как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » something left to lose [dragon age]


something left to lose [dragon age]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

something left to lose
Garrett & Anders
https://64.media.tumblr.com/4cb78cff978b21e61691c062c72d1f23/1a106167858cacb0-b4/s500x750/5a4508859bfbb27c07285e2725e0092f53a56525.gifv
Ты спишь и видишь меня во сне:
Я для тебя лишь тень на стене

Отредактировано Garrett Hawke (2022-06-24 20:53:47)

+1

2

- будь осторожен.

пустота разрастается до невероятных масштабов очень быстро. с высоких стен скайхолда андерс наблюдает за гарретом до тех пор, пока он не скрывается из поля зрения. после еще долго стоит на месте, наслаждаясь последними лучами уходящего солнца и возвращается в лазарет, только когда тело начинает мелко дрожать от холода. андерсу не по себе от того, что он остается в безопасности и тылу, пока гаррет отправляется наверняка в опасное место. пусть он и понимает, что это выгодно, что в скайхолде его помощь нужна больше, все равно цепляется за ненужное беспокойство и все не прекращает думать. первый день - только начало. чем дальше, тем беспокойство сильнее, тем чаще отвлекаться, тем больше лежать перед сном в постели и думать обо всем понемногу. он даже начинает жалеть, что не может просто перестать думать. мысли - опасное оружие против самого себя.

андерс сперва был даже рад покинуть киркволл, где точно еще среди местных жителей найдутся те, что хотят заполучить его голову. даже встреча с варриком была приятной, пусть и немного напряженной. андерс наконец-то вдохнул свежего воздуха, ощутил свободу, все время теряющуюся среди стен города, насладился ей сполна. чувство эйфории ушло слишком быстро. андерс пытался обрести его снова. в работе, в прогулках по крепости, в разговорах с агентами инквизиции, но все было не тем. все это меркло, потому что хоук был где-то далеко, с ним могло произойти что угодно. тучи сгущаются, нависают так низко, и вдали раздаются раскаты грома. гроза близко, как и корифей. он тоже когда-нибудь придет. но не это волнует и лишает покоя.

сама возможность потерять хоука пугает андерса до неописуемого ужаса.

мерриль, приехавшая по первому зову инквизиции, мягко сжимает его ладонь, невесомо поглаживает пальцами кожу тыльной стороны, приговоривая, что в с гарретом ничего не случится, что все будет абсолютно нормально. говорит, что он слишком силен, сильнее своих и даже его - андерса - демонов, раз он всегда пробуждает лучшее и стирает худшее. говорит вообще многое, половина из сказанного даже не доходит до сознания андерса, охваченного хоатичным испугом. каждый аргумент, звучащий абсолютно разумно и правильно, отторгается им еще на стадии принятия. сделать с этим он ничего не может.

андерс переживания свои пытается спрятать в работе, ведь для нее он и прибыл в скайхолд. не вылезает из лазарета. латает тех, кто пережил бойню в убежище, тех, кто получил любые раны, даже самые пустяковые. сам тот факт, что он может кому-то помочь - немного радуют, даруют легкое умиротворение, слегка затемляющее переживание. совсем слегка. стоит только пациентам сойти на нет, то сразу же взгляд устремляет в окошечко, смотрит вдаль, надеясь увидеть там хоть одну тень, такую нужную всегда. расставаться с гарретом слишком травматично, слишком тяжело. даже если прошло совсем немного времени, почти все мысли андерса заняты тем, что его рядом нет.

ты немного зациклился - качает головой варрик и тянет в людное место, раскидывает карты. говорит, что время, проведенное среди людей, пойдет на пользу. андерсу становится легче самую малость. находясь в компании, где каждый стремится к лучшему, к счастливому будущему, андерс ощущает неописуемое тепло. и надежду, что все наконец наладится.

в один из таких дней андерс отказывается от нового предложения варрика, оставаясь подольше в лазарете в полном одиночестве. погружается с головой в работу, от одного пациента сразу к другому, утопая в какофонии стонов боли и облегчения. кому-то становится правда легче. благодарности не нужно - повторяет андерс раз за разом. это его работа. это его призвание. его все - после хоука.

андерс не слышит как открывается дверь, да и вообще ничего не видит, кроме лица совсем молодого парнишки, попавшего под когти медведя. рана существенная, опасная, но не смертельная. он выкарабкается, даже без его помощи, но андерс все равно прилагает свою силу к тому, чтобы затянуть края раны. и только после ощущает небывалое истощение.

поднимается на ноги, чтобы пройти в свою небольшую каморку совсем рядом с лазаретом, чтобы отдохнуть и так и замирает.

- ты вернулся.

андерс будто бы сам своим словам не верит, вымученно улыбается. пустота неприятно сосет под ложечкой, даже когда расстояние между ними уже нет, а сам андерс утыкается лбом в его плечо. не хочет уходить. но андерс точно знает одно: она уйдет.

+1

3

[indent] Тень не хотела его отпускать.
Вгрызалась в него своими липкими, едкими когтями, терзала разум куда как сильнее, чем тело, пропитывая страхом и болью, вытесняя все остальные чувства.

[indent] Многие из тех, что плохо знали - или же были знакомы с Хоуком лишь по слухам да книгам Варрика - считали, что Гаррет ничего не боится. Что ничто не может сломить мага, который сам заработал себе в Киркволле репутацию сурового, порой даже жестокого авантюриста с весьма своеобразными моральными принципами и предпочтениями, переступая через редкие неудачи так, будто это были победы.
Спустя годы люди говорили, что их новый наместник - человек суровый, гордый, видя лишь тщательно отстроенный, показываемый праздной публике красивый фасад стойкости и духа.

[indent] Но теперь его разум пылал.
Его руки, по бледной коже предплечий которых проступала вереница тонких шрамов, мелко тряслись от ужаса, когда Тень у него за спиной плавно перетекала из одной формы в другую, когда вязкая земля черного цвета под ногами все сильнее липла к подошвам сапог, заставляя его увязать на одном месте, мешая двигаться, когда грудь сковывало кислым привкусом паники, мешая…

[indent] Дышать.

[indent] Но хуже всего были голоса.
Он начал слышать их не сразу, по началу даже обрадовавшись, что остался здесь все-таки не один, и кем бы не был его таинственный собрат по несчастью, вместе выбраться будет куда как проще, хотя на первый, на второй и третий взгляд было абсолютно невозможным.
Когда же шепот и бормотания стали различимы настолько, что неясный шум наконец приобрел форму слов и предложений, Гаррет оцепенел от ужаса, в следующее мгновение разразившись глупым, совершенно неуместным смехом.

[indent] Он одолел Кошмар, но только сейчас понял, что сгубит его собственное безумие, весь тот страх, что уже несколько лет Гаррет подавлял в себе.

[indent] Мор. Вынужденный побег из Ферелдена. Страх перед будущим, таким туманным, что казалось, будто его и нет совсем. Болезнь брата, зараженная скверной Бетани.
Магия Крови. Запрещенная. Преследуемая. Мятежник-Андерс, что так глубоко проник ему под кожу, стал его воздухом, что Гаррету пришлось идти на сделку с собственной честью и договариваться с Мередит, лишь бы не трогали целителя, избегая в рейдах и патрулях Клоаку.
Поединок с Аришоком.
Рыцарь-коммандор, объятая алым сиянием, пылающая от силы и гнева, угрожающая найти отступника и отрубить тому голову.
Горящий до углей Киркволл.

[indent] Он не мог остаться здесь.
Не имел права оставлять Андерса после всего, что они пережили вместе, после того, что Гаррет ему наобещал в те вечера наедине в его поместье, одного.

[indent] Защитить. Несмотря ни на что.
Отдать жизнь, если потребуется, хотя знал, прекрасно понимал, что их судьбы переплелись так тесно, что Андерс просто не видел смысла жить без Хоука, и это было абсолютно взаимно.

[indent] В изнуренном страхом и отчаянием сознании вспомнилось то последнее утро, когда Хоук вместе с Инквизитором и его отрядом покидали стены замка - казалось, будто Гаррет до сих пор ощущал тепло его мягких ладоней и призрачный аромат лечебных трав, что за долгие годы в лечебнице пропитали золотистые волосы мага.
Мягкие. Гладкие. Всегда собранные в неаккуратный пучок на затылке, но когда маг распускал их, у Гаррета всегда перехватывало дыхание.
Его мягкий, тихий голос, в котором после… всего, что произошло в Скайхолде, все чаще слышались оттенки сожаления и грусти, с которыми Гаррет упрямо пытался бороться, чувствуя, как собственное сердце обливается кровью.

[indent] Он не мог его оставить одного.

***

[indent] В Скайхолд они прибывают уже поздно - возня во внутреннем дворе была приглушенной, уже усталой, а потому их возвращение вышло… весьма скромным, почти тихим, словно бы экспедиция в Западный Предел не затянулась почти на месяц. Инквизитор лишь кратко отчитался к подбежавшему к нему помощнику, чуть ли не всучив тому в руки поводья собственного коня, тряхнул копной спутанных волос и побрел к главному входу, даже не оглянувшись на остальных - все были так выжаты долгой, скорой дорогой назад, что сил прощаться друг с другом просто не было.

[indent] Как Гаррет дошел до лазарета, он почти и не помнил. Ступеньки сменяли друг друга, неяркий свет факелов на стенах едва волновался, когда он проходил мимо, ненадолго освещая полутемный коридор теплым светом. За дверью было тоже уже тихо, и на миг Хоук почувствовал тупую, обидную горечь сожаления.

[indent] Его не дождались.

[indent] Подобные мысли терзали его весь обратный путь из Предела. Казалось, что вся уверенность, как и добрая половина тех немногих теплых чувств, воспоминаний и эмоций, что были у Гаррета, так и остались в Тени. Маг и так всегда был немногословным и острым на язык, но стоило кому-то побеспокоиться о его состоянии, что день ото дня становилось все хуже, он тут же огрызался, откровенно зло и раздраженно, тут же затихая. После нескольких таких моментов Хоук уже сам старался держаться немного в стороне от отряда, чтобы не провоцировать лишних конфликтов и слухов, сам прекрасно понимая, что он далеко не в порядке.
И его это пугало.
Пугали голоса, что остались вместе с ним и были совсем тихими, но он все еще мог уловить отдельные слова.

[indent] Тебя никто не ждет.
Ты никому не нужен.
Андерс просто искал способ вырваться из Киркволла, что стал ему тюрьмой из-за твоих жалких попыток защитить его.

[indent] Мужчина толкает дверь только для того, чтобы удостовериться, что в лазарете нет никого, кроме больных и оставленных на рабочем столе сушеных трав и склянок с бальзамами и эликсирами, но первое, что он видит - это узкую спину своего мага и сильно отросшие золотистые волосы.
Замирает на пороге, не в силах пошевелиться, ждет, пока Андерс обернется на скрип двери сам, ждет, пока тот неверяще смотрит на него, и только потом крепко-крепко обнимает, жадно втягивая носом аромат лечебных трав.

[indent] Он был дома.

Отредактировано Garrett Hawke (2022-06-27 01:53:30)

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » something left to lose [dragon age]