как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » кровью руки запачканы


кровью руки запачканы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/86/279873.gif
Северус, я горжусь тобой

+1

2

Северус не долго собирался с силами, прежде чем зайти в родной дом, покинув прохладу летней ночи. Облаченный в черное, он лишь несколько минут постоял перед входом в жилище, прислушиваясь к шорохом ночной улицы. Где-то вдалеке шаталась пьяная компания, только что вышедшая из ближайшего кабака, а в соседнем переулке лаяла собака, привлекая внимание хозяев к хулиганящим кошкам у мусорной кучи.
Дом ни капли не изменился с того дня, когда Северус в последний раз был в нем. Без женской внимательной руки все быстро покрылось пылью, от камина пахло гарью. Создавалось ощущение, что камин не столько согревал, а больше разносил по дому отвратный тухлый запах. Тишину прорезал захлебывающийся храп
мужчины на диване у камина. Он укрыт пледом, драным и жирным от грязи, а на полу у свисающей руки Северус замечает пустую бутылку какого-то дешевого пойла.
Северусу всегда было интересно, откуда у его отца столько денег на алкоголь. Он никогда не работал на постоянной основе, хотя вечно отсутствовал при этом дома. Только в более взрослом возрасте у Снейпа закралась мысль о том, что его отец мог быть каким-нибудь разбойником, вором или даже убийцей. Иначе он не
мог объяснить постоянный запах алкоголя от своего родителя, хотя у матери никогда не было достаточно денег на то, чтобы купить что-нибудь более сытное к столу, чем кулек хилых картофелин.
Храп прерывается кашлем, противным и мокрым, от чего мужчина на диване переворачивается на другой бок, открывая для Северуса свое лицо, опухшее от постоянных пьянок и драк, заросшее неаккуратной поседевшей клочками бородой. Северус ловит себя на мысли, что ему никогда в жизни не было настолько противно.
Услышав о своем первом задании, самом важном, самом ответственным, которое должно помочь волшебнику проявить себя — Снейп уже знал, кого выберет в качестве жертвы. Он должен был обрадоваться наконец-то свершающейся мести, но не чувствовал ничего. А сейчас, стоя над спящим отцом, переполненный лишь
отвращением, он ловит себя на чувстве жалости. Не той жалости, из-за которой ты сочувствуешь существу перед собой, и впоследствии хочешь помочь. А на той, от которой хочется избавить мир от этого жалкого существа.
Добить, чтобы не мучался.
Отдергивая самого себя от подобных мыслей, Северус достает волшебную палочку и наводит на собственного отца. Ни медля ни секунды звучит непростительное заклинание и комнату заполняет зеленое свечение, несущее за собой лишь облегчение.
Конечно же на улице должен моросить дождь, когда Северус покидает когда-то родной дом. Волшебник поднимает глаза к небу и не может сдержать растерянную улыбку. То ли от клишированной Лондонской погоды, то ли от безумия свершившейся мести.

+1

3

Туман страхов сплетается в тугой клубок ужаса — в солнечном сплетении словно камень.
Люциус прижимает ладонь к груди и сжимает пальцы, пытаясь успокоить нервную дрожь.

Он не сомневается в Северусе
Он сомневается в себе.
Впрочем, как всегда.

В других он зачастую был уверен больше, чем в своем метущемся сердце.
Ты — неженка, Малфой — чужие слова остро душу режут, в рану попадает грязь. И нарывает.
Который год подряд?...
Почему быть таким — любым, если дело касалось его лично — неправильно?
Риторический вопрос на которой он никогда не узнает ответ.

Он стоит в проулке, подняв лицо в темнеющее небо. Отсчитывая шевелением губ — нужные окна. Метнувшаяся тень. Пальцы сжаты в кулак до боли. Секунды тянутся вязкой смолой, затягивая в болото ожидания. Короткая зеленая вспышка. Меньше мгновения, разделившего чью-то жизнь на до и после.
Что же, он справился.

Пальцы разжимаются с усилием. Он разглаживает ткань мантии ладонью. Словно это может помочь.
Начинает накрапывать дождь. Он поднимает голову слишком резко и капюшон спадает. Волосы рассыпаются по плечам.
Колкие мелкие капли дождя кусают кожу, оседают на губах. Люциус слизывает воду. Горчит.

Он замечает Северуса не сразу. Скорее ощущением, чем чувством и, делает несколько шагов к нему, слегка склоняясь, по привычке, пытаясь перехватить взгляд темных глаз. Северус смотрит в небо. Северус улыбается.
Так выглядит сбросивший тяжкое бремя.
Люциус прикасается к его плечу, кожаные перчатки стягивают кожу.
— Идём, — короткая вспышка и они перемещаются с холодной улицы в жарко натопленный кабинет.
Домовики вовремя развели огонь. На стенах — длинные тени и огненные вспышки.
Мантия не успевает коснуться пола, исчезая с глаз. Его плащ — Люциус не утруждает себя церемониями.
— Садись, — два кресла у камина.
— Проследи, чтобы никто нас не беспокоил, — он не оборачивается на домовика. — Никто, ты меня понял?
Существо лепечет сотни благодарностей, до которых Люциусу нет дела.
— Оставь нас.
Бутылка хорошего крепкого бренди. Он хранил ее для особого случая. Наверное, сегодня — как раз подходящий
день. Он откупоривает бутылку и сам разливает на два снифтера — позолоченная ножка, хрустальная сфера —
благородно-янтарный напиток.
— Пей, — не чокаясь, до дна. Горячим обдает глотку и внутренности.
Он запоздало вспоминает, что не ел с самого утра.
Долька шоколада на золоченом блюде — первая его еда за день.
Он задумчиво смакует шоколад.
Лучше бы так пробовал напиток, — в голове, снова, раздраженный голос отца.
Не потому ли он его сегодня вспомнил, что Северус...уничтожил своего?

— Как ты, Северус, — вопрос неловко повисает в воздухе. Как все правдивое и искреннее он был слишком тяжеловесен для их обыкновенных бесед. Но все же, вопрос был задан и Люциус надеялся получить ответ.

0


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » кровью руки запачканы