как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » we make the world scarier, not safer [bubble: witcher!au]


we make the world scarier, not safer [bubble: witcher!au]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

we make the world scarier, not safer
witcher & sorcerer
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/216/195250.jpg



Монстры — это мы, но я что-то не замечаю, чтобы ты доставал меч.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/216/288699.jpg[/icon][status]бабочка в гриве льва[/status][fandom]the witcher!au[/fandom][lz]чьих невольник <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=219">ты</a> идей?<br>зачем тебе охотиться на людей?[/lz]

Отредактировано Chrysalis (2022-09-04 17:20:37)

+5

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/216/288699.jpg[/icon][status]бабочка в гриве льва[/status][lz]чьих невольник <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=219">ты</a> идей?<br>зачем тебе охотиться на людей?[/lz][fandom]the witcher!au[/fandom]

Ведьмакам не нужны были почести, титулы или земли, семья или дом. Их удел — защищать человечество по мере сил и желания, быть мечом, что пронзает Тьму, выбивает ей клыки и отсекает когти на лапах. Иногда, конечно, приходилось защищать человечество от самого себя: несмотря на то, что люди были расой безумно живучей, не было для них развлечения лучше, чем поубивать друг друга за какую-то чушь. Вот так живешь, живешь, горбатишься в полях, а потом приходят головорезы очередного свежеиспеченного местного лордика, вздумавшего помахать не отросшим ещё членом, насилуют твоих дочерей и жену и вешают тебя на суку за то, что сам подолы своих баб перед «милсдарями» не завернул.

Кризалис уже давно это знал, и всё равно вмешивался. Ведьмакам не положено было вмешиваться — но и ведьмаками не становились по доброй воле, поэтому он позволял себе столько свободы, сколько мог. По-простому — ссать он хотел на «ведьмачьи правила» с самой высокой колокольни Новиграда, у него были свои, и его чистая сила и умения вынуждали всех несогласных с ними считаться. К несчастью, таких несогласных с каждым прошедшим годом будто становилось больше — или, возможно, удача Кризалиса на встречи с людьми, а не с монстрами в их шкурах наконец начала истекать.

Его лошадь, серая в яблоках крепкая кобыла по кличке Охота, фыркнула, мотнув головой и хлестнув по боку хвостом. Чуткая животинка всегда знала, когда кто-то был поблизости, поэтому продержалась с ним куда дольше остальных. Доверявший её чутью ведьмак оглянулся, прежде чем хмыкнуть и снять руку с рукояти кинжала. Опасности не было, иначе бы Охота не вела себя так шумно, а он сам не был бы так расслаблен.

— Elleriadair, aeber, — со вздохом признал свою гипотетическую смерть Кризалис, пряча небольшую улыбку. Он не мог похвастаться большим количеством друзей, однако те, доверие которых он имел, были куда дороже любых монет, периодически наполнявших его кошель. И, естественно, к странному ведьмаку, плюющему на правила и устои, на которых держался мир и до, и после Слияния Сфер, тянуло таких же странных и непонятных их собственной расе существ.

Из-за дерева неподалёку выступила невысокая фигура и без страха подошла прямо к наклонившемуся к ней ведьмаку, на ходу убирая в колчан стрелу и лук на спину. Короткие светлые волосы девушки и белый капюшон скрывали заострённые аккуратные ушки, а лицо не портила даже собравшая на нём пару складок хмурая мина. Эльфка была одета по-мужски, но Кризалиса её наряд и прическа не обдурили даже во время их первой встречи, пусть её способности имитировать мужчин и впечатлили. Про навыки стрельбы из лука говорить не было смысла, но девушка прекрасно сражалась и в рукопашную: ведьмак убедился в этом на собственной шкуре.

— Esseath mar cáelm, Raa Tel’Vilvarin, — Эллериадаир привычно и безжалостно уязвила его отсутствие реакции на неё, но в её словах не было привычной же суровости. Вместо них Криз уловил нечто, похожее на страх и усталость, и обеспокоенно поднял брови. Это было в характере эльфки: произошло или происходило что-то очень серьезное, что из неё, естественно, придётся вытягивать клещами. Это был единственный минус представительницы Aen Seidhe: ну не могла она перебороть тягу своей расы изъясняться либо как можно более туманно и цветасто, либо заставлять превращать разговор в допрос.

— Что-то произошло? — Кризалис всё же попытался, перейдя на общий язык. Его знание наречия Народа Гор значительно улучшилось с момента его знакомства с Эллериадаир, но всё равно оставляло желать лучшего, о чем ему и она, и её брат Кирралис не уставали напоминать. О том, что они вообще не разговаривали на языке презренных Dh’oine до не вполне удачных обстоятельств их знакомства, ведьмак предпочитал им не напоминать в ответ. Его глаза и так «украшали» шрамы; стрелы в глазницах были бы перебором.

Эльфка сложила руки на груди, поджав тонкие губы. Мужчину уже подавил мысленный вздох и приготовился к словесной осаде этой неприступной крепости, но она удивила его:

— Ты едешь в Большие Ольхи. Поверни назад. Там опасно, — её произношение, пусть с типично мягким выговором, было ужасным, но Кризалис всё же разобрал смысл сказанного и нахмурился. Похоже, всё ещё хуже, чем он предполагал, раз всегда где-то сражающаяся Элле, знавшая прекрасно его способности, прервала свои странствия только ради того, чтобы предупредить его об опасности.

— Que suecc’s? — напряг он память, всматриваясь в почти ничего не выражающие светлые глаза эльфки. Она обнажила мелкие острые зубки в практически оскале:
— A d’yeabl aep arse suecc. Yaath foilé leass’s uulondobloedd, vatt’ghern. Essea cenne cinerea… a yghern… я не знаю, — Эллериадаир внезапно будто споткнулась в своем пламенном описании о камень общей речи. В её словах уже явственно звучали страх и отвращение. — Но страшно. Не от Dana Meabdh, понимаешь, Лев?

Если честно, понимал Кризалис мало, и то, что он всё же смог разобрать со своим крайне ограниченным знанием Старшей Речи, ему не нравилось категорически. Ещё больше ему не нравилось то, что обычно собранная и чёткая эльфка путалась в словах и делала ненужные даже для драматического эффекта паузы, не в силах описать, что именно она видела собственными глазами. Что значит «сколопендроморф с жряком»? Это вообще что за интимные фантазии? Криз пытался представить себе гигантскую ядовитую сороконожку с клещами жряка вместо всех лап, и выходило… с трудом, если честно.

Элле наградила его внезапно острым взглядом, неправильно истолковав его молчание, но правильно поняв его намерения ещё до того, как они четко оформились в его собственной патлатой голове:
— Ты всё равно поедешь, да? Esseath ty Raa Tel’Vilvarin. Будешь спасать Dh’oine, — она покачала головой, когда ведьмак, застигнутый слегка врасплох, тем не менее уверенно кивнул. — Va faill, идиот.
— Va faill, Elleriadair. Hantael.

Плечи эльфки дрогнули, но она всё же развернулась и исчезла в лесу так же быстро и бесшумно, как появилась. Кризалис тронул пятками бока Охоты, посылая её вперед. У него появилась дополнительная мотивация взяться за это дело и истребить монстра, за которого предлагали целых пятьсот новиградских крон.

***
— Спасу нет от гадины этой, милсдарь ведьмак, — городской глава небольшого, несмотря на название, городка Большие Ольхи нервно откусил кусок грязного ногтя и сплюнул его на дощатый пол дома. В его голосе было столько страха, что он прорезал его прошлое крестьянина из глухой деревни. — Слышайте, как тихо-то на улицах? По домам все сидят, трясутся, шо листы осинковые. Бабы дитям даже рты на ночь тряпками запихивают, шоб не орали и чудовище не звали. Десятерых здоровых мужиков тварина ухайдокала, кузнецы все на том свете, а новые не езжают сюда, боятся…

— И стены его не останавливают? — уточнил Кризалис, внимательно слушая и одновременно поглощая тарелку картошки с мясом, поданную ему молчаливой и бледной женой главы. Еда была вкусной, но это ведьмак отмечал по факту.

Мужчина махнул рукой:
— Куда там! Лазает сквозь них, погань, как к себе домой. Ни ворота, ни стены, ни огонь его не стращают. Вестимо только нашим местным чародеем и спасаемся.
— Здесь есть чародей?
— А как же, милсдарь! Не в отходной яме живем! — глава раздулся от гордости, временно позабыв свой страх. — Поэтом кличут, значицца, недалеко отсюда живет, в доме с крышей зеленой. Приходит, лечит иногда, берет мало, теперь и защищать пытается. Спасивец просто! Он и ведьмака присоветовал позвать.

Кризалис промолчал. Не любил он чародеев, но что поделать, в этом случае контакта с местным фокусником не избежать. Что за чародей, который даже щит на городишко поставить не может?

— Я возьмусь. Скорее всего, вам жить не даёт сколопендроморф — тварь неприятная, но справиться с ней можно. Помощи мне не потребуется, пускай все продолжают по домам сидеть. Чем меньше жертв — тем лучше, — спокойно сказал он, видя, как осветилось заросшее бородой лицо главы. — Вознаграждение меня устраивает.
— Благодарим сердечно, милсдарь ведьмак!
— Да не за что пока. Потом поблагодарите, — Кризалис встал из-за стола. — Спасибо за еду, хозяйка. На охоту отправлюсь ночью, когда монстр активен.

Он направился в комнату, которую выделили ему в доме главы, и занялся своей сумкой и мечами, проверяя эликсиры и оружие для ночной вылазки. Слова Эллериадаир не выходили у него из головы, и, когда он ехал по городу, его медальон с оскаленной волчьей пастью пару раз дёрнулся, реагируя на присутствие магии — сильной магии. Что-то здесь не вязалось.

Отредактировано Chrysalis (2022-09-04 17:21:18)

+5

3

В сваленных на стол кипах книг и бумаг нет никакого порядка. Они покорежены, побиты, поедены мышью, украдены в конце концов из разных мест. Это сложно объяснить, когда внутри горит, выкручивая, необходимость, желание, жажда. Она пожирает изнутри, подобно раковым клеткам, расползающимся по здоровой ткани до тех пор, пока не убьют носителя. Простые желания иногда могут причинять боль — это одно из таких, поселившееся внутри еще с детства маленьким неприметным семечком, но в Бан Арде семечко превратилось в раскидистое дерево с мощными корнями, сдавливающее в них душу, оставляющее лишь один путь.
.Путь Разрушения

ч͙͑͢т̶̭ͮ͝͡о̷̡̻̦̖̌̐̕-̙̾̄̓̓̽́͠т̵̡͉̠͕̞͕ͥͮ̿͛̒̆͜о͂̽̄͊ͥ͊ͧͧ҉̢̛̱̦͇̫̀͢͝͡ ̵̴̰͉̘̤͈̜͗̓̈ͫ͌ͯ̕̕̕͟͜ͅн̷̴̨̢̢̡̝̯̪̳̀ͭ̊̓́̚͟͠а̸̧̮̞̼̣̤͖͓̘͆ͦ̄͂́̀̀͟͡͡ч̷̵̸̶̧̛̪ͣ͘ӣ̸̶̺̺͖̺͈̰̐̆̊̌̀ͣ̈́̌̕͘̕͟͡ͅн̴̡̧̉̏ͫ͑ͥ̌̈́ͧ͏͏̼̰̥̰а̸̺͚̖̠͖̺̳ͪͬ̃̕͟͠͠е̡͓͍̪͓̙̭ͦ̄ͯ̏͋͛ͥ͜т͉̇ͮ̇͌̑͝с̛̳̹͑ͦ̂ͯ͢͠я̡̦͎̠̍̆͛̀͘

В Бан Арде принято говорит молодым магам, что после учебы их ждет потрясающее будущее. В Бан Арде принято считать, что выпускники этой академии станут ничуть не хуже, а то и востребованнее, чем чародейки Аретузы. Ложь. Отвратительная, наглая, звенящая ложь: ни один правитель в здравом уме не выберет мужчину вместо женщины, чья внешность доведена до совершенства с помощью Альрауновского декокта. Похотливые ублюдки, чье брюхо не пролезает в дверной проем, на каждом смотре воротят носы, потому что им не нужны советники, им нужна грудастая девка в постель, пока королева трахается с королевским поваром. Виктора всегда отвращала идея быть придворным чародеем. Бан Ард становится для него перевалочным пунктом: отказавшись от предложения стать, гм, союзником какого-то мелкого, ничего не значащего на мировой карте королька, юный чародей отправляется в Риссберг.

Виктора очаровывает мутационная магия. Какое-то время он посвящает изучению гибридизации и интрогрессии, затем переключается на генетические модификации. В его руках рождаются новые, полезные обществу существа, которых совсем нет необходимости истреблять или искусственно контролировать их популяцию. В замке, однако, были созданы не только вигилозавры и парариггеры, но Капитул благосклонно закрывал глаза на эксперименты коллег, пока они не выходили за пределы подвальных помещений и не жрали юных воспитанников, зазря расходуя активных пешек на шахматной доске полоумных стариков. Более полезных пешек, чем инициативный, стремящийся к верхушке, Виктор.

ч͎̾͜т͆̒ͤ҉̱̤о̃̉̚͏҉͚̜-̜̺̤̗ͩ̇ͯ̓̏́͝т̴̡̤͕ͣ͂͒͊́͛̕͟͠о̵̨ͯ͟͝͏̗͔̞͎͎̫ ̴̢̛̖̦̩͗͌̈͆͂̈́̅̈́̀͝п̳̟͚͎͆ͬͪͥ́͆ͣ̂͗͟͠͞ͅрͭ̆̏ͮ̋̓͆̇̓҉͚͎̪̳͟о̷̷̧̢̨͓̔̿͑͝͡и̛̬͍̰̖̥̞̉̈́ͦ͟с͍͚͊́͟х̨̢͙̔̓͆ͦ̀͘͢͢͜͜о̶̰͇̘̃ͦ̀̚͜͟͝д̧̳̭̗̥̔ͥ͜͟͡и̴̸̼ͭͮ͗ͯ͠т̺̆͘

В сваленных на стол кипах книг и бумаг нет никакого смысла. Виктор сметает их со стола широким раздраженным жестом. Ветхая бумага разлетается по полу, часть документов едва не долетает до потрескивающего огня в камине, опускаясь на пол в опасной близости к нему, ждано обгладывающему поленья, услужливо наколотые и сложенные колодцем руками приставленного к чародею служки. Ему не нужен был помощник, но мальчишка оказался достаточно смышленым, сын главы, кажется, чтобы его не выставили за дверь, и сейчас наверное уже спал где-то в сене на заднем дворе. Виктор смотрит на разруху в своем небольшом кабинете и дергает уголком рта в раздражении, касается пальцами затянутого под подбородок костюма и отворачивается от бумаг, опускаясь в кресло. Близящаяся ночь не обещала ничего хорошего.

— Ведьмак к нам пожаловал, сталбыть, милсдарь Поэт, — внезапный звонкий голос выдергивает Виктора из раздумий, заставляет обернуться, впившись в складывающего новую порцию дров в дровницу мальчишку. Так вот что за стук и треск доносился с улицы. Чародей хмыкает и подпирает щеку кулаком. В зеленых глазах, не выражающих, кажется, совершенно ничего, пляшет отраженный огонь камина.
— Послушал меня глава, значит, — сухо отзывается мужчина и закрывает глаза со вздохом. На самом деле он не любил детей, слишком напоминающих ему о собственном детстве. Ведьмак же не входил в планы, не должен был никто из мутантов сюда повернуть. — Шел бы ка ты домой, пока кошмар ночной на улицу не выполз.

Виктор поднимается, достает из мешочка, спрятанного между книгами на полке, блестящую монету и щелчком пальца отправляет ее в ладони мальчишки. Его глаза на долю секунды будто стали ярче, но быстро потухли, оставаясь темной ровной зеленью.
Наступила ночь.

ч̫͐͝т̫ͧͬ͝о̵̡̯̠͋̚̕͜-̷̴͙͖͕̮͍̘ͩ͆̉͟͡т̵̶̞̞͙̭̙ͥͪ̚͜о̴̡̨̧̛͔̖̟̣̺͊̅̍̓ͧ͆̓̀͘͢ ̵̆҉͡͏̭͟п̯͓̝͈̱͕̝̫̩͗̋̈́̓ͫ͠р̵̸̷̡̛̬̟͉ͦ̌̎̃̑ͥͨ́͢͠͠о̶̢̗̤̏̿̽͟͡͠и̸̠̮̺͕̥̥͕ͩ̑̅̈з̹̐ͣ͢о̓͟͠͏͏̛͓͞ш̢͗̿͢͏̙̲̘͝л̵̷̨̘̯͓̤ͬ̈́̆͠͝о͓̺̮ͫ̔́̀

Чародей ждал гостя на улице и когда почувствовал приближение конного, отделился от стены дома, у которой стоял, и вышел на улицу туда, где мутант мог спокойно его разглядеть даже в ночной темноте. Он был облачен в плотно прилегающий к телу черно-зеленый костюм под горло, на не по-мужски тонком запястье тускло поблескивал браслет из зеленых камней без огранки. Точно так же блестели и глаза мага, преградившего путь Охоте.

— Я бы на твоем месте повернул обратно, ведьмак, — вместо приветствия спокойно произносит Виктор, складывая на груди руки и не отводя от наемника пронзительного взгляда. Он не был угрожающем и в его голосе не чувствовалось ровным счетом ничего, как не читались и эмоции на бледном лице. — То, что нападает ночью, не так просто победить даже с твоим серебряным мечом. Уходи, пока не оставил здесь нечто больше, чем вознаграждение. Я хоть и советовал этим бездарям нанять ведьмака, но на тот момент угроза еще не была настолько серьезной.

Поэт коротко хмыкает, а затем замолкает, прислушиваясь. Камни неприятно греют запястье, говоря о присутствии сильного колдовства, и это совершенно не радует мужчину: на его лице впервые за эти несколько минут монолога прорисовывается досадное раздражение, опускающее уголки его рта и сводя тонкие брови к переносице.

[status]эти иллюзии — твой храм[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/219/563952.jpg[/icon][lz]из всех иллюзий я люблю одну: <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=216">иллюзию</a> подвижного пространства[/lz][fandom]<f>the witcher!au</f>[/fandom]

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » we make the world scarier, not safer [bubble: witcher!au]