как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » broken mind


broken mind

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

manjiro sano & kurokawa izana
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/431446.gif
ты больше не одинок;
у тебя теперь есть я, а у меня – ты.
бей меня столько, сколько захочешь
разве это боль? боль – это то, что ты испытывал все эти годы.
но теперь я здесь. все будет хорошо

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

+2

2

это случилось с ним?

так много людей вокруг — они все твои, изана.
так много шума — он весь в честь тебя, изана.
подданые твоего королевства, что ты сам выдумал, склоняют перед тобой головы.

но не он.

он говорит изане правду.

одумайся.
поднебесье проиграло.
мы проиграли.
ты проиграл.

нет. нет. нет. нет.

остановись.

— если я проиграл, то у меня не осталось ничего.
в руках пистолет, и он наводит его на майки.

когда он сам этот пистолет из рук изаны выбивает. пытается остановить, но он уже настолько поглощен своим безумием, что хочет лишь одного — победы любой ценой.

— мне нечего терять.

не осталось даже самого дорогого.

кровь его на его лице.
был выстрел. из плеча какучо льется кровь — на красном плаще поднебесья ее не видно. он рукой зажимает рану, и скаозь пальцы льется кровь.

когда он бросается к кисаки, изана бросается за ним — он не позволит ему погибнуть.
кисаки не посмеет выстрелить в своего короля, и он его остановит.

первую пулю ловит изана.
вторую и третью — какучо.

все это страшный сон.
плечо от боли ноет, и изана хватается за него рукой, еще не успев открыть глаза.
он еще ничего не знает.

там, от боли и потери крови, от отрубается, так и не застав конец битвы.
последнее, что он помнит — звук сирен и прохладная рука какучо.

изана открывает глаза.
понимает, что он в больнице. пустая комната, где из живого только он сам.
место выглядит слишком приличным, чтобы быть заведением при тюрьме.
значит, они его не сдали?

что, вообще, произошло?

надо бежать отсюда. ему здесь не место.
что, если придут из полиции и начнут задавать вопросы? может, они уже и переловили остальных.
надо найти какучо — он точно все знает и расскажет.

дверь открывается. женщина в белом халате заходит, улыбается. о, вы пришли в себя! какая радость! (конечно) я позову врача.

что происходит?
его осматривают. что-то говорят о ранениях. полиции. посетителях.
тут кто-то был?
ранение хоть и тяжелое, но не опасное — удалось спасти, несмотря на потерю крови. останетесь еще тут. а потом отпустим вас домой.

домой?
изана проглатывает истеричный смешок и стойко молчит.
он уже знает, что слушать никого он не будет — и как только они уйдут, он сделает все по-своему.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

+1

3

все заслуживают прощения.
так учил его брат. но майки позволил себе забыться единожды. в тот день, когда казутора покусился на его семью. снова. в первый раз это был брат. а после — баджи. тогда глаза накрыла пелена темная, заставляя разум временно отдыхать, а кулаки — действовать. в тот раз майки забыл, что кто-то нуждается в прощении. если бы не ханагаки, казуторе прощение уже не понадобилось бы.

на могиле баджи, чифую говорит: баджи хотел, чтобы ты простил его, правда. в последний раз..
сано внимает ему. если это последнее желание баджи, то он просто не может его проигнорировать. к тому же, баджи точь-в-точь произносит эти же слова. будто частичка воли шиничиро всегда была и в нем самом. но теперь и он ушел, оставив его медленно копаться в самом себе. медленно погибая.

майки, прости. я не успел ничего сделать — говорит такемичи, когда бездыханное тело сестренки накрывают полотном. но майки уже все равно, кто там что успел, а что нет. это кисаки? нет же, явно изана. но зачем?
пока ребята из последних сил пытаются сражаться за майки, сам он приходит, чтобы задать "старшему" вопросы. как дитя, которому хочется все на свете познавать.
а для чего? будто если он узнает, то все встанет на свои места и все можно будет исправить. будто эмму этим можно еще спасти.
но даже тогда, перед взором манджиро на мгновение является лик брата, произносящего эти же слова: все заслуживают прощения.
только в этот раз добавляет: позаботься о нем.. вместо меня.
и исчезает.

слова эти заставляют угаснуть огонек ненависти. наконец он может спокойно слушать этот бред, что твердит изана. о том, что он одинок, о том, что его все вокруг обманывали. бред ли это? майки преисполняется сожалением.
он видит в нем себя самого. кто же сейчас он — майки? чем он сейчас отличается от человека, стоящего напротив? такой же одинокий, переживший утрату, никому толком не нужный и утоляющий голод собственной значимости в своей же банде. ведь они люди, которые нуждаются в нем, видят в нем опору, уважают.

— ты еще не проиграл.

его немного раздражает этот "старший". слишком быстро сдается. слишком слеп. слишком. не видит очевидных вещей и рядом со своими же ребятами говорит, что ему нечего терять. а они смотрят на него, с неприкрытым восхищением. манджиро знает этот взгляд. неужели изана не видит, что они до самого конца рядом с ним, нуждаются в нем? глупец.

— у тебя еще есть я.

говорит это уже после того, как курокава уходит в отруб. едет за скорой на своем байке, позже врываясь в больницу так, будто "старший" получил действительно серьезное ранение. а когда его спрашивают: кем вы приходитесь пострадавшему?
майки не думая отвечает: братом.

в часы приема ему все же удается попасть в палату. не стуча, майки заходит и ставит на тумбочку сетку с апельсинами, смотря на "старшего". глаза у изаны прикрыты, а вид довольно болезненный для того, кто получил такое ранение. смотреть тошно. еще и веки в движении.
не спит? притворяется?
манджиро заряжает виноградиной прямо ему в лоб, заставляя обратить на себя внимание.

— не делай вид, будто меня здесь нет.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-07-17 17:07:53)

+1

4

они приносят ему еду.
изана смотрит на поднос косо. есть ему сейчас хотелось меньше всего. медсестра улыбается — так слащаво, что хочется ей врезать. вот только ни руками, ни ногами он не может шевельнуть — слабость так одолевает, что тело кажется неподъемным. и совсем чужим.
— откройте окно.
вскидывает руку, указывая ей. по привычке обращается с ними, как со своими подданными — слишком он к такой манере привык. медсестра вежливо кивает и выполняет просьбу. а после уходит, оставив его одного.

он отставляет поднос на прикроватную тумбу, так и не притронувшись к еде. прикрывает глаза и откидывается на спинку кровати. лежать уже сил нет.
смотрит в окно, лениво приоткрывая глаза, и вдыхает свежий прохладный воздух.
почему он остался жив?

почему они его не добили?
ведь все они так его ненавидят.

что дальше ему делать?
кажется, он уже знает правду — он будто до сих пор держит тяжелую прохладную руку в своей. он остался один. по-настоящему.
у врача он спросить не решается. он может догадку подтвердить. и что тогда ему остается?

от чувства неопределенности хочется выйти в окно.
на него он косится и задумывается. ему ничего не стоит доползти до окна и вывалиться. он — лишний. он — этой жизни не нужен.
он обдумывает это. так долго, что успевает задремать. воздух такой холодный, что ему кажется, что он все еще там. лежит навзничь на земле и смотрит на небо.

от шагов он просыпается — медленно и лениво. чуть приоткрывает глаза — так, чтобы думали, что он еще спит. от увиденного он едва ли сдерживает себя, чтобы продолжить притворство.
это майки.
все же пришел добить его?

он движется спокойно. угрозы изана не чувствует. майки подходит ближе к кровати и стоит рядом. молчит и смотрит на него — изане становится не по себе.
это его шанс добить майки?

он подходит ближе. кладет что-то на прикроватную тумбу, и смотрит на поднос с едой. от резкого, но легкого удара изана глаза распахивает — злобно и едко цепляется за взгляд манджиро — спокойный и добрый.

— если ты пришел убить меня, то давай.
изана говорит резко. он настроен враждебно, сколько бы сано из себя добряка не строил. недооценивать его и расслабляться не стоит.
— если нет, то помоги мне дойти до окна.
снова приказной тон — привычка, от которой ему никогда не избавиться. вот только манджиро не спешит выполнять сказанное. так и продолжает на него смотреть спокойно. невольно изана этому спокойствию поддается.

— нет. сначала расскажи, чем все закончилось?
он еще не знает.
не знает, что какучо мертв.
не знает, что всю верхушку поднебесья забрали.
его королевство трещит по швам, и один он не в силах его спасти.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-07-19 16:20:31)

+1

5

изана выглядел беспомощным. совсем не тот паренек, что так храбрился и выделывался накануне, в самом разгаре битвы усмехаясь, будучи уверенным в себе. майки бы хотел сказать, что ранение даже пошло курокаве на пользу.

майки знал, что такое сострадание. он и сейчас чувствовал это. заслуживает ли этого курокава? уже не имеет какого-либо значения. майки правда было жаль. жаль, что ему пришлось столько пережить. жаль, потому что тот по всей видимости думает, что боролся со всем один. в этом и было различие между ними. для манджиро тосва всегда была сплочённой семьей, где каждый друг за друга готов был порвать всех на мелкие кусочки. не мешкая.
майки не падал? нет, падал. но ему всегда подавали руку, чтобы смог подняться с колен и идти дальше. случай с изаной был другим. его глаза были все еще закрыты. во всех смыслах. он просто не видел очевидных вещей, зациклившись на чем-то одном. а после решил, что весь мир повернулся к нему задницей, в то время, как мир всегда был для него открыт, а руки были раскинуты для объятий.
оставалось только довериться.

— что? вот идиот. я не собираюсь делать для тебя одолжение. для тебя ведь умереть — освобождение от грехов. решил так легко избежать наказания за свои проступки? сначала искупление. будто я дам тебе умереть. ну уж нет. с этого дня, я и есть твое наказание.

напрочь игнорируя нечто, что даже не походило на просьбу, майки сел на стул, напротив кровати. взяв с полки одно яблоко, он достал из кармана складной нож и начал чистить плод, нарезая в тарелку ровными кусочками, а после убирая нож в карман.

— ты знаешь, тут уже персонал жалуется, что не ешь ничего и быкуешь. ты не оставляешь мне выбора.

он накалывает на вилку кусок яблока и подносит к его губам изаны, а после смеется.
курокава пусть и старше его, но сейчас ведет себя, как дите малое. причем избалованное. в этом они немного похожи, пусть и родственники вовсе не по крови. манджиро тоже любит время от времени впадать в детство и ребячится. а сейчас ему уж очень хотелось позаботиться об этом большом ребенке.

— тебе так это интересно? хорошо, я все расскажу. все-все. но после того, как ты съешь хотя бы это яблоко. ну же, скажи "а-а". нет сил даже на такое? но это же так просто.
он щурится, добавляя шепотом и растягивая слова: во-от сла-ба-к.

майки и сам не знает, чего хочет добиться, произнося это. но сделав вывод, что изана слишком гордый, чудес от него он не ждал. безэмоциональный курокава был ему совсем не по душе. хотелось вывести его хотя бы на злость или раздражение, чтобы этот взгляд поменялся.

манджиро узнает этот взгляд из всех прочих, что видел ранее. взгляд того, кто больше ничего не хочет от этой жизни. того, кто упал и не хочет подниматься. того, кто хочет исчезнуть. будто майки даст ему исчезнуть? нет уж.
это обещание. обещание шиничиро, обещание самому себе.
и так хотелось растянуть время ожидания момента, когда придется рассказать, что тот парень не выжил после таких ранений. по всей видимости, курокаве он был дорог, ведь майки наблюдал. он всегда был в поисках слабостей противника. что тут говорить.. на лице изаны не дрогнул ни один мускул от того, как кряхтели израненные ребята его, пока им ломали все, что можно и нельзя. однако, было сложно не заметить как поменялось выражение его лица, когда тот паренек рухнул на холодный асфальт и едва ли двигался. сразу перед глазами всплыла та злосчастная картина. к чему-то сразу вспомнился и баджи. нет, манджиро часто вспоминал о том дне. но тогда.. чувствовал ли изана нечто подобное? увидев все своими глазами, майки будто вновь прочувствовал эту его.. утрату.
горечь. пустота.
мне жаль. хочет сказать это и не говорит. знает по себе, что сейчас тому чужая жалость будет ни к чему. поэтому все еще молчит, с трудом сглатывая этот горький комок сожаления.
чего ты от меня ждешь? на самом деле не хочет говорить ничего. не хочет говорить никакой правды.
тебе действительно нужно знать?
эй, только не делай такое выражение лица, будто и сам все понимаешь. иначе я не сдержусь.
мне захочется обнять тебя так сильно, что боюсь.. сломаю. будешь бить меня? пытаться оттолкнуть? право же, бесполезно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-07-20 14:51:10)

+1

6

конечно, майки не даст ему умереть. это было бы слишком просто.
изана и сам понимает, что смерть — это бегство. самое простое. и трусливое. но сил на то, чтобы продолжить сражаться с этим миром, у него уже нет. поэтому он готов проиграть самому сано манджиро.

— с этого?
изана усмехается, поднимая на него уставший взгляд. будто бы только с этого дня он был его наказанием. он стал им ровно с того момента, когда они ехали на байке с шиничиро. он говорил о драконах, и изана набрался смелости, чтобы сказать: «я хотел бы унаследовать драконов».

майки садится рядом с кроватью и достает нож. берет яблоко и начинает его чистить. медленно и аккуратно. нарезав и почистив яблоко, он кладет его на тарелку, а нож убирает. кажется, он наперед видит шаги изаны — нож нельзя оставлять, когда он рядом.
он протягивает ему яблоко на вилке прямо ко рту. изана кривится и отворачивается — так издеваться он над собой не посмеет. но от насмешек он переходит к шантажу — не съешь, ничего не расскажу.

изана тогда вырывает вилку из его рук и надкусывает дольку яблока. она ему кажется совсем безвкусной, но он продолжает жевать и недовольно смотреть на майки.
как же он на него похож. те же черты лица. те же движения. и глаза. изана следит за его взглядом, за тем, как он меняется с каждой съеденной долькой яблока. он дожёвывает последнюю и еле заставляет себя ее проглотить.
он узнает этот взгляд — так же на него смотрел шиничиро тогда, в переулке.
это жалость.

и изана все понимает.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

— не смей меня жалеть!

значит, это правда. он погиб там, и никакого чуда не произошло. рука его была холодна. тогда он прикоснулся к нему в последний раз.

наотмашь бьет вилкой в сторону майки подаваясь телом вперед, но задевает лишь рукав его одежды, не достав до него самого. он срывается и кричит. как там, в момент своего поражения.
но вот теперь он точно проиграл. сколько бы изана не пытался, сам он пострадал больше. у него не осталось ничего. и никого. майки отнял у него все то, что изане было дорого.

я не хочу видеть тебя в таком состоянии.

гнев в себе держать тяжело. как и то горе, что камнем давит его сердце, что хочется завыть. но изана сидит ровно, крепко сжимая вилку.

я не хочу видеть тебя в таком состоянии.

изана не глядя бросает вилку в сторону майки, в очередной раз признавая свое поражение. сколько раз ему еще придется это сделать.
он смотрит в его глаза и не моргает. душит в себе все эмоции, сохраняет взгляд холодный, не позволяя показать слабость.

— убирайся, сано. мне не о чем с тобой говорить.

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-07-23 20:17:24)

+1

7

майки удивляется. ведь у курокавы даже есть силы, чтобы немного язвить. а значит на поправку идет, как и говорила медсестра.

— хм.. не припомню, чтобы я тебе в компот ссал. так разве не с этого дня? ну-ка, припомни мне момент.

он ест, пусть и не хочет, но даже эта банальная мелочь радует майки, просто виду он не подает. и не подаст. "старший", словно израненный зверь метается, а взгляд его бегает из стороны в сторону, (пусть и в неизбежной), но все же попытке, избежать взгляда напротив. взгляда, полного сострадания. но манджиро не может иначе. резкие действия изаны говорят сами за себя. даже не говорят, а кричат о том, как ему больно. а после крик вырывается уже и из его горла.

не смей меня жалеть.

будто это вообще возможно.
майки легко уклоняется от неуклюжей попытки замахнуться и смотрит на паренька. смотрит, как в зеркало. видит в нем себя самого: в момент потери шиничиро, видит и того себя, когда к нему приходит осознание того, что баджи больше нет, видит себя, когда ему говорят: майки, очнись. это все бесполезно. твоя сестра.. она.. уже не дышит. и манджиро понимает, что у него больше ничего нет, кроме тосвы.
а что видит изана, потеряв все?
а все ли?

у тебя ведь еще есть я. ну же, открой глаза.

— жалеть? тебя-то? я просто вспомнил, что когда уходил, позабыл отодвинуть чайник, стоящий на плите, поэтому скривился. чайник мне жаль, конечно. придется новый покупать. это затратно.

майки влегкую избегает летящей в себя вилки, просто склонив голову набок. сохранять спокойствие в подобных ситуациях для него проще простого. хочет покричать — пусть, захочет побить его — хорошо. если уж от этого станет хоть немного легче, то почему бы и нет?

— ого. уже и вилки летать научились, а ты даже не находишь сил подняться с койки. тебя уже завтра выписывают, если будешь паинькой. поминальная служба пройдет послезавтра. не думаю, что приходить будет лучшей идеей, и все же. если захочешь прийти, я.. могу пойти с тобой. я знаю, как это сложно. поверь, знаю.

изана сдерживается и это видно. но майки даже близко не собирается уходить. не тогда, когда "старший" в таком состоянии. еще натворит делов. если бы не такемичи и кенчик, да и ребята, манджиро еще днем ранее надумал бы, как закончить свое никчемное существование. вот только ему вовремя напомнили, что он.. нужен.
снова это выражение лица. черт, так уж и быть, убьешь меня позже, если захочется.
манджиро встает со стула и приземляется рядом - на край койки, резко заключая сидящего рядом курокаву в довольно крепкие объятия.

лучше поплачь. не сдерживайся. это вовсе не слабость. разве я не тот, кто понимает тебя лучше, чем кто-либо другой?

майки был готов ко всему, совершая подобную глупость. а глупость ли? даже если так. он всегда поступал только так, как ему самому хочется, особо не задумываясь о последствиях.

— даже не надейся, я не оставлю тебя тут сидеть в полном одиночестве, давая своим же мыслям так просто добивать себя. эй, я рядом. у нас ведь кроме друг друга больше никого нет, так? не отталкивай меня. а даже если если и оттолкнешь.. думаешь я так просто сдамся? не забывай, я не тот, кто так просто сдается.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-07-21 19:49:45)

+1

8

поминальная служба.
внутри все так сжимается, что становится невозможно дышать. он каменеет — совсем не может пошевелиться от шока.
все это становится таким реальным.
он не просто исчез. он умер. по-настоящему. с поминальной службой. и похоронами.
он увидит это собственными глазами. от одной мысли ему хочется завопить, но вопль этот он прячет в себе, не позволяя ему вырваться наружу.
никто не должен знать.

не думаю, что приходить будет лучшей идеей.
изана отрицательно качает головой, не позволяя себе допустить эту мысль. он не может упустить последний шанс увидеть его. попрощаться с ним.

— я никогда не был на похоронах.
изана смотрит в пустоту, сквозь майки, и говорит настолько слабым голосом, будто сейчас снова отключится. но держится он вполне уверенно — шок все еще сковывает его тело, не позволяя ему расслабиться.
он не был на похоронах шиничиро. он и не знал об этом. он не был на похоронах эммы. зачем оно ему?
а больше ему и некого было хоронить.

майки предлагает ему сопроводить его.
наконец, взгляд устремляется на сано — строгий и осуждающий.
это еще зачем? это дело его совсем не касается. это он виноват в смерти какучо. его поддержка изане точно не нужна. как и ничья другая.

когда он просит майки уйти, тот послушно поднимается на ноги. неужели, правда уйдет? вот так просто?
зачем он тогда приходил? поглумиться над врагом? это у него неплохо получилось. вид у него больно радостный после того, что произошло.
разумеется, манджиро так просто не оставляет его. даже больше — ситуацию он усугубляет — и садится на край кровати изаны, подбираясь к нему еще ближе. изана в ужасе вжимается в спинку кровати, не позволяя приближаться. вот только далеко он убежать не сможет.

майки обнимает его — так крепко, что изана чувствует насколько тело его зажато от напряжения. расслабиться он не может.

я рядом.

не отталкивай меня.

изана ни на объятия, ни на слова его не реагирует. не пытается оттолкнуть, но и не поддается.
он просто не понимает.

— зачем ты это делаешь? нас ничто не связывает.
он уже видит то, что с ним было (почему ты не сказал? ты же знал?). и проходить через это снова он не готов. потому решает бить по самому больному.
но тогда он точно уйдет. или еще лучше — убьет изану.
— я убил твою сестру. это был мой приказ.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-07-23 20:17:38)

+1

9

майки тяжело вздыхает и молчит. сам он уже устал вечно кого-то хоронить и мог сказать, что даже привык. если к этому вообще можно привыкнуть.
ему больше хоронить и некого. да он и не хотел. а наблюдая за пустым взглядом курокавы, он не бросал попыток найти хоть одну искорку в глазах его, что говорила бы: «хочу жить дальше. »
но он ее не находил.

сано не в первый раз уже протягивал руку помощи тому, кто настолько отчаялся.
первым был ханемия, чей взгляд был точно таким же, когда он его встретил. совершенно пустым. и за доброту он отплатил тем, что засадил нож в спину майки. шиничиро бы сказал, что его ничему жизнь не учит. только вот самого брата рядом не было. ему никто и сейчас не давал гарантий, что он не получит еще один нож, в ту же рану, которая так и не затянулась. манджиро не из тех, кого это может напугать. единственное, что сейчас его пугало — нынешние реалии, в которых изана так же одинок, как и он сам. но гораздо слабее, раз уж опускает руки.
майки даже с трудом подавляет в себе желание как следует ему врезать, чтобы очухался. вот только изана и без того выглядит болезненно. для сано в том, чтобы избивать больного, не находилось и малейшего удовольствия.

нас ничто не связывает.
не было и смысла отрицать этот факт. они не были родственниками по крови. но слова шиничиро с того дня, отчетливо звенели в голове его. а что еще остается говорить курокаве, который ничего этого не знал. что, кроме правды?

открой глаза, посмотри на меня как следует.

— он всегда считал тебя своим родным братом, до самого конца. знаешь, он ведь говорил мне о тебе. пусть и вскользь. упомянул, что у меня есть еще один брат, с которым мне предстоит познакомиться. знаешь.. я так обрадовался. как сейчас помню, сколько тепла было в его словах.

майки отстраняется, выпуская из цепких объятий, дав наконец "старшему" возможность нормально дышать.
он ожидал попыток спровоцировать. упоминание об эмме на самом деле бы выбило почву из-под ног его, не сиди майки на кровати. это было тяжело. прошло слишком мало времени, чтобы сано мог даже говорить об этом спокойно. оставалось только поблагодарить ханагаки за то, что умеет убеждать. стоило ли верить словам хины, что так и тешили надеждой на лучшее будущее? тогда они казались бредом, детской сказкой. но такемучи и сам искренне верил в этот бред. а майки верил в такемучи.

это все заговоры кисаки. он втягивает в это близких тебе людей, майки. казутора, баджи, дракен, эмма, а теперь и изана. он хочет отнять все, потому что несчастен сам. кисаки попытается управлять тобой. кисаки сделает марионетку из кого угодно, если тот будет сломлен. кукловод — вот его истинная личина.

манджиро помнит эти слова. а когда они совмещаются со словами шиничиро, вспыхнувшая на миг ярость понемногу угасает, вновь сменяясь на спокойствие.
— кто сказал, что я тебя простил? но мы с тобой и не разговаривали бы сейчас, окажись твои руки в ее крови. все, кто причастен, будут наказаны по мере того, что было сделано. а тебя.. жизнь и без меня наказала. разве нет? ты лишен всего и даже не знаешь причины этому. может быть причина — ты сам? я придумал для тебя наказание. уже расспросил медсестру. тебе ведь теперь некуда вернуться после выписки, потому что ты жил у погибшего.. друга? я рассказал о тебе дедуле мансаку, но он уже и без меня знал про тебя. даже больше.. он писал письма, но не получал ответов. если ты все еще думаешь, что тебе некуда вернуться — ошибаешься. в нашем додзе давно тебя ждали и.. ждут, балда. 

про себя майки все еще думал, что смерть для изаны — освобождение от грехов. заслуживает ли тот освободиться? нет уж.
не смотря на то, что курокава старше, майки позволяет себе потрепать его по волосам и рассмеяться. манджиро уже решил про себя, что и после выписки будет докучать "старшему", пока тот не сдастся. почему-то он был уверен, что так бы хотела эмма.. его добрая сестренка. и так бы хотел шиничиро, образ которого возник у него рядом с изаной еще тогда.. на "поле боя".
комната шиничиро пустовала уже много лет. более того, майки не находил в себе сил для того, чтобы заходить туда. лишь мельком взглянуть. знал, что все его вещи все еще были там. дедушка ничего не выбрасывал и не убирал в кладовку. нет, он бы ревностно охранял эту комнату и сейчас, да толку от этого? все равно без шиничиро она была пустой, пусть и наполненной вещами, лишь напоминавшими о нем.

нет, изане не заменить его.

но почему-то сейчас майки был уверен как никогда, что поступает правильно. поступает так, как хотел бы его брат. да и сам он невольно преисполнился желанием образумить этого "большого ребенка", у которого в голове тараканы танцевали "ча-ча-ча", бесясь.

— это для тебя не награда, даже не думай. наказание. не хочешь принимать его? что же, я не думал, что ты из тех, кто бросает слова на ветер. раз уж говоришь, что берешь ответственность за гибель нашей сестры, то придется смириться и с наказанием. говорил же.. я теперь и есть твой личный ад на земле.

он пожимает плечами и все еще жаждет увидеть в этом взгляде еще что-то, кроме пустоты и отрешенности от происходящего вокруг.
возможно.. надежду?
манджиро и сам надеялся на что-то. может даже на чудо. воскресить мертвых было невозможно, но сам он пытался как-то идти дальше и не собирался смотреть, как тот, кто в одночасье стал ему не чужим человеком, погибает на глазах.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-07-24 16:42:53)

+1

10

— да. шиничиро мне — брат. а ты нет. ты мне никто.
изана бросает эти слова резко и с вызовом. он пытается задеть майки (все еще), чтобы оттолкнуть его от себя. чтобы он не лез в его душу, не пытался увидеть в нем человека слабого.
он ведь не такой.
он разбитый, одинокий и злой, но точно не слабый.

— и братом он был отвратительным.
несмотря на попытки майки доказать их связь, принадлежность изаны хоть к чему-нибудь, показывая, что он все еще не один, изана снова и снова перечеркиевает их.

он говорит правду.
шиничиро — ужасный.
эмма — никто.
майки — не брат.
и пусть сано сколько угодно доказывает обратно.

и все же упоминание эммы задевает майки.
он прекращает дурачиться и показывает другую свою сторону. ту, что он видел в битве — жесткий лидер, строгостью своей ведущий за собой людей.
тогда изане показалось, что они даже похожи.

манджиро проходится по изане с ног до головы — говорит жестокие вещи, но правдивые.
изана пустыми глазами смотрит на него, вбирая в себя всю боль, что он ему доставляет.
может быть причина — ты сам?

— ты же не думаешь, что я буду с тобой жить.
изана язвительно огрызается и улыбается — ему ведь уже есть восемнадцать.
ему не нужно опекунство.

но ему нужен дом.
где он будет жить? вернуться в их дом после его смерти не представляется возможным.
к тому же кто знает, насколько далеко полезет полиция в разборки уличных банд.

и что с остальными небесными королями?

изана еще не знает, что поднебесье рухнуло полностью.

изана еще не знает, что даже если он захочет вернуться на старое место, он не сможет — без банды нет денег. без денег у него нет ничего.
прав был тот парнишка, что говорит только о деньгах, которого они забрали себе.

изана опускает голову, не выдерживая более разговора с майки, и едва слышно говорит:

— отведи меня завтра на прощание с ним.

ххх

они на пороге. изана не решается зайти.

там, где сидят родственники, принимая соболезнования, никого нет.
там должен был сидеть он.

но он здесь как гость.

здесь много ребят из поднебесья. все в красных плащах.
последний раз он видит это алое море толпы.
они оборачиваются к нему и разом встают, приветствуя.

присутствие сано вызывает тихон перешептывание. они не понимают, что им делать — наброситься? выгнать?
изана поднимает ладонь, жестом этим заставляя всех разом замолчать.

— дальше я сам.
когда они подходят ближе, он останавливает манджиро спокойно, зная, что только так он его отпустит.
и подходит к нему.

в белых цветах он утопал.
лицо спокойное и строгое — он будто спит. у него всегда было такое лицо. вот-вот откроет глаза и скажет ему не вести себя так глупо.
он будто спит.

— смотри, какучо. наше королевство с тобой.

он подходит еще ближе — разве можно?
он ни разу не был на похоронах.
он долго всматривается в его лицо. так много хочется сказать — но разве есть в этом смысл? он же промолчит. а он никогда не молчал.
даже тогда. выбивая из рук его пистолет, которым он и будет убит.

— и я. я с тобой.

он склоняется над его безжизненным телом — разве можно? — и касается его губами, целуя его в последний раз.
он — ледяной.

— мы еще увидимся, мой друг.

изана отходить от него не хочет, но быть рядом невыносимо.
он, так и не заговорив ни с кем из поднебесья о их дальнейшей судьбе, выходит на улицу, не желая оставаться. скоро эмоции его будут сильнее его. он не сможет с ними сражаться. он им проиграет.

идет, не останавливаясь, даже не понимая, куда он идет. останавливается, когда понимает, что ничего не видит — не замечает, что слезы ручьем льются из его глаз. они затапливают его огромные глаза настолько, что он перестает видеть.
рукавом красного плаща он вытирает лицо.

он слышит голос — манджиро — он зовет его.

изана руки опускает в карманы.
и стоит сано подойти ближе, изана с разворота бьет его ногой. и майки падает перед ним.

— он умер из-за тебя!

изана снова его пинает ногой, не позволяя подняться.

— из-за тебя!

и снова.

— я тебя ненавижу!

я не хочу видеть тебя в таком состоянии.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-08-12 18:29:28)

+1

11

сано не смирился.
он и на самом краю пропасти наверняка не смирится с тем, что сделать ничего нельзя. для него этот вариант возможен только тогда, когда сам он перестанет дышать. майки лишь молча встает и отходит к окну, чтобы посмотреть на то, как в парке напротив играют дети, весело смеются. и вспоминает, как и сам был таким же беззаботным ребенком. счастливым ребенком, у которого был старший брат. играли вместе. все делали вместе. был, а потом его резко не стало. да, майки видит себя в курокаве сейчас. но себя "того", которому резко объявили когда-то: «твой брат.. отправился на небеса. »
тогда ему хотелось хлопать глазами в непонимании происходящего. не хотелось лишь думать о том, что брат больше не придет. тогда его и спасла эмма, сказав, что он всегда будет рядом с ним и никуда не ушел.
и тогда сано искренне захотел в это поверить.

— хорошо. я приду.

***

кен долго пытался отговорить манджиро идти туда одному, ссылаясь на то, что это плохая и опасная затея, с учетом сложившейся ситуации. но когда майки это пугало? если он что-то решил, то переубедить его в обратном - сверх возможного. для этого аргументов по типу "опасно", "да тебя там прибьют к чертям собачьим" — слишком мало. когда сано пришел, то он и во взгляде изаны увидел что-то, вроде удивления. но удивляться было нечему. манджиро с головой не особо дружит, когда дело доходит до сложных решений.

на похоронах было много тех побитых красных псов. манджиро заметил, как они засуетились при виде его. однако же, изана быстро дал им понять, что сано сюда пришел не со скверными намерениями. сам же он был начеку, ожидая малейший подвох. к счастью, его не случилось. все прошло спокойнее, чем могло.
нет, ему не было грустно. ему было никак. он привык не выражать эмоции на людях. что на похоронах баджи, что на похоронах эммы, майки не плакал. он плакал "до", когда приходило понимание, что человека нет. а после приходило принятие неизбежного, а с ним и неспособность проронить и слезу. кто-то за спиной шептался, что у лидера нет и капли сочувствия, но ему было все равно. они ничего не знали. даже тогда, майки в попытках не свихнуться вспоминал слова сестры. что они все не исчезли. что шиничиро, баджи и сама эмма теперь всегда рядом, никуда не исчезли. так ему было спокойнее. а вот страданий изаны и это выражение лица, прибитое горем, он не понимал.

он ведь всегда будет рядом, в твоем сердце. разве нет? к чему печалиться. это ведь просто тело. и оно уже не болит.

манджиро лишь наблюдал с многозначительным молчанием, пока курокава резко не решил вдруг покинуть это место. сам майки и не понимал, почему его так сильно парит это. почему хочется носиться с этим курокавой, как с дитем мелким. но он убеждал себя, что выполняет волю брата и все. неужели и сейчас воля брата вела его следом?

— изана, стой.

говорит это, подходит и оказывается на земле. ожидаемо ли? да, возможно. и майки не уклоняется. не потому что не может, а потому, что сам решает не делать этого. ему не больно. последний раз так бил его только дракен, когда узнал, что эмма погибла. бил так же, так же кричал, так же обвинял во всех грехах. хоть его самого там не было и в помине. но майки не отрицал, что виноват. вошло в привычку.

— пусть так. но он не исчез. он всегда будет с тобой. в тебе самом, в твоих воспоминаниях. он вечно будет жить.

получает очередной удар. да, возможно и кажется, что со стороны он несет какой-то бред. но манджиро верил в него и сам. в его подсознании бредом это все не было.

— если тебе от этого станет легче, то продолжай.

он тяжело выдыхает, сплевывая кровь в сторону и кашляя. он виноват — пусть будет так. это лучше, ежели изана винил бы себя самого во всем случившемся.

— так легче? да, разумеется.. ненавидишь.

майки вскоре это надоедает и он блокирует следующий удар, тянет за ногу, ухватившись за нее и заставляет упасть рядом.

— говорил же, я не оставлю тебя одного, идиот. смирись с этим.

для него все просто. как и легко он говорит после подобной потасовки следующее:

— я голоден. пойдем со мной. дедуля по привычке приготовил слишком много карри. я один столько не съем. жалко будет, если испортится. а потом хоть снова кидайся с кулаками.

говорит это спокойно, беззлобно. но лишь с одной целью — хоть как-то отвлечь от плохих мыслей, в попытке снова открыть глаза. ведь жизнь на этом дне не заканчивается. нужно идти вперед. только вот курокава выглядит так, будто он уже и не хочет идти. или не может. майки не был тем, кто умеет утешать других людей. да и изана не был похож на того, кто в этом утешении нуждался. но оставлять его наедине со своими мыслями сано вовсе не хотелось. он все преподносит как и привык — легко, шутливо, но без негатива. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

+1

12

он всегда будет с тобой.

и он прав. правоту майки изана никогда не признает.
он прав.
он победил.
во всем.
изане от этого тошно. оттого он и продолжает лупить его ногами. а он и не сопротивляется.

если тебе станет легче — продолжай.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

ему ничуть не легче. он только хуже себе делает.
вспоминает, как он выбивает из его рук пистолет.
как говорит, что убийство для него — неприемлемо, а изана отмахивается. что плохого в убийстве, когда у него такая высокая цель?
он думал лишь об убийстве врага, но не думал, что это закончится убийством соратника.
он вспоминает, как злился на него, когда тот, будучи маленьким ребеноком, оплакивал погибших родителей, а курокава ногой пинает «могилу», что маленький какучо лепит из грязи в подворотне приюта.
мертвые тебе не помогут. нечего их оплакивать.
и чем он занимается сейчас?

изана из сил выбивается и прекращает бить майки. так и держит руки в карманах.
обессиленно садится рядом с сано, опуская голову, и тихо говорит: я не смог его защитить. это я должен был умереть. я не успел его прикрыть. не успел.
плечо сильно сводит от боли.

когда первая пуля летит в какучо, изана принимает решение быстро.
он готов умереть.
он знает, что кисаки не остановится. как и он. поэтому кошкой прыгает к какучо, но делает это недостаточно быстро.
он ловит лишь одну пулю, а две остальные достаются ему.
изана должен был забрать их все. он должен был забрать его смерть.

пойдем со мной.
он зовет его в дом сано. так легко, будто они не заклятые враги. будто это не его изана избивал сейчас.
в майки света больше, чем в изане тьмы.

изана выпрямляется, поднимаясь на ноги. смотрит на майки с сомнением.

он должен вернуться к своим — они ждут его.
но он не готов.
решение он принял, но озвучить его изана не может. не сейчас.
сначала обсудить с манджиро — изана сам не верит, что приходит к такому умозаключению.

он сможет снова прикоснуться к шиничиро.
(мало ему боли на сегодня.)

— ладно.
бросает резко и протягивает майки руку, чтобы помочь тому подняться на ноги.

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-08-12 18:29:16)

+1

13

это я должен был умереть.

сано ровно с секунду боролся с желанием ударить его в ответку, за такие глупые доводы. но понимал.
понимал, что изане и без того хреново сейчас. и что дадут ему эти тумаки? майки не желает все усугубить. лишь пытается показать "старшему", что перед ним не враг. что сам он в безопасности рядом с ним и ждать нож в спину неоткуда. вот только смерти он ему не желал. как бы тот не был связан с гибелью эммы, если нет крови на руках его, стоит ли того надобность хранить в себе обиды и злость, тем самым идя на поводу у кисаки, который лишь этого и добивается. он знает: у майки теперь никого не осталось. никого и ничего, кроме тосвы, которую тетта так хочет заграбастать себе, подмяв под себя и самого сано. тогда манджиро был безмерно благодарен, что рядом с ним был такемичи, который открыл ему глаза на ужасающую правду. какой же смысл ему врать?

он верил.

как и в слова, что изана — вовсе не враг. просто несчастный парень, которому нужна помощь, поддержка и сильное плечо рядом, о которое можно будет опереться. ему не повезло так, как повезло майки. он вовсе не был нужным и любимым. так в чем же его вина? в том, что ему просто не повезло родиться им(майки) и почувствовать все это?
манджиро не мог не помочь. пребывая в долгих раздумьях, он решил для себя, что это даже не желание шиничиро, а желание его самого.
изана казался тем, кто ни в ком не нуждается, а на самом деле сано был уверен: нуждается. каждый в этом мире нуждается в ком-либо, ведь такова суть людей.
он просто не скажет, будет молчать так, словно слова платными стали резко, но не скажет, что на душе кошки скребут.

ладно.

протянутая рука добавляет манджиро уверенности в том, что он поступает правильно и что не все потеряно. он хватается за протянутую ладонь и встает, оттряхивая штаны от грязи и пыли.

— нам туда.

майки указывает пальцем в противоположную сторону и решительно идет, пытаясь не хромать. нога самую малость неприятно саднит, но он не придает этому значения. это все было не важно. важно было то, что курокава сейчас идет следом, а это уже первый шаг к сближению. майки не был укротителем диких зверей. у него просто была харизма, которая решала. в этом случае, дикий зверь хоть и покусал его, но за человеком пошел. везение? возможно. но не дар убеждать. им он никогда и не обладал.

они быстро добрались до семейного додзе сано. уже с порога в нос ударил запах карри, пробуждая аппетит на раз-два. встретил их дедуля мансаку так, словно бы это было нормой: он проворчал, чтобы мыли руки и садились за стол. сегодня был выходной, в додзе было пусто, учеников сегодня нет. старику скучно одному в этом большом додзе. в будни мансаку и учеников своих мог за стол позвать, а сегодня и майки с самой рани ушел из дому, даже не позавтракав вместе, кинув дедуле на прощанье, что если повезет, то придет не один, а приведет с собой курокаву.

нет, если бы майки был уверен, что у него ничего не выйдет, то и не пошел бы. растрачивать себя в пустоту — не его.
вымыв руки, манджиро сел за стол и принялся уплетать карри за обе щеки. благо, что мансаку был понимающим дедом и не спрашивал, откуда он такой "красивый" пришел, с ссадинами и грязными штанами. уже привычное дело, еще со времен, когда шиничиро рулил драконами. дрался он плохо, по сравнению с тем же майки. поэтому и приходил таким же "красивым" регулярно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-08-01 17:55:08)

+1

14

нам туда.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

изана смотрит на сано недоверчиво. но разве заставил он в себе хоть раз усомниться?
он — прямой как палка. и такой же несгибаемый. его ничем не пронять. как бы изана не старался. на какие бы ухищрения не шел. манджиро продолжает стоять на ногах крепко — кажется, его не сломить.

он идет за ним.
плетется, еле волоча ноги. так, будто это майки его поколотил, а не он. майки тоже идет неспешно — курокава силы не сдерживал. спешить им некуда. дома — все похожие друг на друга — тянутся и тянутся. он даже не запоминает дорогу. даже если майки и что-то задумал, то терять ему нечего — пускай убивает. пускай мучает.
хотя он уже ясно дал понять, что не тронет его.
и это ему худшее наказание.

удивительно, как майки открыт с ним. ведет его к своему дому.
впервые изана задумывается, что брату его тоже нечего терять. его дом пустой, хотя раньше был полон веселого шума.
что в нем осталось?
он да его старый дед, который едва справляется с тем, что пережил почти всех своих потомков.

он их и ждет в этом доме.
осматривает их внимательно, но ничего не говорит. выглядят они, правда, комично — у одного огромные зареванные красные глаза, а второй побитый и грязный. им будто лет по пять, и они вернулись с прогулки.
сано ведет его в ванную, где они моют руки. они молчат. изана умывает лицо, смывая слезы, что он лил над телом своего верного подданного.
кажется, что это было так давно.

они садятся за стол, и старик сано ставит перед ними тарелки. изана едва слышно говорит — спасибо — и опускает глаза. майки же слишком доволен и сразу же набрасывается на еду.
старик отмечает — как же ты на нее похож — и кивает в сторону. изана следит за его взглядом и находит фотографию в рамке с черными лентами.
эмма.
еле сдерживает в себе желание заорать. майки за ним внимательно следит, и курокава сбавляет обороты.
старик тут точно не виноват.

он оставляет их, объясняя, что он устал. но изане кажется, что он просто не был готов к его появлению на пороге их дома.

— майки.
он сидит над тарелкой и ковыряет еду, что ему положили. есть не хочется, но он понимает, что выбора у него нет. надо поесть хоть немного.
— я сказал тебе еще тогда, что поднебесье проиграло.
он тогда плевался кровью и думал, что умрет. от пули или от того, что захлебнется ею.
— как победитель ты должен забрать всех моих людей в свою банду. они мне не нужны.
большего не говорит — иначе снова выльет слишком много яду.

просто забери их, майки, и освободи меня.

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-08-12 18:29:07)

+1

15

дед сделал серьезную ошибку, начав бередить еще не успевшую порядком и затянуться, рану. майки понял это, лишь взглянув на лицо курокавы, которое скривилось так, будто ему не карри положили на тарелку, а обычный, кислый лимон. только вот манджиро был готов в любой момент вмешаться и порадовался тому, что изана на все это решил просто промолчать. даже сейчас он не переступал эту грань и вел себя намного взрослее, проявляя уважение к старому человеку.

и неудивительно.

изана — старший. последнее время, майки об этом успешно забывал, ведь тот выглядит порою словно ребенок, который просто кричит и ничего не хочет понимать, сам себе на уме. но у него на это были свои причины. ведь ему так не повезло изначально, как повезло майки. хоть сам манджиро с недавних пор перестал быть уверен в том, что это везение и начал невольно думать, что если бы не было, чего терять, он бы так не страдал сейчас, потеряв в одночасье все, что было. став таким же несчастным, как и этот парень, сидящий рядом и смотрящий на еду, как на врага скорее. чем они сейчас отличались друг от друга? майки и сам не понимал, почему его так тянет к курокаве.

из-за того, что сам не привык быть один или из-за того, что не хочу оставлять его одного?

он не мог понять, чистый эгоизм это или же святое желание помочь.
— чего ты? не думай, не отрава. я же ем. дедуля вкусно готовит, давай.. попробуй.
манджиро набил полные щеки карри, став похожим на хомяка и жуя с аппетитом. черт, да кого курокава пытается обмануть? будто сано не слышал, как предательски заурчал его голодный живот, стоило им переступить порог дома. вот и не понимал, почему тот так упрямится. как ребенок, честное слово!

майки останавливает свою трапезу, когда "старший" начинает говорить. внимательно выслушивает его, а после выдает:
— хорошо, будь по-твоему. однако, ведь это значит, что ты и сам переходишь под мое крыло. только не делай такое страшное выражение лица снова. раз уж так, то это - решение победителя и последнее слово тоже за мной. мне нужны такие люди, как ты, изана. да ты и сам прекрасно понимаешь, что твои люди без тебя самого от рук будут отбиваться. я видел их. видел, как они привыкли действовать. видел, что умеют. без тебя они ничего не смогут. эй, неужели ты не замечал, как они на тебя смотрят? с уважением, восхищением, обожанием. они твои верные псы. станут они меня слушаться, как же. что думаешь, изана? тосве твоя сила бы не помешала.

манджиро говорил вполне серьезно. не было и капли издевки в его словах.
— настаивать не стану. просто подумай над этим на досуге. кстати, я на поле боя не смог последовать примеру, делая комплименты твоим ударам. однако..  круто дерешься. я бы смахнулся с тобой еще как-нибудь.. в тренировочном.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

Отредактировано Manjiro Sano (2022-08-11 00:10:40)

+1

16

майки снова упрекает его в том, что он не ест.
изана поднимает на него тяжелый взгляд своих стеклянных фиолетовых глаз, безмолвно спрашивая — ты серьезно?
разве он похож на человека, который сейчас испытывает голод? который, вообще, хоть что-то испытывает, кроме боли и ненависти? пускай он и согласился прийти сюда под предлогом поесть, но этого ему совсем не хотелось.
так зачем он пришел сюда?

пока манджиро уплетает карри, изана украдкой осматривается, словно он в музее.
в музее той жизни, что у него украли. которой у него никогда не будет. не будет фотографий на полках, не будет совместных ужинов за большим обеденным столом. не будет шума, хотя изана и не любит, когда шумят, ему бы хотелось хоть раз испытать это.

поднебесье отчасти заменяло ему семью; пускай и выстроена она была на страхе. и все же короли были лояльны к нему. они создавали этот фоновый шум, в котором он прятался от одиночества.
теперь же он один — и одиночество еще никогда не было таким громким.

— они меня просто боятся.
изана качает головой, когда майкт пытается его убедить в том, что он должен остаться. но изана не может допустить подобного. он может отдать людей как ненужные игрушки, но себя — никогда; он никогда не наденет другую форму, не будет ходить под другим названием.
его идеалы уничтожены, и идеалы других (особенно сано манджиро) ему не нужны.

—  мне нет смысла оставаться. все, ради чего это затевалось — еще до тебя и шиничиро — уничтожено.
оно одиноко лежит сейчас в гробу и готовится к сожжению.
не будет больше того поднебесья, каким его видели они. все оно было выстроено с ним. он говорит, что изана имел полное право выкинуть его как мусор — от чего тот слабо улыбнулся. он так ничего и не понял. ведь это не его эпоха, она принадлежит им поровну.

майки будто это улавливает — и изана видит сейчас своими глазами то, о чем рассказывал кисаки. майки чувствует людей — и настроениями умеет управлять. он улавливает ту меру, с которой можно давить на изану, и отступает.
просто подумай.
сейчас изана думать не собирается.
возвращение (вступление в свастику) невозможно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

— хорошо.
он кивает и принимает сказанное, но лишь для того, чтобы майки прекратил на него давить.
— тебе мало было того, как ты сейчас получил?
курокава усмехается и нагло рассматривает майки — все еще потрепанный — видно, что били.
то был бой не на равных. это даже и боем назвать нельзя — скорее, избиение, чтобы хоть как-то дать волю своим эмоциям.
изана может изъясняться только через ненависть, не понимая, что в ненависти и кроется разочарованная любовь. ведь он так любил все то, что уже потерял. готов потерять и последнее — то, что сидит перед ним, уплетающее карри и умудряющееся дразнить его.

— если хочешь драться, то давай драться сейчас. больше я не планирую с тобой видеться.
и он готов отпустить — всю ту боль, что подталкивала его к тем преступлениям, что он совершил. он готов отпустить и признать собственное поражение — ему не удалось погубить манджиро. и вместо этого он погубил лишь себя.

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-08-24 01:58:54)

+1

17

ты не можешь заменить мне его.
манджиро хочет так думать. ему хочется думать, что он не нуждается ни в ком рядом с собой. быть зависимым — слабость. такую роскошь, как слабость он себе позволить не мог, ведь стал свободным от проявлений слабости с потерей эммы. когда нечего терять, ты становишься сильнее автоматически. но изане в этом он вовсе не завидовал, продолжая невольно к нему тянуться, как умалишенный с наклонностями мазохиста. это был тот случай, когда тебе дают пощечину, а ты подставляешь другую щеку, прекрасно понимая, что за этим последует.

ты можешь остаться — нет смысла. скажите мне, хоть кто-нибудь, почему я все еще пытаюсь удержать то, что само ускользает снова и снова?
на это он ответ дать себе не мог.
ради себя? ради него.

— сдаешься? я не думал, что ты из тех, кто так легко опускает руки, — говорит сано, доскребывая свой карри и поднимаясь для того, чтобы убрать за собой пустую тарелку.

вопрос по поводу перехода изаны в тосву был временно закрыт. мысленно майки все еще не сдался, решив, что поднимет этот вопрос снова, когда курокава остынет. сейчас не время, он знает это. но удочку закинуть ведь надо было?

останься. тебе ведь тоже одиноко?

слова эти с губ его не срываются, останавливаясь перед самым нёбом.
из себя манджиро выдавливает совсем не то, что ему хочется сказать.

— я просто поддавался. тебе ведь и так хреново, а я погибающих не трогаю — совесть не позволяет, — говорит он, беззаботно рассмеявшись и выглядя при этом крайне расслабленным. будто перед приходом сюда никакой потасовкой не пахло, — сейчас можно, почему бы и нет. Только вот если я тебя накрою, то ты остаешься. Если победу одержишь ты, то я.. отвяну и больше не буду тебя доставать. разве не заманчиво? только не говори, что твою уверенность ветром сдуло.

дразнит, давит на чувство собственного достоинства. делает это целенаправленно. сано знает, чего хочет и сейчас он серьезен, как никогда, потому что хочет добиться желаемого.

да, я не смогу заменить тебе брата, но оставить тебя гнить в яме из одиночества не могу.
я обязан победить.

манджиро направляется прямиком в семейное додзе. благо, сегодня оно пустовало и можно было подраться вдоволь. не на улице же, где много лишних глаз. сано снял с себя верхнюю накидку и повесил ее на входе, живот его покрывал лишь сараси. в додзе было довольно жарко, да и дело привычки, ведь когда майки дерется всерьез, накидка всего лишь мешающий элемент одежды. его не смущает то, что он открывает взору "старшего" многочисленные гематомы и кровоподтеки, которые тот ему и оставил. но это все мелочи, на которые сано внимания не обращал. они его не беспокоили. они не болели. закаленное многочисленными тренировками тело "видало" и не такое на своем веку. он был даже до конца не уверен, что и в той самой битве дрался с курокавой всерьез, продолжая сражаться с самим собой за то, что правильно и что нет. теперь у него есть цель. им больше никто не может помешать.

— ну что.. потанцуем, изана?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/786169.png[/icon]

+1

18

сдаешься?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/175/575838.png[/icon]

он только это осознал.
изана сдался ровно в тот момент, когда в голове его закралось туманное опасение — его больше нет.
он снова там, откуда бежал — подальше от одиночества. он так боится его, что постоянно держит на коротком поводке — чтобы никуда не сбежало, не натворило без него дел.
одиночество с ним всегда — оно всегда разочарованное. ведь это был не его выбор — оставить всех.

— хорошо.
изана кивает, принимая условия манджиро.
ему, если честно, все равно. единственное, на что он рассчитывает сейчас — что майки перегнет палку и добьет его.
он видел как он дерется и видел эту червоточину в его нутре — не такой он добряк, коим пытается быть. в нем есть то, что есть и в изане — то неуловимое зло, на котором личность из строится.
только в отличие от майки изана эту черноту не пытается спрятать за улыбкой.

он может его убить — изана в этом уверен.
и он для этого сделает все.

он ведет его в додзе.
изана по пути осматривается, стараясь рассмотреть все вокруг, представляя как когда-то тут был шиничиро. он тоже тут ходил, сидел за тем столом, за который майки посадил и изану, ел из тех же тарелок.

тут они будут драться.
изана даже не думал, что все будет так продуманно — он уже был готов выйти на улицу и начать драку там. майки готовится к драке — кажется, он намерен от изаны получить то, что хотел. раздевается, оставаясь в одних штанах. пояс перемотан сараси.

он прячет руки в карманы.
они дерутся лишь ногами — и как так вышло, что оба они пришли именно к такому стилю? совпадение ли это?
изана начинает бой первым, нападая на майки. майки его не щадит, пускай изана только вчера вышел из больницы. бьет он хорошо — это изана признал еще тогда, в их первой драке.

бьет он настолько хорошо, что стоило изане оступиться, так майки на ошибке ловит. и не позволяет подняться на ноги. он бьет его машинально — тяжело нанося удары. изана не сопротивляется — ему даже не пришлось дразнить его, чтобы разозлить.

он и не замечает, в какой момент он закрывает глаза и больше не может их открыть.

Отредактировано Kurokawa Izana (2022-08-24 01:58:34)

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » broken mind