уже остекленевшие глаза. В нос бьёт противный металлический запах, смешанный с ароматом мокрого асфальта и влажной земли. Он оглядывается и обнаруживает, что рядом — кладбище. Потрясающе.

Сергей дрожащими руками снова включает телефон, листает сводки новостей, ищет хоть что-то, что дало бы понимание. Может, силовые службы в кои-то веки сработали слишком хорошо? Но тогда почему его просто бросили в вертолёте, а не увезли обратно? В новостях — всякая ерунда: небывалый подъём воды в Неве, ливни, кто-то угнал машину — страшное дело. Всё это Сергею неинтересно.

«Что происходит? — пытается он достучаться до Птицы. Он напуган и раздражён. Всё должно было пройти иначе! Птица сама убедила его в этом! Злилась, когда он сомневался, оскорбляла, и что теперь — кладбище, куча свежих трупов и тишина в голове? — Вылезай, твою мать! Что. К чёрту. ПРОИСХОДИТ?!»

Тишину заполняет шелест дождя.

[icon]https://i.imgur.com/kQsUBob.png[/icon]

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » Aya Dagon, Cthulhu Fhtagn [Bubble]