как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » Капля вдохновения [Harry Potter]


Капля вдохновения [Harry Potter]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Драко МалфойТом Риддл
https://i.imgur.com/KmQvdgr.png

Том знает, что его ждёт великое будущее. Знает: он создан для большего, чем просто закончить школу и жить скучной, пресной жизнью. Он не намерен останавливаться на малом, не планирует, где будет работать и чем заниматься. Не планирует семью. Его планы далеки от столь приземлённых вещей. Его планы — перевернут мир. И он уверен: своих соратников он найдёт очень просто. Со временем. Всё, что ему нужно — время. И совершенствование навыков.

[nick]Tom Riddle[/nick][icon]https://i.imgur.com/1FBmoWG.png[/icon]

Отредактировано Lord Voldemort (2022-06-20 15:36:07)

+3

2

В здании министерства магии царит хаос, мгновенно растворяющийся в ватной тишине, как только Драко сворачивает в нужный коридор, переступает порог отдела тайн и захлопывает за собой дверь. Теперь всё это принадлежит Тёмному лорду — и ему, потому что в свои семнадцать Драко уже один из его ближайших соратников. Былое тщеславие умерло, осыпалось пеплом потерь: погиб профессор Снейп, единственный человек, чьё мнение хоть что-то для Драко значило, погиб один из «друзей» — бесполезная шестёрка, по которой Драко скучать не будет, погибли родители. Даже Поттер — и тот подох, но уж по нему Драко точно лить слёзы не станет. Разве что — испытывать горькое сожаление. Поттер спас ему жизнь, и Драко не успел избавиться от чувства долга, прежде чем оно накрепко въелось на подкорку. Он никогда ничего и никому не был должен. Не должен и теперь, но горечь — всегда с ним.

Тёмный лорд будто не заметил гибели четы Малфоев — мать Драко не играла существенной роли в его делах и просто шла за мужем, а отец… Отец во всём своём былом сияющем великолепии рухнул в грязь лицом и уже не смог отмыться. О таких не вспоминают. Теперь ценный ресурс для Тёмного лорда не отец, а его сын.

Драко не был к этому готов. Ни к смерти родителей, каменную стену поддержки которых он ощущал у себя за спиной всю жизнь, ни к реальности Тёмного лорда. В его детском воображении романтичный флёр зла означал привилегированность сугубо одной его персоны, вседозволенность — его персоны. Он понятия не имел, что за это придётся заплатить такую неподъёмную цену. Он всё ещё ухитряется балансировать на краю угодливости Тёмному лорду и избегания казней — до сих пор не замарал руки кровью. Просто не может, не может себя заставить, от одной мысли об этом начинает тошнить. Долго это не продлится, он проколется, и придётся либо произнести проклятые слова смертельного заклятья, либо — умереть самому за неповиновение. Он не хочет ни того, ни другого.

Но он точно знает, чего хочет. Обнять мать и отца. Живых. Они бы знали, что делать. Приняли бы важные решения за него. Подсказали бы, как себя вести, как сохранить лояльность и не сойти с ума, если только это возможно — судя по тёте Беллатрисе, безумие у него в крови.

Драко без труда находит помещение, в котором хранятся уцелевшие маховики времени. По официальной версии, Поттер и эти его «друзья» во время стычки в Отделе тайн разнесли тут всё, включая маховики времени, но Тёмный лорд умеет искать то, что ему интересно — из-под земли достанет, вывернет людей наизнанку, но добудет волшебную вещицу. Как сорока. Спасибо тёте Беллатрисе за то, что научила его окклюменции, иначе Драко был бы давно мёртв, или что похуже.

Он берёт со стойки самый крупный маховик — маленького не хватит, со дня битвы в Хогвартсе прошло несколько месяцев, перемещаться назад на несколько часов или суток просто бессмысленно. Во вчерашнем дне родителей нет.

Отдел тайн несколько месяцев назад Драко не нужен, поэтому он трансгрессирует к воротам Хогвартса. Он так и не окончил школу — Тёмному лорду плевать, а сам Драко не нашёл в себе сил вернуться сюда. С тех самых пор, как всё закончилось, он даже не появлялся тут ни разу и понятия не имел, кто теперь хозяйничает в школе, кто занял директорское кресло. Из профессора Снейпа вышел хороший директор… но профессора Снейпа больше нет.

Его впускают без лишних вопросов — заискивающе, знают, что ближайший круг Тёмного лорда состоит из бешеных волшебников, которых лучше не злить. Как туда попал Драко, он до сих пор не до конца понимает. Нет в нём бешенства, нет сумасшествия, нет ярости и готовности выгрызать победу во славу Тёмного лорда из чужих глоток.

Как пользоваться маховиком времени, Драко не знает тоже, но если уж позёрка-грязнокровка разобралась, то и он разберётся тем более. Он находит наиболее подходящее, по памяти, место, откуда можно будет быстро добраться до родителей и увести их с поля боя. Он бы и профессора Снейпа хотел спасти, но кто ему скажет, где тот находился в момент своей гибели? Не у Тёмного лорда же спрашивать. Драко даже не знает, как тот вообще умер — перед ним не отчитывались, как не отчитывались ни перед кем из Пожирателей.

Он встряхивает головой, отчего отросшая чёлка, которую он давно перестал аккуратно зализывать назад, падает на глаза, нервно осматривается. На стенах дрожат тени от волшебных факелов. Царит безмолвие — уже поздний вечер, все ученики разошлись по своим комнатам. Тут почти ничего не изменилось — на первый взгляд. Но если пройтись по школе днём, станет понятно, сколь многое пострадало во время сражения.

Наконец, он решается и крутит маховик. Тот, легко поддавшись пальцам, начинает крутиться сам, так быстро, что перед глазами Драко, рассчитывавшего просто увидеть в мелькающем вокруг мире нужный эпизод, — только смазанные цветные линии. Кто, что, где? А если его унесёт куда-нибудь в средние века, что он делать будет? В резко накатившей панике он останавливает вращение маховика и, потеряв равновесие от дезориентации, падает на пол. Стены вращаются вокруг него, всё ещё чудятся цветные полоски. Драко слабо шарит рукой по ближайшей стене в попытке встать. Почему к этим чёртовым штукам нет инструкции?!

+2

3

Семейная реликвия Мраксов, старинное кольцо, катится по столу, каждый оборот — памятью. Волдеморт помнит всё до мельчайших деталей, это был важный день для него. День, когда он избавился от грязной крови. Он помнит, как оглушил дядю, и как легко было убить этого ничтожного маггла, что бросил его глупую мать и не желал знать его. Помнит, как уничтожил презренный род Риддлов — не осталось никого. Обставить всё так, чтобы он оказался невиновен не сложно, если быть осторожным, если обладать силой. Волдеморт обладал, и ему сошло всё с рук: Морфин Мракс признался в убийстве семьи маглов и был осужден на пожизненный срок в Азкабане. Он и не сомневался, что так и будет.  Кольцо останавливается и он берёт его в руки, сжимает в ладони. Его второй крестраж. Кто бы мог подумать, что создать его будет так просто? Он с замиранием ждал последствий после первого, потому что так и не смог найти никаких данных, что происходит после, но — последствий не последовало. Он не стал слабее и его внешность не изменилась, не произошло ничего. Он перенёс часть своей души и, быть может, его личность изменилась, но эти изменения были столь ничтожны, что не стоили его внимания. Теперь у него их два, и на этом он не остановится, но спешить некуда, Волдеморт умеет ждать. Всему своё время. Золотое кольцо с чёрным камнем он надевает на правую руку, сжимает пальцы в кулак — доказательство успеха и его принадлежности к чистокровному роду, ведущему от самого Салазара Слизерина и одного из создателей даров смерти Кадма Певерелла.

«Волдеморт».

Когда-нибудь так будет знать его весь мир. Имя «Том Марволо Риддл» будет уничтожено и забыто — имя, доставшееся ему от дуры, умудрившейся умереть, обладая силой, и никчёмного маггла, отказавшегося от неё, него. Это позорная часть его жизни будет уничтожена и стёрта, останется только имя, перед которым будут преклоняться. Имя, которое будет вызывать страх и трепет. Имя, которое даже произносить будут бояться. Волдеморт знает, что так всё и будет, не сразу, со временем, но шаг за шагом, он добьётся своего, возьмёт своё по праву. Потому что знает — всегда знал, — он особенный, не такой как все. Его ждёт великое будущее и в его руках огромная сила, которой станет только больше. Он нарастит её и заставит каждого преклонить перед собой колено, каждого, кто смотрел с высока хоть однажды, смел проявить снисхождение или позволял насмешки в его сторону. Волдеморт платит по счетам. Волдеморт лучше их всех, он всегда это знал, и с каждым годом это суждение лишь укреплялось в его сознании. На седьмом — текущем — году обучения его назначают старостой факультета, и это ожидаемо: никто, кроме него, не достоин власти столь же сильно. Он лучший ученик, блистательный, его любят и уважают, и это уважение он выстраивал тщательно, не жалеет времени и усилий. Волдеморт умеет показать то, что от него хотят, чтобы добиться желаемого.

Жизнь — это выживание и борьба. Он понял это ещё в детстве. Понял: власть и сила решают всё. Ум и неспешность, тщательность подготовки и осторожность — помогают достигать целей; вознаграждаются. Никакой пощады, только победа. Любыми средствами. Понял он и то, что в мире есть люди опасные и люди, которые могут быть полезны. Остальные — такой же инструмент, но бесполезный, в большей степени, игрушки и расходный материал.

Долохов заискивающе улыбается, когда видит его, Волдеморт — приподнимает губы в вежливой улыбке, встречая чужой взгляд равнодушным холодом подавляющим. Поднимается с кресла и выходит из комнаты, не удосужив того и парой слов; стоит наведаться в библиотеку. Волдеморт знает: ему и не нужно ничего говорить, тот уже — предан ему.

Он быстро понял, что, чтобы добиться цели, ему понадобятся соратники, и таких уже было много. Получилось не сразу, пришлось начинать с малого, неудачников: тех, кто был слаб и желал защиты, тех, кто жаждал славы и тех, кто ничего не видел дальше насилия, вымещая свою злобу и комплексы на прочих. Волдеморт принял их, потому что знал, что это привлечёт внимание более сильных, те захотят доказать свой авторитет, но разве был в том смысл? Настоящая сила в его руках, и это они поняли быстро, тоже стали частью его «приближенных». Так и должно было быть изначально, это — знак того, что он станет великим, и каждый это понимал со временем, каждый хотел присоединиться к нему, стать частью этого. Волдеморт позволял, если они клялись в верности. И, конечно же, были и те, кто разделял его идеологию, ратовал за чистоту крови. Грязнокровкам не место в мире магии. Магглы — скверна, недостойная существования. Волдеморт верил в это и желал воссоздать мир, в котором грязи подобной не будет места.

Надо будет воссоздать отличительный знак, думает он, ступая по коридорам Хогвартса. Змея и символ смерти, вот ключевое. Так же он и выбрал новое имя. Смерть — ничто. Он победит даже её, станет сильнее и могущественнее, превзойдёт каждого живущего, превзойдёт саму жизнь и заполучит власть над самой смертью. Змея — символ Слизерина. Змея — источник силы. Она опасна и символизируют хаос, смерть и жизнь. Волдеморт уже сделал набросок знака тех, кто станет его соратниками, его силой и верными солдатами, осталось только воплотить его в жизнь. Первых нужно будет выбрать тщательно, действовать нужно осторожно. Скоро выпуск, и он бы хотел работать здесь, в Хогвартсе: лучшее место, чтобы начать строить свою империю.

Волдеморт сворачивает за угол и замирает. Перед ним — молодой парень, болезненно выглядевший. Все уже должны быть у себя в комнатах, и он уверен, что его люди не стали бы расхаживать в неурочное время, если только он сам не сказал бы им этого сделать. Это дорога ведёт к Слизерину, но парня этого Волдеморт видит впервые. Он знает каждого в Хогвартсе. И каждый знает его.

— Разве ты не знаешь который час? — он надевает маску мягкой доброжелательности, несмотря на тон, и дежурно улыбается, но взгляд остаётся холодным, внимательный, изучающий, — назови свой факультет.

[nick]Tom Riddle[/nick][icon]https://i.imgur.com/1FBmoWG.png[/icon]

Отредактировано Lord Voldemort (2022-07-15 01:55:34)

+2

4

Наконец, Драко приводит себя в вертикальное положение. Тяжело привалившись спиной к стене, он пытается отдышаться — чувство такое, словно он пробежал с сотню метров, хотя он, вообще-то, даже не трансгрессировал, а просто стоял на месте и крутил дурацкую штуковину. Вокруг царила тишина, пугающая своей неправильностью. Не должно быть в тот день такой тишины. Должна быть паника, суета, крики, хаос, всплески заклинаний. Он заставляет себя отлепиться от стены и выглядывает в окно. Снаружи — кромешный мрак, а в тот день, в ту ночь, всё вокруг сияло от вспышек магии. Родители погибли уже на рассвете, когда основной бой был почти завершён — отправились его искать и встретили врага не по зубам. Оказывается, отец так плохо умел сражаться… Тётя Беллатриса говорила, что он много лет не практиковался, потому стал бесполезен, а мать и вовсе никогда не была сильной боевой колдуньей. Если бы только он потратил на тренировки чуть больше времени…

Убедившись, что за окном совершенно точно не нужное время, Драко снова прислоняется к стене. В руках качается на длинной цепи маховик времени, и Драко бездумно крутит его, даже не удостоверившись, куда именно попал — во время до битвы или после. Скорее всего, до — разрушений из окна не видно, а Драко точно помнил, что кладка во дворе была почти полностью разбита. Тёмный лорд почему-то не пожелал устранять последствия своего столкновения с преподавателями и учениками, а Драко было плевать. Не ему здесь учиться — только не теперь.

Он крутит маховик, потом ещё раз, и ещё, но ничего не происходит. Тогда он пытается крутануть тот в обратную сторону, и снова — бездействие. Не может быть, эта штука не должна сломаться! Он трясёт маховик, снова крутит, пока, психанув, чуть ли не кидает тот в стенку, но вовремя удерживает себя: если разбить, назад он точно никогда не попадёт. Может, ему нужно полежать немного в покое — вроде как перезарядиться? А если и нет — ничего, Драко его починит.

От панических мыслей его отвлекает звук приближающихся шагов. Чёрт, не хватало ещё наткнуться на кого-нибудь, с кем прекрасно знаком, и повлиять на будущее в худшую сторону! А ну выйдет оттуда мелкий Поттер или и вовсе отец? Конечно, отец учился в Хогвартсе очень давно, так далеко во времени Драко не мог улететь, и всё-таки не стоит рисковать. Но тут и спрятаться-то негде!

Из-за угла выворачивает старшекурсник, и взгляд Драко в первую очередь цепляется за значок у того на груди. Староста. И мантия в цветах Слизерина — что ж, по крайней мере, не какой-нибудь тупой гриффиндорец. Случайный студент для Драко опасности не представлял — лицо того оказалось абсолютно незнакомым. Вот только… что делать-то? Попытаться сбежать? Палочка у Драко, конечно, при себе, достать её — дело секунды, и ему, в отличие от отца, пришлось учиться выживать на поле боя, так что старшекурсник из прошлого вряд ли мог составить ему серьёзную конкуренцию в дуэли. Но, может, умнее будет прикинуться студентом, чтобы потом незаметно свалить? Но слизеринцы, как правило, знают своих, а врать, что он с какого-нибудь Рейвенкло или, упаси Мерлин, Гриффиндора Драко не собирается. Скорее сам в себя Круциатус направит, чем скажет такое.

А что, если навязаться Дамблдору? Этот старый пень наверняка сидит у себя. И если Драко правда занесло куда-нибудь далеко, вряд ли спустя лет двадцать он вспомнит о том, что какой-то волшебник по случайности забрался в замок. Но это опасно. С одной стороны, если маховик всё-таки сломан, логичнее заранее заручиться его поддержкой — Дамблдор же у нас добрый, всем помогает. А с другой, кто знает, чем это аукнется?

Дамблдор. Перед глазами встаёт его усталое, изнурённое лицо — они тогда находились на вершине Астрономической башни и Драко собирался его убить. Собирался, но — не смог, профессор Снейп всё сделал за него. Внутри что-то болезненно сжалось, на секунду стало трудно дышать. Драко вовсе не жаль старого дурака, он просто… Просто не был готов. Может, если бы он не вышел лицом к лицу с Дамблдором, а ударил со спины, было бы проще, но смотреть в чужие, живые глаза, слышать звучание старческого, пусть и всё ещё властного голоса и заставлять себя произнести нужные слова было… невыносимо. Почему чёртов Поттер сдох, разве он не Мальчик-который-выжил? Разве он не должен был убить Тёмного лорда? Не должен был положить конец всему этому кошмару? Но нет, столько понтов, а потом просто взял и помер. Жалкий слизняк. С самого начала гроша ломаного не стоил.

Драко затолкал маховик в карман брюк, чтобы студент не заинтересовался странным предметом в руках незнакомца. С маховиком он не расстанется ни за что.

— Слизерин, — всё-таки говорит Драко, прекрасно понимая, что студент ему не поверит. Но его это и не волнует. Отрекаться от своего факультета даже в такой непростой ситуации Драко ни за что не станет. — Я не знаю, который час и который год. Подскажешь?

Он не любит быть вежливым, но когда надо — способен прикинуться пай-мальчиком, а сейчас определённо надо. Он не в своём времени. Не в той школе, где его знали и уважали — слизеринцы, конечно же. Без отца, который за него утопит любого. И даже без благоволения Тёмного лорда, которое позволяло ему срываться на других без последствий. Кто посмел бы сказать ему хоть слово поперёк? Но сейчас он не может позволить себе выделываться.

Отредактировано Draco Malfoy (2022-08-13 08:48:13)

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » Капля вдохновения [Harry Potter]