как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » Throw your stones [wizarding world]


Throw your stones [wizarding world]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Throw your stones
Ньют & Саша
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/222/925841.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/222/408229.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/222/466849.gif

'm holding my breath, holding so tight
Nothing is wrong, nothing is right
I'm in the dark, looking for light

Отредактировано Alexsandr Dolokhov (2022-07-27 18:56:25)

+3

2

[indent] Саша воспринимал все это не иначе, как наказание.

[indent] Он лишь вовремя успел прикусить свой острый язык, да пытался закатывать глаза не так демонстративно, вышагивая по полупустой комнате собственной квартиры в Париже, натыкаясь то в прикрытые бледными полотнами кресла, то на резной комод с таким слоем пыли на поверхности, что Долохову было почти стыдно за собственную нехозяйственность. Гриндевальд отчитывал его долго и занудно, выделив под это неблагодарное занятие целый вечер, совершенно не повторяясь в выражениях и неуловимо напоминая Саше одного из профессоров Дурмстранга, который русский маг окончил так давно, что называть такие цифры было просто неприлично.

[indent] Как ни странно, у Долохова было что ответить старому школьному другу, который спустя время превратился в учителя и лидера. Ему практически всегда было, что сказать, даже если никто его об этом просил, но мужчина продолжать осторожно молчать, лишь иногда позволяя себе бросать на Гриндевальда усталый взгляд, вяло отмахиваться от его предостережений и затаенных угроз.

[indent] Больше никакой самодеятельности.
Тобой движут эмоций, их слишком много, Долохов.
В следующий раз мы тебя никуда не возьмем, и останешься ты стеречь свою квартиру, как тот старый дворовый пес из твоего любимого анекдота. 

[indent] И все же… соваться в Америку было ошибкой. Оставаться в Нью-Йорке, послушно выполняя приказы Гриндевальда, не вмешиваясь даже в тот момент, когда все произошедшее приняло слишком опасный оборот, тоже.
Геллерт любил все планировать, рассчитывать, заставляя всех остальных заучивать собственные роли, держать все под контролем. Сложнее всего ему, естественно, приходилось с Долоховым, который был человеческим олицетворением слов “импровизация” и “неожиданность”, и который со скрипом влезал в установленные ему рамки действий порой лишь из глубоко уважения к Геллерту Гриндевальду.

[indent] В Нью-Йорке что-то пошло совсем не так, и теперь из-за собственной преданности Долохов отправлялся в ссылку.
“На задание”. Гриндевальд выразился именно так, но русский маг все равно не мог отделаться от чувства, что его просто-напросто отсылают на время, чтобы не мешался под ногами.

[indent] Собранный чемодан лежал прямо на лакированной поверхности стола, раскрыв свою пасть на всю ширину - внутри уже валялись, собранные наспех и причудливо перемешанные друг с другом и рубашки, и зачарованные медальоны, и даже вполне симпатичная округлая конфетница с местным аналогом взрывательных конфет, которые распространяли по комнате просто восхитительный запах аниса. Там не хватало, пожалуй, только маггловского паспорта и запасной палочки, но их он закинет в самый последний момент, перед тем как повернуть ключ в двери квартиры и выскочить под мелкий, мерзкий дождь, что с утра разразился над таким же серым и унылым как еще пара столиц на карте мира Парижем.

[indent] Мужчина еще раз оглядел почти тоскливым взглядом собственную гостинную, облачившуюся в бледные полотна как деревья по зиме в снег, и тяжело выдохнул. Квартиру вновь придется опечатать на какое-то время, впрочем, Розье сможет приглядеть за коллекцией бесполезного, но безумного дорогого хлама, не оказавшись после вскрытия входной двери где-нибудь на накрахмаленной простыне местной больницы для лечения магических недугов.

[indent] Покидал город он, впрочем, в уже более приподнятом настроении.
В конце концов, Александр всегда ненавидел Париж.

***

[indent] На кой черт Гриндевальду сдался этот кудрявый, рыжий, длинный магозоолог, Саша не понимал вовсе.
Он мог еще долго подбирать характеристику для этого чудаковатого британца, осыпая его бесконечным количеством прилагательных, как делал всегда, стоило человеку вызвать у него хоть каплю эмоций, порой вовсе не положительных. А ведь этого Ньюта он и видел-то всего пару раз, хотя и внимательно прислушивался к рассказам Гриндевальда о нем, даром, что строил вид нарочитой незаинтересованности каким-то бриташкой, самозабвенно подливая и подливая себе огневиски в стремительно пустеющий бокал, да вяло перешучиваясь тихим шепотом с Розье, сидящей по правую руку и хрустевшей малиновой тарталеткой. 

[indent] И теперь, получив на руки желтоватый пергамент с сухими обрывками слов, написанных быстрым, летящим почерком Гриндевальда, он должен рыть землю носом, чтобы найти подход к этому Скамандеру.
План мог бы казаться потрясающим - если бы у Долохова было желание, он бы мог разговорить даже камень в основании Дурмстранга…  но вот в том, что Ньют будет расположен к диалогу, Саша крайне сомневался. Как и сомневался в том, что он сможет найти его в Шотландии даже по указаниям Геллерта.

[indent] Прямо под ногами - Долохов едва не оступился у самого обрыва, и мелкие камешки стремительно полетели вниз - бушевало море.
Яростный ветер трепал плотную ткань длинного пальто, и Саша пытался хоть как-то защититься от особо яростных порывов, но без особого результата - согревающие заклинания просто развеивались через несколько секунд.
Воздух буквально вибрировал от переполняющей его магии, и на несколько мгновений мужчина позволил себе вдохнуть полной грудью, прикрыв глаза, почувствовать, как кончики пальцев едва дрожат от причудливой смеси напряжения и полного расслабления, накатывающим на него так в такт шумному прибою, что облизывал острые камни где-то далеко внизу.

[indent] Ему нравилось море. Ему нравилась эта дикая стихия, что призрачно отзывалась в нем самом, как нравилось и часами пялиться на воду, если выдавался свободный денек-другой, и была возможность аппарировать к побережью. Но Шотландия…
Долохов хоть и слышал о Хогвартсе, но не мог себе представить, что места здесь по-настоящему необычные.

[indent] Здесь все было пропитано магией.

+2

3

Когда поблизости Хогвартса появлялись опасные волшебные твари, Ньют благодаря профессору Дамблдору узнавал об этом в числе первых. Наверное, Альбусу тоже было жаль натравливать на волшебных существ авроров — и так понятно, как те поступают с животными. Нет, чтоб просто поймать, детально изучить и потом отпустить в каком-нибудь заповеднике, они их просто… уничтожают. Даже тех, кто еще не успел кому-либо навредить. Но тех животных, которых Ньют успевал отыскать раньше служащих из Министерства Магии, ждала другая судьба — долгая и комфортная жизнь пусть и в неволе, но среди себе подобных. Тем более, Ньют так зачаровал пространство чемодана, что все найденные им виды жили в тех условиях, к которым были привычны.

— Ты большой молодец, мальчик мой, — неожиданно похвалил его Дамблдор, когда они за чаем обсуждали появление водяной мифической лошади в море недалеко от Хогвартса. — Только благодаря тебе Гриндевальд сейчас под стражей.

— Бросьте, я там не один был. Если бы не мои друзья… — Ньют неловко улыбнулся — ему вовсе не свойственно было тщеславие. Да и называть кого-либо, кроме Литы и Альбуса друзьями… Это непривычно, но очень приятно — знать, что ты кому-то важен. Пусть Ньют по-прежнему говорил, что привязан исключительно к своим питомцам, но на деле это было не так. Тина, Якоб, Куинни… Он провел с ними буквально пару дней, но уже успел их полюбить.

— Если те сведения, что дошли до меня, верны — ты первый понял, что с господином Грейвсом что-то не так, Ньют. В отличие от тех, кто его хорошо знал, — возразил Дамблдор, и Ньют нервно выдохнул — ему тяжело было воспринимать чужую похвалу, тем более — это действительно не только его заслуга.

***

Ичь-Ушкья во многим походили на келпи, что обитали в той же местности, но были еще опаснее для магглов и для волшебников тоже. И могли обитать как в озерах, так и в морской воде. Конкретно эта водная лошадь поселилась в глубоких морских волнах под утесом — это место было выгодно. Рядом Хогвартс с учениками, неподалеку — несколько магических и маггловских деревушек. Это необычайная редкость, что Ичь-Ушкья еще никого не успел убить.

Как ни странно, но даже в такую погоду на утесе Ньют столкнулся с человеком. Точнее — волшебником, потому что незнакомец несколько раз накладывал на себя согревающие чары.

— Простите, что вмешиваюсь, но… Вы же не местный? В такую непогоду местные сюда не приходят, — Скамандер обратился к мужчине. — Согревающие чары здесь не действуют из-за высокой кон6цетрации магии, поэтому я предпочитаю согревающие зелья.

Конкретно это зелье Ньют придумал сам на основе обычного согревающего. У него было более длительное время действия, и оно не боялось магических потоков.

— Вот, возьмите, а то простудитесь еще, — Ньют достал из кармана запасной флакон с зельем. — А еще будет лучше, если Вы покинете это место — здесь поселился Ичь-Ушкья, и он очень опасен как для магглов, так и для волшебников.

Осмотрев незнакомца более внимательно, магозоолог пришел к выводу, что тот тоже не местный. Вот, даже одет не по погоде. Или ему просто нравится мерзнуть? Сам Ньют холода не особо боялся, а вот жаркая погода ему совсем не нравилась, но даже он не смог бы здесь долго находиться без зелья.

0


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » Throw your stones [wizarding world]