как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » draw the line


draw the line

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

draw the line
shi qingxuan & ming yi
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/94/32180.png


новый повелитель земли полагает, что ему придется потратить много времени, чтобы докопаться до истины; однако не проходит и полувека от его вознесения, как та сама находит его: распахнутыми глазами в кои-то веки утратившего свою беспечность повелителя ветров. и не подозревающего, что вздумал довериться самому неподходящему богу из всех на верхних небесах.

Отредактировано Shi Qingxuan (2022-06-25 20:12:53)

+2

2

У Цинсюаня недостатков в избытке, но равнодушие никогда не было в их числе. Может, дело в том, что с ним с детства обращались как с юной госпожой, а он с удовольствием подыгрывал. Пока он был маленький пухлый и розовощекий, с умилительными хвостиками и платьицами никто из посторонних не мог бы усомниться в том, что перед ними славная девчушка. Он быстро научился капризничать как положено, и в детстве часто пользовался этим приемом, чтобы получить желаемое. По крайней мере до тех пор, пока родители были живы и потворствовали ему. Потом стало не до капризов. Цинсюань был сообразительным и хорошо чувствовал, что для них с братом настали тяжелые времена, и очень старался не быть для него обузой.

В общем, получив наконец возможность отправляться в мир смертных по небесным поручениям и делам своего дворца, он с удовольствием этим правом пользовался. Оно же помогало углубить знакомства и пообщаться ближе с другими небожителями - из-за строгого требования Уду насчет того, чтобы Цинсюаня непременно сопровождал кто-то из богов войны. Все бы хорошо, вот только Цинсюаню очень хотелось провести время с человеком, который единственный поддержал и отправился вместе с ним в мир смертных, когда все другие отказывались под десятками предлогов.

Поэтому сегодня, тронутый одной из молитв, Цинсюань подумал, что дело в общем-то выглядит пустяковым: юная девица истово молилась о благополучии и возвращении суженного, который пропал в своем путешествии, что должно было быть недолгим. И, раз уж Цинсюань, тронутый слезами юной красавицы, решил поискать ее женишка, то просто нелепица просить пойти с собой кого-то из богов войны - даже брат будет вынужден это признать и не сможет возразить. Несколько раз Цинсюань уже проделывал тот же трюк, но те ситуации оказались не просто пустяковыми, а вовсе заняли не больше нескольких часов, поэтому он не успел пообщаться с Мин И. С ним вообще общаться не просто: повелитель земли немногословен, серьезен, и, верно, после последних вылазок с ним считает, что Цинсюань занимается ерундой.

Ну и пусть так считает, до тех пор пока соглашается быть его спутником.

Довольно хлопнув в ладоши, Цинсюань немедленно отправляется в обеденные залы: там он нередко находил повелителя земли и неизменно подсаживался к нему, заводил беседу и всячески тормошил. По небесным меркам Мин И совсем недавно стал божеством и конечно ему нужна поддержка в такой сложный жизненный период, кто-то, кто поможет ему и если нужно даст полезный совет! Мин И правда ни о чем не просил и вообще не горел желанием заводить знакомства со всеми небожителями, но вместо него это уже сделал Цинсюань, который после их совместного приключения и растрезвонил по всем небесам о том какой повелитель земли исключительно достойный и благородный человек. Теперь, даже если кого-то и задевал его нелюдимый нрав, то памятуя о симпатии повелителя ветров, за которым стоял повелитель вод - они благоразумно помалкивали и не судачили слишком уж.

А вот Уду эта симпатия не нравилась: он никогда не говорил об этом прямо, но Цинсюань-то хорошо знает своего брата. Даже когда тот взывал к казалось неоспоримым вещам вроде неопытности молодого бога и того, что он повелитель стихии, а не бог войны, значит, совершенно неподходящая кандидатура для совместных вылазок, Цинсюань понимал, что это еще не все. Конечно, брат привычно тревожился и хотел быть уверенным в безопасности и в том, что его есть кому защитить, если возникнет необходимость, но Цинсюань как-то стал свидетелем их совершенно заурядной и длящейся не больше минуты встречи, требующей лишь формального приветствия, и тогда-то наконец понял. Мин И смотрел на повелителя вод ровно так же как на любого другого - без заискивания или трепета, держась со свойственным ему непоколебимым спокойствием, граничащим с холодностью. Для Уду такой взгляд от кого-то, кого он по определению считает на ступень ниже себя сродни оскорблению, а Цинсюань искренне восхитился в который раз. Именно эта черта и привела его к Мин И в свое время – тот не склонялся перед чужим авторитетом и делал то, что считал нужным. Так же и в словах, будучи человеком простым и прямым, говорил что думал, иногда не особо утруждая себя смягчать мысль.

Завороженный им и очарованный, точно порывом холодного ветра в жаркий день, Цинсюань твердо вознамерился сегодня потащить повелителя земли с собой в поднебесную. Но в обеденных залах того не оказалось, в собственном дворце тоже, пришлось оббегать всю небесную столицу, прежде чем Цинсюань наконец заметил фигуру в скромных черных одеждах. Он, подчиняясь неожиданно пришедшей в голову озорной идее тут же перевоплотился в прекрасную деву. Какое-то время назад, во время празднования нового лунного года, он первый раз поменял свой облик и тогда на празднике остался неузнанным, выдав себя за служительницу средних небес. Но опыт Цинсюаню понравился, быть девушкой по-настоящему оказалось очень увлекательным занятием. Он опасался делать это в небесной столице, чтобы случайно не выдать себя и чтобы вести не дошли до брата, который будет недоволен на фоне того, что сейчас в мире смертных и без того их начали выдавать за мужа и жену, а тут еще Цинсюань масло в огонь подливает.

Но тут на улице кроме них никого нет, а ему страсть как любопытно узнать такой же неприветливый Мин И с девушками, как и с мужчинами.

— Ваше превосходительство повелитель земли! — окликает его Цинсюань и улыбается непосредственно. — Постойте! Из дворца владыки меня попросили разыскать вас и передать послание. — убедившись, что обратила на себя внимание, Цинсюань-девица откидывает волосы с плеча изящным жестом и хлопает длинными ресницами. — Ваша помощь требуется в деревне Хундэ - дело связано с пропажей человека, об обстоятельствах вам лучше узнать лично на месте. — Цинсюань старается напустить побольше тумана на свои слова, так что представился посыльной с которой и спрашивать нечего.

В действительности, конечно, одна молитва из деревни, хоть и зажиточной, едва ли бы привлекла внимание небесных чиновников, совсем другое какие-нибудь массовые пропажи, но Цинсюань не мог напрямую признаться, что посочувствовал смертной - это тут же разрушило бы его маскировку. Поэтому свалил все на дворец владыки, раз оттуда послали, значит уже убедились, что дело не пустышка и требуется божественное вмешательство.

Отредактировано Shi Qingxuan (2022-07-27 01:09:47)

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » draw the line