как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » [не]конец


[не]конец

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/101/640102.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/101/502506.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/101/435839.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/101/461894.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/101/435174.jpg
Лань Ванцзи, Се Лянь

Знаешь, а ведь порой единственный способ одержать победу - смириться с тем, что ты проиграл.

Отредактировано Xie Lian (2022-06-17 20:55:11)

+4

2

Об этом месте вы не найдете записи в библиотеке клана Гусу Лань, о нём не принято говорить в именитых орденах, что пекутся о своей репутации так же сильно, как о совершенствовании тела и духа. Эта тема такая же запретная, как и тёмный путь. Многие опытные заклинатели слышали об этом, но никогда не интересовались и не хотели попасть туда. Место, где все компасы и амулеты сходят с ума, от количества демонов и духов, место, куда светлой энергии ян не просочиться, место, где господствует князь демонов.

Попасть в Призрачный город оказалось проще, чем он думал. Картина, что предстала перед ним, была недоступна простым смертным. Шествие ярко одетых демонов он увидел издалека, они явно были в прекрасном настроении и предвкушали что-то. Было бы очень неловко заявиться на демонический праздник, будучи заклинателем, что привык таких демонов уничтожать. Но сегодня Лань Ванцзи пришел сюда не в качестве заклинателя, а в качестве путника, что ищет ответы. Всё его естество было против вмешательства демонов, но все способы были перепробованы много раз до этого и не дали никакого результата.

Поиски Вэй Ина завели Ванцзи в тупик и он решился на крайние меры. Переступать через правила ордена, через собственные принципы было тяжело. Так же тяжело, как переживать порку дисциплинарным кнутом. Ванцзи понимал, что когда он вернётся, ему придется снова встать на колени в храме предков и принять наказание. Он шёл на эту сделку с совестью только из-за отчаяния, поселившегося в его душе. Ни один способ не помогал обнаружить даже следа Вэй Ина, ни одна мелодия гуциня не давала ответов, как будто Вэй Усяня и не было никогда ни в одном из миров.

Призрачный город поражал своим разнообразием красок и звуков. Он был похож на огромную ярмарку, где собрались самые талантливые умельцы и самые богатые купцы. Такое место могло бы привлечь к себе не только кучу обычных жителей Поднебесной, но и заклинателей. Обычно такие мероприятия требовали длительной подготовки и вложений, проходили не чаще пару раз в год и собирали зевак со всей округи, но, кажется, в Призрачном городе такое было каждый день. Вот только вместо людских товаров и магических артефактов здесь торговали по истине отвратительными вещами. Ванцзи не хотелось заострять своё внимание на отрубленных конечностях и тёмных вещичках, от которых стоял смрад на всю улицу, но он вынужден был искать среди этого демонического хлама хоть что-нибудь, что сможет ему помочь.

Однако главной диковиной был он сам. Заклинатель в белоснежных одеждах с аурой непорочности и морозного льда — Ванцзи умел произвести впечатление не только в мире живых, но и в мире демонов. Его можно было заметить издалека, поэтому когда он подходил к очередной лавке, шум и гам утихали и его настороженно рассматривали с интересом и враждебностью, не выпуская из поля зрения его меч. Призрачный город был территорией демонов, куда ни один заклинатель не совался, если только не тайно, решаясь переступить черту. Ванцзи знал, что в прошлом Вэй Ин точно не имел дело с демонами, отдавая предпочтение только душам умерших, создавая армии лютых мертвецов. Но кто знает, куда бы привёл его тёмный путь, будь он сейчас жив. Ванцзи не позволил бы ему оступиться, если бы смог защитить.

Улюлюканья демонов не беспокоили его. Лань Чжань привык контролировать свои эмоции и игнорировать внешние раздражители, поэтому никто из местных чертей точно не смог бы заставить его обнажить бичэнь одними гадкими словами. Одно пребывание тут вызывало дискомфорт, но Ванцзи был настолько поглощен своей целью, что даже не думал отступать. Вот только он совершенно не знал, с чего начать. Враждебные демоны, странные заведения и лавки точно бы не помогли ему найти Усяня. Всё в этом городе кричало о власти и богатстве, но Ванцзи не знал, где скрываются настоящие демоны, способные вершить чудеса, а не пугать путников вдоль дорог. Он перепробовал так много способов, потратил так много сил, что сейчас его терпение подходило к концу. Каждое утро Лань Чжань просыпался с мыслью «не сдавайся!» и начинал по новой: брал в руки гуцинь и играл мелодии до самого вечера, до окровавленных пальцев. Иногда, в самых потаённых уголках души, ему казалось, что он уже никогда не сможет его найти.

Улюлюканье резко прекратилось и всё внимание ушло от него к подошедшей светлой фигуре. Этот человек не был похож на демона, наоборот, он был слишком заметен и выбивался из толпы, - прям как Ванцзи. Мужчина был совсем юн, его белые монашеские одежды выдавали в нём человека, ступившего на путь совершенствования. Он явно был не так прост, хоть и выдавал себя за простого даочжана. Ванцзи сложил руки в приветственном жесте и поклонился. Встретить кого-то, кто хотя бы выглядел как человек, уже было удачей.

   — Доброй ночи, даочжан. — демоны держались с ним почтительно, поэтому Ванцзи решил выяснить кто перед ним, не нарушая его границ. — Вы тоже заблудились здесь?

Отредактировано Lan Wangji (2022-07-05 18:20:27)

+1

3

Пожалуй теперь Се Лянь мог сказать, что ему нравится Призрачный город. Даже не так - он полюбил его. За многие сотни лет с тех пор, как Сяньлэ исчезла с лица земли, он впервые нашел место, где ему всегда были рады, где его всегда ждали.
Отвечая на обращенные к нему молитвы, ведя изматывающие споры о будущем небесной столицы, он знал, что после вернется сюда, на эти улицы, в несмолкающий гомон пестрой толпы демонов и на миг или на час перестанет быть тем, с кем связывают надежды, к кому обращают молитвы, чьего гнева страшатся, а нерешительность осуждают. И пусть за почтительным самоуничижением демонов изначально стоял лишь страх перед гневом градоначальника, Се Лянь видел, как меняется их отношение: от ужаса перед наказанием - к желанию выслужиться, к жажде получить расположение влиятельной фигуры - и, наконец, к той странной привычке, которую он не решился бы называть привязанностью, но которая заставляла лица - клыкастые и беззубые, уродливые и прекрасные освещаться при встрече любопытством, интересом... радостью?
И даже если он и правда обманывал себя на их счет, как не раз звучало на Верхних небесах, в сравнении с Небесной столицей, не оставлявшей шансов обмануться, здесь все же было намного уютнее. Одна только сложность оставалась у него до сих пор.
Не вмешиваться.
За свои восемьсот лет он так и не сумел понять, что это "не твоя забота", как это "не принимать близко к сердцу". И даже "не совать свой нос в чужие дела" удавалось Се Ляню не очень хорошо. Не важно, просили его об этом или нет, ждали от него поддержки или отказывались, если он видел возможность помочь, просто пройти мимо было слишком сложно. Даже когда об этом просили, даже когда он знал, что плохое решение - полностью осознанный выбор. В конце концов, его выбор когда-то тоже был полностью осознанным.
Люди и небожители, попадавшие в Призрачный город, принимали сомнительные решения постоянно - от безысходности, от жажды наживы, от азарта. И не было большого труда, чтобы отличить их друг от друга, стоило лишь присмотреться внимательнее - дрожащие руки, бледные губы, одержимые и жадные взгляды. Те, кому можно было помочь, выглядели иначе, казались испуганными и растерянными, и надежда на их лицах мешалась с ужасом, словно они только что поняли, куда именно попали. Вот таких - осознавших, что шутки кончились, когда ступили на дорогу к владениям демонов, можно было образумить. Остальные ничего не станут слушать - и Се Лянь, что сам когда-то был таким же, перестал их за это винить.
Но были и те, о целях кого не догадаться на первый взгляд.

О появлении в городе странного человека - "Заклинатель!", катилось по толпе - он узнал задолго до того, как разглядел вдали броскую фигуру. Все-таки демоны жуткие сплетники, и в этом мало чем отличаются от небожителей. Но в этот раз шепотки оказались настойчивее, долетали все чаще, и Се Лянь, вначале еще колебавшийся, стоит ли поддаваться любопытству, теперь уже не мог ему противостоять. К интересу примешивалось и беспокойство: всегда находились горячие головы, решившие, что вместо того, чтобы истреблять особо доставучих демонов на земле, проще отправиться в Призрачный город и "накрыть все гнездо". Вылазки такие всегда заканчивались плачевно, конечно, для самих храбрецов. И вот таких он просто обязан был попытаться образумить.
Но этот человек не был похож на охотника за славой. И на одержимого ненавистью к демонам праведника, тоже. Его одежды были чисты, как небо ясным днем, а лицо не выражало ни отчаяния, ни надежды, ни страха, ни любопытства. Се Лянь принял бы его за небожителя, таким величием веяло от высокой фигуры, или за даоса - так безмятежен был весь его облик.
И все же человек был заклинателем, согласился Се Лянь с доводами демонов, когда толпа между ними схлынула, а чужак после приветственного поклона обратил свой взгляд к нему. Он поклонился в ответ, незаметно делая заводиле, змееглазому Дун Куну, знак остановиться: тот уже набрал полную грудь воздуха, чтобы возмутиться недостаточно уважительному обращению к старшему дядюшке. Волна шепотков, пробежавшая в толпе, улеглась, но расходиться демоны даже не подумали, наоборот, сгрудились еще больше, намереваясь рассмотреть и услышать все, что можно, чтобы пересказать потом менее удачливым товарищам.
Се Лянь никак не среагировал на их интерес - знал, что бесполезно.
- Нет-нет, я не терялся, - он взмахнул, выставленными вперед руками и вздохнул с нескрываемым облегчением: он заблудился! Ну конечно! Строгие отповеди отменяются! В праздник духов заклинателю, преследующему демона, и правда ничего не стоит перейти границу миров незаметно для себя.
Се Лянь вздохнул, немного помедлил, подыскивая слова, и в конце концов, решил сказать, как есть.
- Я дома, - и сам чуть смутился от своей откровенности, от той простоты, с которой слова сорвались с языка. - Но с удовольствием укажу вам дорогу к вашему, если друг на пути совершенствования позволит его проводить. Попасть в Призрачный город проще, чем выбраться отсюда.

+1

4

Ванцзи трудно было вывести из себя простыми словесными провокациями. Он не обращал внимания на мелких и громких демонов, которые явно добивались его агрессии, чтобы потом ответно напасть и победить числом.  Ему это было не интересно. Он не слушал их, даже на них не смотрел, погрузившись глубоко в свои мысли. Ему хотелось поскорее от сюда уйти, вернуться в любимые стены Гусу, где тихо и спокойно, где он может медитировать и проводить всё свободное время за гуцинем. Но Ванцзи запретил себе думать о лёгком пути, запретил себе мириться со смертью возлюбленного.
Эта затея уже казалась ему ошибкой. Любая идея, любая маленькая надежда сейчас готова была сорвать Ванцзи с места и погнать куда угодно, хоть в саму преисподнюю. Для него подобные необдуманные действия были дикостью и он никогда ранее не позволял себе подобного, но сейчас у него не было выбора. Если кто-то в этом городе поможет ему найти Вэй Усяня, то он заключит с ним сделку.

Появление даочжана удивило его, но Ванцзи не высказал ни единой эмоции на лице. Его слова поставили его в тупик и он не смог сразу найти нужных слов для ответа. Что он здесь делает? Почему называет это проклятое место своим домом? Может ему нужна помощь? У Ванцзи было куча мыслей в голове, но он не торопился их озвучивать. Перед ним стоял не демон, в этом он был уверен.

   — Я пришёл сюда за помощью, — Ванцзи не до конца уверен, сможет ли он найти здесь то, что искал. Человек перед ним точно имел в этом месте какой-то вес, по реакции окружающих демонов это было понятно, но он не был до конца уверен, что на него можно положиться. Даочжан вызывал доверие, но его наличие в этом месте было непонятно. Довериться первому встречному было глупо, но что-то подсказывало Ванцзи, что это именно тот человек.

Лань Чжань оглянулся. Демоны застыли, как будто ждали какого-то представления. Ему на самом деле было всё равно, что они о нём подумают. Даже если молва о нём покинет Призрачный город и пойдет дальше, Ванцзи не переживал за сплетни. Сейчас его цель была важнее его репутации.

   — Мне нужно найти кого-то, кто путешествует по трём мирам. Может быть вы знаете кого-то?
Озвучивать свои планы перед большим скоплением демонов было опасно, однако именно так Ванцзи мог дать им понять свои настоящие намерения. Он чувствовал злобные взгляды вокруг и не мог за них осуждать. Сейчас он представлял угрозу, даже находясь в логове врага, Ванцзи мог постоять за себя и уничтожить не один десяток тварей. Но его меч покоился в ножнах, а сам заклинатель был спокоен и даже дружелюбен(?).
Сотрудничать с демонами не входило в его планы, но он многое отринул, когда пересёк границу города. Он невероятно сильно жаждал отыскать хотя бы следы Вэй Ина, хотя бы узнать что-то новое, поймать надежду за хвост, но в ответ лишь тишина, штиль, жалобные трели гуциня, на которые никто не отвечал.
Ванцзи почему-то казалось, что этот даочжан его не тронет, не обернётся страшной мерзкой тварью и не сожрёт его на ужин. Доверять ему было глупо, как минимум из-за того, что он считал это место своим домом, но Ванцзи был бы рад хоть какой-то помощи и зацепке. Уходить из Призрачного города без каких-либо результатов было бы очень обидно.
Он зашел слишком далеко, чтобы бросать всё на середине пути.

+1

5

Бесстрастное лицо заклинателя осталось бесстрастным - ни мускул не дрогнул, но Се Ляню хватило и того мгновенного промедления, которое последовало за его признанием. Замешательство - вот как это называлось. Слишком знакомая, хоть уже и подзабытая реакция, что прежде так смущала его, теперь вызывала улыбку. А еще говорила о том, что заклинатель не лукавил и на самом деле впервые оказался в Призрачном городе. Те, кто захаживал в эти места чаще, непременно что-нибудь да слышали о том, кого здесь с незаслуженной почтительностью величали "старшим дядюшкой".
И если уж начистоту, Се Ляню, так было даже лучше. Времена, когда он был наследным принцем, а затем лучезарным небожителем верхних небес и со снисходительным великодушием принимал восторги и поклонение, давно остались позади и возвращения к ним он совсем не жаждал. Именно поэтому даже теперь, когда его сила и удача снова были при нем, а число его храмов в Поднебесной росло вместе с числом последователей, он по-прежнему предпочитал роскошным одеждам небожителя белые монашеские, а драгоценностям в волосах - потрепанную доули, вовсе не волшебную, как шептались порой у него за спиной, но куда более драгоценную, чем все украшения мира. Кроме одного - того, что он носил на тонкой цепочке на шее, спрятанным глубоко под одежду.
Заклинатель его не знал - а значит не собирался тратить время на воздаяние бессмысленных почестей. Хорошо, потому что как оказалось, Се Лянь все-таки ошибся на его счет. Не просто так он здесь заблудился.
"Пришел за помощью". Брови Се Ляня поползли к переносице, хотя с выводами он очень старался не спешить. Мало ли какая может быть человеку нужна помощь... и не не всякая требует ставить на кон что-нибудь драгоценное, вроде жизни близких или собственной руки. Хотя несложно представить, в каком отчаянии должен находиться заклинатель, чтобы прийти за помощью в логово демонов.
И он хотел бы помочь, но вопрос все равно требовал уточнения.
- Пожалуй, я знаю даже слишком много таких путешественников.
Вести разговор в толпе демонов становилось все сложнее. Приличия ради - а в основном из-за приказа градоначальника не совать нос не в свое дело, они изо всех сил изображали незаинтересованность, отворачивались в сторону, увлеченно рассматривали и перекладывали товары, но как же трудно было не заметить обращенных в их сторону ушей, стреляющих взглядов и того, что свободный пятачок, на котором Се Лянь с заклинателем пытались вести разговор, становился все меньше, а кольцо "случайных прохожих" сжималось все теснее. Заклинатель это тоже заметил, и ему это не понравилось, догадался Се Лянь, хотя тот бросил на демонов один только строгий и сдержанный взгляд.
Се Лянь мог бы попросить их разойтись - настойчиво и твердо, они не посмели бы спорить, но он не чувствовал за собой такого права: пусть демоны были рады услужить ему, но по-настоящему подчинялись лишь Сань Лану. Призрачный город был его домом, но не его вотчиной.
- Должно быть, человек, которого вы ищите очень важен для вас, раз поиски привели в Призрачный город, - проговорил Се Лянь скорее утверждая, чем спрашивая, слишком уж это было ясно. - Но мне потребуется узнать больше о нем, чтобы постараться помочь. Он человек? Он демон? Он небожитель? Вы думаете, он в большой опасности сейчас?
Но прежде, чем заклинатель успел подумать об ответе, Се Лянь остановил его знаком и жестом пригласил следовать за собой.
Пусть Призрачный город не был его владениями, Се Лянь знал его хорошо. Достаточно хорошо, чтобы найти дорогу к месту, где люди могли есть привычную для себя еду, не опасаясь быть отравленными, и вести разговоры, не опасаясь быть подслушанными... по крайней мере, более чем двумя парами лишних ушей.

Почти пустой зал с несколькими скамьями и низкий стол. Обычное, хоть и скромное убранство, без вывешенных в витринах частей человеческих тел, уродливых масок, амулетов, увеличивающих темную энергию... или по крайней мере, суливших таковое. Местный хозяин, человек, выбравшим жизнь в Призрачном городе, чтобы быть рядом со своей обратившейся в демонов семьей - выскочил навстречу и тут же склонился в глубоком приветственном поклоне.
- Мы пришли поговорить, - пояснил Се Лянь, перехватил руки старика, чтобы тут не рухнул от усердия на землю, и лишь потом ответил на приветственный поклон, - но возможно мой спутник голоден? Местная еда подходит людям.
"Никакой человечины". Он обернулся к заклинателю, приглашая того выбрать стол.
- И думаю, перед началом разговора мне следует назваться.
Заклинателю в городе демонов наверняка будет спокойнее говорить с кем-то, у кого есть имя.
- Мое родовое имя - Се. Но "даочжан" тоже подходит.

+1

6

Оставаться здесь ему, если честно, совсем не хотелось. Встретившийся даочжан стал каким-то чудом в лице Ванцзи, вот только он в подобное давно не верил. Им управляла одна только цель, которая вела его вперёд и не позволяла опускать руки. Потеря Вэй Ина очень сильно ударила по нему. Много лет он не мог покинуть собственную цзинши, находясь в трауре, граничащем с полной потерей себя. Его пальцы всё ещё хранили шрамы от струн гуциня, на котором он играл каждый день, пытаясь найти хоть малейшую частичку души Вэй Ина. Ему хотелось сделать всё своими силами, своими способами. Он так много времени и сил потратил на то, чтобы обучиться секретным техникам своего клана, чтобы мастерски обращаться с инструментом и управлять с его помощью чужими душами, но этого всё равно было недостаточно. У Ванцзи просто не оставалось способов и сил, чтобы найти его.

Он совсем не привык полагаться на других. Будучи закрытым и необщительным, для Ванцзи было несвойственно просить о помощи у кого-либо. Да и вряд ли кто-то из его знакомых заклинателей согласился бы поучаствовать и поспособствовать в поиске Старейшины Илина. Ванцзи даже не пытался. Ненависть и отвращение к Усяню всё ещё витала в воздухе и он часто был свидетелем сцен, где обсуждали его смерть, всегда с радостным настроением. Но это не беспокоило Хангуан Цзюня, его никогда не интересовали сплетни или мнения других людей. Особенно сейчас, когда в его сердце была кровоточащая дыра, злые языки не могли причинить ему ещё больше боли.

Но сейчас, в этом отвратительном переполненном демонами городе, он наконец-то находит то, что искал. У него ещё нет ответа, нет пути, по которому нужно двигаться, но этот человек в белых одеждах даёт ему надежду и Ванци верит ему, хотя не должен был. Верит и следует за ним, прочь от скопления тварей и навстречу неизвестности.

   — Он. . .
Ванцзи вдруг умолкает, спотыкается на слове и пытается собрать мысли в кучу. Вэй Ин для него — весь мир. И он никогда никому об этом не рассказывал, иногда даже боясь признаться в этом самому себе. Он так долго отрицал эти чувства, что теперь, когда вся его жизнь превратилась в поиски, уже нет смысла бороться.

   — Этот человек был мне очень дорог.

Даочжан привёл его к какому-то ресторану. Сразу стало заметно, что он отличался от других: внутри не пахло смрадом, а на тарелках не лежали человеческие органы или конечности. Было приятно оказаться в более человеческом месте. Ванцзи благодарно поклонился хозяину, который выбежал их встречать.

   — Моё имя Лань Чжань. Я уже очень долго ищу одного человека, точнее его душу.

В ресторане было тихо и уютно, но это совершенно не волновало Ванцзи. Человек перед ним, а может и демон, был очень приветлив для местного жителя, что не могло не настораживать, но Лань Чжань не высказывал каких-либо негативных эмоций в его сторону. Всё-таки он сам пришел сюда за помощью и, как минимум, надо вести себя в гостях по всем правилам приличия. Даже здесь, в Призрачном городе, он не забывал о строогом воспитании клана Гусу Лань. Даже в таком отчаянном положении для него это было очень важно.

Отредактировано Lan Wangji (2022-08-07 01:52:42)

+1

7

Заклинателю хотелось помочь. Он не казался бедным, голодным или обездоленным, он не был слаб и болен, и рода, судя по всему, был не последнего, и бедности не знал, как можно было понять по непоказной роскоши светлых одежд. И все же, глядя на него, Се Лянь отчетливо видел того, кто нуждался в помощи, одного из тех "простых людей", ради которых когда-то готов был пожертвовать всем.
Но теперь все было иначе. Теперь в его помощи нуждалась не целая страна, а один человек. И желание ему помочь не было запретным, и Се Лянь чувствовал, что может... может хотя бы попытаться. Для начала нужно услышать суть.
Он попросил чаю для них обоих, хоть и был отчего-то уверен, что его спутник не станет пить, и сладости. Просто потому что место предполагало, что здесь едят и платят, и еще потому что пригласившему полагалось быть гостеприимным, а разговор для гостя обещал быть нелегким. А чай - это чай.
Се Лянь улыбнулся заклинателю, надеясь, что вышло ободряюще: тот почти не менялся в лице и держался так же строго, прямо и напряженно, как на улице. Невольное сравнение со статуей снова  мелькнуло в голове, но Се Лянь решил не призывать гостя расслабиться. Это все-таки Призрачный город, смертным не стоит чувствовать себя здесь, как дома. А когда заговорили о его утрате, в живых глазах "статуи" за кажущимся маревом безмятежности мелькнуло такая острая боль, что казалось, только это оцепенение и держит его на плаву. Будто стоит ему расслабиться - и он просто исчезнет, рассыплется белыми звонкими черепками, обнажая звенящую пустоту внутри.
А может, это его собственная боль давала о себе знать? "Может, мысленно согласился Се Лянь. Но снова смотреть в лицо заклинателя, когда тот с усилием выдыхает то свое мучительное "был дорог", не хотелось.
"Ясное дело, дорог. За кем попало во владения демонов не спускаются".
Се Лянь поклонился, услышав, как заклинатель назвал свое имя. Назвал не задумываясь, а значит оно было, если и не настоящим, то довольно привычным, как те, что он сам использовал в странствиях. И этого было достаточно - там, где в Призрачном городе требуется честность, обмануть не удастся при всем желании. А здесь ему достаточно того, что назвали.
- Лань Чжань. Прошу простить за то, что увел вас с пути, ничего не спросив, ни о чем не рассказав. Но боюсь, на улицах мы вдвоем привлекаем так много внимания, что просто поговорить никак не смогли бы. Теперь, в покое и тишине, вы можете спросить о том, о чем хотите.
Крошечная чашечка из белой глины на столе перед ним, наполненная светлым душистым чаем осталась не тронутой, но он глубоко вдохнул аромат, прежде чем поднять глаза. Пришла пора задавать прямые вопросы.
- Вы говорили, что ищете душу. И похоже, ищите давно.
Он утверждал, не спрашивал, и подтверждения не требовал. В Призрачном городе люди оказывались только исчерпав все другие возможности.
- И я спрошу, как есть. Вы здесь, потому что думаете найти душу своего знакомого среди демонов или потому что рассчитываете на сделку, которая поможет его отыскать?
Се Лянь решил, что нечего бояться говорить о сделках напрямую. Даже если прямо сейчас заклинатель об этом ничего не знает, едва ли покинет Призрачный город неосведомленным, даже если он промолчит. Люди, готовые сдаться на полпути, сюда не доходят.

+1

8

Ванцзи вздохнул. Ему на самом деле было трудно находиться здесь, но уйдя с улиц, оказавшись в безлюдном ресторане, дышать стало намного легче. Он не знал, как приняло было здесь общаться, он был выдрессирован суровыми правилами Гусу Лань, а близкое общение с тёмными существами ему было незнакомо. Он привык подчинять их, допрашивать и уничтожать, а не просить помощи. Но тот, кто пригласил его сюда, не был похож на демона, хоть Ванцзи до конца ещё не определился. Ему не хотелось бы причинять ему вред, но если тот решит обмануть его, то у него просто не будет выбора. Все те годы, что он находился в поисках, принесли ему лишь отчаяние и боль, с которыми Ванцзи привык жить бок о бок.

Спрашивать напрямую у своего собеседника о его происхождении было бы слишком невежливо, да и странно. Кого ещё он ожидает встретить в Призрачном городе? Человека? Демона? А может небожителя? Для Ванцзи сейчас было на самом деле не особо важно, кто перед ним. Даже если в даочжана переоделся демон, он всё равно выслушает его и попросит помощи, ведь именно за этим он сюда и явился.
Он не чувствует от него какой-то враждебности и злого умысла. Он благодарен ему за то, что они ушли с шумной улицы и могут спокойно поговорить в этом безлюдном месте. На самом деле Лань Чжаню совсем не хотелось трапезничать, однако отказываться от приглашения уже было поздно, да и обижать своего нового знакомого было ни к чему. От его улыбки не стало жутко и страшно, от его улыбки веяло чем-то тёплым, что было очень странно для этого места. Ванцзи чувствовал себя в безопасности.

Впервые за многие месяцы он растерялся. Ему следовало четко и понятно высказаться, поведать о своём горе и узнать, есть ли шанс это как-то исправить. Но он никогда никому не рассказывал о Вэй Ине, никогда не открывал своих чувств. Даже старший брат, который молча и понимающе смотрел на него, не знал его душу, не получил от Ванцзи ни одного честного признания. И сейчас, сидя перед тем, кто наконец-то готов был выслушать его без осуждения, он не знал как начать.

   — Я благодарен Вам за то, что вы сделали. На улицах меня явно не жаловали.
Он не боялся осуждения или презрения, он давно был закрыт от мнений окружающих. Многие заклинатели были уверены в том, что Хангуан-Цзюнь проводит всё своё время в медитациях и самосовершенствовании, считая его чуть ли не высшим существом. Но Ванцзи был обычным человеком, хоть и имел большие успехи в заклинательском искусстве. Он перестал полностью подчиняться своему дяде и пошёл по своему пути. А если его путь ведёт в Призрачный город, то так тому и быть.

   — Я не успел спасти этого человека, не успел сохранить его душу и тело. А теперь, когда я пытаюсь его найти в мире духов, играя на гуцине каждый день, он не отвечает мне, сколько бы усилий я не прилагал. Его просто не существует ни в одном из миров. Разве такое может быть?

Ванцзи выдыхает. Его сердце бьётся как сумасшедшее. Даже после стольких лет ему тяжело говорить о Вэй Ине, думать о нём и тем более с кем-то делиться своим горем. Он стал для него маяком и проклятьем, недостижимым чудом.

   — Я здесь хочу найти ответы, если, конечно, у меня получится.

+1

9

И правда, мертв.
Се Лянь опускает взгляд на руки, снова всматриваясь в чашку перед собой, дает время человеку перевести дух. Снова сдерживает сочувственные речи, в который раз отмечая, что заклинатель не похож на кого-то, раздавленного горем потери. Скорее, на одержимого поисками - Се Лянь узнает эту манеру, замечает, как сбивается дыхание говорящего и меняется тембр голоса, как вспыхивает бесстрастный, тусклый взгляд, когда человек заговаривает о том, ради чего пришел. И не понять, хорошо это или плохо, правильно или нет. Сердце сжимается в груди, напоминая о другом одержимом, уговаривая прислушаться, понять, как похож этот рассказ на ту историю, а разум говорит, что одержимость бывает разной. И подкидывает еще пример, который ему никогда не забыть. У всякой монеты две стороны.
Се Лянь вздыхает. Подносит чашку к губам, делая мизерный глоток и отставляет в сторону. В задумчивости гладит Жо Е на запястье: мысль неприятная, но правдоподобная родившаяся мгновения  назад крепнет и набирает силу, пока он взвешивает все "за" и "против". Мысль слишком жестока, чтобы высказывать ее вот так в лоб, но и отбросить сомнения он уже не в силах. Заклинатель ищет душу другого - зачем? Говорит, что хотел спасти, дорожил, но почему тогда не получает ответа?
Взгляд снова осторожно проходится по лицу заклинателя - в который раз.
Как будто это что-то даст. Как будто он может полагаться на собственные суждения после того, как не узнал врага, который не раз буквально смеялся ему в лицо.

"Вот это сделал с тобой Безликий Бай? Таков его прощальный подарок?" Се Лянь не меняется в лице, но пальцы, поглаживающие запястье, на миг стискивают кончик ленты слишком сильно, и она, вырываясь, обиженно ударяет по ладони. Он поспешно отдергивает руку - "прости" - слабо качает головой, возражая внутреннему голосу -"Нет".
Он не перестанет доверять людям, не перестанет относиться к ним с сочувствием, не перестанет верить в них. Когда-то их вера вознесла его на небеса, теперь его очередь. А если есть сомнения, можно просто спросить.
"Даже если это очень неловкий вопрос".
- Для человеческой души по окончании земного срока возможен разный исход, - Се Лянь отвечает честно, но избегает излишней прямоты. Пока ничего не известно наверняка, а значит ни к чему пугать самым страшным. Разбитые вдребезги души - большая трагедия, но и большая редкость. - И буду честен: я не предсказатель, который видит будущее, и не заключаю сделок с желанным исходом. Я лишь неплохо знаком с Призрачным городом и Небесной столицей, и если ваша потерянная душа объявлялась здесь или там, возможно, смогу узнать о ее судьбе. Но прежде, чем просить рассказать о ней больше, я должен спросить еще кое-что.
Он помедлил, размышляя, стоит ли пытаться смягчить вопрос, оборачивая в красивые и осторожные слова, но вспомнил решимость на лице заклинателя и отказался от этой затеи.
- Вы говорите, что испробовали все способы и сделали все возможное, но не нашли следов и не получили никакого ответа. Не значит ли это, что душа, встречи с которой вы жаждете, не хочет, чтобы ее нашли?

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » [не]конец