как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » be running up that road...


be running up that road...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

be running up that hill
john walker & yelena belova
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/9/68469.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/9/205571.jpg




It doesn't hurt me.
Do you want to feel how it feels?
Do you want to know that it doesn't hurt me?
Do you want to hear about the deal that I'm making?

+7

2

Когда Джон встречает Елену впервые, то она кажется ему хрупкой. Маленькая ростом, ему по плечо, хмурая и недовольная, как если бы ее притащили прямо из постели на инструктаж, не позволяя досмотреть интересный сон. С виду совсем не боец, не шпион, просто девушка с улицы, подобранная случайно. Ему так кажется до первого крепкого словца с ярко выраженным русским акцентом, до первого удара прямо в челюсть, который определенно мог бы отправить его в нокаут, будь он обычным человеком. До первой миссии, где она наглядно демонстрирует, что не нужно ее недооценивать. Елена Белова напоминает ему змею - красивой чешуей, защищающей будто броней, и острыми зубами, скрывающими яд. Совсем не паук, но вряд ли бы ей понравилось его сравнение. Тем не менее, свое первоначальное мнение он меняет быстро, заменяя хрупкую на надоедливую.

Уокер не любит работать в паре, но заведомо часто у них с Еленой одно дело на двоих. И к этому абсолютно точно невозможно привыкнуть. Елена разговаривает о том, о сем, подкидывая кучу ненужной и иногда нужной информации, нагло закидывает ноги на приборную панель машины, надувает пузыри из жвачки, смачно чпокая их. Непоседливая как настоящий ребенок. Она ведет себя не как убийца, не так, как по-началу казалось Джону должна себя вести. Абсолютно неправильно, непонятно, непредсказуемо. И ему, конечно же, не нравится. Он не знает чего от нее ожидать в следующий момент, что она выкинет, что предпримет, что придет ей в голову. Он постоянно думает может ли она ослушаться плана, может ли пойти по своему пути и начать импровизировать. Ему кажется - может. И своему чутью он верит больше, чем ее словам.

И ей это абсолютно точно не нравится.

У Елены на лице написано красным маркером одно слово: убью. Елене защита точно не нужна, а уж тем более ей не сдалась его забота - она сама по себе и может справиться с чем угодно.  Ее гнев можно прочувствовать. Кажется, протяни руку - почувствуешь, обожжешься, он оставит отметку на коже. Джон, однако, не тянется. Ему тянуться к кому-то - опасно, вокруг него люди так и продолжают умирать. Джон старается забыть, как забывал о товарищах еще на войне, чтобы оставить свой разум чистым, не затемненным плохими случаями. Раньше у него это получалось, теперь же - нет. Он думает часто о рисках, слишком часто, Елена под категорию "пожертвовать, чтобы получить результат" не подходит, она ценнее будет.

Джон, честно, не знает теряла ли Елена кого-то, может ли она понять его чувства, да и не пытается узнать. Сохраняет приличную дистанцию, необходимую для совместной работы, ни больше, ни меньше. И эта работа - сплошное мучение. Джон вынужден следить за ней, фиксировать ее действия, защищать от опасности, понимая прекрасно, что она может сделать это сама. По взгляду Беловой прекрасно понимает, что ей это не нравится. Понимание не позволяет ему прекратить. И ситуация выходит из-под контроля.

Уокер, сдавая рапорт, не вдается в подробности, да и особо вспоминать тот момент не хочет. Сам не понимает что на него нашло, почему поступил именно так. Елена прожигает спину неописуемо гневным взглядом, будто лазером пытаясь вскрыть его черепную коробку и найти там ответ на один простой вопрос: что с ним не так? Он и сам не понимает что именно, осознавая, что в этот раз перешел грань, перешагнул черту, которую сам же тщательно вырисовывал. Перед первой миссией он сказал ей: не мешайся под ногами, не лезь под руку, не говори о лишнем, просто молчи и не отвлекай. В этот же раз он сам бьет ее прикладом по затылку под удивленные охи спецназовцев, вырубая и не позволяя принять участия в ходе миссии.

Она не просто недовольна. Она в состоянии гнева, когда готова его убить. Джон ее чувства понимает. Он бы на ее месте себя пристрелил на месте.

Из кабинета он вылетает пулей, поступая как трус, что ему несвойственно. Джон с поля боя не сбегал даже в Афганистане, когда ситуация доходила до суицидальной глупости, а от маленькой девчушки, надоедливой, как он постоянно ее описывал, сбегает, не желая сталкиваться с ней лицом к лицу. Он то не желает, а она противоположно на это смотрит и совсем недружелюбно, вырастая буквально из-под пола на пути.

- Не сейчас. - Джон морщится как от зубной боли, пытаясь обойти Белову с другой стороны, но и тут терпя сокрушительное поражение.

- Золотая моя, не сейчас.

Больше всего Джон хочет вернуться домой, налить себе стакан джина и втупить в очередной репортаж, рассказывающий о сокрушительном поражении Америки в Афганистане, знаменующий его проигрыш еще в одной войне. Выяснять отношения с Беловой он не хочет абсолютно. Как и работать с ней до этого. Но кто его слушал хоть когда-либо?

+4

3

Когда Елена встречает Джона впервые, она сразу думает, что однажды даст ему в морду. Ведь первое, что делает Уокер так это недооценивает Белову. Фатальная ошибка. На то и был всегда расчет Дрейкова. И потому черные вдовы - самые опасные шпионки и убийцы в мире. Елена, несмотря на то, что крепко сбита, выглядит не серьезно благодаря небольшому росту, круглому личику с по-детски вздернутым носом. Джон на это ведется легко, как будто весь свой опыт где-то за порогом кабинета оставил. А Елена мысленно обещает, что еще объяснит ему, кто из них прав. И возможность этого находится очень быстро.

После первой совместной работы, Джон, конечно же, смотрит на Елену иначе. Он теперь не поворачивается к ней спиной, не выпускает из поле зрения. Он ждёт от неё п о д в о х а. Но Белова не предоставляет ему такой роскоши, выполняя свою работу и-де-а-ль-но. Но вместо этого получает еще больше недоверия. Елена ему даже хочет предложить сходить к психотерапевту - у Баки можно взять номерок хорошего специалиста. Ну, правда! Потому что недовольство растёт, искрит и подпитывается с двух сторон в равной степени. Елена без претензий, но Джон начинает первым. Но если раньше это забавляло, то теперь это порядком раздражает. Не смешно.

Елена не нуждается в напарниках. Но умеет работать в команде, когда это требуется. Придерживается плана, когда это необходимо. Импровизирует, если все сходит с рельс и несется напрямик. Но может и хочет - разные вещи. А Джон Уокер - это точно не тот человек, с которым она хочет работать. Джону нравится командовать, нравится отдавать приказы, а для чёрной вдовы это как вызов, пойти наперекор. В этих заданиях они равны. Но Джон гребет всё под себя, и Елене это не нравится.

Он молчит, раздраженно поджимает губы, пока Белова трындит обо всём на свете за двоих. Отличная возможность насолить "напарнику", зная, что ему это не нравится. Равно как и ей его приказы. Он какой-то там бывший военный, щит Роджерса в руках держал, но в глазах Елены это не выглядит преимуществом и знаком того, что она должна его слушать. Весь такой серьезный парень - Агент США! - а теряет всякое самообладание стоит лишь Беловой в очередной раз лопнуть шар из жевательной резинки.

Чаша переполнилась в тот момент, когда Уокер перешагивает все допустимые нормы и просто вырубает Елену прикладом автомата. Для Беловой - это не просто гнев или обида, это её личный позор. Она доверилась "напарнику" больше, чем нужно, можно сказать, подставилась. И как только это случилось, Уокер воспользовался моментом так, как ему было удобно. Решать всё за неё Елена больше никому не позволит. Но это произошло. И это игнорировать она не будет.

Её красноречивый взгляд обещает ему небо в огне и самые страшные муки. Джон это точно ощущает, даже затылком. А потому трусливо сбегает, стремясь скрыться от её злости. Но у Елены другие планы на Джона. Однажды, Уокер всё решил за неё. Теперь настала очередь Беловой принимать решения за двоих. Она буквально преграждает ему путь, не позволяя уйти. Джон не смотрит на неё, лишь цедит сквозь зубы. Зато Белова, не отрываясь, сверлит взглядом чужое лицо и кривится от гнева.

- "Не сейчас"?! - Елена едва не задыхается от такой наглости. Взрывается от ломанного "золотая моя" - даже сейчас Джон Уокер продолжает вести себя так, как Джон Уокер. - А когда, Уокер? Мне, может, на приём к тебе записаться? - Выплевывает саркастично. Не смешно. Совсем не смешно. - Что за херня, blyat'?

Как же её бесит! Бесит, что он пытается убежать. Бесит, что не смотрит на неё. Бесит, что принимает решение за двоих. Бесит, что пытается не позволять делать ей что-то. Всё это копилось внутри и теперь ищет выхода. И вот оно! Выплескивается через слова. Перетекает в руки - Белова сама не замечает, как со всей силы толкает его в стену и прижимает локоть к горлу, с силой давя на гортань.

- Слышь ты, супер-солдат, больше.никогда.не.смей.исполнять.такие.фокусы. Иначе, я тебя убью! - Она обещает это вполне искренне, хотя, наверное, с преувеличением. Убить - не убьет, для Валентины - это слишком дорогое и выгодное вложение. Эта женщина не очень одобрит, если её капиталы начнут уничтожать друг друга. Но изобьёт как пить дать. Это не Елена начала всю эту историю. Совсем не она. Так что, если кому-то и предъявлять претензии по поводу всего случившегося, только Джону, мать его, Уокеру. Откуда только взялся, откуда только вылез...

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » be running up that road...