как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » архитектоника тени


архитектоника тени

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://imgur.com/5XCfvMs.gif
https://imgur.com/9a5gyzf.gif


остановись, где стоишь. не двигайся.
они никогда просто так не исчезают.
они никогда просто так не сдаются.
— эй, я ничего не вижу. где вы?
почему я ничего не вижу?
кто выключил свет?


поздно, лейтенант, это старая запись;
последнее мгновение человека.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/b3/45/58/b3455800a8b06ab20ac3e3f318002a3d.jpg[/icon]

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-07-10 20:44:33)

+3

2

[indent] Люди боятся не темноты или  теней, что шныряют по углам, стоит только внимание переключить. Все боятся того, что может спрятаться в тени, окажется сокрыто от твоего взгляда, даже когда ты изо всех сил пытаешься заметить, выцепить, не упустить из виду. Но все тщетно. У тебя есть в распоряжении только крупицы времени, собираемые в пепел, который затем будет развеян. Может быть это даже твой пепел, но тогда уже не будет иметь значения.

[indent] У меня мурашки по спине от Лорки, что кажется мне нелогичным. Ведь он все тот же, все это время я знала Лорку именно тем, кем он был на самом деле, пусть он и играл иную роль, но для меня наша та встреча на Земле, когда он формально дал мне второй шанс, стала первой. Точка отсчета для нашего знакомства, которое было начато еще в другой Вселенной другими нами, точнее, другой мной. Он был тот же. Я так старательно пыталась на него переложить свои страхи и опасения, а еще найти виновного во всем происходящем, что никак мне не давало покоя, что предпочитала не замечать очевидного. Ответы все лежали на поверхности, они были вычурно блеклыми, будто не хотели, чтобы кто-то их отыскал. Ловкий фокус: прятаться у всех на виду.

[indent] Лорке место на гауптвахте — у меня в мыслях постоянно всплывает. А потом я напоминаю себе, что вообще-то мне тогда тоже. Я считала даже свой приговор верным, мой мятеж стоил слишком дорого, но вот она я, на борту Дискавери, имея не только свободу в своем распоряжении, но и возможность все еще быть офицером Звездного Флота. Вот от чего мне так не по себе: стоит только задуматься, начать анализировать, как разум приходит к выводу, что мы с Габриэлем Лоркой похожи больше, чем мне самой этого хотелось бы.

[indent] Странное чувство: сомнения змеей забираются мне под ребра, выбивая остатки воздуха из легких, когда я иду по коридору в транспортаторную. Мы получили сигнал бедствия, и теперь мне предстоит спуститься на планету вместе с Лоркой. Если бы я хоть немного верила в одну из существующих религий, то могла бы подумать, будто у кого-то там, сверху — не очень понятно, где, есть на нас с ним особый план. Но я стараюсь придерживаться логики, все еще оставаясь слишком эмоциональной для той, кто был воспитан на Вулкане. Они могли в мою голову поместить знания, инструменты, но они не были в состоянии изменить мою расу. Когда я росла на Вулкане, будучи маленькой девочкой, стыдилась этого внутри. Я не вписывалась, должно быть и в Звездный Флот вписываюсь тоже с большой натяжкой.

[indent] Передо мной открываются двери, я на секунду замираю на пороге, сердце пропускает несколько ударов. Мне удается взять себя в руки, я бросаю беглый взгляд на Сару, он только кивает мне. Мы получили сигнал бедствия: странный, и я никак не могла в мыслях сформулировать, что именно меня в нем так сильно смущало. Будто было нечто, остающееся за кадром. То самое — на виду, но никак не попадающее в поле зрения. Я выпрямляюсь, делая осанку неестественной, подхожу ближе к Лорке, ничего ему не говорю. Не знаю, что будет подходящим. Его это позабавит держу пари. Почему он? Почему мы вдвоем для этого задания? Я никак логику не могу выстроить, понять мотивы, для себя объяснить. Лорка ведь виновен, его нужно оставить на гауптвахте, а тут выглядит так, будто ему предоставляют все условия, чтобы он попытался сбежать. Я хмурюсь собственным мыслям, Сару сказал, что так нужно, он обладает знаниями, которых у нас об этой расе нет, я ответила, что Лорка врет, ему ведь не в первой. Но это приказ, а мне совсем не хочется так в открытую нарушать приказы. Не сегодня. Ведь не ради него, верно? Остаться для меня частью Звездного Флота — критично важно, я не могу потерять эту часть своей жизни.

Не снова.

[indent] У меня слегка дрожат пальцы, я сжимаю руки в кулаки, затем медленно разжимаю, возвращая себе контроль над собственным телом. Оно должно подчиниться.

[indent] — Удачи, — Сару кивает, отдает приказ, чтобы нас транспортировали на поверхность планеты. Становится сильнее не по себе, я никогда не боялась транспортаторов, для меня технологии — что-то естественное, понятное, давно ставшее обыденным, но сегодня все иначе. Нелогично, хочется отбросить, спрятать свою эмоциональность как можно глубже, перестать быть ч-е-л-о-в-е-к-о-м. Может, подчиняться только логике? Когда-то давно это казалось мне хорошим вариантом.

[indent] Хватит.

[indent] Повиноваться чувствам, импульсивность ранит, уничтожает людей вокруг меня, выжигает дотла самое дорогое мне, важное. Меня слепит яркий свет, когда луч транспортатора рассеивается. Я чуть прищуриваюсь и осматриваюсь по сторонам.

[indent] — Бернем Дискавери, — секунда, вторая, тишина надломанная, меня это настораживает. Что-то не так. Не эмоциональный вывод, факт, связь не должна была оборваться, — Бернем Дискавери, — ответ тот же — никакой. Я поднимаю голову выше, упираясь в высокие своды полуразрушенных развалин здания. Конечно, звездолет отсюда невооруженным глазом не увидеть.

[indent] Взгляд бросить на Лорку, мысль, мелькнувшая быстрее, чем я ее осознать успеваю, что это все он спланировал, он виноват в происходящем. Осталось только разобраться, в чем именно.

[sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/147/96574.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/147/791049.gif[/sign][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/147/329491.gif[/icon][nick]michael burnham[/nick][fandom]star trek[/fandom][lz]я буду всего лишь историей у тебя в голове... Только пусть это будет хорошая история[/lz][ank]<a href="ссылка">майкл бернем</a>[/ank]

Отредактировано Joanna McCoy (2022-07-21 13:50:40)

+2

3

Знаешь, в конце концов становишься тем, кем не собирался становиться.
И так и не поймешь никогда, почему.




[indent] Зачастую, именно под серой, блёклой, ничего не значащей канвой второстепенных вещей вызревают самые страшные человеческие кошмары. С возрастом, когда вытоптанная дорожка становится шире, тверже, и, оглядываясь в прошлое, ты видишь каждую нелепую ошибку, которая и привела в место, где сейчас стоишь, — один, под стеклянной аркой гауптвахты, на корабле, чьи осколки уже давно застыли на чёрной поверхности безликого космоса. Там, где чьи-то руки старательно выцарапывают на ребре ладони — твое имя, буква за буквой, надеясь запомнить. Там, где планеты застыли, воздушная среда над Землей исчезла, и время растворилось в коллапсе. Там, где Вселенная делает свой последний вздох, лениво разбрасывая сквозь толщу пространственно-временных разломов свои огромные, пылающие крылья, — всего за секунду до взрыва.
Всего за секунду до Конца.

Ничто не сможет существовать в вечности.
Все, что мы знаем, видим, переживаем год из года, постепенно умирает — на наших собственных глазах. (Лорке больше нечего терять. Нечего терять — это последнее, что отделяет его от вибрирующей пустоты Вселенной. Теперь он — космический мусор, источающий последнее человеческое тепло из полумертвой тени; ржавый, искорёженный болт, лежащий под ногами у новой, прогрессивной, блистающей системы, — ему уже никогда не вписаться в канву этого мира, ему остаётся только препятствовать её совершенству.)

Десять месяцев назад на императорском корабле Харон, при перегрузке системы резервного электропитания, погибла приёмная дочь Терранской Императрицы — Майкл Бёрнем. Она погибла, держа руку на спусковом механизме, — так, что даже находясь на приличном расстоянии, можно было расслышать, как от боли скрипят зубы, когда из её груди расползалась огромная, обугленная дыра. Она погибла, успев проскрипеть из своих выкорчеванных легких всего несколько букв; и перед тем, как приборная панель отключилась, а весь зал погрузился в темноту, она продолжала смотреть своими мёртвыми глазами — на того, кого за всю свою жизнь так и не смогла ни разу назвать отцом.

В своём последнем дыхании, она прошептала:
— Па, — и сквозь её умирающее тело прошло еще несколько ярких вспышек; солдаты Императрицы в очередной раз опоздали, и Габриэль Лорка, воспользовавшись этой прискорбной, но удачной заминкой, наконец-то сумел сбежать.



Мне было, что терять, подонок. Когда-то, и у тебя было — все.
Сегодня, ты просрал последнее, что тебе даже не принадлежало.
Когда тебя поймают, я запихну тебя в самую лучшую камеру пыток, чтобы ты подыхал там — медленно, год за годом.
Я выжгу тебя за это время — всего, изнутри.

(Моя дорогая Филиппа, ну у тебя и амбиции. Хотя, вроде бы, и власти то уже никакой нет.)



Мёртвые руки Майкл — его Майкл — давят на его плечи, когда Дискавери впервые прыгает под сирены черной тревоги. У него к горлу подступает противная, голодная тошнота, и до боли ломит все кости; Сару говорит «мы на месте, капитан», и Габриэль срывается с капитанского кресла к приборной панели, пусто всматриваясь в мерцающие огни очередной бессмысленной планеты, — ему до ужаса страшно обернуться и вновь увидеть её белесые, безжизненные глаза.

Она подкрадывается к нему сзади, ласково приобнимает за пояс, сцепляясь в замок своими синими пальцами. Кладет голову ему на плечо, как любила делать по привычке, и шепчет своим осипшим голосом прямо на ухо:

— Ты и правда веришь, что она — заменит тебе меня? Зачем ты обманываешь себя, папа? Тебе не надоело прятаться? Некуда тебе больше бежать, как ты не понимаешь. Таким как мы, лучше и вовсе не существовать. Ты знаешь это, ты это чувствуешь. Таким как мы — не место в этой Вселенной. Придет день, и она тебя обязательно пережуёт. Так зачем ты все время убегаешь?



[indent] Лорка вздрагивает, когда его ноги касаются наконец твердой земли.
Солнечный свет мгновенно бьет по глазам, разъедая сетчатку, словно серная кислота, и ему приходится вслепую, первым пробираться вглубь зала, чтобы уйти подальше в тень, коснуться ладонью выщербленной, покосившейся стены и сощуриться, сквозь остервенелый оскал, чтобы рассмотреть мерцающие частички под ногами, чем-то напоминающие песок.

Целая команда в красных и синих форменных рубашках рассыпается в разные стороны, что-то нелепо бубня себе под нос. Кто-то из-за спины пытается схватить его под руку, кто-то — кладет руку на его предплечье, — ещё один такой жест, дорогуша, и ты не соберешь мозгов с этого пола; не вынуждай или сразу дай веский повод, чтобы у меня не осталось сомнений.

— Коммандер, здесь пусто.
— Коммандер, связи с кораблем нет. Какие-то внешние помехи с планеты...
— Коммандер, что нам делать с этим? Можем ли мы...

— Я нахожусь в подчинении и под надзором капитана Кристофера Пайка, но никак не коммандера Бёрнем, — распрямляясь, разворачиваясь на голос, он надевает на лицо свою паршивую, насмешливую ухмылку; щурится, монотонно барабаня пальцами вдоль полуразрушенной поверхности стены, и перешагивает через разбросанный то тут, то там, мусор под ногами. — Помнится мне, приказ был такой: не мешать мне делать свою работу. Так что вы, ребята, можете завалить свои рты по полной и начать приносить хоть какую-то пользу, правда? Это не сложно. Например, просто заткнитесь.

Огромный светлый зал, где собралась вся команда высадки, чем-то напоминал вполне себе живое, разумное существо; влажное, грязное, пыльное, будто застывшее под долгим, клиническим сном, — вязкое, бессознательное ощущение опасности, которое рождается где-то у границ реальных фактов и острой, почти маниакальной паранойи. Лорка поднимает глаза к потолку и прислушивается, резко вздергивая вверх указательный палец, — тихо, блядь, тихо, придурки; вы это слышите? Он может поклясться, что ему не показалось; он может поклясться, что слышит, как эта огромная, каменная махина будто скрипит, шевелится, переворачивается с боку на бок, — дышит.

— Мы только высадились, а ты уже спешишь обратно к «папочке» на борт? — бросает колко, почти беззлобным тоном, кивая на коммуникатор в чужой руке. — Брось, Майкл, я же не кусаюсь. И не обязательно смотреть на меня так, будто мы теперь — враги. Вспомни, где бы ты сейчас была, если бы не я. Кто знает, может мое нахождение здесь — ваш единственный шанс выжить, а? Жизнь — непредсказуемая штука.

Вальяжно, но бесшумно, словно сытый хищник, он рассекает воздух сквозь полутьму и, не спрашивая и не оглядываясь, проходит дальше первым, исчезая за пыльной аркой.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/b3/45/58/b3455800a8b06ab20ac3e3f318002a3d.jpg[/icon]

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-08-20 01:30:09)

+3

4

[indent] Между нами граница выжженной землей очерчена. Напряжения хватит на несколько галактик, оно электрическими импульсами в воздухе повисает, искрится, стоит только оказаться ближе, почти зазывает, жаждет на шоу посмотреть, какое мы устроим. Или же это все у меня в голове только?.. Взгляд Лорки, ставший внезапно более колким, но правда в том, что он не изменился, все тот же: взгляд, которым он на меня смотрел всегда, я теперь в нем различаю опасность. Мне стоило заметить раньше, эмоции спрятать глубже, логикой руководствоваться, а на деле что?.. Я даже сейчас позволяю им меня поглотить, накрыть с головой, как ледяной водой. Легкие изнутри будто наполняет жидкостью, отнимающей спасительный кислород, ощущаю, как сдавливает грудную клетку осознанием нашей миссии, той, которую уже не отменишь. Вот она — происходит в реальности, и мне не скрыться, пути для отступления отрезаны оказались. Как выгодно. Словно кто-то воплотил свой хитрый план в жизнь, выстраивал его в голове упорно, выжидал момент, и вот все наконец-то сложилось. Я в голове образ Гарбоиэля Лорки строю едва ли идеальным, скорее пропитанным недостатками насквозь, ведь так проще отстраняться, выстраивать между нами стену.

[indent] Голос Лорки звучит как ножом по стеклу, он мне сегодня кажется особенно грубым, почти противным. Раньше он пытался больше вписываться в образ другого себя. Не получилось создать из него вторую кожу, только фальшивую обертку, которая трескается каждый раз, когда у него на губах проступает ухмылка больше похожая на оскал. Я чуть голову наклоняю ближе к плечу, всматриваюсь в танец теней по углам помещения, наблюдая за действиями Лорки.

[indent] — Помнится мне, что этой высадкой командой все еще я, — мне не страшно. Если остальные тут же тушуются, пытаясь в голове подобрать подходящие фразы, то у меня есть с десяток, которые в этой ситуации будут актуальны, — Да, приказ был, сопровождать тебя, позволить сделать свою работу, но это не означает, что ты здесь главный, — я взгляд его выдерживаю, почти на моргая. Оборачиваюсь к другим членам высадки демонстративно, нарочито медленно. Он не выстрелит мне в спину, а со всем остальным разберусь потом.

[indent] Я прищуриваюсь, когда Лорка говорит всем замолчать. У меня где-то на подкорке чувство перманентного страха возникает, я от него отмахиваюсь, глубже прячу, пытаясь заткнуть. Ну нет, момент совсем неподходящий, не в обществе Лорки. Сразу кажется, будто это единственное объяснение, то самое, почему я боюсь инстинктивно, неосознанно, поддаваясь эфемерному почти осязаемому липкому чувству. По венам медленно поднимается, сердце мое заставляет биться быстрее, а я теперь прислушиваюсь, но в ответ только сердцебиение где-то в ушах звучит и бьет с размаху по вискам.

[indent] — Я ничего не слышу, — различимо завывание сквозняка. Довольно обычное для такого большого помещения. Наши шаги раздаются эхом, а голос будто ударяется о стены, разливаясь монотонным стихающим звуком. Я пожимаю плечами в ответ на свои невысказанные мысли.

[indent]  [indent] Это лишь паранойя.

[indent] — Мы здесь не за тем, чтобы выживать, — пусть лучше к остальным обращается, мне так легче сосредоточиться. Ведь ему совсем незачем заводить нас в ловушку? — Или ты знаешь больше, чем сказал? — конечно, знает, я мимо ушей его замечания ядовитые пропускаю. Выдыхаю медленно, воздух из легких весь выпуская, когда Лорка скрывается за ближайшей к нам аркой.

[indent] — Корверс, Дилан, попытайтесь найти источник помех, с орбиты мы не обнаружили ничего подобного, нам нужно будет связаться с кораблем, если не работает связь, есть риск, что они не смогут навести транспортаторы. Моррисон, найди выход, может быть снаружи связь будет работать, помехи может создавать порода, из которой сделаны стены, — мне нужно себя взять в руки. Прошло достаточно времени, чтобы команда Дискавери не смотрела на меня, как тогда, впервые: как на преступницу, которой совсем не место на борту звездолета.

[indent] — Да, коммандер, — они используют первую же возможность занять себя чем-нибудь, скрыться от нашего с Лоркой навязанного им общества. Даже не знаю, кто из нас сильнее их смущает. Это всегда... Не так. Сложно, выломано и немного наиграно, когда ты пытаешься сделать вид, будто ничего не изменилось, а на деле у тебя мир раскололся на части, потому что тот, кому ты доверял, оказался соткан из лжи и пропитан фальшью. Мы все были этому свидетелями.

[indent] Я ступаю осторожно, тихо, пытаясь в голове построить картинку цивилизации. Все выглядит заброшенным, но не так давно. Сколько прошло времени, прежде чем отсюда все ушли? Я кончиками пальцев касаюсь поверхности колонны, у меня на них остается пыль, совсем немного. Нахмуриться, насильно вытащить себя в настоящее, почти за шкирку.

[indent] — Сигнал бедствия транслируется на всех частотах, мы прилетели первыми, но тут нет никого, кому была бы нужна помощь, — вслух озвучиваю очевидное, мне интересно за реакцией наблюдать, ухватиться за что-то. Ведь оно должно быть. Мне не по себе от всей этой высадки, сомнения наслаиваются друг на друга, только сильнее пробираясь вглубь разума.

[indent] Я обхожу помещение. Слишком тихо. Тени по углами все те же, прячутся, на периферии зрения мелькают. Я на них внимания почти не обращаю, что необычного?..

[indent] — Коммандер, — я оборачиваюсь на голос Корверса.

[indent] — Вы нашли источник помех?

[indent] — Нет, коммандер, мы с Дилан разделились, я не могу ее найти теперь, — я оставляю при себе вопрос, как они могли затеряться в пустом помещении, с учетом, что не сумели бы уйти далеко за такой короткий промежуток времени.

[indent] — Расскажи в деталях, — не хватало мне еще людей потерять на этой высадке. Я через плечо оглядываюсь, выискивая взглядом Лорку, не хочу его упускать из виду.

Отредактировано Michael Burnham (2022-09-02 19:07:52)

+2


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » архитектоника тени