как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » не_друг [Pandora Hearts]


не_друг [Pandora Hearts]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ВоронШляпник
https://i.imgur.com/ulJjPOM.png

[ описание потом будет ]

[icon]https://i.imgur.com/SHEqKNh.png[/icon][nick]Gilbert Nightray[/nick][status]no—t—w[/status][lz]А ведь когда-то <a href='https://kakbicross.ru/profile.php?id=54' target='_blank'>мы</a> были в разы сильней.[/lz][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=77#p259" target='_blank'>Гилберт Найтрей</a>[/ank][fandom]<f>Pandora Hearts</f>[/fandom]

+4

2

Он предал дом Безуриусов, и как раньше уже никогда не будет, Гилберт знает. «Как раньше» разрушено давно, остаётся только ступать дальше, вперёд по обломкам. «Как раньше» там, где молодой господин улыбался ярко ему и слепяще, до неправильно открыто, не смотря на то, что Гилберт был — всегда будет, его — всего лишь слугой; до больного закрыто, не позволяя увидеть того, что таят тени от света. «Как раньше» там, в оборотах времени на три года назад.

Он предал дом Безариусов, пусть так. Он готов предать весь мир, обернуть его против себя, если то поможет вернуть молодого господина назад. Он готов на всё. Стать предателем, человеком, которого молодой господин никогда не простит и которому уже не улыбнётся. Стать убийцей даже. Цена не имеет значения. Он — не имеет значения. Гилберт хочет стать сильнее. Хочет стать способным вернуть молодого господина. Обернуть время вспять и увидеть его снова. Если бы он только мог поменяться с ним местами. Если бы он только был тогда смелее, сильнее. Ему не было прощения ещё с того самого дня, и жалеть о принятых решениях теперь он не может и не собирается.

Гилберт знает, что ему нужно — Ворон, — и ради этого он пойдёт на всё. Ворон способен прокладывать путь до Бездны цепями. Ворон может вернуть молодого господина. Ворон — он его заполучит. Брейк говорит, что то, что произошло с молодым господином — прелюдия к чему-то большему, и он хочет знать к чему. Гилберту всё равно. Брейк говорит, что он может заполучить силу Ворона, и Гилберт жаждет этого. Винсент говорит, что у Гилберта право на обладание силой Ворона, и Гилберт не верит ему, боится его, но цепляется за это «право»: он ухватит за него без сожалений и однажды сможет, вернёт утраченное. Однажды — всё станет, как должно быть. Пусть не как раньше, но с молодым господином здесь.

Брейк говорит: «Будь моим драгоценным левым глазом», — и тогда Гилберту было страшно. Но страх липкий и холодный перед пугающим незнакомым человеком ничто в сравнении со страхом потерять навсегда молодого господина. С осознанием, что он не смог защитить его и сделать ничего не смог. Брейк говорит, что они не должны доверять друг другу, должны использовать, и Гилберт не доверяет. Он напоминает себе об этом каждый раз, когда готовит для него. Говорит себе: это просто стало привычкой, хобби. Когда-нибудь он сможет приготовить для молодого господина. Он напоминает себе об этом каждый раз, как видит его. Он больше не боится. Научился стрелять. Он больше не слабый и ему больше не четырнадцать — семнадцать. Он сможет всё и всё ближе к цели с каждым днём. Он наберётся терпения, будет ждать, двигаться дальше, шаг за шагом.

Он не боится.
Не боится.
Не боится.

Пальцы сжимают рукоять пистолета до боли в суставах. Руки дрожат, и он ненавидит себя за это. Ненавидит за слабость, и за трусость ненавидит тоже. Он должен сделать это, обещал себе, что не отступит ни на шаг назад и не будет сомневаться. Но Гилберт сомневается. Сомневается, направляя дуло пистолета в другого человека. Сомневается, когда тот вскидывает руки, стоя на коленях, когда молит: «Не убивай, пощади, прошу не делай этого», — когда предлагает денег, когда голос дрожит и он говорит, что у него есть семья.

Ложь.

Гилберт знает, что у него никого нет, как знает, что он заслужил смерти. Хочется зажмуриться и сбежать. Выкинуть пистолет и забиться в угол, будто ему снова четырнадцать. Но Оза Безариуса больше нет, и никто не найдёт его, не протянет руку. Молодой господин в Бездне, как в самых страшных сказках, что стали явью, и свет не способен вернуть его — Гилберт пообещал себе, что сделает всё, даже если для этого придётся шагнуть во тьму, утонуть в ней, стать ей.

Гилберт давит на спусковой крючок.

Выстрел бьёт по барабанным перепонкам, и его бьёт крупной дрожью. Он хорошо стреляет. Метко. Пуля пробивает черепную коробку, и он наблюдает за этим широко распахнутыми глазами. Время останавливается и всё обращается чёрно-белым, лишённым красок. Нет звуков, собственного дыхания тоже нет, только осознание в чужом взгляде и боль ощутимая почти физически. А потом секундная стрелка делает первый шаг. Тик — кровь аляпистым на монохроме, — так — глаза закатываются, — тик — тело грузно падает на землю, — так — кровь растекается по полу, слишком много крови. Становится дурно, его тошнит. Хочется бросится на помощь, но он остаётся на месте. Хочется вышвырнуть пистолет, но он сжимает его крепче. Хочется отвести взгляд — смотрит.

Он убил человека.
Убил человека.
Убил.

[nick]Gilbert Nightray[/nick][status]no—t—w[/status][icon]https://i.imgur.com/SHEqKNh.png[/icon][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=77#p259" target='_blank'>Гилберт Найтрей</a>[/ank][lz]А ведь когда-то <a href='https://kakbicross.ru/profile.php?id=54' target='_blank'>мы</a> были в разы сильней.[/lz][fandom]<f>Pandora Hearts</f>[/fandom]

+4

3

Звук выстрела запоздал всего на пару секунд, едва не заглушив мерный бой часов, отсчитавших последнюю минуту минувшего часа и неумолимо принявшихся за новую — наверняка, не менее кровавую для человечества, чем её предшественницы. Брейк не видит, точнее не смотрит — ему и не надо, — как кулем падает на пол тело, но отчётливо слышит глухой удар, с которым оно оседает под тяжестью собственного веса. Слишком знакомый звук, чтобы перепутать с чем-то ещё, практически повседневный, вроде шелеста яркой обёртки в руках. Гилберт, кажется, не дышит, подобно своему сегодняшнему оппоненту, медленно остывающему неподалёку. До кислородного голодания кого-то его комплекции отделяет ещё секунд сорок, если только он не успел вдохнуть поглубже перед тем, как всё-таки нажал на курок, а сам Зарксис правильно припомнил статистические подсчеты. Можно было бы проверить, праздного интереса ради, но — дразнить детей и доводить их до полуобморочного состояния несколько разные вещи, потому он лишь раскусывает подтаявшую за щекой карамель, переступая порог комнаты.

Возможность быть подстреленным каким-то зелёным юнцом в списках возможных рисков не значится: не с его сноровкой и уж точно не при подобных обстоятельствах, но двигаться всё равно приходится нарочито очевидно. Не хватало ещё ловить на себе ближайшую неделю — нет, скорее месяц или год, полные вины и раскаянья взгляды, добавив в эту вихрастую голову ещё один повод для самобичевания. Нынешние дети слишком много рефлексируют и слишком мало размышляют, отчего изрядно раздражают, вынуждая доносить даже те истины, что лежат на поверхности, у самого их носа. У таких в головах, чаще всего, один сплошной эгоизм, прикрытый красивыми словами о благородных мотивах, что само по себе неплохо — вполне естественно уж точно, если бы не подача, от сахарности которой начинали ныть зубы даже у него. Он несправедлив, Зарксис знает, однако подобное лицемерие, при всём списке его сомнительных качеств, не самое страшное. В его возрасте переживать о своём несоответствии высокоморальной личности уже пошлость, а с его багажом ошибок — ещё и пустая трата времени, которого у него без того осталось не так много, как хотелось бы, чтобы тратить его на сожаления.

— Надо же, прямо в яблочко, — бросив взгляд поверх плеча Гилберта, достаточно легкомысленно тянет Брейк, не стараясь скрыть некоторой иронии в тоне. Госпожа наверняка отругает его за столь неуместное замечание, вот только за утешением и участием — это, извольте, не к этому слуге. Он, пусть и не самый лучший, но всё же рыцарь, а не нянька, так что подтирание соплей в его полномочия не входит, хотя иногда Брейк сам уже в это не очень-то верит, оглядываясь на собственное окружение.

Весьма ироничное стечение обстоятельств, стоит заметить. К подобным насмешкам придется привыкнуть и Гилберту.

— Дыши, — шагая вперёд, предусмотрительно переступая расползающуюся лужу крови, чтобы не оставить ненужных следов и, словно невзначай, задевая тростью ствол всё ещё зажатого в крепкой хватке пистолета — в полупрозрачном намёке. Воздух полнится запахом крови и пороха: густой, немного древесный, с четким металлическим шлейфом, последний щекочет ноздри, по едкости соперничая разве что с запахом пыли, отчего Брейк невольно фыркает. В его голосе нет просьбы, скорее — предупреждение. Можно сколько угодно сарказмировать на тему происходящего, однако тащить Гилберта на собственном горбу он не намерен, как и играть в поддавки с чужой совестью, уверяя в правильности случившегося. К этому невозможно привыкнуть, оставшись в своём уме, только свыкнуться, и эта та правда жизни, которую возможно постичь исключительно собственными силами.     

Хозяин, радушно принимающий их сегодня, оказался достаточно смел и глуп, чтобы хранить необходимую им информацию не на своём скромном рабочем месте, а в закромах своего домашнего кабинета, чем изрядно упростил им задачу. Холостяк, а значит риск случайных свидетелей сведён к нулю, достаточно шумный и педантичный, никогда не отказывающий себе в выпивке или шумных посиделках, которые нередко заканчивались пальбой по всевозможным поверхностям, следовательно — та немногая прислуга, что ещё осталась, едва ли сунется раньше рассвета, страшась шальной пули гневливого господина. И после всего этого госпожа всё ещё утверждает, что он недостаточно заботлив в отношении этого мальчишки. Вопиющая несправедливость.

Отредактировано Xerxes Break (2022-07-15 19:35:44)

+3


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » не_друг [Pandora Hearts]