как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » ситуация на три из трех по шкале Кентопятьделаетнето


ситуация на три из трех по шкале Кентопятьделаетнето

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/EBL6MjT.jpg
зачем Джону вообще было нужно вырастать? вот зачем? чтобы что?

+1

2

Дэмиан всегда считал себя весьма рациональным человеком, которому не кружили голову лишние эмоции. И все же одно дело было считать себя таковым, а совсем другое поступать так. Иначе говоря, когда он узнает о том, что Кент – его Кент, который еще его Супербой, - заводит не абы кого, а любовника, то что-то к горлу подступает.

Само собой у Робина был аж целый список того, почему эта ситуация отвратительна. Однако той самой, что самая важная, считал то, что узнал он это не от самого Кента. И тут Дэмиан думал, что они были друзьями! Возмущение смешивалось с какой-то горечью, а вываливать все на Кента не получалось. Как-никак с ним видится совсем не хотелось, и Уэйн предпринял до ужаса много способов, чтобы с ним не встретится никоим образом.

И все же они ведь были лучшими друзьями! Что все еще было одной из части проблемы. И все же они были лучшими друзьями! Если бы Дэмиану дали выбор, то он с удовольствием обменял бы Джона на любого (Тима) из своих свободных братьев. Вот на столько он был ему дорог. Но ценил ли это сам Кент? Нет, конечно же, нет. Он не ценил этого ни тогда, когда был ребенком, ни сейчас, когда был подростком.

Говоря откровенно, Уэйн не до конца понимал, почему это так сильно его злит. Почему он вообще обращает так много внимания на проблему, которая может быть решена небольшим разговором и парой ударов по одному полукриптонцу в лицо. Все дошло даже до того, что пришлось обратиться к Грейсону за небольшой консультацией, но тот был не таким уж и полезным в этом вопросе. Тот разговор скорее оставил осадок и лишние запутанные вопросы, решать которые Дэмиану совсем не хотелось. Так что, окрестив это пустой тратой времени за замороженным коровьим жиром, более Робин советов ни у кого не просил и помощи не искал.

Если, конечно же, не считать интернета. Причем гуглил он где-то на окраине Готэма, где был небольшой игровой клуб, в котором находилась, весьма сносная система защиты. Иначе говоря, историю браузера он там почистил на отлично, а еще узнал из всего найденного то, что был он простым гомофобом. (Вариант, что встречался наиболее часто, был влюбленность, но рассматривать его парень не стал. Глупость такая ведь.)

Итак, гомофобом быть не очень хотелось, но что ему еще было делать. Оставалось лишь принять себя и, так и быть, извиниться перед Джоном за свою детскую реакцию. Как-никак не так уж и хотелось, чтобы его друг думал, что друзьями они быть более не могли из-за его каких-то там отношений с (не таким уж и красивым, не таким уж и умным, не таким уж и мужественным, не таким уж и способным) парнем. Так что, спустя пару недель тотального молчания, Дэмиан зовет Кента в кафе в Готэми, чтобы объясниться, успокоить и сказать, что не самые красивые порывы Дэмиана не встанут на пути их дружбы. Если быть точнее, то они просто не могут встать, да и не должны.

В назначенный день Дэмиан чувствовал что-то непонятное, хотя и обозвал это предвкушением неприятного разговора. Он пришел на час раньше. Он раскромсал вишневый пирог. Он выпил несколько литров чая. Он позволил официантке обходить его стороной, не обращаться к нему и принять заказ лишь тогда, когда он ее подзовет. А еще он очень хорошо игнорировал мысли о том, что Кент может не прийти. Почему-то от этого становилось как-то тоскливо. Хотя, наверное, пирог был не такой уж и свежий.

Разговор должен был пройти хорошо и точка. Они расставят все по своим местам, а еще обязательно вернутся к своим ролям, к своим отношениям друг к другу. Дэмиан вообще скучал по их рутине, как Суперсыновей, так и просто подростков. И все равно было на то, что эту рутину он нарушил собственными руками.

Как-никак вдруг. Просто вдруг. Этот новый парень Джона будет против их общения? Джон бросит Дэмиана? Причем ради какого-то парня, который даже и не достоин Кента? Сомнительно, да ведь*?

+1

3

Ты можешь быть новым Суперменом, ты можешь быть любимцем Америки и всего белого света хотя бы заочно, потому что за плечами твоими хлопает на ветру плащ самого Кал-Эла. Ты можешь изучить будущее этой планеты, смотря на ее историю из тридцать первого века, потому что однажды тебя угораздило затеряться в космосе и провести несколько лет в плену у Ультрамена. Но ничто... ничто из этого не дает тебе жизненного опыта, без которого в некоторых ситуациях просто не обойтись.

Джон не представлял, что он сделал не так и как ему все это исправить. Отец улетел и спросить совета было не у кого. Да, была мама, но Джону уже семнадцать и он не хочет разговаривать с матерью о том, что касается двух парней, которые ему дороги. Лоис любит его, Лоис готова разорвать Думсдея голыми руками ради своего сына и ее - совершенно точно - мало волнует, с кем Джон встречается и кого предпочитает. Он знает это наверняка, просто сидит в нем нечто подростковое и мальчишеское, которое не пускает к маме пожаловаться на то, что он совершенно не умеет строить отношения с парнями, будь они в романтическом контексте или дружеском.

На деле оказалось, что противостоять врагам родной планеты оказалась даже проще, чем разобраться в личной жизни. В первом случае у исполняющего обязанности Супермена хотя бы было подспорье в лице Лиги Справедливости и прочих героев с разномастными способностями и навыками. Во втором - приходилось выкручиваться самому. Можно было бы, конечно, обратиться к кому-то постарше и более опытному, к кому бы обратился сам Кларк, но на ум приходила лишь одна мрачная личность, а это точно не было хорошей идеей. Во-первых потому, что сам Джон сомневался в навыках Бэтмена налаживать отношения, во вторых - отчасти проблема Джона касалась Уэйнов, и говорить о сыне Бэтмена с Бэтменом было бы максимально неловко. Учитывая еще и то, что у старшего и младшего Уэйнов между собой все было очень не гладко - тем более.

Поэтому Джон маялся. И медлил. Он был очень угнетен после последней встречи с Дэмиеном, ничего не понимал и не имел ни малейшего понятия, почему Робин так отреагировал на него и Джея. Даже Джей заметил, что что-то происходит с его Суперменом, и несколько раз попытался аккуратно выяснить, мог ли бы он чем-то помочь. Джон очень ценил участие парня в своих проблемах, но и в его лице не нашел того, с кем можно было бы обсудить его с Робином размолвку. Кажется, в какой-то момент такая таинственность начала напрягать и самого Накамуру, отчего Супербой стал еще более дезориентирован в сложных перипетиях человеческих отношениях.

Наверное это все потому, что оказался лишен взросления. Его тело значительно изменилось, появились новые мысли и желания, продиктованные букетом гормонов, но не было постепенного развития в привычной ему среде, рядом со сверстниками, с которыми можно было обмениваться новыми ощущениями и опытом. Если бы они с Дэми и дальше росли вместе и работали как Супербой и Робин, все наверняка бы выглядело иначе в их семнадцать, было бы проще.

Кент и дальше бы продолжал ломать голову о причинах и последствиях, пытался бы понять психологию подростков и детей в одиночку, если бы Надежда не пришла оттуда, откуда ее Джон точно не ждал. Сам Дэмиен спустя пару недель мучительного для Кента молчания объявился и предложил встретиться. Посредством сообщения, но все же. Джон несказанно этому обрадовался и готов был в ту же секунду броситься в Готэм, наплевав на условленные время и место, но на Землю как обычно невовремя обрушилась армия роботизированных пришельцев. И вроде бы это оказалось делом пары часов для Лиги и Супермена, но последствия пришлось разгребать долго. А потом случилось землетрясение. И что-то еще. И Джон наконец-то в полной мере осознал, почему отца он видел не так часто, как хотелось бы. А мама его - не так часто, как видел Кларка Кента Брюс Уэйн.

- Привет! Прости-прости-прости, я опоздал... - Он ворвался в кафе, где его все еще ждал младший Уэйн. В этом Кент убедился еще на подлете к Готэму. Это была единственная причина, по которой он выделил себе еще две секунды на то, чтоб переодеться в подростка.

Хорошо, что за столиком сидел Робин, а не какой-нибудь бывший одноклассник Джона, перед которым бы пришлось оправдываться. Дэми все прекрасно понимал. Джон виновато улыбнулся и сел напротив него. Он все еще не знал, что произошло и как ему себя вести. Но он решил начать с искренности.

- Я скучал по тебе, Дэмиен.

+1

4

Дружба – это сложно. Когда эта дружба между сыном Бэтмена и сыном Супермена, то дружба, говоря откровенно, становится еще сложнее. А если позднее узнать, что это еще и две совершенно полярные личности, то появляются вопросы о том, как это вообще произошло. Однако Дэмиан задается теми же самыми вопросами, ответы на которые ищет уже несколько лет.

- Тц, - младший Уэйн закатывает глаза и даже плечами пожимает, - я не удивлен.

И дело даже было не во всех этих супергеройских штучках, с которыми им приходится сталкиваться каждый день. Просто это же Кент, как будто он действительно мог бы прийти на встречу с Дэмианом вовремя, даже не смотря на то, что выглядит как истинный «хороший мальчик». И нет, никто тут себя брошенным не чувствует. Кенту позволено иметь других друзей и любовников. Да и дело не в этом!

В любом случае, Дэмиан даже не смеется о том, что да, по нему вообще-то можно скучать. Но это было не так уж и важно, тем более время для шуток уж точно еще не пришло. Им предстояло обсудить несколько весьма напряженных тем, а под конец и вовсе решить важное – что их тандем вообще ждет? Звучало все так, словно в любовных отношениях, что стоят на грани краха, состоят они сами. Но думать об этом сейчас точно не стоит.

- Так как ты?

Простой вопрос, из той серии, где интересуются как дела, но итогом лишь нагоняют скуку и молчат после простого «нормально». И все же ничего путного спросить больше и нечего, а подготовить почву для всего остального было необходимо. А если быть точнее, то стоило его другу появиться, то все стало как-то даже тяжелее. Наверное, все дело было в том, что они так давно не виделись, не разговаривали и совсем не выходили на совместные миссии.

Сам Дэмиан связывал это все со скукой и привычкой. Все же Кент стал странной обыденностью, который каким-то образом удивлял то своей милой глупостью, то поступками. А еще он стал этой самой привычкой, от которой младший Уэйн все ждал тихого и постоянного присутствия рядом. Создавалось впечатление, будто если весь мир падет и оставит его в одиночестве, то Джон все равно появится со своей тупой улыбкой. Наверное, это тоже были странные проявления гомофобии, кто знает, иной раз Дэмиан был нарочно глуп.

Но это все уж точно можно оставить на потом.
- Ты ведь не отправился опять в космос на несколько лет, чтобы подрасти еще немного? – наверное, хотелось укольнуть и испытывать меньше стыда после, так что Кенту однозначно еще стоило сказать спасибо за то, что Дэмиан сказал лишь это.

И все же был ли там даже секрет, что это была весьма страшная перспектива? Что Кент улетит опять в неизвестность Уэйна в одиночестве и все, будет там где-то ютиться, наслаждаясь  отсутствию самого умного человека в своем окружении. Кому вообще такая перспектива понравилась было неизвестно, но Джон все еще был тем еще элементом неожиданности, так что кто знает.

То, что даже сейчас сидя друг перед другом, Робин не мог найти для себя других тем для размышления, было как-то неправильно. Он даже хмыкнул погромче, да и с грустью заметил, что чай заканчивается. Опять.
- Будешь что?

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » ситуация на три из трех по шкале Кентопятьделаетнето