как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ЗАВЕРШЁННОЕ » возвращайся домой


возвращайся домой

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

возвращайся домой
аято - казуха
https://i.imgur.com/Xyy8qPL.png

+3

2

хаос в его кабинете был похож на последствия тайфуна, пришедшего на остров наруками. разбросанные бумажки, документы и записки захватили весь стол и пару полок рядом стоящего шкафа. испачканные в чернилах кисти можно было найти на каждой поверхности, а сам владелец всего этого беспорядка чувствовал себя максимально комфортно посреди бури.
камисато аято никогда не имел славы неряхи или грязнули. вся его одежда всегда выглядела опрятно и красиво, где бы он ни находился. слуги, денно и нощно, трудящиеся в имении камисато не просто зарабатывали на жизнь, но и помогали создать тот невероятный образ, который транслировал миру аято. у него совершенно не было времени на то, чтобы следить за их работой, иногда он не успевал даже поесть, не говоря уже о делах поместья. карточки, на которых слуги оставляли свои послания, были хаотично скинуты в специальный ящик, который аято разбирал несколько раз в месяц. где-то там валялось письмо томы о том, что нужно закупить новые флаги для площади на острове рито. аято держал в голове слишком много информации и иногда просто разрывался от количества работы, которую взваливали на комиссию ясиро, но никогда не жаловался на свою судьбу. слишком много сил было потрачено, чтобы клан камисато встал с колен, слишком многим пожертвовал старший его наследник.

аято вздрагивает, когда в его кабинет врывается слуга. каждый работник в имении камисато знает, что когда его господин уединяется в кабинете, его нельзя ни в коем случае беспокоить или отвлекать. у аято бывают дни, когда он находится в резиденции, но это не значит, что он проводит время с семьёй. скорее всего он занят составлением официальных писем и документов, которые нужно срочно отправить; часто в его имении проходят приемы важных гостей из других комиссий. а у слуг всегда есть свои четкие обязанности, которые контролирует тома. и не дай архонт, кто-то потревожит господина в неподходящий момент!

слуга заикается, опускает голову, боится наткнуться на строгий взгляд господина. аято, с занесённой над бумагой кистью, внимательно изучает слугу, видит как тот дрожит, но всё равно пытается донести до него. . . радостную весть?
кисточка, выскользнувшая из дрожащих пальцев, была перехвачена в последний момент, чуть не испортив письмо, которое оставалось только подписать. камисато удивленно уставился на слугу, который в низком поклоне уже намеревался покинуть комнату. он знал, насколько важно то, что было второпях рассказано своему господину, поэтому больше не переживал за то, что может быть наказан.

   казуха вернулся

у аято больше не было никаких дел или планов. даже если бы он попытался завершить что-то из того, что запланировал, то просто бы не смог. все его мысли заполонил призрак из прошлого, с которым он давно простился.
ужасная трагедия, заставившая казуху бежать из родной страны, отразилась на каждом неравнодушном жителе наруками. для аято это стало ударом. он никогда раньше не позволял себе даже плохих мыслей о великой сёгун райден, полностью поддерживая её как глава комиссии и как обычный житель инадзумы. поддерживая её стремление к вечности аято не предполагал, что всё может обернуться бессмысленными показательными казнями, которые могли только запугать народ инадзумы, но не спасти. сам господин камисато никогда не был альтруистом и понимал логику сёгуна, но никогда не думал, что она начнёт действовать так грязно. ему хватило сил и связей, чтобы защитить свою сестру, но не хватило, чтобы уберечь казуху и его друга. некогда великий клан каэдэхара полностью потерял своё великое имя, оставшись лишь в воспоминаниях стариков, а все фамильные вещи были конфискованы комиссией тенрё.
у аято были связаны руки. он хотел спрятать казуху, оставить его подле себя, обеспечить надежное убежище, но нельзя было пленить ветер, нельзя было запереть птицу в золотую клетку. аято не был глупцом, он понимал, что казуха быстро зачахнет в инадзуме, что он сбежит и напорется на стрелу генерала, личной шавки сёгуна. камисато пришлось сделать тяжелый выбор и отпустить его.

знал ли он, что казуха вернется? нет
готов ли он был попрощаться с ним навсегда? да

после смерти отца мир сказочных иллюзий и глупых надеж был закрыт навсегда. аято стал реалистом, надеющимся на худшее, что помогло ему во многих нечистых делах. но сейчас, на его глазах, происходило что-то невероятное, поэтому господин камисато поднялся с колен и не убирая принадлежности для каллиграфии, поспешил на внутренний двор. там, в окружении слуг, стоял казуха, живой и невредимый. он улыбался и о чём-то разговаривал с работниками поместья.

    — Ты здесь? — у аято совсем не получается сделать вид важного и сдержанного в эмоциях господина. он пялится на казуху и пытается переварить тот факт, что сейчас перед ним настоящий каэдэхара.

+3

3

покидать инадзуму приходилось в спешке. недостаточно слов прощания, недостаточно времени на внятное обещание вернуться вновь. казуха махнул рукой, обернувшись лишь на миг, чтобы не возникало соблазна остаться. спрятаться, затаиться и подготовиться к новой битве. гибель самого близкого человека требовала отмщения. конечно, томо воспротивился бы этому, узнай сейчас. но... умершим неведомы грехи живых, как и живым неведомо где блуждают души умерших. казуха, понимая все слишком хорошо, попытался избежать повторного столкновения так скоро, но не отказывался от намерения однажды встретиться с сёгун райден. и сделать эту встречу последней для неё.

путь его лежал через далекие земли, название которых едва ли знакомо жителям острова рито. сам казуха не мог поверить в реальность происходящего, наслаждаясь спокойным течением ветра. следовать за переменчивыми потоками было легко, ведь каждый раз, стоило погоде задумать перемениться, юноша моментально считывал намерение, укрываясь от ненастья. это давалось ему без особых трудностей, в отличие от поиска единомышленников. так уж завелось: казуха по жизни считался одиноким воином, предпочитающим мирное созерцание светским беседам. однако в пути он ощутил явную нехватку дружеского плеча поблизости. чтобы... просто почувствовать поддержку. понять, что он все делает правильно.

новости распространяются по свету очень быстро. подобно ветру - мгновенно. иногда для получения новых сведений приходится ждать несколько недель, а иногда они находят путника в самый неожиданный момент. больше всего казуха расстроился вести о перемирии. он не успел повторить свой бравый поступок, на этот раз доводя дело до конца. его прогнали, на нем долгое время стояло клеймо преступника. ну, а теперь... теперь ему дозволено возвратиться туда, откуда он бежал без оглядки. непонятные чувства захлестнули казуху, стоило лишь узнать об этом. его мир снова изменился, став практически таким же, каким и был до всей этой печальной истории. за исключением одной колоссальной потери.

он не совсем понимал куда возвращается. в город, где раньше чувствовал себя почти как дома благодаря присутствию в нем семьи, друзей, возлюбленного. на остров, добраться до которого неимоверно трудно, и все же многие стремиться оказаться на площади, чтобы вознести почести великому архонту. казуха понимал и не понимал одновременно, будучи как никогда потерянным. сбитым с толку, прерванным на половине пути. он только свыкся с мыслью, что в ближайшее время дорога в знакомый край ему закрыта. и тут же получил неожиданное предложение от самой судьбы - упустить такой шанс было бы неимоверно глупо.

ноги сами принесли его к имению камисато. или всему виной попутный ветер. так или иначе, он оказался на пороге некогда любимого всей душой двора, куда теперь мог приходить совершенно спокойно. короткая прогулка по городу позволила убедиться - все изменилось. больше никто не посмеет обвинить его в деяниях против действующего правителя. правда, казуха с большим сомнением относился к возродившейся из пепла сёгун райден. никакого понимания или сострадания он к ней не испытывал, ровно как и вопиющей ненависти. ему просто было непонятно каким образом столь кровожадный тиран стал снова любимцем всего народа. и вряд ли он когда-нибудь это поймет.

- я здесь - работники поместья расступились, позволяя встретиться с давним другом. тем, ради кого сегодня казуха пришел сюда. - здравствуйте, камисато аято, рад видеть вас. - должно соблюсти все ритуалы вежливого обращения к хозяину имения. потому казуха чуть склоняет голову в почтительном поклоне, не скрывая при этом улыбки. он действительно счастлив находиться сегодня здесь - среди его друзей. - протисте, что без предупреждения, погода не благоволила отправке письма. я бы все равно добрался быстрее почтового судна. надеюсь, это вас не возмутит, - он оставляет людей позади, приблизившись к аято. заглянув в его невероятно светлые глаза. мудрые. знающие. и сейчас закономерно удивленные. - я привез вам подарок, если позволите. - недвусмысленный намек на то, что было бы неплохо уединиться. вдали от любопытных глаз, вдали от непривычного городского шума.

+2

4

у аято дрожали ладони от волнения, но он успел спрятать их в полы своего одеяния от любопытных глаз. держать лицо для него было важно и сейчас, хоть всё внутри и разрывало от невероятных эмоций. казалось, что он находится в каком-то реалистичном сне и никак не может проснуться. а может просто не хочет? казуха сейчас здесь, в его поместье, никто не придет его арестовывать или убивать; за глазами бога больше не ведется охота и ему не надо рискуя жизнью защищать своих близких.
пора было остановить борьбу, но аято просто не мог. это было его дыханием, его жизнью, только так он мог почувствовать себя живым. теперь его дела стали не такими опасными, они не несли за собой смерть и горе, теперь он наконец-то мог полностью стать комиссаром ясиро, а не тайным палачом для своих недругов. ему следовало больше внимания уделять культурным событиям и празднествам, но сегодня всё было уже не так важно. сегодня произошел самый главный праздник — возвращение казухи.

    — С возвращением!
аято улыбается по-настоящему, искренне, одной из тех улыбок, которые заперты где-то глубоко и только для своих. ему кажется, что сейчас все его маски остались в кабинете и ему больше нет нужды прятаться за ними. буря позади, впереди только штиль.
казуха всё такой же, смотрит на него яркими глазами, наполненными надеждой и спокойствием. аято не обманывается и видит в них отголоски боли, что будет ещё много ночей тревожить его, но сейчас у них есть будущее, у инадзумы есть будущее. ему хочется обнять его, позволить себе такую вольность, но он стоит на том же месте, не позволяя себе лишнего. он невероятно сильно уважает каэдэхара, поэтому не будет обременять его своими чувствами. но сейчас, когда он вернулся, когда вся опасность осталась в прошлом и их ждет будущее, не испорченное сёгуном и преследованиями, аято находился в смятении. он мог бы придумать план за несколько минут, а потом его доработать, но сейчас ему не хотелось делать казуху очередной своей целью, сейчас он просто хотел оказать ему радушный приём.

    — Проходи, конечно! Ты можешь оставаться здесь гостем столько, сколько захочешь. — аято сделал пару жестов слугам, которые тут же побежали в поместье, чтобы приготовить комнату для гостя господина. камисато часто принимали гостей в своём доме, но раньше никто так сильно не волновал господина. аято хотел дать казухе настоящий дом, но он прекрасно понимал, что тот может сорваться в любой момент и исчезнуть из его жизни навсегда. это напрягало, это даже вызывало зависть. связанный обязательствами, как толстыми цепями, аято никогда не мог позволить себе такое. даже в детстве, когда главой клана был его отец, аято проводил всё своё время за учёбой, готовясь занять его место. со стороны такой вольной пташки как казуха это могло показаться невыносимым, но аято был на своём месте. он мастерски выполнял всё, что на него взваливали и умудрялся достигать больших высот. вот только неконтролируемые чувства к совершенно непохожему на него человеку полностью разрушали всю гармонию его жизни, что он строил годами. аято считал казуху своей слабостью и совершенно не хотел этому сопротивляться.

    — Видеть тебя в здравии и есть лучший подарок. — аято жестом пригласил казуху следовать за ним, проводя того в светлую приёмную. просторная и богато обставленная комната служила в имении камисато для деловых встреч или приёмов, но сейчас аято не хотелось вести казуху в кабинет, где главенствовал хаос и бардак. какое-то простое желание показаться лучше, чем ты есть, завладело камисато и он решил обязательно поскорее запустить в своё логово тому, чтобы тот навёл порядок.
казуху хотелось расспросить обо всём на свете: о путешествии в ли юэ, о сопротивлении, о последней битве с сёгуном, но самое главное о его будущем. сейчас каэдэхару ничего не связывало с родной землёй. здесь осталось лишь смерть и разруха, пришедшая к его семье и возлюбленному. аято сам бы сбежал из места, приносящего столько болезненных воспоминаний, но сейчас казуха сидел прямо перед ним. в его движениях и взгляде не было скрытой угрозы или желания отмщения, но и прежнего мечтателя было не найти. суровые испытания и потери закалили их обоих, война не прошла бесследно ни для кого. 
если бы слуги не подали чай, то аято продолжал бы беззастенчиво рассматривать гостя. радость от его возвращения захватила всё в его голове, поэтому трудно было вести себя прилично, как подобает главе клана. он сам разлил горячий напиток по пиалам и протянул его казухе.

Отредактировано kamisato ayato (2022-06-18 22:00:38)

+2

5

в присутствии слуг следовало удерживать нарочито вежливую форму общения. казуха мог бы обойтись без этого, однако не хотел ставить аято в неловкое положение своим неформальным обращением. к тому же, почтительность наилучшим образом выражается именно таким путем - через вежливые формулировки. их обучали этому ни один год, готовя занять место главы клана. и если каэдэхара потерял свою единственную возможность на правление, то аято возглавил комиссию ясиро. они оба были готовы, но судьба распорядилась по-своему. и нет никакого смысла ей перечить.

оставаться гостем казуха собирался недолго. впрочем, загадывать наперёд он не хотел, никогда не зная как повернётся жизнь. пожалуй, именно непредсказуемость больше всего провоцировала беспокойство. раньше он бы и не подумал об этом, а теперь невольно обращается к опыту прошлого, помня какими безмятежными они были с томо. никто не смог предсказать какая жесточайшая трагедия обрушится на них совсем скоро. что если опасность не миновала до конца, но продолжает таиться где-то в темных уголках города. ни в чем нельзя быть уверенным - это казуха усвоил навсегда.

однако жить постоянным опасением утомительно. хочется расправить крылья и парить над землей, подхватываемым теплым ветром. научиться бы этому… перестать неосознанно оборачиваться, проверяя нет ли кого поблизости. наверное, для полного спокойствия ему недостает близкого человека. друга, на которого можно положиться, которому можно раскрыться. поэтому он пришел сюда. и следуя за аято тихонько улыбается, вспоминая как точно так же они шли в самом начале знакомства. кто бы мог подумать, что их дружба переживет все ненастья и вернётся в своем первозданном виде.

пристальный взгляд аято немного смущал. казуха сам не понимал почему, но находиться с ним в одной комнате было очень приятно. хотелось спросить где сейчас аяка и придет ли к ним тома, однако прерывать вопросами чайную церемонию бестактно. и пусть она совершенно неофициальна, скорее в качестве дружеского жеста. только сейчас казуха спохватился, пока еще не притворившись к пиале и учтиво поинтересовавшись:

- я не отвлекаю тебя от важного дела? наверное, после недавних событий навалилось много забот.

после короткого промедления отпивает чай, прикрыв глаза. сколько разных сортов он успел испробовать - не сосчитать. его угощали в ли юэ местным чаем, который также отличался особенным вкусом. и все же здесь казуха почувствовал родной аромат. пусть это лишь наспех поданный чайник, зато в нем ощущалось нечто родное. именно этого так недоставало во время путешествий. его везде принимали с радушием и гостеприимством, предлагая остаться подольше. по понятным причинам казуха не мог задерживаться на одном месте, привыкнув к бесконечным странствиям.

спустя некоторое время - вдоволь насладившись чаем - возвратившийся путник запускает ладонь в свой карман. оттуда он выуживает нефритовую подвеску в форме листка. добыть этот артефакт было нелегко, пришлось отправиться прямиком в опасные земли, где враги поджидали на каждом шагу. но добыча стоила затраченного усилия. оставалось надеяться на то, что подарок понравится аято. конечно, в противном случае он тактично промолчит, однако хотелось услышать подлинное отношение к увиденному.

- вот, это мой тебе подарок. - протянув подвеску, смиренно готовиться принять какой угодно ответ. - существует легенда, по которой этот листок связан с чайным деревом долины чэньюй. если захочешь, позже я расскажу тебе эту легенду, не хочу сразу по приезду утомлять своими рассказами. будь уверен: их у меня накопилось предостаточно.

солнце клонилось к закату. казуха хотел бы уже сегодня отправиться в город, чтобы осмотреться и собственными глазами увидеть новое будущее для жителей деревень. особенно для тех, кто стал счастливым обладателем глаза бога. трудно поверить в реальность прекращения гонения. преследования длились долгие месяцы и очень трудно поверить в их мгновенное прекращение. казуха привык доверять лишь тому, что видел сам. тем не менее, усталость брала свое. неразумно тотчас бросаться на поиски доказательств безоблачной жизни горожан. прежде следует хорошенько отдохнуть, выспаться и дать аято возможность доделать его дела на сегодня.

за мирной беседой прошел вечер. привычным жестом - почтительным наклоном головы - казуха попрощался с аято до следующего утра. им обоим требуется свыкнуться с мыслью о внезапном воссоедини. на это им отведена целая ночь.

+2

6

возвращение казухи стало главным событием этого месяца. аято тут же захотелось отложить все свои дела и взять отпуск впервые за многие годы. хотелось рассказать ему всё, что происходило в инадзуме во время его отсутствия, познакомить с новыми людьми, провести вместе время, но такой сильный напор мог бы отпугнуть гостя, аято это понимал. сейчас нельзя было на него давить или проявлять сильную заинтересованность. казуха пережил много горя и потерь, сейчас только покой и внимание могли исцелить его. на самом деле аято не знал, что именно стоит делать, чтобы не показаться грубым. он помнил то тёмное время, когда отец, а затем и матушка покинули его, когда за спиной была бездна и один неверный шаг привел бы к падению. тогда у аято не было славных друзей, которые помогли бы советом и поддержкой, тогда у него не было времени горевать и собирать тебя по кусочком. маленькая аяка нуждалась в защите и светлом будуем, а клан камисато потерял своё влияние. тогда он смог подняться с колен и сделать невозможное. тяжелая работа на износ помогла ему справиться с кризисом не только в собственном клане, но и в сердце.

но сейчас он готов был протянуть казухе руку помощи, безвозмездно, просто потому что он был тем особенным человеком, за которого аято держался. в его жизни было мало тех, ради которых аято был готов на всё. он производил впечатление открытого и приятного человека, но это было лишь очередной маской. на самом деле все его подчиненные и союзники были лишь пешками в его игре.

    — Всё в порядке, я закончил с делами на сегодня.
как вечно занятой в делах человек для аято не было понятия свободного времени. когда он заканчивал разгребать одно дело, тут же брался за следующее и так постоянно. выходные в таком графике не были предусмотрены, поэтому аято просто устраивал их себе когда хотел и когда не было запланировано никаких серьёзных мероприятий. на самом деле он мог и не нагружать себя так сильно, но тогда никто не знает, где бы сейчас был клан камисато.

аято делает глоток, но не чувствует вкуса. он так сильно взволнован, но внешне абсолютно никак не показывает этого. казуха, этот потерянный, изломанный войной мальчишка, привёз ему подарок. камисато ставит свою пиалу с чаем на стол и аккуратно берет из рук казухи подвеску. она невероятно красиво и искусно сделана. в инадзуме не делают подобные украшения, из-за чего она выглядит экзотичнее и уникальнее. аято улыбается и рассматривает необычный подарок. в этом был весь казуха. он не мог преподнести ему типичный набор каллиграфических кистей, который ему дарят все подряд, он потратил намного больше усилий, чтобы достать это сокровище. аято будет бережно хранить эту подвеску у сердца.

    — Я определенно хочу узнать эту легенду. — аято улыбается одними глазами и склоняет голову на бок. — большое спасибо, она чудесна!

они проболтали весь вечер. для аято было полезно оторваться от работы, а казуха явно хотел провести время с кем-то знакомым, кто был с ним ещё в прошлой жизни. для них этот вечер стал лишь первым в череде многих, аято на это надеялся. какое-то невероятное любопытство подталкивало его узнать всё, чем жил казуха всё это время, но он не хотел отпугнуть его этим, поэтому смиренно слушал всё, что рассказывают. у каэдэхара останутся секреты и аято будет это уважать.
у аято была вся ночь впереди, чтобы закончить с делами на сегодня. после того, как они попрощались, камисато сжег не одну свечу, разбираясь с документами в своём кабинете. для того, чтобы провести с казухой следующий день, отправиться с ним в столицу и погулять по её улицам, аято нужно было разобрать ещё кучу бумаг. из-за радости и энтузиазма дело шло намного быстрее и он совсем не чувствовал усталости. прожив много лет в тяжелом ритме, аято закалился и сейчас мог позволить себе бессонную ночь. однако под утро его эмоции иссякли и он всё-таки заснул, опустив на стол голову. кажется кто-то из близких накрыл его покрывалом.

следующим утром было велено накрыть стол на большой веранде. завтрак должен был пройти в компании всей семьи и гостя на свежем воздухе с видом на море. камисато редко вот так собирались вместе, у каждого были свои дела, свои обязанности, но в основном отсутствовал аято, а арка не видела смысла накрывать такой большой стол только на себя и тому. последний, как управляющий и друг семьи, часто мог разделить трапезу господ, если не был занят домашним поручением. в основном сильная субординация была между аято и его подчиненными, это нужно было не только для его статуса, но и для поддержания уважения к комиссару. они с сестрой могли бы прожить и без подобного отношения, у них не было гордыни, но в их обществе такое было необходимо. однако аято совсем не хотелось, чтобы казуха воспринимал его как чиновника или господина. для друзей сердце аято всегда было открыто, хоть и находилось постоянно в тени.

    — Я хочу пригласить тебя прогуляться по улицам Инадзумы, — аято не хочет тревожить старые раны и понимает, что эта прогулка может даже навредить, но казуха должен увидеть во что превратился город, как расцвела инадзума после отмены приказа об охоте на глаза бога.

+2

7

уснуть оказалось на удивление легко. казуха предполагал, что после затяжного путешествия ему не видать спокойного сна. или, если быть совсем откровенным, он опасался засыпать там, где еще совсем недавно не мог ощущать себя в полной безопасности. и речь даже не об имении камисато - об инадзуме в целом. внутренняя тревога препятствовала расслаблению на первых порах, но общая усталость взяла свое. ко всему прочему, осознание того, что где-то рядом находится верный друг, готовый оказать поддержку, безусловно, успокаивало. здесь ему не угрожает никакая опасность - если верить полученной информации, то никому на островах больше не стоит опасаться за свою жизнь.

утром самочувствие лишь улучшилось. дышать было легко, редкие лучи солнца, что проникали в комнату, вызывали легкую улыбку. кажется, жизнь начинала налаживаться. по крайней мере, на это хотелось надеяться.

завтрак на веранде сделал начало дня еще приятней. казуха любил принимать пищу на свежем воздухе, несмотря на погодные условия за окном. так ему было спокойнее. словно он может контролировать все вокруг, одновременно с тем иметь возможность скрыться в безопасном месте или приготовиться к атаке. наверное, эта привычка останется с ним надолго. если не навсегда. трудно отказываться от того, что вросло в тебя корнями. отчасти грустно, отчасти нет. это помогло выжить, благодаря чрезмерной мнительности казуха может сегодня разделить трапезу с аято. пожалуй, ради такого стоило пойти на риск.

- да, я бы не отказался от прогулки, - после завтрака разговор зашел о дальнейших планах на день. признаться, у казухи не было конкретных задач, которые следовало решить во время его пребывания в городе. он просто приплыл и все. иногда такое случается. - мы отправимся вдвоем или пригласим кого-то с собой?

вопрос был задан скорее из вежливости, нежели наличию желания отправиться в город с кем-то помимо аято. вдруг он захочет позвать с собой сестру или тому. впрочем, управляющий сразу же после завтрака убежал по важным делам, дав понять, что сегодня он никому компанию составить не сможет. аяка также тактично покинула веранду, сославшись на предобеденную встречу, к которой следует хорошенько подготовиться. иными словами: аято и казуха остались одни. специально ли это было спланированно или нет, но каэдэхара с радостью принял такое положение вещей. он не добивался аудиенции с главой комиссии, получив ее благодаря стечению обстоятельств.

остров наруками пестрил разнообразными воспоминаниями. казуха пообещал себе не концентрировать внимание на негативных эпизодах, связанных с этим местом, решив создавать вместо них положительные моменты. тем более раз уж их прогулка началась здесь - аято не зря выбрал такое направление. он ведь прекрасно помнил все, что происходило ранее, являясь непосредственным свидетелем. однако глупо было бы прибыть сюда и запереться в доме, отказываясь смотреть на изменения, которым подверглись острова. казуха никогда не считал себя глупцом, потому охотно согласился на любой маршрут, предложенный аято.

прибывший путник не преувеличивал когда говорил о наличии в арсенале массы различных историй. каждой из них хотелось поделиться с другом, но пока что они шли в приятой тишине. путь их пролегал до леса тиндзю, где природа была необычайно красива. казуха любил это место с давних времен, там он мог отдохнуть и насладиться приветливым шелестом ветра. никто не нарушал покой леса - редкие гости не в счет. в любое время чуток здесь стоял полумрак, будто приглашающий изведать окрестности. обманчивая доброжелательность могла ввести в заблуждение кого угодно, только не казуху. уж он то явно исследовал каждый уголок этого загадочного места, насладившись его природой. такая разная инадзума...

- получается, теперь все нормально? - интересуется, смотря куда-то перед собой. наверное, основной посыл вопроса понятен. - в статуе больше не осталось глаз бога? - было бы лучше увидеть это собственными глазами, но к такому казуха еще не готов. та площадь... в ней сокрыто слишком много прошлого, притрагиваться к которому было слишком больно. может, позже. значительно позже он пересилит себя и посмотрит на статую, что некогда являлась светлым символом, но после... стала чем-то поистине ужасным.

+2

8

у аято не было какого-то определенного плана. казуха не был обычным гостем, для которого требовалось устраивать праздничную программу и какой-то деловой прием. он значил для него намного больше, чем какой-то деловой партнёр. пейзажи наруками были им знакомы с детства. аято редко куда-то выбирался, чтобы отдохнуть или прогуляться без спешки. это небольшое чувство свободы кружило ему голову, а может быть причина была в его спутнике.

на самом деле он не знал, в каком состоянии пребывал каэдэхара. внешне он держался прекрасно, но аято видел как тот был напряжен. по малейшим движениям, по взгляду казуха выдавал себя, хоть и старался скрыть свои мысли ото всех. лезть к нему в голову, тормошить его чувства не хотелось. аято понимал, сколько всего ему пришлось пережить в столь юном возрасте. хотелось помочь ему хоть чем-то, залечить старые раны, показать новую, изменившуюся инадзуму. и пусть на центральных улицах стояли все те же лавки и торговцы, они все смогли вдохнуть полной грудью, как будто выбрались из душного подвала на свободу. аято сам ходил по острию клинка. его тайные дела с помощью мятежникам могли стать достоянием общественности в любой момент. он спал и видел свою казнь на центральной площади, в окружении подхалимов, которые осмелились донести на него. но такая смерть не пугала его. было страшно оставить аяку одну, наедине с жестокой диктатурой сёгуна. клан камисато мог исчезнуть в любой момент, а его адепты - сбежать, как это раньше сделал казуха. но сейчас возвращаться в то время не хотелось даже мысленно. угроза неминуемой смерти позади, а близкий человек рядом. аято считает, что ещё хорошо отделался.

    — Сейчас всё медленно приходит в норму. — аято вздыхает. для него всё, что сейчас происходит в стране, похоже на сон и он боится того момента, когда придется проснуться. — сёгун больше не идет войной на своих подданных, я считаю это лучшее, что могло случиться. Ваша война не прошла даром, она помогла всем нам сплотиться и показать истину электро архонту.

говорить такие слова было очень смело даже сейчас. клан камисато и комиссия ясиро всегда поддерживали сёгунат, несмотря на то, какие указы он издавал. но сам аято не всегда мог разделять эту позицию. он являлся хозяином глаза бога, а значит должен был сам сдаться и отдать голубой святящийся камень в дань статуе. но он этого не сделал. как не сделала и аяка с томой, как и все его подчиненные, получившие благословление богов. их сердца принадлежали инадзуме, но инадзуме не принадлежала их воля и свобода. ведь всё могло измениться в любой момент и райден сёгун уже будет не такой великодушной, как сейчас. на самом деле многие дела сейчас решались в обход сёгуната. просто так было проще для обоих сторон. для многих райден была идолом, божеством, которому чужды людские проблемы.

    — Все глаза богов вернулись к их владельцам.
аято сдержанно улыбнулся и внимательно посмотрел на своего спутника. казуха выглядел опечаленным и аято не хотелось его тревожить. наверное, идти в город было не самой лучшей идеей, но именно там каэдэхара смог бы отпустить прошлое и жить дальше. аято хотелось показать ему свои любимые места, угостить любимым чаем с тапиокой и вкусным обедом в местном ресторане, но это всё потом. у них теперь много времени.

они доходят до реки и аято подзывает казуху к себе. он часто практикуется во владении своей стихией, поэтому не только его сестра может показать кое-что интересное здесь. он чувствует волнение - давно забытое чувство, сейчас ему хочется показать что-то красивое перед тем, кто ему небезразличен и аято вдруг ощущает то, чего был лишён.
его руки немного дрожат, когда вода в реке начинает бурлить. обычно он использует свою силу для сражений, а не для создании представлений, поэтому ему очень непривычно. он старается не смотреть на казуху, чтобы не смутиться. тот с пониманием молчит и внимательно следит за рекой, на поверхности которой уже появляются капли воды, собирающиеся в большие шарики. они начинают хаотично кружиться над водой и отражать бледный свет цветов, растущих на берегу. шарики собираются в фантома, который очень похож на казуху. аято мастерски овладел этой техникой. создавая в бою своего двойника он часто ставил в неудобное положение противника, который не знал, какой аято настоящий. но сейчас ему не надо ни на кого нападать. казуха, созданный из мельчайших капелек воды, начинает сражаться с невидимым противником, иногда взлетая вверх с помощью ветра, а иногда создавая целый вихрь кристальных капель вокруг.
аято старается не изображать что-то конкретное. он просто показывает казухе как видит его, как он чист и свободен, когда в руке его меч. он хочет показать ему, что вся его борьба была не напрасной.

у аяки получается лучше. хоть она и не владеет гидро элементом, она способна превратить это место в сказку. он часто видел как его сестра тренируется в одиночестве, как льдины в её руках не слушаются и падают в реку. но она смогла это побороть, она смогла научиться использовать глаз бога не только для борьбы, но и для создания чего-то невероятно красивого. у аято же не было времени учиться создавать красоту, но сейчас он старался показать казухе другую свою сторону, рассказать ему без слов, что он не просто камиссар ясиро и занятой чиновник.

+1

9

прогулка дарит умиротворение. вопреки опасениям, вокруг все действительно спокойно. природа мирно встречает их на пути к реке, предлагая расслабиться. ветер лишь слегка колышет листья на деревьях - сегодня грозы не предвидится. казуха выдыхает облегченно, как-то нервно, наконец, убедившись в безопасности пространства. конечно, это лишь начало, впереди его ожидает более детальная проверка местности на какие-либо угрожающие факторы. но пока… пока он доволен тем, что видит. изначальное волнение заметно поутихло, уступая место праздному интересу.

- отрадно слышать. надеюсь, люди теперь обретут счастье, избежав печальной участи.

ни к чему уточнять о какой участи речь. его близкий друг попал под горячую руку, оказавшись в эпицентре событий. можно списать все на неприятное стечение обстоятельств, но даже минуя гибель в тот роковой момент, она могла настигнуть его позже. до тех самых пор, покуда сёгун не отступила, каждый житель инадзумы находился в опасности. особенно те, кто отказывался мириться с новым укладом жизни.

видимо, грусть отразилась на лице казухи, отчего аято поспешил перевести внимание друга. ему это удалось практически сразу. река послушно поддалась аято, капельки воды поднялись ввысь. казуха знал о том, какая стихия подвластна камисато, но еще никогда не видел как изысканно юноша управляется с водой вне боя. убийственная сила, на удивление, могла приносить не только разрушительное воздействие на врагов. казуха с замиранием сердца наблюдал за каплями, что собрались в легко узнаваемый фантом. неужели именно таким аято видит своего друга.

- бесподобно… ты сотворил настоящую красоту. он ведь совсем как живой. только гораздо лучше, проворнее.

захотелось прикоснуться к иллюзия, но казуха понимал к чему это может привести. вопреки осознанию, сопротивляться возникшему желанию было невозможно. протянув руку, казуха лишь кончиками пальцев прошёлся по водяному силуэту, отметив насколько теплой стала вода. словно действительно обрела самостоятельную жизнь, переняв форму человека. завораживающее зрелище.

впечатление от увиденного захлестнуло казуху. он напрочь забыл о всех имеющихся ранее переживаниях, испытывая искреннюю благодарность. во время своих путешествий он успел побывать в таких местах, которые поражали своим великолепием, и все же именно сегодня в нем снова проснулось подлинное восхищение. благодаря аято. казуха посмотрел на него совершенно новым взглядом, задаваясь вопросом: почему он не видел этого раньше. неужели был настолько поглощен нескончаемыми проблемами, что позабыл о необходимости смотреть по сторонам. рядом с ним всегда был верный друг, готовый подставить свое плечо. он и сейчас готов сделать это, вызывая давно позабытые чувства, распространяющиеся жаром в груди. кажется, это снова происходит - несколько иначе.

- спасибо тебе. за всё.

отступает от удивительного фантома, чтобы подойти ближе к аято. в его глазах плещется настоящий океан. казуха хотел бы показать другу бескрайние просторы водной глади. они вместе могли бы бороздить океан, выискивая новые острова или дальние земли. просить о таком непозволительно - камисато никогда не оставит свою семью, свое имение. даже на короткий срок - казуха все понимает. у него самого нет ничего, способного удержать на одном месте дольше нескольких недель. по крайней мере не было до недавнего времени.

наверное, всему виной всколыхнувшиеся чувства. увиденное настолько тронуло казуху, что противиться желаниям не было сил. он подходит к аято ближе, осторожно кладет ладонь ему на щеку, заглядывая в глаза. ему показалось, или они стали еще ярче во время использования способностей? наверное. сейчас что угодно может причудиться - в таком состоянии в этом нет ничего удивительного. зато есть удивительное в приятном покалывании пальцев, что соприкасаются с прохладной кожей. обычный, казалось бы, жест переворачивает все с ног на голову. казуха вдруг что-то понимает, но не может ухватиться за эту мысль, снова теряя ее. возможно, аято поможет разобраться, поможет найти верное направление, которое приведет их… куда-то. где хорошо. спокойно, тепло и безопасно. казуха не переставая смотрит в глаза, а потом - приблизившись, касается губами второй щеки. невинное проявление симпатии, взявшейся будто из ниоткуда.

- ох, прости, мне не стоило, - спешит убрать руку за спину, потупив взгляд. - не знаю что на меня нашло. наверное, еще не оправился с дороги. это… это больше не повторится, обещаю.

с каким же трудом далось это обещание - с неимоверным и весьма опрометчивым.

+2

10

лучше?
аято бросает на него удивленный взгляд. его смертоносные водяные фантомы вызывали у людей и монстров лишь страх, когда он применял их в бою. аято был талантливым мечником, а после получения глаза бога, его боевая мощь возросла в разы. никто раньше не реагировал на его силы вот так: восхищенно и благоговейно. камисато хотел показать казухе другую сторону себя - не опасную, красивую и способную что-то создавать, а не уничтожить. он привык играть на нервах окружающих, находить их слабости и дергать за ниточки, превращая в свои марионетки даже тех, кто об этом никогда не подозревал. аято был страшным и жестоким человеком, который умел мастерски притворяться хорошим. иногда ему казалось, что его белые одежды уже никогда не отмоются от крови.
он вынужден был следовать этому пути ради аяки, ради наследия клана камисато. он не мог позволить себе быть честным и благородным до самого конца, ведь именно такой путь привел бы его клан к закату. много лет назад, на смертном одре отца, он пообещал, что не приведет эту семью к упадку, что расцветет и выстоит в это смутное время.

казалось, что сейчас инадзума больше не стоит на пороге гражданской войны. с островом ватацуми был заключен мирный договор и сёгун отменила охоту на глаза бога, но это не прекратило борьбу аято. он всё ещё видел, что было у людей на сердце на самом деле, он видел, что его враги ушли в подполье точить ножи и собирать силы. каждый день к нему приходили отчеты из сюмацубан с неутешительными новостями. аято не боялся козней, что строили его враги, он настолько привык к этому, что уже потерял самого себя.

но казуха заставляет его маску трескаться, крошиться и падать маленькими осколками на землю. несмотря на всё то, чем жил аято, чем руководствовался своими действиями, он всё равно оставался человеком со своими слабостями и маниями. и казуха был той самой несбыточной мечтой, которую аято запер внутри себя на сотню замков и постарался забыть.
он свободен, он полная его противоположность. казуха благородный и добрый юноша, способный ради других на многие подвиги, он бы ни за что не заговорил с ним, если бы узнал о тёмных делах главы камисато. но аято не обладает той смелостью и честностью, что его друг, он не признается ему в своих преступлениях. он боится потерять его ещё раз.

его представление посредственно и аято это знает. он старается показать казухе другую свою сторону и тот понимает без слов. он всегда был мудрее своих лет и это восхищало аято. и сейчас, когда они остались наедине в красивом магическом лесу, у камисато как будто все чувства обострились в несколько раз. находиться здесь с казухой было очень волнительно и хотелось продлить этот момент навсегда. хотелось остаться с ним тут, хотелось рассказать всё, что тревожит его сердце уже давно. но это стало бы лишним. он не сможет сделать его счастливым, не сможет последовать за ним куда угодно.

«я люблю тебя»

три простых слова, которые тут же объяснили бы всё. но аято боится открыться, боится быть уязвимым. он не тот человек, который может свободно говорить о своих чувствах. для него это недопустимая роскошь.
каждый раз, когда он уверен, что держит ситуацию под контролем, казуха находит способ пошатнуть его самообладание. он просто совершает пару совсем невинных действий, прикасается к нему, даже целует, а у аято почва уходит из-под ног. фантом тут же распадается и падает обратно в реку. брызги летят во все стороны и аято не успевает защитить их от воды. волосы, одежда, лицо - всё мокрое и ситуация становится ещё более неловкой. казуха извиняется, а аято хочется закрыть ему рот.
никогда не извиняйся за такое!
он прикасается к его плечам нежно, но решительно. притягивает ближе к себе и целует уже не в щёку, а в губы, совсем по-взрослому, как хотел поцеловать уже давно. он позволяет себе невероятную вольность - забыть о последствиях и лишь нежно прижимается к его губам своими, сминая их и целуя смелее. сейчас для него весь остальной мир перестал существовать. он живёт в одном этом моменте, когда любимый человек рядом, когда он чувствует его дыхание и готов разделить его с ним.

+2

11

часто казуха, подобно ветру, непредсказуем и спонтанен. он совершает действия не всегда задумываясь о том, к чему они приведут. эта опрометчивость нередко доставляла неудобства и приводила к серьёзным проблемам. их можно было легко разрешить, но само наличие нежелательных последствий удручало. с чем связаны подобные импульсивные поступки казуха не знал. он никогда не считал себя человеком без моральных ценностей или без стойких принципов. однако… такое случалось. и такое случилось прямо сейчас.

аято, к огромному удивлению, никак отчитывать друга не стал. его изумительный фантом рассыпался на множество капель, упавших на них с двухметровой высоты. казуха даже не заметил такой мелочи, лишь тряхнув головой, смахивая с волос воду. это ничего. по сравнению с той неимоверной наглостью, которую совершил казуха. после такого дружба либо рушится, либо укрепляется, делаясь сильнее. оставалось догадываться о том, какую участь ждет двух давних друзей, встретившихся после весьма трагических событий. чрезмерное переживание вылилось в неумелое проявление своих чувств. казуха снова ощутил себя подростком, не знающим как верно раскрыться перед дорогим человеком. ситуация лишь усложнилась.

в ответ на свои извинения он получает… поцелуй?..

глаза невольно распахивает, почувствовав как напряжение сковывает мускулы. аято весьма настойчив - губы влажные и мягкие так и норовят обрести полный контроль. казуха охотно разрешает делать все, что вздумается, испытывая бесконечное доверие. в какой-то миг его тело расслабляется, практически обмякнув. если бы аято не держал его за плечи, то ноги точно не выдержали бы такого напора. внутри все переворачивается от восторга, как только приходит осознание - чувства расшифрованы совершенно верно. у самого казухи не хватило бы духу признаться в них столь откровенно. наверное, всему виной печальные воспоминания, отбрасывающие к тому самому моменту, когда сердце разбилось вдребезги. он полагал, что его уже никогда не восстановить.

- аято… ты даже не представляешь себе насколько сильно мне тебя не хватало. все эти долгие месяцы, что я странствовал, сердце постоянно напоминало мне о тебе. о том, где может быть мой дом. рядом с тобой

это не звучит как обещание остаться, но как признание в давно существующих чувствах. стоило ли открыться сейчас? насколько это оправдано? казуха не знал. он просто обнял своего любимого друга, уткнувшись лбом в его грудь. кто бы мог подумать, что его робкие чувства не безответны. попытка спрятаться в объятиях, должно быть, выглядит малодушно. просто казуха не понимал что станет с ними тереть. когда все ответы озвучены, найдя выход через желанные действия. очень приятные прикосновения.

- нас могут заметить - вовремя спохватившись, отходит на шаг, быстрым движением поправляя одежду. волосы мокрыми прядями упали на лоб, а щеки горели ярким румянцем. - мы можем продолжить прогулку, а вечером… выпить чай в моей комнате.

под этим предложением он не подразумевал ничего выходящего за пределы приличия. ему действительно необходимо провести как можно больше времени с аято перед тем, как море и ветер снова позовут в путь. это может произойти когда угодно - погода непредсказуемо изменчива.

очень хотелось остаться в текущем моменте. здесь никто их не увидел, никто не нарушил уединение. однако проявлять свои чувства в городе было небезопасно. казуха прекрасно понимал как это может отразиться на репутации камисато - далеко не каждый на континенте признает подобные отношения. особенно с тем, кто был вынужден бежать от сёгун вместо того, чтобы остаться и сражаться бок о бок со всеми. конечно, открыто никто свое мнение выражать не станет, ведь казуха является другом аято и не последним человеком в городе, но слухами земля полнится. происходящее может сыграть ключевую роль в событиях будущего.

- но прежде, чем мы отправимся дальше, поцелуй меня еще раз. - просит с легкой улыбкой, предварительно оглянувшись. - кажется, этого мне никогда не будет хватать. теперь уж точно.

+1

12

аято никак не мог предположить, что всё закончится так. он был вынужден по жизни рассчитывать свои шаги наперёд, искать пути отступления, если понадобится и находить рычаги давления на своего оппонента, если его первоначальный план не срабатывал. но казуха не был его противником, он был самым желанным, недосягаемым призом, о котором можно было только мечтать. аято был уверен, что потерял его навсегда.

однако он вернулся к нему.

вернулся в самый лучший, в самый правильный момент. иназума очнулась от многолетнего сна, закончилась жестокая война, оставившая кучу потерь и теперь её ждет новый неизвестный век, который таит в себе не только опасности, но и новую надежду. у аято было много мыслей насчет того, что ждёт его впереди, но он никак не ожидал, что в его плотный график ворвётся свежий порывистый ветер, разрушит всю его внутреннюю гармонию и заберёт внимание на себя. аято был рад такому исходу. ему давно надо было встряхнуться, отпустить себя и дать немного свободы. а казуха был синонимом этого чувства.

на лице аято легкая улыбка, он с теплотой смотрит на казуху и пытается понять, что же сейчас всё-таки произошло. его чувства были надёжно спрятаны внутри за сотнями замков, он давно похоронил саму идею быть рядом с ним. его сил бы хватило на то, чтобы сделать казуху своим, но цена для этого была слишком высока и совершенно не устраивало камисато. он хоть и был довольно жестоким человеком, но никогда не обижал близких. на данный момент его воспитание ещё не давало выход тщеславию и гордости, которые питали многие его поступки. для него одиночество стало ценой всей той власти и силы, которыми он обладал, и он готов был её заплатить.

от слов казухи в голове становится туманно и хорошо. аято так долго привык улыбаться через силу, делать то, что должен, а не то, что хочется. он давно похоронил собственные желания, отдавая всего себя клану и его нуждам. но сейчас перед ним стоит человек, который волнует его больше всего в этом мире, который смотрит на него, а не на главу комиссии.

       — Теперь тебя будет очень трудно отпустить.
аято улыбается и снова его целует. сейчас его поцелуй более уверенный, более мягкий. сейчас он не похож на резкий отчаянный порыв, но всё равно приносит невероятную гамму эмоций. сейчас он уверен в том, что казуха не оттолкнёт его, не прогонит прочь. будучи таким влиятельным человеком аято боится быть отвергнутым, боится, что его чувства станут обузой. но сейчас, после слов казухи, он уверен, что не упустит этот шанс.

он больше не хочет скрывать свои чувства, не хочет врать казухе в лицо. он берет его за руку, сжимает немного в своей ладони и ведёт его за собой, обратно в поместье, туда, где сможет рассказать ему обо всём, что случилось, о том, как он скучал и как сильно тосковал. у аято больше нет желания и сил говорить о стране, израненной от войны и внутренних междоусобиц. сейчас ему интересен только человек, что находится рядом; далёкая мечта, которая наконец-то осуществилась.

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » ЗАВЕРШЁННОЕ » возвращайся домой