как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » now you have two problems, and second is not me


now you have two problems, and second is not me

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://imgur.com/gJnj3AJ.png

don't tell me; you're from  o u t e r  s p a c e?
— no, i'm from iowa. i only work in outer space.

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-06-19 21:36:28)

+3

2

— Капитан, вы совершаете ошибку, позволяя этому человеку остаться на борту Дискавери. И это после всего, что наш экипаж пережил в параллельной вселенной…
Поговорите с командованием, отправьте его на Звездную Базу-6 — другим кораблем.
Пожалуйста, не заставляйте нас переживать случившееся — снова.



Странно вспоминать, что перед тем, как провалиться в десятки лет ожесточённой бойни во имя Империи, ты оставил на своем письменном столе в Академии недочитанный том Кеплера «О происхождении Вселенной» и маленькую книжечку белых стихов. Как провел две или три ночи в нелепых попытках подготовиться к ежегодному тесту для отбора кандидатов, готовых претендовать на учебный полет в составе экипажа одного из кораблей Федерации, — все это теперь казалось таким неправдоподобным, что Лорка не мог по-настоящему представить себя — частью громадного, пацифистского, и все же — спускового механизма.

Он едва припоминает красноречивую речь генерала Уинтера, ежегодно выступающего перед сотнями кадетов от лица всего Звездного Флота; «вы все сейчас — на пороге жизни, вам предстоит стать кем-то большим, и ваш страх перед неизвестностью оправдан.»
Но он прекрасно запомнил, какой совет дал ему капитан Морган — в первый свой день на мостике «Бурана»: «у тебя никогда не хватит сил контролировать их; все, что ты можешь — наблюдать, — будь внимателен с теми, кто избегает, боится тебя, кто держит дистанцию; устраняй только тех, кто хочет её нарушить, — это первый признак, что кому-то стала выгодна твоя смерть.»

Капитан Морган скончался через полтора месяца со дня командования звездолетом «Буран» — за столом в собственной каюте; кто-то перерезал ему глотку охотничьим ножом, прямо во время ужина. За десять минут до прибытия к императорскому флагману «Харон», Габриэль Лорка поднялся на мостик уже в качестве капитана,
долгих лет жизни Империи.


Если сейчас где-то и есть воплощение надежды, то вся она — на Дискавери.
Если сейчас где-то и есть шанс, то для Лорки он — на борту, в изведанных коридорах этой проклятой, но уникальной посудины; будучи капитаном, у него была масса времени, чтобы изучить инженерные чертежи, бортовой журнал и даже архив Звездного Флота, дабы убедиться, как глубоко эта язва проникла в галактику.
В настоящий момент Федерацию нельзя уничтожить извне. Её враги — даже если у нее есть враги — вряд ли ближайшее столетие вспомнят друг о друге; даже если и так, вряд ли им удастся соединиться в полноценную армию и действовать быстро, слаженно, сообща. Тех, кто здесь не приемлет Устав — отправляют на переподготовку; тех, кто не желает присоединяться к Великой Идее Общности — изолируют и вносят в список потенциальных угроз. Повстанская группа Федерации — всего лишь выражение глаз, интонация голоса; гнусавое словечко, произнесенное шепотом, себе под нос. Но сколько таких найдется? Сумеют ли они, проснувшись завтра утром, переступить через свой страх и разнести здесь все в щепки?

После войны люди огрубели; те, кто когда-то шел на передовую из энтузиазма, после — отреклись от личности. Им всем теперь сложно найти свое место; сложно найти в себе силы — где-то осесть, пустить корни, привыкнуть к новому миру. Их рассуждения стали простыми, их миссия в Федерации — в подчинении (им нужен проводник, замещение пустоты). Нет больше твердых планов на жизнь; есть только факты, все остальное — побочно, искусственно.
Война, по сути — смыла их всех.

https://64.media.tumblr.com/6f385d7e66c3c53d571bd7fe8f49ed90/tumblr_oyykogt9Xs1soqsdio2_400.gif


I feel the rage and I just can’t hold it.
It comes awake and I can’t control it.



Лорка твердо ступает с платформы для телепортации — на зеркальный, обшитый стальными планками пол. Руки в наручниках, лицо в залатанных шрамах, перепачканный песком и солью — кожаный воротник. Под прищуренными, мутными глазами — следы долголетней бессонницы; в лице — тонкие прожилки серости, дряблости морщин.

Он молчит, но хитро улыбается и смотрит, смотрит, смотрит, — на бледное лицо Сару, на сдавленные под тоненькими губами Бёрнем — зубы. Они здесь, в этой маленькой, полутемной комнатке — как три затравленные псины, грызутся за место под солнцем перед новым командованием.

— Прошу тебя, дорогуша, — осклабившись, но покорно не двигаясь с места, он встряхивает руками, демонстрируя два металлических кольца на запястьях, и театрально закатывает глаза. — Не изображай из себя невинную жертву. Я так понимаю, вам с Императором быстро удалось найти общий язык, да?

Ох уж эти ангелы, посредники милосердия; на тоненьких каблучках честолюбия, готовые вспороть брюхо любому, кто заикнется о сбоях в их стареньком, изношенном моральном компасе. Сегодня — они становятся волонтерами «Детей Мира», а завтра — вступают в Звездный Флот, и гордо нанизывают свои пустые амбиции — на паршивый золотой значок. У них всегда найдется доброе слово для кадета и обаятельная улыбка — для старшего по званию. Они непременно придут в медицинский отсек, где лежит их полуживой товарищ, чтобы сменить воду в кувшине и прочитать несколько воодушевляющих открыток с пожеланиями поскорее поправить здоровье, — какая прелестная форма, как думаешь, она пойдет мне, когда твое тело запечатают в морге?

Капитан Пайк любит своих «ангелов»; даже когда приходится повышать голос или напоминать им о своем месте. Слишком вертлявый, чтобы казаться наивным или доверчивым; слишком спокойный, чтобы быть невнимательным.

Сквозь первобытный страх, присущий келпиенам, Сару решает, что сегодня он не имеет права молчать.
Он говорит:
— При всем моем уважении, капитан, командование должно было уведомить нас за три дня до вашего прибытия, в том числе и о перевозке заключенного. При данных обстоятельствах, я считаю неуместным использование Дискавери в качестве тюремного конвоя. Это противоречит принципам нашей миссии.

Вдруг в коридоре, куда выходят двери транспортаторной, становится слишком темно. Свет гаснет одномоментно — по всей пятой палубе; приборы связи на корабле — шипят, — связь с мостиком потеряна. Пол под ногами мягко вибрирует, — бах, и корабль встряхивает с такой силой, что все четверо разлетаются по разным углам.
Скользя скрипучей кожей по стене, Габриэль степенно поднимается на ноги и, опираясь плечом о косяк автоматической двери, осторожно выглядывает наружу, — экипаж слепо мечется в полутьме, но не слышного ни одного признака нападения.

— Не смотрите на меня, я здесь ни при чем, — бросая отрывки слов за спину, на паузе между резкими толчками, он намертво цепляется за поручень и продолжает что-то высматривать сквозь полутьму. — Это не торпедный комплекс, — в нас не стреляют. Это что-то покруче и гораздо крупнее.


Автоматический голос компьютера — вещание на весь корабль:
— Внимание всему экипажу. Черная Тревога. Черная Тревога.

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-06-19 20:30:42)

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » now you have two problems, and second is not me