как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » в облачных глубинах запрещено любить


в облачных глубинах запрещено любить

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В облачных глубинах запрещено любить
lan zhan & lan xichen
https://ia.wampi.ru/2022/06/24/tumblr_f1b8944e13d4f285defb01d46da9d896_1f0bf16f_540.gif https://ie.wampi.ru/2022/06/24/tumblr_ee201f3f2dd651019c053d3dbbf4b1fe_b238efca_540.gif

+2

2

[nick]Lan Xichen[/nick][status]лёд и пламя[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/d6/d1/01/d6d10196c6a32c567619ac36e1c58ea2.jpg[/icon][ank]<a href="ссылка">Лань Сичэнь</a>[/ank][lz]но колесо вертится – стылое, сталое,
а в колесе – вся моя жизнь ©[/lz]

У Лань Сичэня есть время, чтобы подумать, и есть время, чтобы понять, но всё, что он понимает – это то, что его брат никогда не станет прежним. Поэтому когда он в очередной раз несколько раз глухо стучит в двери цзинши, чтобы услышать тишину, он заходит, не задумываясь о правильности собственных поступков и о том, что должен проявлять уважение к чужому выбору – выбору уединения. Он проявлял уважение первые месяцы, но когда осознал, что брат не намерен выходить, пришлось пойти наперекор собственным принципам и войти внутрь без разрешения.
Каким он хотел бы его увидеть?
Ванцзи не отвечает на стук уже на протяжении двух лет после смерти юного господина Вэя, и все два года Сичэнь надеется услышать ровный голос, звуки сяо или хотя бы шелест одежд, но ответом ему – молчание и редкие фразы. Шрамы заживают медленно: снадобье, что он приготовил, способно унять боль лишь на время.
Тридцать три удара дисциплинарным кнутом не прошли зря: Лань Сичэня омывает раны Ванцзи, несмотря на молчаливый отказ от помощи, наносит целебные мази и говорить обо всём, что он увидел за день. Он способен заваривать чай, играть на цине или Лебинн, мягко улыбаться и снова рассказывать о бессмысленных и бесполезных мелочах, заполняющих часы. Например, вчера адепты решили восстановить купол храма, но слишком увлеклись разговорами, поэтому смешали краску в неверных пропорциях, в результате чего цвет получился бледно-жёлтым вместо небесно-голубого. Они долго каялись, но всё же посмеивались друг над другом, перекидываясь шутками.
Человеческая память коротка; прошло столь мало времени с момента падения клана Вэнь, а все невзгоды, им учинённые, смываются в бездонной реке жизни. Юное поколение станет вспоминать эти годы как годы возобновления и возрождения, едва ли припоминая всё предшествующее.
…Проходит день за днём, а Ванцзи по-прежнему почти не говорит.
Сичэнь помнит, каким он был: едва ли кто-то другой замечал, что рядом с непоседливым и взрывным Вэй Усянем его брат понемногу оживал. Реагировал ярче, чем на что бы то ни было, поджимал губы иначе – всё ещё незаметно, но иначе. Произносил слова и фразы голосом, одновременно похожим и не похожим на свой обычный.
Ванцзи улыбался.
Улыбался.
Не так давно местные главы кланов опрометчиво интересовались, как самочувствие молодого господина Лань, и спустя недолгую половину срока горения палочки благовоний они просили прощения и кланялись; кажется, кто-то из них шептался в коридорах, что глава Ордена Гусу Лань сумел напомнить каждому, что стоит задуматься о пошлинах, безопасности торговых путей и защите городов, которым оказывается немалая поддержка со стороны двух из четырёх великих орденов.
И не стоит беспокоиться о самочувствии его брата, потому что в данный момент он находится в уединении и восстанавливает свои силы.
А-Яо держит свои обещания и способен вести дела настолько изящно, насколько груб бывает порой Цзинь Гуаншань.
При мысли о том, что достойный человек наконец смог занять достойное место рядом со своим отцом, у Сичэня теплеет на сердце. А-Яо предстоит пройти многое, но он справится.

- Ванцзи, ты позволишь мне войти?

Он ждёт, потому что каждый раз надеется и верит – ему не придётся открывать двери самостоятельно.

Отредактировано He Xuan (2022-07-12 00:20:02)

+2

3

У Ванцзи нет сил, чтобы жить. Он не может есть, не может спать, не может даже дышать так, чтобы горло не сдавливал спазм рыданий. Каждый день похож на предыдущий, каждый день он открывает глаза, чтобы убедиться, что всё ещё жив, хотя было бы здорово просто исчезнуть, раствориться во вселенной и никогда больше не чувствовать эту невероятную боль и тоску, что сковали его тело.
В первые месяцы Ванцзи полностью потерял себя. Он не хотел поддаваться чувствам, которые охватили его ещё в совсем юном возрасте, не хотел быть рядом с таким человеком, но невероятно сильно желал его близости. Сердце и душа давно выбрали Вэй Ина и только холодный разум, привыкший жить по правилам и учебникам не мог смириться с этим. И Ванцзи был бы счастлив подчиниться, если бы не было всей этой войны, тёмной энергии и ненависти, направленной на одного человека. Хотелось стать опорой и защитой, забрать в горные вершины Гусу, но трудно предлагать всего себя человеку, который этого не хочет. Тёмный путь был не прихотью, а необходимостью, он изменял что-то внутри Вэй Ина, заставляя сердце Ванцзи обливаться кровью. Он не мог дать ему то, в чём тот нуждался и от осознания этого, от ощущения тупой боли в груди хотелось выть.

Трагедия стала неотвратимым финалом. Для Ванцзи весь мир потерял цвет и смысл. Все его достижения в прошлом стали уже совершенно не важны. Собственное существование становилось настолько невыносимым, что заклинатель даже намеренно причинял себе физическую боль, чтобы хоть как-то притупить боль душевную. Весь израненный, измученный и голодный Ванцзи был похож на призрака себя прежнего. Можно было забыть о помощи в восстановлении клана и ордена, все дела свалились на его брата, который несмотря на возросшую популярность, всегда оставался собой и всегда был готов прийти на помощь.

Сичэнь был единственной причиной, почему Ванцзи всё ещё жив. Брат следил за ним, всегда был рядом, ухаживал за его ранами после дисциплинарного кнута, говорил что-то успокаивающее, но он его не слышал. Его мысли, его сознание были далеко от сюда, застряли где-то в прошлом, когда однообразную учёбу в Гусу разбавлял громкий приятный смех Вэй Ина, разносящийся эхом вокруг. И Ванцзи был весь там, ревностно и яростно держать за эти воспоминания, которые ещё сильнее мучили кровоточащую рану внутри.

Он всё ещё лежит на постели, когда раздается стук. Резкий звук в цзинши возвращает его из какого-то транса, похожего на бред. Ванцзи знает, кто стоит по ту сторону двери. К нему давно никто не заглядывал кроме брата, да и вряд ли бы хотел потревожить медитацию второго господина. Ванцзи знал, что его брат приложил руку к тому, чтобы его не беспокоили по пустякам. Сейчас он мало на что был способен, особенно на самосовершенствование или охоту.
Он не знает, сколько времени проходит, но всё равно встает через силу. Не стараясь даже привести себя в порядок идет в сторону двери, чтобы не просто впустить Сичэня, а показать ему, что ещё жив. Хотя есть ли в этом смысл?
Ванцзи толкает дверь - она даже не заперта - и приглашает брата войти одним кивком головы. В последнее время их беседы не клеятся, Ванцзи не о чем разговаривать с Сичэнем. Ему вообще не хочется кого-либо видеть, однако он понимает, что брат волнуется, что он единственный человек, который искренне хочет ему помочь. Ванцзи вообще не распространяется о своём трауре. Никто не знал о его чувствах к Вэй Ину, кроме брата, никому и не было дела.

   — Зачем ты пришел?

Его слова могут показаться грубыми, но брат знает, что у него на сердце, знает, что он просто не может найти в себе силы на разговоры, к которым они привыкли. Сейчас он совершенно не похож на себя прежнего. На груди старые бинты и ханьфу, не стиранная не одну неделю; волосы распущенны и не расчёсаны, а под глазами огромные тёмные круги. Ванцзи выглядит отвратительно, совсем не так, как должен выглядеть один из нефритов клана Лань.

+2


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » в облачных глубинах запрещено любить