как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » killing you in my mind


killing you in my mind

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]<link href="https://fonts.googleapis.com/css2?family=Oranienbaum&display=swap" rel="stylesheet">
<style>#ship1 {
--sh1mr: auto; /* отступ слева, auto - для отцетровки */
--sh1w1: 550px; /* ширина карточки */
--sh1bg: #000; /* фон карточки */
--sh1br: #d8db00; /* цвет текста и рамки */
--sh1cl1: #d8db00; /* цвет заголовка */
}
#ship1 {display:block; padding:40px; margin: 1.2em auto 1.2em var(--sh1mr); background:var(--sh1bg); outline: 1px solid var(--sh1bg); outline-offset:10px; width:var(--sh1w1);} /* shipovnik */
#ship1, #ship1 * { box-sizing:border-box;}
/* АВАТАРКИ КАРТИНКИ */
.shiav {width: 70px; height: 70px; margin: auto 8% auto auto;
display:inline-block; border-radius:50%; background:var(--sh1bg); border: 1px solid var(--sh1br); transform: translate(0%, -50%); transition: all 0.3s ease; background-position:50% 50%; background-size:cover;}
.shiav:last-child {margin-right:0px;}
.shiav:hover {transition: all 0.3s ease; transform: scale(1.2) translate(0%, -40%);}
/* БЛОК АВАТАРОК */
.shiprs {display:block; border-top: 1px solid var(--sh1br); text-align:center; margin: 35px auto auto;}
/***   ЗАГОЛОВОК   ***/
#ship1 > em {display:block; margin: -10px auto 16px auto; text-align:center; font-style: normal !important; letter-spacing:1px; color:var(--sh1cl1); font-family: Oranienbaum, Georgia, sans-serif; font-size: 32px;}
/***   БЛОК ТЕКСТА   ***/
#ship1 > .btext {padding: 0 50px; font-size:12px; color: var(--sh1br); font-family: Arial, Tahoma, sans-serif; text-align:justify;}
/***   ПЕРСОНАЖИ   ***/
.btext > p {margin:auto !important; padding-bottom:14px !important; text-align:center; font-style:normal; font-size:11px !important; opacity: 0.65;}
</style>

  <div id="ship1"><div class="shiprs">
  <!--   ЗДЕСЬ АВАТАРЫ   -->
<div class="shiav" style="background-image:url(https://i.imgur.com/e70AFX8.png)"></div>
<div class="shiav" style="background-image:url(https://i.imgur.com/lpReqAj.png)"></div>
<div class="shiav" style="background-image:url(https://i.imgur.com/6xQZpxz.png)"></div>
  </div>

  <em> killing you in my mind </em>

  <div class="btext"><p>
lucius malfoy   —   rodolphus lestrange
  </p>

  </div></div>
[/html]

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2022-06-05 01:08:44)

+1

2

Стоит войти в Лестрейндж-холл, как температура опасно понижается. Холодные мрачные залы, застывшие во времени, почти пусты и каждый шаг отражается безжизненным эхом. В полумраке кажется, что с потолка свисают не канделябры, светящиеся в полумраке, а ледяные гроздья, сверкающие в лучах солнца.
Пустоту наполняет собой только жизнерадостный смех Рабастана.
Или, если между ними, то Басти. Он врывается в жизнь Малфоя вихрем и сносит все препятствия на пути. Он запрыгивает в его постель и раскачивается, проверяя матрац на прочность. И болтает много, небрежно размахивая руками.
Люциуса удивляет подобная несдержанность в представителе благородного дома. Басти словно не скован никакими предрассудками и делает то, что хочет, с тем, с кем хочет. Именно это обстоятельство и роднит их, крепче, чем того требуют приличия чистокровной дружбы.

...в ту холодную ночь комнаты в очередной раз прогрелись очень слабо. Гостевая в Лестрейндж-холле просто огромная, но Люциусу кажется, что они экономят на дровах и на нем лично. Он протягивает руки к камину, согревая замёрзшие ладони. Скучно. И холодно.
Входная дверь приоткрывается и в нее засовывается голова Басти.
- Идём, что покажу!
Они бегают по холодному дому, стараясь не разбудить портреты, шумно шикая друг на друга и смеясь, прячась за гобеленом от домовиков. Они прижимаются друг к другу близко близко. Рабастан горячий, как печка.
- Ты замерз?
Люциус кивает, зуб на зуб не попадает. В спальне Басти тепло натоплено. Даже душно, воздух течет в глотку медовой густотой.
Они болтают до рассвета и Люциус не помнит, как они засыпают, свернувшись, как котята.
Зато помнит, как до боли в плечо впиваются пальцы старшего Лестрейнджа, как он вытаскивает его из теплой постели, вышвыривая из комнаты брата.
Синяки на плече не сходят неделю. Смотря на них в зеркало, Люциус думает, за что именно Рудо его так ненавидит?
Убирая пряди волос за спину, он рассматривает себя. Линию челюсти, шею, грудь, живот, бедра. И не находит в себе изъянов, кроме тонкой вязи шрамов на спине. Но он никогда не смотрит на них, скользя взглядом мимо боли.
Он возвращается взглядом к лицу и облизывает губы. Медленно, деля движение на фазы.
Вспоминая. Взгляды, жесты, ругательства. Может это не с ним что то не так?...

Что может быть не _ так в Рудольфусе Лестрейндже? Вечеринка посвященная его выпускному в самом разгаре. Рудо приветствует гостей, затянутый в черный смокинг (фу, какая пошлость), а начищенные до блеска туфли сияют ярче солнца. Малфой делает вид, что его слепят блики и Басти смеётся, прикрывая рот ладонью. Острый взгляд Рудо ре_жет, полоснув по спине, между лопаток.
Люциус подходит к нему и Лестрейнджу-старшему, чтобы поприветствовать все собрание.
- Благодарю вас за приглашение на скромный вечер, - скромным, его, впрочем, мог назвать только слепой. В окружающем блеске и великолепии не хватало разве что стофутового портрета Рудо, на всю ширину гостиной. Но он и его эго вполне заменяли этот портрет. Отец отошёл уладить какой-то очередной вопрос (вероятно, портрет всё-таки доставили) и оставил их наедине. Люциус сделал полшага назад.
- Думаю ты счастлив сменить школьную обстановку на что-то более интересное, - ничего не значащий маленький разговор. Он ищет взглядом Басти, который так невовремя куда то запропостился. Он не очень то любит оставаться с Рудо наедине. А бежать напрямую....слишком позорно.

+2

3

Рудольфус заслужил все это. Этот вечер в его честь и он будет самым громким событием в этом году - так обещал отец. Даже грядущее совершеннолетие его наследника заведомо меркнет перед фактом, что Рудо - его обожаемый Рудо - великолепно закончил Хогвартс и стоит на пороге новой жизни. Без сомнения, старший сын Лестрейнджа доберется до карьерных высот и все будут с благоговением произносить эту фамилию. Точно так же, как делают это сейчас. Древний аристократичный магический род, в котором нет ни капли порочной крови, - это делает их особенными и этому нужно соответствовать каждым своим вдохом. Рудольфус справляется с этим превосходно.

Во внимании прибывающих гостей он сияет, хотя выражение на его лице сдержанное, в лучших традициях семейства. Кажется, что Рудо превзошел в этом даже своих живых и покойных предков, но на самом деле он просто старается компенсировать этим поведение, которое позволяет себе Рабастан. Даже сейчас, когда в доме полным полно волшебников, его младший брат ведет себя неподобающе. На взгляд Рудо. Поэтому юный выпускник изображает из себя великолепную, но холодную мраморную статую Аполлона.

Он не держит зла на Рабастана за это - брату просто не повезло с друзьями. Или не повезло так, как повезло Рудо - Лестрейндж бросает взгляд на огромные напольные часы через весь холл, в который забиваются гости и мысленно подгоняет короткую стрелку. Его лучший друг явится не ранее, чем через два часа, и тогда можно будет, наконец, по-настоящему отпраздновать.

Пока же приходят те, кого видеть сегодня бы не хотелось. Рудольфус замечает светловолосую макушку задолго до того, как она приближается к нему, чтобы поприветствовать. У Рудо достаточно времени, чтобы смириться с этим фактом и не закатить глаза, когда младший Малфой подходит к нему и выплескивает свои ядовитые комплементы. Впрочем, это же Рудо - Рудо в свои неполные восемнадцать уже научился держать на своем лице непроницаемую маску. Рядом с Люциусом хотя бы пять минут.

«Скромный вечер» Малфоя все равно повторяется вновь и вновь в мыслях Рудольфуса и он ищет опровержение этому оскорблению в лицах, нарядах гостей, в праздничном убранстве фамильного особняка, в угощениях и напитках, которые уже сейчас буквально тают на глазах. Ничего из этого не успокаивает его - сотня аргументов не способны справиться с язвительностью этого белобрысого сопляка. Невольно - и отец как раз отошел, какая досада, - Рудольфус бросает острый взгляд на Люциуса через плечо, резко отворачивается и поправляет воротник белоснежной рубашки. Благоразумнее будет хотя бы не видеть Малфоя, раз уж случилась великая радость его слышать.

- Безусловно, радости моей нет предела. Не придется смотреть на опостылевшие за последние три года рожи. - Он бросает ответ Малфою как кость собаке. Не то чтобы Рудо был уверен в том, что Люциусу прямо так ее хочется, но... Они оба играют свои роли на людях, им нужно обмениваться какими-то репликами, пока на них смотрят. Если бы у Малфоев были дочери, пришлось бы еще изображать заинтересованность друг в друге, но, слава Мерлину, обошлось. Да и куда еще Малфоям дочь, если у них есть Люциус?

- У меня будет к тебе просьба, Малфой. - Внезапно Рудольфус поворачивается к юному волшебнику и делает необходимый шаг для того, чтоб оказаться очень близко. Слова, которые он произносит потом, должны оставаться между ними. - Держись сегодня подальше от моего брата. Я не прошу тебя не портить мой праздник своими выходками, я прошу тебя позаботиться о твоем друге, которому непременно влетит за всякого рода... непристойности. Если, конечно, Рабастан твой друг.

Не лишним было бы посоветовать вообще никогда больше не приближаться к Рабастану, чтоб не отравить его этим мерзким... отвратительным... отравить его Люциусом Малфоем, проще говоря.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/88/136455.gif[/icon]

+2

4

Чего ты ожидал, Люциус?
От сердца подступает холодом, перехватывает глотку, ни вдохнуть ни выдохнуть.

боль_но

Он всегда думал, что смирился с болью и привык к ней, но Лестрейнджи - оба - каждый раз доказывали ему обратное.
Но он слишком хорошо умеет держать лицо. Люциус дергает уголком рта, изображая улыбку.
Через пару лет его самоконтроль станет безупречным, а пока - еще видны огрехи, словно рябь на воде. 
Никто не узнает.
Никто не увидит.

- Вот какого ты мнения обо мне, Рудо. Что же. рад, что ты вырос настолько, что наконец можешь набраться храбрости и сказать, как оно есть, - Люциус злится. От печали до гнева на размотанных нервах - расстояние меньше дюйма. Они стоят очень_близко и Люциус явно чувствует тепло его тела. Рудо почти касается его. Малфоя передергивает - старший Лестрейндж ему противен. Облизнув пересохшие губы он качнулся слегка вперед, на мгновение прижимаясь своим телом к нему.
Небольшая игра. Небольшая проверка. Очередное - наступить на себя, чтобы уличить другого во лжи.

- А что, ты сомневаешься в нашей с Рабастаном...крепкой...страстной...долгой...дружбе? - каждое слово с расстановкой, с придыханием, явной издевкой в голосе. Люциус мстит, четко и расчётливо.
За унижения, за неодобрение, за непринятие.
- Такая дружба в школьные годы только укрепляется, знаешь. Когда посторонние не могут вмешаться в то, что творится за бессонными бдениями, - улыбка расцветает на его губах.
Он дразнит дракона и отдает себе в этом отчет.
Но теперь Рудольфусу до него_не_дотянуться.
И не будет же он бросаться на гостя прямо посреди праздника?
Люциус на это надеялся.

Ему не хотелось испортить парадную мантию.

- Рабастан мой друг, пожалуй, даже лучший. Вряд ли ты знаешь, что это такое, - он смерил Рудольфуса взглядом и перехватил с подноса тарталетку, небрежно отправляя ее в рот, подчеркивая, насколько малозначительна эта беседа. - И долг друга в том числе, признавать другого таким, какой он есть. Со всеми его шалостями, шоколадом в постели, вечной болтовной и нежной преданностью животным...

В какой из моментов он перестал говорить о себе и начал говорить о Рабастане?
Он и сам не заметил, как тон его голоса изменился, просел на тон, а взгляд устремился куда-то в сторону от Рудо. Рабастан делал его свободнее и счастливее. Он помнил почти каждый момент их душевной близости, но вряд ли Лестрейндж-младший понимал, какое значение имеет для Малфоя все эти ночные посиделки в кроватах друг у друга, побеги в запретный лес и...

...мягкие черные кудри, спадающие на лоб. аккуратно смахнуть...
Басти смеется. Он всегда смеется.

Музыка, зазвучавшая очень вовремя вывела его из раздумий. Он терпеть не мог скрипки, они всегда бередили в нем что-то запретное, тщательно им скрываемое.
- И именно потому, что он мой друг, я бы никогда не позволил себе ничего, чего бы Басти не захотел сам. Тебе интересно. что мы делали вместе? Целовались? Обжимались? Или делили ласку чуть более глубинную? Спрашивай, я отвечу. Ведь с ним ты не посмеешь об этом заговорить.

Люциус поднимает подборок, вызывающе глядя на Рудольфуса. Под влиянием ярости и истинных чувств - страх испарился, словно его никогда и не было.
С удивлением, Малфой понял, что больше не боится его. Рудо мог кричать, нападать и травить - но сейчас, он униженно просит об одолжении.
И ему от этого смешно.

+2


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » killing you in my mind