как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АКЦИИ » самые нужные


самые нужные

Сообщений 1 страница 30 из 57

1



// заявки заполняются исключительно по шаблону.
            наличие заявки в данной теме означает, что персонаж выкуплен за игроком.

            не забывайте, пожалуйста, связаться с автором заявки для обсуждения деталей
            и того, подходите вы друг другу или нет.
            для фандомов, в которых предусмотренны мультивселенные
            (не будем показывать пальцем на марвел), одна заявка = одна вселенная.
            выкупить сразу всех — нельзя. для поиска каста есть вот эта тема.


name surname
[род деятельности]

https://imgur.com/XitJQoi.gif https://imgur.com/cQvUaMg.gif
[prototype]

[indent] » fandom
основной текст заявки. вся важная информация о персонаже, которую считаете нужным указать: ключевые факты из биографии, род деятельности, место проживания и т.д.


дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.

пример поста;

тут пост

ШАБЛОН ЗАЯВКИ
Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td width=15%][/td]
[td width=70%]
[align=center][font=Impact][size=28]name surname [строчными][/size][/font]
[font=Fixedsys][size=12][род деятельности][/size][/font][/align]
[align=center][img]https://imgur.com/XitJQoi.gif[/img] [img]https://imgur.com/cQvUaMg.gif[/img]
[font=Fixedsys][prototype][/font][/align]
 [indent] [font=Impact][size=20]» fandom [строчными][/size][/font]
[align=justify]основной текст заявки. вся важная информация о персонаже, которую считаете нужным указать: ключевые факты из биографии, род деятельности, место проживания и т.д.[/align][hr]
[align=justify]дополнительно: пожелания, отношения, хэдканоны, идеи для сюжета и т.п.[/align]
[spoiler="[font=Fixedsys][size=12]пример поста;[/size][/font]"]тут пост[/spoiler]
[spoiler="[font=Fixedsys][size=12]шаблон внесения в таблицу (обернуть в код);[/size][/font]"][font=Georgia][size=16][b]фандом eng строчными[/b][/size][/font]
[font=Georgia][i][фандом rus строчными][/i][/font]
[url=ссылка_на_заявку]name surname[/url] » имя фамилия [строчными][/spoiler]
[/td]
[td width=15%][/td]
[/tr]
[/table]
СПИСОК САМЫХ НУЖНЫХ

a • b • c

a song of ice and fire
[песнь льда и огня]
willas tyrell » уиллас тирелл

d • e • f

detroit: become human
[детроит: стать человеком]
luther » лютэр

doctor who
[доктор кто]
captain jack harkness » капитан джек харкнесс
the fugitive doctor » беглый доктор

d.gray-man
[ди грэй мен]
howard link » говард линк
marian cross » мариан кросс

dragon age
[век дракона]
bethany hawke » бетани хоук
carver hawke » карвер хоук
cullen rutherford » каллен резерфорд
ellean arainai » эллеан араннай
fenris » фенрис

egyptian mythology
[египетская мифология]
amon [aus] ra » амон [аус] ра
anubis » анубис

g • h • i

genshin impact
[геншин импакт]
arataki itto » аратаки итто
arlecchino » арлекино
collei » коллеи
colombina » коломбина
creatures of the abyss » порождения бездны
jean gunnhildr » джинн гуннхильд
lisa minci » лиза минчи
pierro » пьеро
rosaria » розария
rhinedottir “gold” » рейндоттир «голд»
sandrone » сандроне
scaramouche » скарамуш
tsaritsa » царица

j • k • l

j.k.rowling's wizarding world
[волшебный мир дж.к. роулинг]
severus snape » северус снейп

m • n • o

marvel
[марвел]
stephen strange » стефан стрэндж

miraculous ladybug & cat noir
[чудесные ледибаг и кот нуар]
adrien agreste » адриан агрест
louis* anciel » луи* ансьель
luka couffaine » лука куффен

naruto
[наруто]
gaara » гаара
hyuga hinata » хьюга хината
kakashi hatake » какаши хатаке
orochimaru » орочимару
suigetsu hozuki » суйгецу хозуки
uchiha fugaku » учиха фугаку
uchiha madara » учиха мадара
uchiha obito » учиха обито
uzumaki карин » узумаки карин

p • q • r

pandora hearts
[сердца пандоры]
gilbert nightray » гилберт найтрей

s • t • u

shadowhunters
[сумеречные охотники]
jace herondale » джейс эрондейл
james carstairs » джеймс карстерс
sebastian morgenstern » себастьян моргенштерн

slavic folklore
[славянский фольклор]
alesha popovich » алеша попович
dobrinya nikitich » добрыня никитич
ilya muromec » илья муромец
ivan tsarevich » иван царевич

star trek universe
[вселенная звездного пути]
ash tyler [voq] » эш тайлер [вок]
discovery!spock » дискавери!спок
reboot!james t. kirk » ребут!джеймс т. кирк
jonathan archer » джонатан арчер
pavel chekov » павел чехов

supernatural
[сверхъестественное]
hannah » ханаэль

tian guan ci fu
[благословение небожителей]
jun wu » цзюн у
pei ming » пэй мин
shi wudu » ши уду

the grishaverse
[гришаверс]
matthias helvar » матиас хельвар

v • w • x

y • z

0-9

+2

2

adrien agreste
[студент, супергерой, модель]

https://i.pinimg.com/474x/94/23/6c/94236c4fcf391c62c1df1ad88aabb434.jpg
[original, arts, aesthetics]

[indent] » miraculous ladybug & cat noir
[WARNING! сразу два пункта: во-первых, хочется видеть его как Котволкера в плане поведения: в том самом костюме и с хвостиком, но не с зелёными волосами хд серьезного, собранного, иногда слишком ответственного и немного занудного... дабы раскрепостить его постепенно. Покажите Адриана, которого Габриэль довёл до состояния "маленького взрослого". Не Феликса с его вредностью и хитростью, нет, а именно ответственного героя в обоих его воплощениях. Во-вторых - заявка в пару, но не только для романтических сопелек.]
Адриан Агрест - особенный мальчик. Только давайте без теории о том, что он сентимонстр. Это дичь даже для такого любителя стекложорства как я. Послушный сын, скромный джентльмен и истинный рыцарь Парижа 21 века. Стоило тебе всего лишь подать старику трость, как он уже увидел в тебе огромный потенциал и подбросил камень чудес чёрного кота, с помощью которого сей очаровательный порой до скрипта зубов юноша может разрушить что угодно силой разрушения.


дополнительно: Как уже было сказано выше - я бы хотела забрать Адриана в пейринг. В конце концов, мы оба дети, которые толком не знают родительской любви. Иногда - а Адриан всегда - мы прячем настоящих себя, играем другие роли, чтобы родители нас приняли. Мы могли бы сойтись на этой почве сначала как друзья, а потом как пара. К тому же, по некоторой задумке у нас (пока что у меня и Хлои) Габриэль не такой... несамостоятельный, а гораздо более способный и изощренный, сообразительный злодей, которого отец Зои оставил, первым найдя некий артефакт, способный вернуть Эмили к жизни, поэтому Габриэль подослал убийц к мистеру Ли, а потом закономерно заподозрил, что артефакт мог попасть в руки Зои, дочери убитого соперника.  И теперь, когда девушка приехала в Париж, Агрест пригласил ее в качестве модели для женских образов его бренда, дабы проследить за ней и заставить отдать ему нужную вещь. В общем, на лицо потенциал для драмы а-ля "твой отец убил моего, могу ли я верить тебе?" И все такое. В остальное расскажу в лс.
Добавлю, что я не хейчу Маринетт, но уступать не буду. Поэтому если вы хотите играть каноничный пейринг адринетт... ну, это не совсем то место, простите-извините хд

пример поста;

...Зои растерянно смотрит в зеркало на свое веснушчатое лицо. В целом, кожа её бледновата, большие щеки, маленький рот с не выразительными губами. Серо-голубые глаза не особо яркие. В общем говоря, вроде и миленько, но... скучно, тускло, ничем не примечательно. И не то, чтоб она особо комплексовала из-за внешности. По правде говоря, иногда она даже радовалась, что её внешность вряд ли можно назвать по-настоящему привлекательной, так как она не любила излишнее внимание и не хотела бы, чтоб ей проходу не давали парни-фанаты. Ей такое вообще не интересно.
Но вот сейчас она попросту пыталась понять, с какой-такой радости Габриэль Агрест послал в отель Гранд-Пари свою помощницу с приглашением для нее, Зои, войти в ряды моделей его дизайнов. Она даже не понимала толком, откуда он в принципе узнал о её существовании. И почему не Хлоя? Она изящнее, знает, как себя подать, врождённая француженка. Красотка с ярко-голубыми льдистыми глазами. Никаких шрамов, никаких "нелепых" веснушек. Нет, самой Зои её веснушки нравились, но Одри и девчонки из её бывшей школы зачастую указывали ей на то, что веснушки делают девушку внешне деревенской дурочкой.
Зои было всё равно, как она выглядит, главное, чтоб чисто и аккуратно, а на титул и образ волшебной принцессы она никогда не претендовала. Так что сейчас она сидела перед туалетным столиком, держась за стул обеими руками, и с недоумением пялилась на свое отражение. Она странная, немного нескладная, как многие подростки в этот период, с её скучным лицом, с её неровной стрижкой, которую она до сих пор не подравняла, с этими розовыми прядями... Модель дизайнера, довольно известного в Париже.
Бред какой-то.
Зои щипает себя за предплечье, морщится и ловит эту гримасу в отражении. Но даже после лёгкого, быстро тающего неприятного ощущения все происходящее все равно не кажется ей реальным.
- Хлоя, ты уверена, что это нормально? Разве не ты хотела? Мне казалось, тебе нравится... как там его... Адриан, сын этого дизайнера. Я думала, это ты хотела с ним сниматься. Или... Маринетт вот тоже. Она всё время пищит от восторга, когда заходит речь об этом дизайнере.
- Глупости, детка! Адриан Агрест - красавчик, но абсолютный зануда-ботаник. С ним разве что подружиться я могла бы. А Маринетт творческая натура. Её именно талант его отца интересует. Адриан ей как брат. А влюблена без памяти она в Котогероя. Котволкера. Ну, влюбиться в супергероя это нормально для девчонки-пятнадцатилетки. Пусть. Хотя если он разобьёт ей сердце, я его уничтожу. В общем, перестань искать  отмазки. Послушай, Зои. Отставь ты эту свою лишнюю скромность! Ты очень даже симпатичная. Думаю, уж опытный дизайнер знает, кого в модели берет. У тебя все получится! - несколько вальяжно прощебетала Хлоя, приобняв сестру за плечи. - А теперь нам надо поспешить. А то мадам Менделеева не пустит нас на урок, если  мы опоздаем даже хоть на минутку!
Что ж, им обеим в голову не приходило, что цели у "опытного дизайнера" отнюдь не поднять самооценку приезжей девчонки, а кое-что совсем иное. Но до момента, когда они это узнает, еще очень далеко.
Уроки прошли спокойно и даже скучновато. Однако Зои была словно на иголках. Она боялась не оправдать возложенного на неё доверия и надежд. Быть лицом какой-то более или менее известной компании та еще ответственность. И морока.
Так что, переволновавшись, она стала рассеянной. Ей передали информацию о том, что после занятий ей стоит подойти к Адриану и поехать с ним в какую-то конкретную студию. Да, они уже пару недель проучились в одном классе. Да только пока нще особо не общались: только "привет-пока". Неуверенно приближаясь к нему, Зои споткнулась об свой развязавшийся шнурок на цветном коде и полетела вперед. Буквально навстречу Агресту.
Боже, как по-идиотски неловко! Наверняка подумает, что в свои пятнадцать она по развитию отстаёт лет на десять...

Отредактировано Zoe Lee (2022-06-13 14:48:05)

+4

3

gilbert nightray
[мой верный и самый близкий слуга друг;
член (тут я засмеялся дурачком, держу в курсе) Пандоры]

https://i.imgur.com/x2vcNQK.png https://i.imgur.com/LL3Z6vR.png
[original]

[indent] » pandora hearts
Гилберт Найтрей — преданный слуга, до ненормального. Должен защитить «хозяина» во чтобы то ни стало; ненавижу, когда ты так говоришь.

Для меня ты всё тот же: неловкий и робкий плакса, но тот, на кого всегда можно положиться, и в котором я уверен, как ни в ком другом. Серьёзный и нервный, нянчишься с Брейком. А ещё — откровенно принижаешь себя. Ну что такое, Гил? Большой же мальчик уже! Совершенно не умеешь пить, до смешного боишься кошек и никак не можешь бросить курить, будто бы воли не хватает. Простой и добрый, искренний.

Для меня, но.

Гилберт Найтрей — воля, пронесённая через столетие. Тот, кто когда-то щерился и кидался на обидчиков, будто не ведая страха, улыбался брату болезненно-щемящим, несмотря ни на что и мир, отрицающий само ваше существование. Тот, кто способен принять сложное решение и готов буквально на всё ради достижения цели.

Так сложилось, и стальной стержень внутри был закован в цепи: «Уважай и всецело подчиняйся своему господину. Лишь этот дар, о котором ты и не мог мечтать, даст тебе право называться человеком. Это цена твоей жизни. Не забывай этого. Высеки в памяти. Думай только о господне. Отдавай себя без остатка». — А память обратилась в прах, пока время отсчитывало обороты ровно сто раз.

Ты всё ещё плакса, но набрал в росте, научился готовить — и правда потрясающе, — куришь, будто и правда взрослый (потому что уважаешь и восхищаешься дядей Оскаром), научился держать в руках пистолет.

Мне будто невдомёк, что пистолет не просто для виду, и руки твои знают, что значит жизнь отнимать. Но, Гил, ты прав: «Если уж не свет, то нас свяжет тень». Всё это неважно, ты был, есть и будешь — всегда — мой преданный слуга. Мой друг.


Люби Пандору, как любим мы, а мы любим — очень (до задротства).
Никакой романтики, предупрежу сразу: ты уж извини, Гил, посадят! //▽//

Покажи мне не просто плаксивого и нежного парня, не прожжённого жизнью и не знающего слов любви — сложного и многогранного, где-то между, быть может иногда с перегибами в одну из сторон; сохранившего характер из прошлого, преданного и неловкого в настоящем. И, надеюсь, однажды эти грани тебя найдут баланс, а я — буду рядом.

Я объясню тебе тонкости обращения «мастер», «господин» и «хозяин», если ты не помнишь или не знаешь, мы все — обложим тебя стеклом, которое будет хрустеть на зубах и от которого будет так больно, что хорошо. 。• ᵕ •。 ♡

Я буду строг, как и полагается господину, но, если мы сойдёмся, то, уверяю — будет весело!
Не фанат птицы-тройки (грешен, каюсь), зато люблю качественные и эмоциональные тексты. ^ ω ^

пример поста;

«Я не планирую больше проигрывать», сказал себе Итадори тогда. Он был так наивен. Так самоуверен. Итадори помнит с какой уверенностью шёл в наступление. Помнит, как легко ему далась первая битва: тогда он не пропустил ни одного удара, — возомнил, что уж в этот раз у него точно всё получится. В этот раз он сильнее. В этот раз — не уступит. Победит. Итадори не сомневался и не чувствовал страха. Злость? Да, возможно: он не мог простить их, не мог простить Махито за то, что тот вытворяет с людьми — его он никогда не сможет простить, к нему у него были личные счёты, долг, который он был намерен вернуть; за то, что люди для него — не более чем игрушки. За то, что все они — недооценивают людей. Но не страх. Он здесь и он справится.

Осознание масштаба катастрофы приходит запоздало. Итадори смотрит на толпы людей в панике и думает, что не может просто пройти мимо и бросить их — гильотиной над головой и святой убеждённостью, принципом последние слова дедули: «Помогай людям». Итадори понимает — у него нет времени на то, чтобы спасать каждого, и от этой мысли становится не по себе; разве не значит это, что он жертвует ими? Конечно он знает, что это неизбежность, но всё равно — всё равно — принять не может. Он должен двигаться дальше. У него нет времени. Если с Сатору Годжо что-то случится, то этот инцидент ничто в сравнении с тем, что ждёт их дальше; весь мир будет обречён.

«Я могу стерпеть боль, пока осознаю её», говорит себе Юджи, когда сталкивается один-на-один с Камо Чосо. Камо Чосо — брат тех двоих, он всё ещё помнит их слёзы. Юджи понимает почему Чосо хочет отомстить: он поступил бы точно так же, он преследует Махито по той же причине, — но не понимает почему всё это происходит. Не думай, не думай! Это не имеет никакого смысла и ничего не изменит — они враги, и это единственное, что ему нужно знать о нём, о них.

«Я могу стерпеть боль», повторяет, пропуская удар, но не теряя концентрации. За шаг до удара отклониться — кровавое копью рассекает лицо от лба по переносице, кровь стекает по коже, — пойти в наступление и думать не о том «почему», а о том, какой ход сделает следующим. Юджи впервые теряет преимущество: Камо Чосо превосходит его в технике и силе, в отличие от предыдущих противников, которых он здесь встретил, просчитывает тщательно каждую свою атаку, просчитывает — его действия тоже. Он говорит себе: «Свою слабость я сделаю силой. Всё, что нужно для победы — очистить разум», — звучит просто, не правда ли? Но этого оказалось недостаточно. Его сил — оказалось недостаточно. Наверное, Юджи был наивен, раз полагал, что достаточно вырос, чтобы дать отпор любому. Наверное, здесь он и встретит свой конец — пусть так, но победу он постарается вырвать в этой битве. Ему не чём сожалеть, думает он, он сделал всё, что в его силах — об остальном позаботятся другие; они сильные.

Лучше бы он умер тогда.

Он идиот. Глупец. Наивный дурак.

Почему он ещё жив?

Юджи был готов умереть. Если это цена победы — пусть так. Он никогда не был столь самонадеян, чтобы думать, будто спасти мир и спасти всех по плечу только ему одному. Он знает, что это не так, знает, что ему нужна помощь в чём-то и знает, что есть люди, куда талантливее и сильнее него. Была одна лишь вещь, на которую был способен только он, и это может звучать достойно «собрать все пальцы Сукуны», но это — его проклятие, последствия от него — сильнее взрыва сверхновой материи.

«Эй, засранец. Хорошенько осмотрись», говорит Сукуна, прежде чем Юджи возвращает контроль над телом, и он не хочет этого видеть, не хочет; не хочет.

Как много людей погибло?

Итадори помнит всё, что было. Итадори помнит, как его руки сжигали людей — запах жжённой плоти, как грузно падает тело замертво. Как его руки разрезали человеческую плоть так легко, будто лист бумаги; брызги крови, слишком много крови. Итадори помнит: взрыв, расщепляющий всё на своём пути, будто это просто забава — десятки и сотни смертей, принесённых его руками.

«Интересно, почему это я должен быть казнён?»

Итадори выворачивает наизнанку; его тошнит и трясёт, ему хочется кричать и он впивается пальцами в землю. Он не может дышать. Он — ненавидит и захлёбывается отчаянием.
Сдохни. Сдохни. Просто сдохни уже.

Так почему он живёт?

Будто насмешкой вторит голос дедули в сознании, наказание, которому он следовал всё это время, считая то истинно правильным: «Когда ты встретишь свой конец, пусть тебя окружают люди», — «Помогай людям».

Помогай.

Людям.

Итадори не может сдержать слёз. Не может сдержать отчаяния, в котором тонет, как в трясине — он просто не знает, как выбраться, это бесполезно, не имеет смысла. Он должен был умереть ещё тогда, когда впервые встретил Мегуми. Разве так не было бы лучше? Итадори давится эмоциями, переполняющими его до краёв, разрушающими его так же, как он разрушил район, так же, как он разрушил чужие жизни; отнял их по прихоти Сукуны, не справившись, потеряв контроль и допустив ошибку. Почему, почему, почему он просто не умер? Почему Сукуна не может просто сдохнуть и оставить его в покое? Почему он должен проходить через всё это? Итадори давится, задыхается, сдирает ногти о землю и чувствует, как что-то внутри, изломанное трещинами, всё же ломается до конца — такими темпами он просто убийца, — треском все убеждения и все желания, грёбанная наивность и самоуверенность — битым стеклом к ногам, к трупам, сложенным руками Сукуны.

Он должен идти и должен сражаться.

Итадори чувствует оглушающую пустоту — невыносимо, слишком. Поднимается на ноги и невидящим взглядом смотрит перед собой.

Он больше может.

Он должен сражаться. Он должен сделать хоть что-то. Он ещё может. Это ещё не конец. Он ещё может помочь. Он не имеет права останавливаться. Пока он может дышать, пока у него есть руки, пока он может идти — он должен двигаться дальше.  Хоть что-то, сделать хоть что-то, чтобы не ломило хребет от тяжести.

Он думал, что справится.

Но одно звено тянет за собой другое, прибивая его к земле и отнимая всякую волю; он протягивает руку, чтобы спасти Нанами — не успевает; он протягивает руку к Кугисаки и снова терпит провал. Он просто не может больше этого выносить. Не может видеть, как те, кому он хочет помочь, кто дорог ему — умирают за миг до этого, будто все его усилия бесполезны.

Всё хорошо. (Конечно же нет).

Всё хорошо. Он попробует снова. И ещё раз. Столько раз, сколько понадобится. Но как же невыносимо тошно; невозможностью давит на грудную клетку, блуждающим отчаянием и горячей ненавистью. Он собирает решимость, которая давно достигла лимита, по крупицам. Нанами. Кугисаки. Годжо. Мегуми. Тодо. Он берёт её от каждого и поднимается снова, в очередной раз. Он просто идёт дальше, убеждая себя, что всё остальное неважно. Он просто говорит себе, что должен двигаться вперёд и не оглядываться назад. Он просто говорит себе, что сможет пройти через всё это. Потому что в противном случае всё и правда было зря, ошибкой. Он просто не может позволить себе думать об этом, потому что тогда его затянет, тогда он проиграет, не сможет подняться на ноги уже никогда и сжать пальцы кулак.

Ничего хорошего. Они проиграли. Город заполнен проклятиями, им счёта нет, но Итадори делает то, что считает нужным, правильным — убивает их одного за другим, без причины и сомнений, потому что это то, что он должен сделать; потому что это то, что он — может сделать. Он не знает сколько прошло времени после инцидента, теряет счёт, полностью концентрируясь лишь на уничтожении; Чосо, слишком резко и неожиданно переключившийся на убеждённость, что они братья — этого Итадори не понимает, но от помощи не отказывается, — следует за ним. Наверное, Итадори должен быть благодарен ему за это. Он исправит всё, не знает как, но исправит. Итадори смотрит на своё отражение в зеркале уборной заброшенного и полу разрешенного торгового центра, и не может не думать о том, что он — Сукуна. Думает, с усталым смешком, что похож на побитую собаку. Что бы сказали Мегуми и Кугисаки, если бы увидели его сейчас?

— Я всё исправлю. Слышишь, Сукуна? — говорит твёрдо, обжигая собственное отражение жгучим взглядом и сжимая пальцы на раковине с такой силой, что кажется та не выдержит давления, треснет.

Отредактировано Oz Vessalius (2022-05-30 23:38:29)

+6

4

hannah
[верная соратница]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/65/900552.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/65/500050.gif
[Erica Carroll]

[indent] » supernatural
“Being on earth, working with you… I’ve felt things. Human things. Passions. Hungers. To shower, to feel water on my skin… To get closer to you.”
Наша встреча и знакомство, формально, состоялись по вине (или исконно самому коварному замыслу) Метатрона, который слепо возжелал создать ангельское, покорное войско и провозгласить себя Новым Богом. После его исчезновения на Небесах воцарился полный, непрекращающийся хаос. Обманчивым заклинанием, что выдавало из недр своих ангельский маяк, ту самую сирену, на зов которой стекались все существа небес, чтобы в последствии завербовать, заставить последовать за Метатроном или умереть от руки Гадриэля всех не покорных. Последовала и ты, словно бабочка на яркий, притягивающий свет, наивно полагая, что чарующие звуки вновь вернут тебя домой. Гадриэль перебил всех, всех тех братьев и сестёр, которые отказались проследовать за писарем Отца нашего, провозгласившим себя новым предводителем Небес. Оставили тебя лишь для того, чтобы ты смогла поведать мне историю, передать весь ужас случившегося, непрекращающегося, кровавого и нестерпимого. Что это ещё не конец. Лишь начало конца. Явился я тогда на зов самым последним, и вот не думал я, что ты попробуешь напасть так непривычно со спины, копив всё время силы в кровавых трупов тех сосудов опустевших, лишь защищаясь, всё ещё туманно думая, что участь смерти от клинка проследует и за тобой. Но отразил атаку я, как только выставила руки беззащитно пред собой, моля о своём спасении. Просто выслушай меня, прошу... Выслушав тебя и исцелив, ещё не думал я, что обрету в дальнейшем ту верную соратницу, которая одна из первых пойдёт за мной, упрямо говоря, что Лидер я, что ангельское войско, должно расправить крылья на земле лишь под моим верховным руководством. Я отрицал. Отрицал упрямо, крепко, не сомневаясь. Потому что слишком много уже испортил, увяз в собственной некогда гордыне, считая, что благими намерениями... Да оказалось, что дорога выстелена в Ад, уж далеко не в Рай, как мне когда-то доводилось верить. Но даже если мне предстоит погибнуть без благодати, я знаю, я уверен, что у меня есть ты. Этого ничто не изменит.


“I just… I worry about you.”
Я в тебе отпечатываюсь обликом свободы и смирения, бунта и покорности. Такое противоречие. Ты впервые за миллионы лет чувствуешь себя непомерно усталой, когда взваливаешь на плечи ответственность за братьев и сестер, за землю, за сонмы праведных душ в Раю. За меня, такого сбившегося с пути, не привыкшему жить, как человек, хватаясь за обрывки чужих благодатей, как за спасительный круг. Ты не понимаешь меня, даже когда пала. Не можешь понять до конца. Почему я готов жить в грязи, на земле, не вытягиваясь взглядом к небесам, лишь бы верить в своего человека. Путаешься в собственных мыслях, теряешься. Разве у ангелов может быть сердце, Ханна? Ты готова остатки крыльев сложить ради меня, гордо заявляя, что молчание – золото, а смирение – дар тому от Отца. Знаешь ведь, что мудрость свою ищу я среди названной, мирской «семьи», но ты не смирилась, руки мои израненные лечишь, остатками собственных сил, не желая сложить оружие без боя. Кажется, ты готова умереть за меня, пока я всё ещё так ревностно борюсь за двух знаменитых охотников. Кажется, мне ещё предстоит слишком много времени, чтобы осознать, как близко ты была ко мне, пока я в свете утренний звезды был так далек.
P.S.
Если Вы прочитали всё это нескончаемое полотно, то это значит, что Вы обладаете ангельским терпением и Вам это будет действительно интересно. Я умею в стекло и я хочу в стекло. Заявка не в банальную пару, ну правда, я туповат, как простой, шланг в бежевом плаще. Давайте в драму, почему нет? Заявка для духовности, той самой гармонии, опоры и поддержки, которой так не хватает Кастиэлю. Пускай мы играем по пятому, но это не повод ограничиться персонажами и не играть что-то в будущем тоже, вспоминая десятый сезон и проделки Метатрона, например. Потому что никто не говорил, что будет легко. Ханну показали мало, показали эпизодически, но мне этого хватило, чтобы собраться с силами и написать заявку. Она же прекрасна как тысяча рассветов, постоянно ищет Кастиэлю оправдания и пытается быть рядом, смотреть в одном направлении, верить за него, верить в него, верить вместе с ним, несмотря на то, что не разделяет до конца его слепой веры в человечество и Винчестеров. Ей симпатизирует Кастиэль. Не сразу. Это ощущение приходит, когда за спиной чувствуется жжение обгоревших после падения крыльев. Когда она приходит, чтобы спасти, чтобы помочь запутавшемуся некогда Лидеру, который сам не считает себя таковым. Ей хочется быть рядом даже несмотря на то, что мятежный ангел занят другими проблемами  и, кажется, рассматривает её только в качестве сестры по духу в это нелегкое время Метапрозы. Приходите, давайте отыграем вектор от непонимания, до потепления, до той капели, которая обязательно зажурчит, если я всё-таки выживу. Если выживет Ханна, в очередной раз не пожертвовав собой ради меня. Я очень коммуникабельный ангел, который будет рад обсудить детали заявки с заинтересовавшимся лицом в личных сообщениях. От Вас желание играть, знание персонажа, ангельской модели поведения и мудрости, умение писать красиво, грамотно и стабильный онлайн в плане посещаемости проекта. В свою очередь обещаю снабдить графикой, стеклом в постах, буду упрямо отрицать все Ваши наказы и советы тупить нещадно в каких-то неуклюжих намеках, но стану другом, защитником, когда придёт время и тем, кто достоин жизни, потухая истерзанным светом на осколках собственных крыльев. Ты веришь, что я ещё спасу... Не Рай. Рай погублю окончательно. Тебя спасу, запутавшуюся и сбившуюся с пути. И людей. Которые казались тебе такими мелкими, ничего не значащими творениями Отца, а теперь... Что скажешь теперь, Ханаэль?

пример поста;

Вы можете не верить в ангелов, но ангелы верят в вас.

Потешно было наблюдать, как освещённое лицо охотника напротив, вновь искажается испугом, напряжением и любопытством. Дин лицезреть способен лишь очертание того, что крыльями зовётся. На деле всё это в масштабах не посильных человечеству, огромных до неуклюжести и мощных до гулких, почти пружинистых раскатов грома. Когда подсветка гаснет, позволяя вновь ангару погрузиться в тёплый, едва ли не осязаемый мрак, я вновь склоняю голову чуть в бок, смотря на человека пред собой с особым, выраженным здесь контрастом. Впервые на Земле я с особой миссией от Господа, но здесь стоящее творение его мне не понятно в корне, в той самой установке, которую, ведь как по нам, Отец обязан прописать у них был на подкорке. Вопрос верования встал меж нами плотно, отобразившись на лице моём с вопросом. И я как небожитель отродясь не мог подумать, что это вот слепленное по образу с подобием Его... Уверовать не в силах. Человеку свойственно верить в Высшую Силу, так как эта вера облегчает ему жизнь. Ведь нередко, в проблемах мирской суеты, они, такие вот слабые, немощные, несовершенные, стремительно обращаются к Всевышнему за советом, и часто им становится легче от этого. Тогда во что верит сам Дин, пропитанный от кончиков ушей до пят своим порочным, неприкрытым скептицизмом? В себя? Но каково такое бремя на плечи смертные взвалить? Не давит ли оно ему на душу, терзая днём и ночью напролёт? Молчание продлилось отродясь не долго. Охотник насытившись негласным доказательством того, что ангел я и жить во правду должен на небесах, вопросы задавать отчасти перестал. Сменилась тактика ведения переговоров и я прислушался к сосуду своему: отчасти, Джимми чувствовал меня и благодать мою внутри, а иногда пытался как-то молчаливо подсказки дать, советы и я опускаю взгляд свой вниз, смотрю под ноги, и мне опять же непонятно, что должен значить этот жест? Так люди выражают свою неловкость за содеянное? Иль отведённый взор, возможно, символизирует передышку? Винчестер всё-таки упрямо, но в ангелов поверил. Хотя бы взять его жизненную практику в борьбе со всем, что сверхъестественный порядок носит. Я тот кто с лёгкостью ловушки демонские обошёл, не дрогнув под рукой с клинком и обрезом. Я тот кто схватил его и вытащил из бездны, не дав исчезнуть там навеки вечные. За это получаю долю формулировки слова, что образом таким меняет мыслей суть мою. Каков я ангел если медиум ослепла? Глаза сосуда изучающие микроскопические трещины вокруг вновь поднимаются, а залёгшая морщинка дум на лбу постепенно разглаживается, как только сам ответ находится сполна.
— Я её предупреждал, не надо меня выслеживать. — пред тем как божие дитя, которому даровано умение общаться с потусторонним добралось до сути моего начального, невероятно мощного естества, ослепнув окончательно и бесповоротно, было бережно информировано о том, что сие любопытство ни к чему хорошему не приведёт и стоило бы повернуть назад, но человеческое безверие так же прямолинейно как и упрямость, идущая буквально тараном вперёд, не видя никакие преграды и предостережения перед собой. Ведь знаю я, что сущность бестелесной формы с таким огромнейшим запасом сил, способна уничтожить, выжечь органы зрения дотла, лишив раз и навсегда такой великолепной, продуманной Отцом, способности видеть свет, наслаждаться зеленью травы, синевой небес. Знакомы ангелам ведь всем, насколько создания творца слабы, беспомощны, и ограничены. Однако, спасённый отрок со дна Адовых жаровень всё-таки был уникален в мышлении своём. Поверить, может быть, поверил, но застыдить меня пытался всеми силами как мог, ведя беседу в русло той, что вывела его на имена мои. Иначе я не знаю, как можно трактовать подсказки Джимми, который опустил глаза вместе со мной, неловко наблюдая за настилом здешнего ангара. К чему вопрос подобной формы? Охотник всё ещё не верит? Или открыто подводит меня к тому, что я ничем не хуже адского отребья, что демонами себя зовут уже давно? Вновь я встречаюсь с ним глазами, незаметно для себя сделав шаг вперёд, оторвавшись наконец от той литературы, что взял с собой сей храбрый воин на Земле.
— Мой лик нестерпим для человеческого взора, так же как и голос для Вашего слуха. — губами сухими молвлю истину простую, давая мысли ход и скорость. Дин озадачен ведь не только сейчас, не только в самый миг тот, когда оружие его, имевшее когда-то силу, вдруг стало бесполезным. За ним приглядывал я с самого начала миссии. Когда он выбрался из могилы и выдвинулся в сторону цивилизации, утопая в бесконечном круговороте простых, предельно ясных вопросов о том, кто же способен на такое: вытащить из Ада, восстановить телесную оболочку едва ли не по частицам и по крупицам, вновь дав возможность дышать, наслаждаться молодостью лет. И чувства радости тогда я в нём не ощущал. Лишь горечь паники и страха. Ведь младший брат всё время без него ведь как-то... был? Пришлось немного мне его проверить на заправке, явившись без сосуда своего. Но звук мой и присутствие для Дина лишь губительными стали и чтобы не лишить его вновь слуха, а так же не заставив стать слепым, я всё же растворился до момента, когда призвать меня готов он будет для прямой беседы и знакомства. И вот я тут, стою и наблюдаю, впитав в себя весь спектр человеческих эмоций. Моя эмпатия работает сполна, давая мне подсказки, позволяя мыслить немного наперёд того, кто просто не осмеливается задать вопросы разом все, вкушая истину по зёрнам в корне видя суть. И любопытство я его ещё сдержу, давая лишь ответ на то, что знать ему положено. Верить в ангелов и Отца нашего, не имея на то доказательств со стороны, не является признаком исключительности человека. Творение достаточно убедительно и чудесно, нет необходимости в дополнительных чудесах, чтобы поверить в наши способности и всеобъемлемость. Вера в Отца есть вера в справедливость. Без веры нельзя. Каждый верит хоть во что-то. Верит даже эгоист — в себя. И теперь необходимо было лишь время, когда охотник начнёт беспрекословно верить в существование высших сил, способных даровать ему не только жизнь, но и работёнку. И об этом Дин Винчестер обязательно узнает, я прослежу.

Отредактировано Castiel (2022-06-01 19:56:35)

+3

5

shi wudu
[повелитель вод, водяной самодур и старший брат]

https://i.imgur.com/fULrb8o.png
[mb denis dang? не осуждайте за блонд]

[indent] » tian guan ci fu


было бы лучше, если бы мой несчастливый рок касался только меня, верно? но так вышло, что и наша семья, и ты сам оказались втянуты в него. ты никогда не отворачивался от меня, может, даже не думал, что лучше бы мне не рождаться вовсе. с раннего детства до самого конца я был под твоей защитой и ответственностью. мой старший брат поистине тот, кем нельзя не восхититься - упорный в своем духовном развитии, в конце концов, ты стал божеством. чтобы спасти меня, заставить божка-пустослова исчезнуть из наших жизней.

и ты сделал это.

ты сказал, что никогда ничего не просил у судьбы и сам творил ее, но можно ли построить счастье на чужих костях, чужом горе? тем не менее, многие, очень многие десятки лет так и было. я знаю, что ты действовал из глубокой любви, но никогда не смогу понять или принять. и мой брат, знающий все про меня, знал и это - поэтому зарыл тайну моего вознесения как божества так глубоко, как только сумел. позволив вкушать жизнь без страха ожидания нового злобного предсказания, без чувства всепоглощающей вины.

ты всегда знал, как лучше; так ты думал, когда смыкал пальцы на моей шее? что защищаешь, в самый последний раз?

чтобы ты ни сотворил, я все равно буду скучать по тебе, и помнить, каким был мой гэ.

не волнуйся обо мне, знаешь, жизнь прокаженного бродяги не так уж и плоха! правда - я наловчился. мне даже нравится. конечно, хорошо бы всегда есть досыта и чтобы голова не чесалась... и красивые наряды, да, но в конечном счете это не так важно. меня окружают хорошие люди, гэ, и я нужен им, знаешь, может, как ты был нужен мне.

вряд ли бы тебя это убедило, но я хотел, чтобы ты знал.


я хочу побыть нищим, а ты мне не позволишь, так что я тебя убил, прости; ну а если серьезно, я не смог придумать достаточно убедительной развязки, которая бы не включала твою смерть, но предлагаю послать мосян и ее слова, что небожитель после смерти не может переродиться, к... демонам.
так что возвращайся. у нас есть что затронуть и из детства, и из жизни небожителей, и времени после. будет все по классике: мне не нравятся твои друзья, тебе - мои, а еще надо как-то разбираться с этим клубком противоречивых эмоций.
хочется в данный момент поиграть на серьезных щах сложные и не очень темы, но там в будущем модерны/аушки/etc тоже прилагаются.
все говорят что самое сложное придумать лз, но я уже тебе с этим помог! а ты стоишь на берегу в синем платье и очень стыдно признавать что мы братья
касаемо игры: моя постовая активность нестабильна, лапслок в постах не использую (но иногда использую.....), это тут очень эстетично ✨✨ плюс не хочется чтобы все в касте сидели по своим углам, поэтому рассчитываю на долю активности и заинтересованности не только ко мне. ты пиши как хочешь, так часто, чтобы хотя бы не отлететь за неактив, будет очень здорово если параллельно нет 5+ ролей, ну потому что все равно внимание распыляется, А Я ЛЮБЛЮ ВНИМАНИЕ~ предлагаю перед анкетой зарегистрироваться, обменяться постами-планами и в целом проверить подходим ли мы друг другу

пример поста;

У Цинсюаня недостатков в избытке, но равнодушие никогда не было в их числе. Может, дело в том, что с ним с детства обращались как с юной госпожой, а он с удовольствием подыгрывал. Пока он был маленький пухлый и розовощекий, с умилительными хвостиками и платьицами никто из посторонних не мог бы усомниться в том, что перед ними славная девчушка. Он быстро научился капризничать как положено, и в детстве часто пользовался этим приемом, чтобы получить желаемое. По крайней мере до тех пор, пока родители были живы и потворствовали ему. Потом стало не до капризов. Цинсюань был сообразительным и хорошо чувствовал, что для них с братом настали тяжелые времена, и очень старался не быть для него обузой.

В общем, получив наконец возможность отправляться в мир смертных по небесным поручениям и делам своего дворца, он с удовольствием этим правом пользовался. Оно же помогало углубить знакомства и пообщаться ближе с другими небожителями - из-за строгого требования Уду насчет того, чтобы Цинсюаня непременно сопровождал кто-то из богов войны. Все бы хорошо, вот только Цинсюаню очень хотелось провести время с человеком, который единственный поддержал и отправился вместе с ним в мир смертных, когда все другие отказывались под десятками предлогов.

Поэтому сегодня, тронутый одной из молитв, Цинсюань подумал, что дело в общем-то выглядит пустяковым: юная девица истово молилась о благополучии и возвращении суженного, который пропал в своем путешествии, что должно было быть недолгим. И, раз уж Цинсюань, тронутый слезами юной красавицы, решил поискать ее женишка, то просто нелепица просить пойти с собой кого-то из богов войны - даже брат будет вынужден это признать и не сможет возразить. Несколько раз Цинсюань уже проделывал тот же трюк, но те ситуации оказались не просто пустяковыми, а вовсе заняли не больше нескольких часов, поэтому он не успел пообщаться с Мин И. С ним вообще общаться не просто: повелитель земли немногословен, серьезен, и, верно, после последних вылазок с ним считает, что Цинсюань занимается ерундой.

Ну и пусть так считает, до тех пор пока соглашается быть его спутником.

Довольно хлопнув в ладоши, Цинсюань немедленно отправляется в обеденные залы: там он нередко находил повелителя земли и неизменно подсаживался к нему, заводил беседу и всячески тормошил. По небесным меркам Мин И совсем недавно стал божеством и конечно ему нужна поддержка в такой сложный жизненный период, кто-то, кто поможет ему и если нужно даст полезный совет! Мин И правда ни о чем не просил и вообще не горел желанием заводить знакомства со всеми небожителями, но вместо него это уже сделал Цинсюань, который после их совместного приключения и растрезвонил по всем небесам о том какой повелитель земли исключительно достойный и благородный человек. Теперь, даже если кого-то и задевал его нелюдимый нрав, то памятуя о симпатии повелителя ветров, за которым стоял повелитель вод - они благоразумно помалкивали и не судачили слишком уж.

А вот Уду эта симпатия не нравилась: он никогда не говорил об этом прямо, но Цинсюань-то хорошо знает своего брата. Даже когда тот взывал к казалось неоспоримым вещам вроде неопытности молодого бога и того, что он повелитель стихии, а не бог войны, значит, совершенно неподходящая кандидатура для совместных вылазок, Цинсюань понимал, что это еще не все. Конечно, брат привычно тревожился и хотел быть уверенным в безопасности и в том, что его есть кому защитить, если возникнет необходимость, но Цинсюань как-то стал свидетелем их совершенно заурядной и длящейся не больше минуты встречи, требующей лишь формального приветствия, и тогда-то наконец понял. Мин И смотрел на повелителя вод ровно так же как на любого другого - без заискивания или трепета, держась со свойственным ему непоколебимым спокойствием, граничащим с холодностью. Для Уду такой взгляд от кого-то, кого он по определению считает на ступень ниже себя сродни оскорблению, а Цинсюань искренне восхитился в который раз. Именно эта черта и привела его к Мин И в свое время – тот не склонялся перед чужим авторитетом и делал то, что считал нужным. Так же и в словах, будучи человеком простым и прямым, говорил что думал, иногда не особо утруждая себя смягчать мысль.

Завороженный им и очарованный, точно порывом холодного ветра в жаркий день, Цинсюань твердо вознамерился сегодня потащить повелителя земли с собой в поднебесную. Но в обеденных залах того не оказалось, в собственном дворце тоже, пришлось оббегать всю небесную столицу, прежде чем Цинсюань наконец заметил фигуру в скромных черных одеждах. Он, подчиняясь неожиданно пришедшей в голову озорной идее тут же перевоплотился в прекрасную деву. Какое-то время назад, во время празднования нового лунного года, он первый раз поменял свой облик и тогда на празднике остался неузнанным, выдав себя за служительницу средних небес. Но опыт Цинсюаню понравился, быть девушкой по-настоящему оказалось очень увлекательным занятием. Он опасался делать это в небесной столице, чтобы случайно не выдать себя и чтобы вести не дошли до брата, который будет недоволен на фоне того, что сейчас в мире смертных и без того их начали выдавать за мужа и жену, а тут еще Цинсюань масло в огонь подливает.

Но тут на улице кроме них никого нет, а ему страсть как любопытно узнать такой же неприветливый Мин И с девушками, как и с мужчинами.

— Ваше превосходительство повелитель земли! — окликает его Цинсюань и улыбается непосредственно. — Постойте! Из дворца владыки меня попросили разыскать вас и передать послание. — убедившись, что обратила на себя внимание, Цинсюань-девица откидывает волосы с плеча изящным жестом и хлопает длинными ресницами. — Ваша помощь требуется в деревне Хундэ - дело связано с пропажей человека, об обстоятельствах вам лучше узнать лично на месте. — Цинсюань старается напустить побольше тумана на свои слова, так что представился посыльной с которой и спрашивать нечего.

В действительности, конечно, одна молитва из деревни, хоть и зажиточной, едва ли бы привлекла внимание небесных чиновников, совсем другое какие-нибудь массовые пропажи, но Цинсюань не мог напрямую признаться, что посочувствовал смертной - это тут же разрушило бы его маскировку. Поэтому свалил все на дворец владыки, раз оттуда послали, значит уже убедились, что дело не пустышка и требуется божественное вмешательство.

Отредактировано Shi Qingxuan (2022-08-08 09:21:52)

+8

6

pei ming
[северный бог войны, генерал, ломающий меч, первый ловелас поднебесной]

https://i.imgur.com/SV2yGUl.png
[сам ищи]

[indent] » tian guan ci fu


спорим, удивил?

наши отношения были не из лучших.

ладно, это мое отношение к вам, генерал, было не из лучших. для вас я лишь неразумный и взбалмошный ребенок, немногим такое мнение отличается от того, каким меня видел мой брат. может быть я и правда немного взбалмошный, но это ничего не значит! тем более, такой ли это грех в сравнении с вашим распутством и... и... что ж, пожалуй мне стоит осторожнее говорить о грехах других. едва ли ваши грехи тяжелее тех, что сотворили я и мой брат. вы, полагаю, знали? учитывая близкую дружбу с уду, вероятно. но это так в вашем характере - закрывать глаза на преступления, в которых замешан кто-то из тех, кто вам близок.

теперь у нас одна потеря, одна дыра в сердце и, если уж на то пошло, я предпочел бы ее не делить. но вы знаете, что брат желал бы, чтобы был кто-то, кто присмотрит за мной и позаботится после его смерти. таким образом, это негласный долг ради его памяти.

только мне ваша помощь без надобности, и не надо в очередной раз предлагать поднять меня до средних небес. дело совсем не в гордости, я не хочу, мне это не нужно! лучше в следующий раз принесите немного съестного, люди в нищей общине питаются совсем скверно. они не могут попросить о милости в богатых и роскошных храмах божеств, теперь я полностью понимаю, что это удел лишь тех, кто и безо всяких милостей живет неплохо. так что если хотите помочь, помогите им - это будет достойный поступок, хоть и не такой прославленный, как все военные победы.


хочу потепления во взаимоотношениях на фоне сам-знаешь-чего. в конце концов, мы можем стать друзьями, хотя мне все еще странно об этом говорить. уду наверняка придушил бы тебя, что оставил меня нищенствовать и бродяжничать, но а что поделаешь, кому как не тебе знать, насколько упрямым я могу быть, не желая тебе уступать? и все-таки совсем отмахнуться не позволяет гордость и уважение к уду, поэтому время от времени, сам прославленный генерал мингуан озаряет своим присутствием столичные трущобы. поистине, жизнь причудлива!
касаемо игры: моя постовая активность нестабильна, лапслок в постах не использую (но иногда использую.....), это тут очень эстетично ✨✨ плюс не хочется чтобы все в касте сидели по своим углам, поэтому рассчитываю на долю активности и заинтересованности не только ко мне (не то чтобы я на нее рассчитывал). ты пиши как хочешь, так часто, чтобы хотя бы не отлететь за неактив, будет очень здорово если параллельно нет 5+ ролей, ну потому что все равно внимание распыляется, А Я ЛЮБЛЮ ВНИМАНИЕ~ предлагаю перед анкетой зарегистрироваться, обменяться постами-планами и в целом проверить подходим ли мы друг другу

пример поста;

У Ши Цинсюаня были большие планы на этот лунный новый год: он хотел отправиться на землю и провести несколько дней, веселясь и празднуя среди смертных, очень уж соскучился по их миру. На верхних небесах ясное дело тоже планируется большое торжество, праздник весны для небес имеет не меньшее значение, чем для поднебесной, будет пир, на который соберутся все-все небесные чиновники, в том числе служащие средних небес, но он видел это несколько десятков лет подряд и, признаться, Цинсюаню наскучило. Он надеялся, что в этом году все поменяется - раньше брат не пускал его на землю всеми правдами и неправдами, но летом это изменилось.

Тогда они можно сказать поругались. С натяжкой. Просто Цинсюань решился возражать, а Уду в конце концов неохотно его выслушал. Уже ближе к осени, когда остыл. А сначала он был в ярости! Столько лет он не позволял заниматься никакими небесными поручениями и спускаться в мир смертных, сам выполнял все молитвы, обращенные к повелителю ветров, а в этот раз Ши Цинсюань за его спиной сбежал, не сказав ни слова. "Ладно сбежал", в итоге смирился брат, "но неужели ты не мог взять с собой кого-нибудь из богов войны?! Зачем ты потащил повелителя земли, который вознесся только в этом году, какой от него прок?!"

Цинсюань был категорически не согласен, не только потому что Мин И единственный из всех согласился отправиться с ним, несмотря на то что каждый на небесах знал: поступи так - и обратишь на себя гнев повелителя вод, но еще и потому что в путешествии показал себя очень надежным и достойным спутником. Цинсюань искренне беспокоился и как мог постарался перетянуть раздражение брата исключительно на себя. В конце концов Уду пообещал, что не будет препятствовать тому, чтобы он отправлялся выполнять поручения на землю, но с ним всегда должен быть кто-то из богов войны. И, если прежде никто не хотел идти с Цинсюанем, то теперь ровно по этой же причине никто не смел бы отказаться. Таким образом последние полгода повелитель ветров ощущал себя вольно и довольным жизнью.

Именно поэтому он полагал, что отлучиться на землю праздновать не станет проблемой, но Уду и слышать не пожелал, еще и пригрозил, что все дни будет проверять его через замок долголетия и, если обнаружит, что Цинсюань не на небесах, то лично притащит обратно за уши и запрет на месяцы во дворце. Ужасно несправедливо! Разве он ребенок, чтобы с ним так обращаться?! Он имеет право идти куда вздумается и делать, что хочет! Все это Цинсюань думал, но вслух сказать конечно же не решился. Ведь он знал, что брат лишь беспокоится и старается защитить, как делал всегда. Сложно злиться на того, кто просто желает тебе добра.

Но он же точно умрет со скуки!

Вышагивая раздраженно по своему дворцу, Цинсюань мысленно жарко и убедительно спорит с братом, одерживает победу и бухается на кушетку, тоскливо вздыхая: в реальности у него не было ни шанса. Тогда он никуда не пойдет. Останется здесь! Весь праздник просидит во дворце, в тоске и одиночестве! Сложив руки на груди, Цинсюань кивает своим мыслям и строго смотрит на гору одежд, сваленную в углу залы: сегодня утром младшие служащие притащили все это. Роскошные наряды и пояса были призваны задобрить повелителя ветров, падкого на красивые вещи, но он мужественно и пальцем их не коснулся. Но ведь если просто посмотрит, то ничего такого в этом нет?

Среди разнообразных нарядов случайно затесались несколько женских, их он замечает мгновенно, не зря же пол своей земной жизни провел, выдаваемый за девочку. Цинсюань хорошо разбирался в том как изящно ступать мелкими шажочками, делать замысловатые прически и смеяться, скромно прикрывая лицо рукавом. И ему неожиданно пришло в голову, что теперь-то он божество. Ему совсем не нужно притворяться, если он пожелает, он может стать женщиной. Что Цинсюань немедленно и проделал, нарядился и до вечера вертелся перед зеркалом, поправляя форму лица, стройность талии да длину ресниц, обрамляющих выразительные зеленые глаза.

Ну что за красавица! Ему и в детстве говорили, что он очень хорошенькая девочка, но сейчас так и вовсе! В восторге разглядывая себя, осторожно пощупав настоящую (!) грудь - ого какая мягкая - он хохочет, довольный пришедшей на ум выдумкой. Он просто прикинется младшей служащей небес и позабавится, гуляя в новом облике! Конечно, нельзя, чтобы кто-то его узнал: особенно сейчас, на фоне того, что в некоторых регионах смертные выдумали переделывать его статуи в женские и нарекать женой Уду, ужас какой, но кто вообще его узнает? Цинсюань скроет свой духовный потенциал и мощь, вот и делов-то. Единственный, кто может догадаться, это брат и есть, но тот едва ли обратит внимание на одну из многих младших служащих, а едва застолье окончится наверняка по обыкновению уйдет с другими опухолями продолжать отдых как они там это делают, шептаться о своих секретах да нежиться в горячих источниках. Пф.

Все и правда идет, как Цинсюань и полагал, когда вечер праздника начала весны наступает: никто и не догадывается, что вместо повелителя ветров на праздник пришла повелительница. Пришлось оставить веер и все артефакты, по которым его могли бы узнать, но зато в его волосах изящные шпильки, мягкий нежно-небесного цвета наряд. Нет-нет, а Цинсюань засматривается на свое отражение, проходя мимо любой мало-мальски зеркальной поверхности. Так, что чудом не налетает на генерала Пэя в пестрой толпе небожителей, но ловко и торопливо ретируется, опасаясь, что рядом с ним наверняка где-то Уду.

Его место за праздничным столом среди других младших служащих, вдалеке от божеств верхних небес, поэтому Цинсюань расслабляется и ведет себя естественно, смеясь и активно болтая, заводя знакомства, представившись новой служительницей во дворце повелителя ветров.

Отредактировано Shi Qingxuan (2022-08-08 09:24:56)

+6

7

lisa minci
[ведьма, библиотекарь, социальная красавица]

https://i.ytimg.com/vi/28s_Ux-EWlw/mqdefault.jpg
[original]

[indent] » genshin impact
И снова: прошлое объединяет. У тебя оно сомнительное, у меня оно очень сомнительное - это ли не замечательная почва для того, чтобы найти общий язык? Ты прекрасный собеседник, тоже искренне заботишься о Джин, можешь ставить детей на место, а ещё умеешь пить и составлять компанию после. Пожалуй, я спокойно могу сказать, что мы что-то вроде друзей с бонусами. И, какая ирония, в основе твоего гедонизма лежит тоже самое, что и в моём случае: попытка компенсировать. У меня - утерянное время и нутро, у тебя - время, которое могло бы быть, но которого у тебя после всех манипуляций попросту не имеется. Я не то чтобы являлся сталкером в данном случае, но точно знаю, что в твоих глазах скрывается смирение и жестокость жизни, но вынуждать душу выворачивать - дурной тон. Ты девочка умная и взрослая, самая знаешь, как тебе лучше. Если когда-то захочешь что-то изменить, то знаешь, что можешь открыться и попросить об этом. А до тех пор... Знания нужно хранить, Джин оберегать, вину питься, а над Орденом с кем-то смеяться, не так ли? Можешь считать это моей поддержкой. Интересное наблюдение словно бы за угасающей жизнью, что, впрочем, по-циничному естественно.


Будет здорово, если игрок захочет развить историю Лизы. Как и Кэйя, она имеет потенциал, который разработчики нам если и раскроют, то через пару лет, когда необходимые локации будут введены в игру. До тех пор - всё в твоих руках. В свою очередь скажу, что считаю Лизу приятным персонажем и хотел бы поводить с ней как разговорно-философские эпизоды, так и юмор. Налёт бытовухи, может даже некоторую романтику или вроде того, почему нет: характеры и подача героев к подобному более чем располагают. Если же присутствует интерес к ребятам из Монда и охота собрать их всех, дабы коллективно выносить друг другу мозги (в таверне Дилюка, конечно же, чтобы однажды он сам себя вынес на тот свет), приходи, станем вместе танцевать с бубнами. Мы, может, и Старый Свет, но не хуже других, так сказать, хайповых нынче регионов!!1! Писать часто, кстати, не прошу, но хотя бы пост в две недели - вполне себе, пожалуйста, иначе забывается, чего вообще играли. И 3 лицо. Об остальном договоримся, если постами сойдёмся.

пример поста;

Было ли страшно? Ху'ИнТау не знал; уже терялся различать страх и не-страх. Просто... просто сейчас всё было по-другому. Не так, как в повторявшейся из раза в раз бесконечности, и что делать... Если честно, мальчишка не знал. Пускай его и готовили как могли, пускай разумом и пережитым уже давно не был ребёнком, коим оставался из-за игры Бездны, будь она неладна.

Он не видел дождя; не то чтобы никогда, но когда видел - уже забыл. В сражениях и побегах таковой если и бывал, то принц не помнил: слишком занят был другими делами. Выживанием; своим и отцовским. Не упускать из виду и не терять последнее родное и знакомое, учиться и учить. Переживать из раза в раз. Переставать задаваться вопросом, кто был кем до того, как обернуться... этим; и не слушать, что они говорили, даже если со временем - на чёрт пойми каком кругу - начал понимать, что значили эти преображённые звуки когда-то родного языка.

Он не видел монстров. Если честно, вообще никого не видел, и это вызывало почти панику.

Ему хватило того, что воздух тут был иным; дышалось иначе. Ему хватило того, что даже несмотря на облака тут словно было бы светло, словно бы за ними что-то имелось. Ему хватило того, что сказал и как повёл себя отец, пораженный и начавший увядать здесь еще более заметно, чем в Бездне. С излишком стало того, что отец отсюда испарился, оставив мальчишку в мире, не переполненном ни магией, ни монстрами, ни тьмой, ни бесконечной, безостановочной борьбой за выживание. И сколько бы его, наследника того, что по словам Императора когда-то получит шанс благодаря своему уникальному, избранному наследнику, последней надежде, готовили к этой разлуке... Чёрт подери, это всё-таки являлось страхом, да?

Мальчишка совершенно растерян. Это не привычный ему мир, это слишком далёкие отголоски жизни, о которой успел подзабыть. Что делать, куда идти, с чего начать и... что вообще жалкий мальчишка способен сделать?

Он укрывался в каком-то старом сарае, периодически потирая перевязанный глаз: тот отчего-то пульсировал и вредничал сильнее обычного, вводя в ещё больший ступор и практически выступая панику. А может даже хуже того.

Ху'ИнТау был настолько растерян, настолько вне уюта и того, что для него стало нормой и привычкой, что все его рефлексы разом не сработали, когда оказался обнаружен неким статным рыжим мужчиной. Тот что-то спрашивал, говорил, уточнял, а мальчишка... Чёрт подери, едва ли что-то разбирал. В памяти невольно всплывали обрывки из речи матери, знакомыми вкраплениями, коих, впрочем, недостаточно для понимания; матери не стало слишком давно, ещё до вечности, и  Мокью не в состоянии вспомнить. Он слишком растерян и слишком поражен встретить человека.

Ч е л о в е к а .

Не стал отнекиваться или сопротивляться, когда ему предложили, кажется, помощь, сняв большую накидку и устроив поверх его - оказывается - промокших плеч, а после уведя в какую-то конструкцию на колёсах. У Ху'ИнТау не имелось причин не идти; у него, кажется, теперь не имелось вообще ничего во всём белом свете. Потому и пошёл. Это не монстр. Как отец и говорил. С остальным разберётся; теперь не имелось иного выбора. Мальчишке не привыкать, что иначе бывает он просто забыл.

Мужчина привёл его в какой-то особняк, окруженный витиеватыми растениями, и провёл вовнутрь, дав какие-то распоряжения разодетой женщине. Не монстр. Опять.

Принц молчал, разве что хлопая ярко-синим, словно бы заключавшим в себе целый калейдоскоп кристаллов глазом, внимая, наблюдая, слушая. Пытался разобраться, пытался успокоить часто и громко стучавшее сердце. Иногда кивал, а несколько раз даже что-то ответил: так и то, что знал на своём языке, на языке монстром, на остатках того, что осталось от матери и чьи слова пытался напоминать отец, говоря, что принцу надо запомнить, это пригодится.

Мужчина попытался вновь что-то расспросить, но в ответ получил очередное: "КаэЙа. Дрянс у... Я. КаэЙа. Я." После же куда-то удалился, то ли устав, то ли занявшись делами, то ли еще что. К тому моменту женщина принесла мальчишке сухую одежду, с откровенным любопытством его рассматривая (что взаимно). Привыкший же всё улавливать (иначе не выжить) слух обратил внимание на шум за дверью комнаты. Там сначала был голос того мужчины и кого-то ещё, а после шевеление за дверью. Ещё несколько минут и женщина ушла, а мальчишка так и остался сидеть на мягком диване, ещё не высохший и замотанный в покрывало. Мягкое.

Отредактировано Kaeya Alberich (2022-06-11 01:42:10)

+5

8

pavel chekov
[энсин, навигатор]

https://64.media.tumblr.com/d71cc9b9edd3ff4fbdfa34b362e8c31c/6d5f0be4edfa6e1c-65/s500x750/821128b921ffcdfdc1da54f64cb6a3d62ee492b7.gifv
[anton yelchin]

[indent] » star trek: reboot
Павел – это искренность. Он несет эту свою искренность в ладонях, широко улыбаясь, протягивает их сует под нос, вот, смотри, бери все, у меня так много, бери, пожалуйста. Прилежно строит предложения на английском, непривычные слова не успевают за быстрой мыслью, и он кажется взволнованным, и он действительно волнуется, краснеет, и торопливо вспоминает английские времена.

Павел готов помочь, просто так, чтобы было легче, без задней мысли, без попыток найти выгоду, он швыряет свое «давайте я» прямо в лицо, пока не успели опомниться и отказать. Улыбается ярко, торопливо и уже спешит подставить руку, плечо, феноменальные способности.
Он растерян, как бывают растеряны все гении, непрактичен, как непрактичны истинные профессора. Он готов взять на себя ответственность, вежливо, но твердо заметить: «Можно, но я… не рекомендую». Случайно погибнуть в каком-нибудь вшивом уголке космоса, закрывая собой, меняя себя на чью-то бездарную, серую жизнь, разменивая легкой рукой золотую монету на множество тусклых, мелких.

Чехов взрослеет под обшивкой «Энтерпрайза», он еще совсем мальчишка – среди взрослых. Павел – гений, но он не набил себе еще всех этих социальных шишек, не наступил на все грабли, по которым жизнь проводит, заботливо держа за руку.


мальчик, этому касту просто не хватает историй про освоение космоса русскими. мы любим миррор!верс, любим сюжеты. космос слишком большой, чтобы тебя в нем не было.

пример поста;

тут пост

Отредактировано Christopher Pike (2022-06-14 01:17:35)

+7

9

rosaria
[соборная сестра, пьяница, бэтгёрл монда, коллега по грязным делам]

https://c.tenor.com/611iagiBPgUAAAAd/rosaria.gif
[original]

[indent] » genshin impact
Если кто и повидал некоторого дерьма, так это сестра Розария; ещё до того, как стала сестрой. Отчасти потому сестрой и стала, что дерьмо повидала, но да это, наверное, не суть.

Её нельзя винить за равнодушие или циничность, за далёкую от нежности натуру и бытие, так сказать, немного мёртвой внутри - жизнь такая, очень располагает. У Розарии имеется список вещей и людей, которые ей важны и за которых она переживает, однако это не то, что будет озвучено ею вслух. Она вообще не из самых разговорчивых, но одна из наиболее ни то проницательных, ни то внимательных людей в вашем окружении. Потому что привычка, потому что это ей ничего не стоит, потому что жизнь многому научила; в конце-то концов, слушать и смотреть - это нередко залог предотвращения проблемы, чтобы говорили и не смотрели другие после. Человек как действия, так и бездействия, вполне понимающая, на что способна, на что нет, куда стоит влезать, и где будет полезна.

Меньше всего на свете ассоциируется с религиозной сестрой, и это, конечно же, вполне оправдано. Во что-то Розария, впрочем, да верит. Просто так сложилось, что чёрную работу кому-то выполнять надо, дабы остальное блестело да не бросало тень на что не следует. Если видит в том смысл и отдушину, то чем не служба богам? Даже если не во имя них как таковых. Пока люди, важные для неё, счастливы, Розария спокойна. Себя же можно выражать через едкие замечания, черновую работу и, конечно же, бутылку. И если с главным пьяницей Монда всё понятно, то главная пьяница, пожалуй, канонично причастна к церкви: есть в этом что-то традиционное, как на крути. А остальное... Что же, секреты, как и молчание, Розария хранить умеет, особенно собственные. Не зря, в конце-то концов, по духу она максимально близка Кэйе, несмотря на кардинально отличное внешне выражение. Нутро не изменишь.


Мне бы хотелось быть вполне себе едкими, но эффективными партнёрами: по чёрным делам, по борьбе с очень злачной стороной Монда и его врагами; полагаю, Розария - это один из тех немногих людей, кто может быть в курсе допросов с пристрастием, что устраивает Кэйя, не осуждает за них, и даже способна сопровождать по мере необходимости, потому что... ну, жизнь такая, не так ли? Кроме дерьма ничего не обещали, так пускай хоть с пользой. И нет, я конечно же не прошу быть капитанским психологом, но... ну... ладно?... Собутыльником, вот. Пожалуйста, умоляю. С Венти валяться под  дверями таверны, конечно, ок, но он же ветер - сегодня есть, завтра нет, а хочется стабильности в таких отношениях, дно бутылки дело требовательное. И вообще, мне кажется Розария и Кэйя прекрасны в плане вместе тусить, потому что черти, красота ненаглядная и ойвсёнупосмотрите. А ещё давайте Розария будет тоже заботиться о Джин, а? Это у нас тут хобби такое, не дать новоиспеченному магистру досрочно отойти в мир иной или в дурку. А за яд ни я, ни Дилюк не обидимся, потому что весело. Важно: будет круто, если вы захотите найти Барбару и развивать Мондовскую ветку, просто потому что.
Пишите от 3 лица не по посту в месяц, делайте это достаточно грамотно, цените чернуху и всё - большего не надо. По всем вопросам пишите, договоритмся.

Не буду шутить про тройнички, но какие вайбы, ай какие, грех не юзать.
пример поста;

Было ли страшно? Ху'ИнТау не знал; уже терялся различать страх и не-страх. Просто... просто сейчас всё было по-другому. Не так, как в повторявшейся из раза в раз бесконечности, и что делать... Если честно, мальчишка не знал. Пускай его и готовили как могли, пускай разумом и пережитым уже давно не был ребёнком, коим оставался из-за игры Бездны, будь она неладна.

Он не видел дождя; не то чтобы никогда, но когда видел - уже забыл. В сражениях и побегах таковой если и бывал, то принц не помнил: слишком занят был другими делами. Выживанием; своим и отцовским. Не упускать из виду и не терять последнее родное и знакомое, учиться и учить. Переживать из раза в раз. Переставать задаваться вопросом, кто был кем до того, как обернуться... этим; и не слушать, что они говорили, даже если со временем - на чёрт пойми каком кругу - начал понимать, что значили эти преображённые звуки когда-то родного языка.

Он не видел монстров. Если честно, вообще никого не видел, и это вызывало почти панику.

Ему хватило того, что воздух тут был иным; дышалось иначе. Ему хватило того, что даже несмотря на облака тут словно было бы светло, словно бы за ними что-то имелось. Ему хватило того, что сказал и как повёл себя отец, пораженный и начавший увядать здесь еще более заметно, чем в Бездне. С излишком стало того, что отец отсюда испарился, оставив мальчишку в мире, не переполненном ни магией, ни монстрами, ни тьмой, ни бесконечной, безостановочной борьбой за выживание. И сколько бы его, наследника того, что по словам Императора когда-то получит шанс благодаря своему уникальному, избранному наследнику, последней надежде, готовили к этой разлуке... Чёрт подери, это всё-таки являлось страхом, да?

Мальчишка совершенно растерян. Это не привычный ему мир, это слишком далёкие отголоски жизни, о которой успел подзабыть. Что делать, куда идти, с чего начать и... что вообще жалкий мальчишка способен сделать?

Он укрывался в каком-то старом сарае, периодически потирая перевязанный глаз: тот отчего-то пульсировал и вредничал сильнее обычного, вводя в ещё больший ступор и практически выступая панику. А может даже хуже того.

Ху'ИнТау был настолько растерян, настолько вне уюта и того, что для него стало нормой и привычкой, что все его рефлексы разом не сработали, когда оказался обнаружен неким статным рыжим мужчиной. Тот что-то спрашивал, говорил, уточнял, а мальчишка... Чёрт подери, едва ли что-то разбирал. В памяти невольно всплывали обрывки из речи матери, знакомыми вкраплениями, коих, впрочем, недостаточно для понимания; матери не стало слишком давно, ещё до вечности, и  Мокью не в состоянии вспомнить. Он слишком растерян и слишком поражен встретить человека.

Ч е л о в е к а .

Не стал отнекиваться или сопротивляться, когда ему предложили, кажется, помощь, сняв большую накидку и устроив поверх его - оказывается - промокших плеч, а после уведя в какую-то конструкцию на колёсах. У Ху'ИнТау не имелось причин не идти; у него, кажется, теперь не имелось вообще ничего во всём белом свете. Потому и пошёл. Это не монстр. Как отец и говорил. С остальным разберётся; теперь не имелось иного выбора. Мальчишке не привыкать, что иначе бывает он просто забыл.

Мужчина привёл его в какой-то особняк, окруженный витиеватыми растениями, и провёл вовнутрь, дав какие-то распоряжения разодетой женщине. Не монстр. Опять.

Принц молчал, разве что хлопая ярко-синим, словно бы заключавшим в себе целый калейдоскоп кристаллов глазом, внимая, наблюдая, слушая. Пытался разобраться, пытался успокоить часто и громко стучавшее сердце. Иногда кивал, а несколько раз даже что-то ответил: так и то, что знал на своём языке, на языке монстром, на остатках того, что осталось от матери и чьи слова пытался напоминать отец, говоря, что принцу надо запомнить, это пригодится.

Мужчина попытался вновь что-то расспросить, но в ответ получил очередное: "КаэЙа. Дрянс у... Я. КаэЙа. Я." После же куда-то удалился, то ли устав, то ли занявшись делами, то ли еще что. К тому моменту женщина принесла мальчишке сухую одежду, с откровенным любопытством его рассматривая (что взаимно). Привыкший же всё улавливать (иначе не выжить) слух обратил внимание на шум за дверью комнаты. Там сначала был голос того мужчины и кого-то ещё, а после шевеление за дверью. Ещё несколько минут и женщина ушла, а мальчишка так и остался сидеть на мягком диване, ещё не высохший и замотанный в покрывало. Мягкое.

Отредактировано Kaeya Alberich (2022-06-11 13:52:10)

+6

10

ash tyler [voq]
[офицер звёздного флота, агент секции 31]

https://64.media.tumblr.com/2ef8dab9e86f3347a07c15d668203234/ff8e5b423bc059a2-d4/s540x810/81fb77acc2bd4a131bc7735755fb21230c3687c1.gif
[shazad latif]

[indent] » star trek universe

Тебя все ещё мучают кошмары по ночам, да, Тайлер?

Было время, когда я знал тебя, как хорошего офицера, верного своей миссии; ни страха, ни сожаления, — ты делал то, что должно, даже если другим это было не под силу; ты хотел привести Звездный Флот — к победе. Ты отправился на ISS “Шэньчжоу” в поисках ответов, сам того не подозревая. Как верная псина, оберегая последнее дорогое, что у тебя осталось, ты полез на передовую перед Огненным Волком. (Что ты увидел там, в зеркале? Что клингоны сделали с тобой во время пыток? Ты ещё помнишь, как это — быть самим собой? Ты хотя бы помнишь, что значит — быть человеком?) Мне больно смотреть, во что ты превратился за эти годы. Солдатам нельзя проявлять слабость; если сейчас ты сдашься, очень скоро он сожрет тебя изнутри.

Хватит корчиться от бессилия и жалеть себя, так ты никому не поможешь, — ни себе, ни Дискавери. У нас здесь — идет война. Так собери волю в кулак и возвращайся к службе. Без тебя, им недолго осталось.


ключевое слово: секция 31. да, мне нравится идея, что помимо звездного флота, есть нечто иное, способное действовать за рамками устава; тайлер же — один из первопроходцев нового состава (ему абсолютно не понравится вмешательство лорки в деятельность секции, но когда они с тайлером договаривались обо всем мирно?). мне нравится мысль, что у тайлера впереди — долгий путь излечения, принятия, попыток договориться с самим собой; понадобится неслабая воля, чтобы сдержать в себе такого монстра. кроме того, тайлер — один из немногих людей, которые действительно нравятся лорке; он, как и другой, умеют принимать сложные решения, от которых зависит успешный исход дела. приходи, я втяну тебя в сюжет, и мы сможем развить историю секции 31 (а там еще черт знает сколько всего необследованного).

муд #дискавери
пример поста;

тут пост

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-06-12 23:35:16)

+4

11

anubis

https://imgur.com/fhfCIA2.png https://imgur.com/Yi9uyjw.png https://imgur.com/Yx4so3Q.png
[oded fehr]

[indent] » egyptian mythology

«После миллионов лет упорядоченного сотворения мира
[indent]  [indent] вернется предшествующий сотворению хаос

Мистерии имеют много слоев, каждый из которых открывает новую плоскость знаний. Так же, как образ Анубиса имеет несколько смыслов, меняющихся в зависимости от контекста. Например, у Анубиса — два лика, черный и золотой. Чёрный Анубис связан с первым этапом алхимического процесса — «чёрным деланием», которое в психологическом плане означает вхождение в хаос, разъединение, распад. Золотой Анубис — путь созидательной трансформации личности.
Человек — существо многосложное, симбиоз сил. Вся жизнь человека, все события, которые ему предстоит пережить, все, в чем он будет участвовать или наблюдать, — это личная мистерия посвящения. И только от человека зависит, сможет ли он пройти этот путь и обретет ли в конце этого пути бессмертную душу.


может быть ты подумаешь, что я поехал. но. у меня есть  о ч е н ь  концептуальный сюжет кроссовера стар трека с египетской мифологией, где пантеон богов — это не идеализированная человеком сущность, а квинтэссенция космоса; где-то за пределами знакомого, открытого, обитаемого, — где-то на грани физического воплощения и философской идеи о «конечности» пространства-времени.

что-то сюжетное, что-то не очень;

дело в том, что мой лорка — знатно проебался по жизни, прыгая туда-сюда из прайм! и миррор! вселенных (а у нас еще и соприкосновение с ребутом будет, и еще черт знает сколько таких разломов). его время, с точки зрения столкновения двух вселенных, не просто остановилось; оно исчезло, — его отторгают обе вселенные, он стал ошибкой, пространственным и временным коллапсом. по идее, ему бы, конечно, подойти к той же точке невозврата, в которой в конце второго сезона оказалась филиппа — стать константой в определенном отрывке времени, чтобы «заземлиться» в нем. но. НО. (он слишком заебал всю вселенную своим существованием, чтобы она легко и просто выкинула его в безвоздушную среду, как биомусор). так что, если решишься — будь готов, что я накидаю тебе пару источников вдохновения и миллион своих мыслей о том, как в рамках этого кроссовера можно переобмозговать древний образ божества. (если что-то пойдет не так, и тебе покажется, что все это звучит слишком плохо и не_научно — ты всегда можешь сказать "стоп", и мы подумаем над чем-то попроще).

пример поста;

тут пост

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-06-20 23:03:51)

+6

12

amon [aus] ra

https://imgur.com/te3ZiDS.png https://imgur.com/QBBLdAK.png https://imgur.com/qw7Yt90.png
[charli hunnam]

[indent] » egyptian mythology

[indent]  [indent]  [indent] Я — две его души в его близнецах.
[indent]  [indent]  [indent] Я — вчера, я знаю завтрашний день.

древнеегипетские тексты повествуют о двух вещах. первое – уже созданная вселенная возвратится к хаосу в конце цикла мироздания (большое сжатие). второе – существует возможность нового циклического возрождения вселенной, что символизирует присутствие аус-ра.
слово аус означает «сила, корень». таким образом, аус-ра означает «сила ра», перерождение ра. ра (ре) и аусар (осирис) символизируют собой постоянный цикл существования. ра — живой бог, умирающий, чтобы стать аусаром - нетером мёртвых. аусар восстаёт из мёртвых и становится ра. цикл мироздания непрерывен: это поток жизни по направлению к смерти. но из смерти появляется новый ра, всходит новая жизнь. ра — космический принцип энергии движения к смерти, а аусар представляет собой процесс перерождения. таким образом понятия жизни и смерти становятся взаимозаменяемы: жизнь означает медленное умирание, а смерть — возрождение к новой жизни. в смерти усопший ассоциируется с аусаром, но вернувшись к жизни, он будет ассоциироваться с ра.
само по себе большое сжатие не является концом света. у схлопнувшейся вселенной (нейтронного супа) появится потенциал воссоздания – большого отскока,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] — нового ра.


продолжая нежно и с толком насиловать тему космологии в египетской мифологии, я дошел до той точкиручки, когда готов перманентно нести в чужие лс странные образы древних вселенных, развивать странные концепции происхождения мира и падать в психоделические ау; для ра у меня — практически бесконечная ветка кроссовера, и точку отсчета можешь задать сам. но если слово "стар трек" вызывает у тебя нервное подергивание глаза, мои описания вызывают мысль "ничего не понятно, но очень интересно", и ты ломаешь голову как и зачемнахуя — приходи, я медленно, ласково волью тебе в уши всю необходимую инфу (ничего дополнительно смотреть не потребуется; я основываюсь на идеях и взглядах антропологов и космологов, лишь частично приплетая к этому реальность своего канона.) будет здорово, если ты уже знаком с пантеоном и хотя бы понимаешь, какое место ра занимает в египетской мифологии (но помочь расшарить тему тоже готов)

пример поста;

тут пост

Отредактировано Gabriel Lorca (2022-06-20 23:01:46)

+7

13

jun wu
[небесный владыка, белое бедствие, однажды психанул и вся поднебесная разгребает до сих пор]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/94/533367.png
[[на ваш вкус]

[indent] » tian guan ci fu
наследный принц, надежда своего народа. небожитель, что вознесся совсем юным, проторив дорогу на небеса своим друзьям. тот, кто любил свою страну и заботился о своих людях, кто всегда мечтал их защитить. тот, чья вера в людей оказалась сильнее, чем их вера - в него.
это о тебе или обо мне? никто, даже я сам не смог бы догадаться. одна и та же история с разрывом в две тысячи лет.
но дальше мы пошли разными путями, и хотя в результате я оказался в грязи, а ты - на троне, я все еще считаю, что именно мой выбор был верным. а ты уверен в своем? если да, почему тратил столько сил, чтобы доказать свою правоту?

давай, эта история не закончится с твоим низвержением. не верю, что все две тысячи лет, пока был у власти, ты лишь строил козни, не делая ничего полезного людям и небесам - а значит не только белое бедствие, но и небесного императора цзюн у еще вспомнят не раз. нашей новой встречи я желаю не больше, чем гибели мира, но если она неизбежна, то кто знает, может, я смогу услышать истинную историю принца уюн. а ты, может быть, ты вспомнишь, каково это, быть человеком?


никому не интересно сидеть под горой и вечно флексить флэшбэчить, так что как насчет того, чтобы продолжить линию постканона? вариантов чем заняться масса: теряй силы (у нас тут на это тренд), не теряй силы, а наоборот отвоевывай свой трон назад, или становись на путь искупления и постарайся примириться со своим прошлым и настоящим, а может только сделай такой вид?
нас уже много и мы хотим все бедствия в команду! поэтому будет замечательно, если ты будешь открыт к общению и хочешь гореть вместе с нами. пиши как хочешь, так часто, чтобы хотя бы не отлететь за неактив. игра на форуме доступна для просмотра, так что как кто из нас пишет можно ознакомиться.
очень здорово если параллельно у тебя нет 5+ ролей, ну потому что все равно внимание распыляется. перед анкетой можно зарегистрироваться и заглянуть в фэндомную тему, на нас посмотреть, себя показать. мы все разные, но уживаемся, так что и тебя осилим: приходи шатать небесную столицу или проходить курс психотерапии

пример поста;

на форуме уже есть

Отредактировано Xie Lian (2022-06-22 07:25:35)

+8

14

fenris
[Беглый раб
Свободный эльф
Лучший друг Защитника Киркволла]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/140/662238.jpg
[your choice]

[indent] » dragon age
[indent] Когда-то его звали Лето, но его собственное имя он узнает лишь от сестры, что предала его, обманула, приведя вновь к бывшему хозяину, заманив в ловушку, что была устроена в Висельнике.
[indent] Хоук и не думал отдавать Фенриса Данариусу — за то время, что они были знакомы, начиная с драки на пороге эльфинажа, маг уже успел проникнуться к эльфу неподдельным уважением, а сам Фенрис стал неотъемлемой, весьма важной частью его разношерстной, взбалмошной, известной уже почти на весь Киркволл компании.
[indent] Фенрис также был одним из немногих, к кому Хоук был способен чувствовать что-то вроде… жалости и сострадания. Он видел несчастных, с которыми Андерс возился в своей лечебнице, видел бедность Нижнего города, сумев вырваться из нее лишь благодаря стойкости, упрямости и удаче, но история беглого раба, что хлебнул горя и боли, упрямо продолжая терзать себя ненавистью и отчаянием, трогала скупого на эмоции Гаррета куда сильнее.
[indent] Для Хоука Фенрис — лучший друг, такой же верный, как и Варрик, хотя первое время их общение было весьма… напряженным. Гаррет — маг крови, с чем довольно долго не мог смириться эльф, да и водил дружбу с одержимым отступником, что так ратовал за свободу ненавистных Фенрису магов, но Хоук смог доказать эльфу, что достоин его доверия и верности.
[indent]  Они всегда довольно хорошо друг друга понимали — Хоук почти так же мрачен, как и эльф, и у него весьма похожие понятия о правосудии и мести, а еще порой жестокий, очень своеобразный юмор. Гаррет всегда поддерживал Фенриса в желании помочь несчастным невольникам, всегда был рад пойти с облавой на работорговцев, что вновь расположились на Рваном береге, совершенно не понимая и не принимая как ненависти к эльфам, так и рабство, неважно, является ли оно открытым, или же воплощалось в строгом контроле храмовников над магами в Кругах.
[indent] Преданность эльфа лишь немного пошатнулась, когда Хоук принял решение все же поддержать магов, когда вспыхнул уже давно назревающий в Киркволле конфликт, но Фенрис знал, что каждое решение мага тщательно взвешено, и что все его действия продиктованы лишь холодным расчетом.


Просто приходите.
Я играю любые сюжеты и альты, с ответами не тороплю и стараясь не задерживать посты сам.

пример поста;

[indent] Несмотря на яркое, жаркое пламя в очаге и множество свечей, воткнутых то тут, то там, оплывающих прямо на рассохшееся дерево столов, в помещении сохранялся прямо-таки неприятный, пробирающийся под одежду и пронизывающий буквально до костей холод. Они давали достаточно освещения, но никогда - тепла. Множество алхимических препаратов, останки тел животных и существ, расставленные по множеству полок вдоль стен, засушенные травы под потолком не терпели жара, сохраняясь только при неприятном любому живому существу холоде.
На алхимической лаборатории медленно, очень медленно закипало очередное зелье - темно-зеленое, им можно было обработать лезвие клинка или наконечник стрелы - плавно стекало в небольшую колбу уже пару часов как, но всё равно тягучая жидкость едва закрывала собой толстое дно.
В комнате на самом нижнем этаже подземелий было тихо, несмотря на кипящую в Темном Братстве последние пару месяцев жизнь.

[indent] Люсьен быстро, выверенно разделывал труп, лежащий на каменном столе, потеряв где-то привычную мантию Уведомителя и закатав рукава чёрной рубахи выше локтей, обнажая почти мертвенно-бледные запястья с ещё более белыми нитями шрамов и вымазавшись в крови.

[indent] - Слышащая в курсе? - Тихо спросил мужчина, впрочем, даже не посмотрев на стоящих у порога в его личные владения. Пока что весьма скромные, но лишённые от посягательства посторонних - тёмная, гнилая аура некроманта простиралась на добрую пару этажей, и даже едва ли живой Бабетте было немного неуютно, когда она забегала за реактивами или травами, которых у Люсьена всегда было в избытке.
Некромантам всегда было тяжело существовать рядом с живыми, а после возвращения из Пустоты Лашансу было и вовсе непросто, поэтому каждый день превращался для него в самую настоящую пытку. Но других вариантов на горизонте пока не наблюдалось.

[indent] - Я не думал, что всё… так, а она взяла, и… - Мямлит юноша, совсем ещё мальчишка у входа, перед этим бегло посмотрев на своего приятеля, что толкнул его слегка локтем в бок.

[indent] Лашанс подавил желание закатить глаза - слишком уж был занят. Резко дёрнул рукой, отсекая мягкие ткани от костей, тут же погружая их в миску с густым, едко пахнущим раствором - они ему ещё понадобятся, как и органы, которые можно будет пустить на зелья и сильнодействующие эликсиры. До его появления в числе живых подобным занималась Бабетта, но Люсьен знал себе цену еще тогда, двести лет тому назад. Его эликсиры, яды, настойки были на порядок сильнее. Он занимался этим и сейчас, восстанавливая навык, прекрасно понимая, что нестабильная пока магия не позволит ему выполнять контракты, как это было прежде.

[indent] - Громко. Чётко. Ещё раз, - тихо, совершенно спокойно отзывается мужчина, наконец поднимая взгляд на топчущихся на пороге убийц. Смотрит долго, пронизывая насквозь, заставляя ещё сильнее жаться друг другу, врастать в пол, чувствовать всю собственную бестолковость.

[indent] Когда-то под этим взглядом затихали даже его коллеги по Чёрной Руке, и рядовые убийцы не стали исключением, заговорив почти сразу:

[indent] - Мы пришли к ней сначала. Рассказали, что случилось, и про девчонку, и про...клинок. Она отправила к вам, - чуть более смело говорит юноша, судорожно сглатывает, вновь роняя взгляд в пол и добавляя уже куда как тише и менее смело. - Сказала, чтобы вы назначили нам наказание.

[indent] Лашанс всё-же тяжело выдохнул, не очень-то аккуратно, с громким шлепком плюхнув истекающее почти свежей кровью сердце на свободную миску.

[indent] - То есть, вы мало того, что упустили свою цель, указанную в контракте, но и позволили ей украсить клинок, дарованный вам из Пустоты самым Ситисом?

[indent] В помещении разом становится на пару градусов еще холоднее. Пламя свечей падает, мелькает на фитиле жалким голубоватым огоньком и пускает слабые искры, но мужчина быстро берёт себя в руки, щёлкает пальцами левой руки, и всё приходит в норму. Только пламя в очаге вьется беспокойно, облизывая чёрный котелок на вертеле.

[indent] Не хватало ему ещё сорваться на этих идиотов, которые продержатся в Братстве едва ли ещё полгода - Пустота, а ее зов Люсьен теперь ни с чем и никогда не спутает, заберёт их довольно скоро.

[indent] Вытерев влажной тряпкой наконец руки, оставляя на них всё равно бурые разводы крови, мужчина наконец разворачивается к убийцам. Его лицо всё ещё не выражает ни единой эмоции, как и чернильно-черные глаза, но голосом можно заморозить ещё пару городков в этой и без того холодной провинции. Лашанс складывает на груди руки, смотрит открыто, долго сохраняя молчание, подыскивая максимально подходящий вариант, который устроит всех.

[indent] - Ступайте. Не прикасайтесь к новым контрактам. По возвращении я найду вам… занятие.

[indent] Дверь с глухим, поспешным стуком закрывается с другой стороны, и мужчина всё же проводит по лицу ладонью, прикрывая глаза.

[indent] Всё было совсем не так, как он ожидал. Братство стало… другим. Лишь тень, жалкие слухи о той легенде, которым оно являлось двести лет тому назад. Ни системы, ни контроля, ни трепета перед Матерью и Ситисом, лишь жалкая жажда быстрых, лёгких денег, превращающая новых рекрутов в жалких наёмников.
Астрид, что пустила Тёмное Братство едва ли не по миру, нынешняя Слышащая, плохо понимающая, кем она теперь является, воспринимающая саркофаг Матери каким-то сюром, не более… пожалуй, из всего нынешнего Братства Люсьен мог открыто поговорить только с Цицероном, что много общался с Матерью в своё время, но вот именно с ним, как ни странно, и не хотелось.
Несмотря на схожесть взглядов, рыжий шут раздражал некроманта до дрожи.

[indent] У них и Чёрная Рука будто позаимствована у инвалида-бедняка из Виндхельма - только Слышащая и вернувшийся из числа мёртвых Уведомитель. Это даже не смешно.

[indent] Тяжело вздохнув ещё раз, Люсьен скользнул взглядом по трупу, которым занимался последние пару часов - ещё одна работа скампу под хвост. Он может наложить чары стазиса на останки, но какой от них толк, если в его комнаты регулярно вламываются все, кому не лень, а он понятия не имеет, когда вернется после того, как в очередной раз отправится подчищать за вверенными ему убийцами?

[indent] Все почти как раньше. Почти.

***
[indent] Снег сыпет, тучи тянутся всё ниже и ниже. Люсьен может посревноваться с ними в мрачности, хотя в этом нет особой необходимости - знает же, что выиграет с хорошим отрывом.
Дорога заканчивает петлять, и после одного из поворотов он наконец отпускает Тенегрива охотиться, погладив напоследок по длинному, гладкому черному носу - заставлять его дожидаться в общих конюшнях было почти что кощунством, а объясняться потом с конюхом за неожиданно откусанные пальцы не хотелось совершенно.

[indent] Город погружен в снег и тоску, как и двести лет тому назад. Лашанс ориентируется в улицах слабо, все-таки многое изменилось за двести с лишним лет, когда он был здесь последний раз, но это хоть что-то.
Карман греет записка контракта, который недоумки так и не смогли выполнить.

[indent] Исправлять чужие ошибки было его обязанностью. Заботится об убийцах в убежище было выбито у него на костях черепа, и Лашанс старался до последнего своего вздоха, Ситис свидетель.
Но как же его бесила чужая глупость!
К тому же, нынешние убийцы не шли ни в какое сравнение с теми, что подчинялись ему в Чейдинхоле, но…
Он был обязан.

[indent] Немного послонявшись по улицам, надвинув не слишком глубоко на лицо меховой капюшон зимнего плаща, чтобы примелькаться горожанам, он заходит в первую попавшуюся таверну, чтобы согреть руки и послушать местные сплетни - это тоже никогда не было лишним.

[indent] Заказывает горячий травяной отвар, занимает одно из свободных мест под не самым освящаемым столиком, скидывая с плеч плащ да скользя по местным лицам равнодушным, но цепким, внимательным взглядом.

Отредактировано Garrett Hawke (2022-06-24 18:07:43)

+5

15

louis* anciel
[студент коллежа, пубертатная язва, возможно супергерой]

https://64.media.tumblr.com/097480f27bbb93c0b3f96e27a0921342/78aa383b4c3298ca-03/s500x750/4c5435a9088560aae132a054a09adc29906b83b3.png

еще пример

да, это первичные концепты самого Марка, но дальше в тексте вы поймёте, в чем вся идея
https://64.media.tumblr.com/7b9ad5f5d234265919c89414229b2b3d/tumblr_pqunrzoDpt1xcqo6co2_1280.jpg

[original, arts, your choice]

[indent] » miraculous ladybug & cat noir
Луи* (имя можно сменить, это я для удобства) Ансьель - брат-близнец Марка, старше на несколько минут. Особенный парень: хоть и выглядит тощим и хрупким, как Марк, но на самом деле, он крепче и выносливее брата. Предположительно, он занимается каким-нибудь видом спорта или спортивной борьбы и вполне способен набить морду тому, кто его разозлил или обидел брата.
Он сочетает в себе и вайбы ботана, и опасного парня своим холодным взглядом из-за очков.
Он может быть саркастичной язвой, тоже обладать талантом к писательству.
По задумке Луи и Марк это такие "взаимопроникающие" противоложности: Луи жёсткий, трудный в общении и иногда задира, но при этом в глубине души добрый и заботливый человек. Марк - в основном на поверхности мягкий, нерешительный, чрезмерно чувствительный, но если его вконец достать, то получается взбалмошная агрессивная задница в лице Ревёрсера.
Луи примерно как Феликс+Хлоя в каноне (правда, в нашем сюжете она изменилась, очень смягчилась под влиянием дружбы с Маринетт), только не ворует и не унижает так сильно окружающих, хотя иногда все же может перейти грань занозистого поведения. Не любит чужие слабости, морщит нос, пытается закалить своего близнеца, но получается не очень хорошо. Однако имеет к нему особую привязанность, как это бывает с близнецами тут могли бы быть шутки про твинцест, но я пока воздержусь.
***
меня уже давно посещает эта идея: что, если б у Марка был брат-близнец с противоположным характером? Пользуясь тем, что на этом форуме разрешены неканоны, я решил использовать этот шанс. Примерный образ персонажа, как видите, основан на первичных концепт-артах Марка: другие цвета, другое выражение лица. Как-то вот хоть и носит очки, но не кажется мягкотелым милашкой. Мне кажется, такой бы и без акуматизации отдубасил бы обидчика остатками тетради хд только не надо бить Ната, пожалуйста! Хд


дополнительно: в принципе, выше я уже изложил примерное видение: Луи ворчит, пытается сделать Марка сильнее, иногда даже ревнует его к тем, с кем он общается, защищает его от тех, кто пытается брата обидеть. Намёки на не совсем братские чувства - по желанию хд
Только учитвай, что в моей анкете упоминается еще и самый младший брат - лет 8.
В остальном - пишите в лс, там могу и текст анкеты показать )

пример поста;

...Утро было озарено приятным золотистым светом солнца. Выходной день - правда, даже его мама предпочитает провести на работе, и Марк этому даже рад. Так спокойнее. Он просто сделает уборку и приготовит обед и ужин и потом сможет делать что захочет. Пусть отношения с матерью у него были не самые простые, по сути, его не особо заставляли заниматься бытом. Его практически даже не просили, уроки его тоже не проверяли. Только потом едко комментировали результаты. Ей было всё равно, что он делает, где "шляется", если только не "пялится на всех встречных парней" - по сути это были её домыслы, прям на каждого он не пялился и не западал.
Так или иначе, со всеми своими делами он закончил довольно быстро, после чего собрал свою сумку и отправился на прогулку с Маринетт. Честно говоря, он был бы рад даже провести этот день в коллеже. Перевестись в коллеж имени Франсуазы Дюпон было действительно хорошей идеей, хотя поначалу Марк сомневался, что ему это поможет. Надо сказать, маму не особо воодушевляла идея разбираться с проблемами сына, и она очень злилась, что он их вообще себе завёл. "Ты бестыжий болван! Мало того, что по жизни меня позоришь, так еще мне теперь надо тратить время на сбор документов!". У нее было лишь две причины заняться этим самым переводом: во-первых, как раз позор: из-за того, что её сын умудрился влюбиться в одноклассника-"дебила", пойдя по стопам папаши-извращенца, могло пойти много слухов, а это значило, что многие её коллеги по работе узнали бы, что сын такой сильной серьёзной бизнес-вумен - малолетний извращенец. Женевьев до чёртиков боялась, что будет на дурном слуху. Что люди будут говорить, что она собственного сына не смогла нормально воспитать, значит, и бизнес ей доверять нельзя. И кто знает, что там еще за предрассудки мариновались в её голове. Ну а во-вторых - директор предыдущего коллежа практически исключил их с Ксавье обоих. Причем Марка будто бы ради его же блага, дал хорошую рекомендацию для нового заведения. Расхвалил на бумаге как тихого прилежно ученика, у которого, мол, всегда идеальные оценки и он, мол, сверхстарателен. Мать никогда в этот образ не верила, говорила, что он вовсе ничего толком не умеет, тупой и медлительный, хотя мальчишка действительно учился хорошо да и этого Ксавье подтягивал, потому и влюбился. Директор опасался, что если Марк останется, то до него доберутся приятели Ксавье. Те, которых не удалось исключить заодно с главным составом хулиганской банды. Мальчик не сдавался в подробности и не рассказывал Маринетт детали того, почему перевёлся в её коллеж. Пусть они друзья с детства, и о некоторых вещах она догадывалась сама, но ему не хотелось чтоб она потом волновалась и возмущалась. История была действительно тёмная и чуть не стоила Ансьелю целостности рук да и вообще жизни. Пару раз.
Рук, которыми он сейчас добавлял свои небольшие детали к дизайнам подруги на её эскизах, иногда шутя про Адриана. Сам он не то, чтобы был знатоком моды и хорошим художником. Но был аккуратистом. Внезапно телефон девушки запищал - срочные новости. Она достала и включила, а в новостях некая особа вещала, что именно она лучшая подруга Ледибаг. А на плече держала обморочно висящую шатенку. Маринетт вдруг моментально вскипела, вскочила с фонтана, роняя скетчбук и карандаши.
— Как же меня затрахала эта Лила Росси! — выкрикнула она. Марк чуть не подпрыгнул от неожиданности. Но потом даже усмехнулся. Маринетт, конечно, всегда была очень эмоциональной девушкой, но чтоб так материться, да еще в общественном месте... Видимо, Лила её действительно "затрахала". Между тем, Мари уже вспомнила о том, что она тут не одна. Повернувшись к Марку, она стала извиняться:
— Прости пожалуйста, я ужасный человек. Я… ээээээм… я просто… она попала в беду, мне её жаль… надеюсь, Ледибаг и Кот Нуар её спасут как можно скорее, да… просто её стало очень много в моей жизни, — пробормотала она. Мальчик сощурился, встал и быстро собрал ее карандаши, а потом обнял девушку за плечи.
- Успокойся, Мари. Не нужно извиняться передо мной. И как же ты можешь быть ужасным человеком? Ты всегда всем помогаешь, поднимаешь настроение, - он слегка потыкал кончиками пальцев в её щеки. - Может, пойдём в более уединённое место? И не пытайся сбежать от меня с какой-нибудь нелепой отмазкой, я знаю это выражение лица. Расскажешь мне, чем она тебя так достала?

Отредактировано Marc Anciel (2022-07-17 00:22:04)

+2

16

orochimaru
[человек (оптимистично) | отступник, учёный, Легендарный Саннин, таки чертовки хороший учитель]

http://s7.uploads.ru/L2zX4.gif http://sg.uploads.ru/XriSj.gif
[indent] » naruto
Три Легендарных Саннина, три ученика — на одного по каждому. И каждый превзошел своего учителя, так или иначе переняв что-то от. Орочимару, стало быть, мой. И я правда совру, если скажу, что ничего не перенял у него. Правда совру, если скажу, что совсем его не понимаю. Правда совру, если скажу, что со временем не становлюсь похожим, подняв ставки от жизни одного человека до выживания всего человечества. Думаете, я преувеличиваю? Нет. Саннин знает, что это так, и потому так очарован. Ведь только хороший учитель наслаждается и наблюдает за теми учениками, что превосходят его. Нам обоим это дало многое, а начиналось всё... не так.

Орочимару не отрицает, что я давно перестал быть для него просто приглянувшимся, как Итачи когда-то, сосудом. А я по-прежнему продолжаю говорить, что три года, проведенные с ним — это пустая трата времени, давшие мне недостаточно. Это маленькая ложь очень сильно похожа на нас, но важно ли оно теперь? Вещи куда сложнее и куда проще, чем кажется.

У Орочимару и Итачи — вы не поверите — имелась одна общая черта: одержимость жизнью и смертью. Только если брат интересовался тем, что находилось между двумя точками, одинаково ценными и фиксированными, второй отрицал точку Смерти как таковую, совершенно не беспокоясь о том, как проходил путь между этими обозначениями — главное не добраться до пункта назначения. Со временем, конечно, у них появилась и ещё одна общая точка — я, но это уже более сложная, запутанная и совсем неоднозначная история. Быть может, просто все гении мыслят схоже хоть в какой-то из плоскостей.

Учиха — глаза. Учиха — сила. Учиха — страх. Учиха — контроль. Получи глаза Учиха — получишь силу, страх, контроль. Простая истина, за которую члены клана поколениями убивали друг друга и за что убивали — да уважали — другие. Дар и проклятие с перевесом явно на вторую чашу, мимо которого не смог пройти и Орочимару. Шаринган лишил его  рук, причинял боль, отрезал кусок от ценнейшего — самооценки, а он всё равно был одержим ими, видя в этих глазах ответы на все вопросы мира, что лягут прекрасным покрывалом на то, что откроется за бессмертием.

Но вот Учиха не стало. Вернее, осталось лишь двое: лучший из когда бы то ни было живущих и... какой-то ещё. Забитый, одинокий, никому не нужный, потенциальная угроза, а потому находящийся под наблюдением столь же пристальным, как и ставший джинчуурики Наруто (какова ирония судьбы, Орочимару всегда находил мотивы и действия людей весьма занимательными, глупыми и хлипкими, совершенно порой нерациональными), потому менее желанный и недоступный какое-то время. Не получилось с первым раз, два, три, снова и снова, так переключился на второго, не бросая своих попыток. А закончилось оно... вот как, очередная ирония: встречей со Смертью, от которой так умело скрывался. И прощание с ней же. От одних и тех же рук. Всё от тех же глаз. Нет, в самом деле, не иронично ли? Будь осторожным со своими желаниями, ведь они временами воплощаются самым неожиданным образом. Мы оба знаем.

С Саннином мы во многом похожи, хоть и разные по своему содержанию. Его, казалось, интересовал весь мир, в то время  как мой мир — клан — был полностью уничтожен, оставив разве что нишу для ненависти и пустоты. И тем не менее, у познания и пустоты имеется общая точка соприкосновения — сила. Отсутствие границ, что на протяжении веков лимитировали силу человеческого тела, духа и разума. То, ради чего можно пойти на многое, за что впоследствии непременно осудят.

Знал ли Орочимару, что не видать ему сосуда? Возможно. Я без малейшего понятия, чем он мотивировался и как думал. Быть может, знал. Быть может, наделся да на что-то рассчитывал. Быть может, не привык сдаваться, пойдя на поводу собственного желания да недооценив ту силу, что лежала за пределами техник и знаний. А, быть может, просто получал удовольствие от нашего времени, ведь по-своему умел видеть и ценить прекрасное. Я не знаю, правда. Для меня он омерзительный, отвратительный, тошнотворный и зашедший настолько далеко, что перестал быть человеком вовсе. Во мне трудно вызвать омерзение, как и желание отвести взгляд, как и тошноту, но у Орочимару получалось из раза в раз вызывать во мне такую реакцию. Насколько сильно это повлияло на меня и насколько много дало я понял только потом, повзрослев. Так ведь всё равно мерзкий, а? Больной ублюдок, чтоб его.

Можно много спорить о том, верен ли я в своих суждениях касательно пользы потерянных у Саннина лет, но... Есть одна вещь, за которую я ему благодарен. Орочимару даровал мне самооценку, понимание собственной ценности, что с детства забивалась во мне и, казалось, отсутствовала вовсе (всегда второй, не как старший брат, не важный, сам по себе); Орочимару видел и верил в меня, пускай даже и в качестве отправной точки для сосуда. Так, как, кажется, никто никогда не верил прежде (только потом я узнаю, что вторым таким человеком,возможно, являлся мой брат; какая ирония, как у нас чертовски много иронии). В мире шиноби нет психиатрии, но отчасти именно в его роли выступил Саннин. Даровал ли ты мне её - самооценку, потому что Итачи поубавил и твоей самооценки тоже? Возможно, я не знаю. Но это правда та деталь, за которую я действительно благодарен. По-настоящему. Пускай она же и привела к тому, что я не стал твоим новым сосудом. Это распустилось в нечто более сильное, а значит прекрасное; таков ход событий. Я правда был не против отдать тебе своё тело, ты просто в какой-то момент не сумел доказать, что неизменно нужно мне. Ирония (снова, опять) жизни, повороты судьбы, интересные сценарии, к которым ты, оказывается, тоже бываешь склонен.


У нас насыщенное прошлое, но ещё более насыщенное у нас будущее после войны. Ты продолжаешь наблюдать за тем, кого не без удовлетворения считаешь своим лучшим и самым интересным учеником (многих ли ты вообще называешь учениками?), и именно к тебе я обращаюсь чаще других. Терпишь, когда в очередной раз увожу свою команду из твоих убежишь; вообще низменно много терпишь (ведь ты изначально мог вести себя со мной по-другому; что же тебя вело, из чего ты исходил, позволяя мне быть нежной, но требовательной розой в своем палисаднике спартанцев?). И немало получаешь взамен: я приношу тебе интересные экземпляры и знания из миров да измерений, где ты не способен побывать сам, но где потерянной одинокой душой блуждаю я, пытаясь найти своё место и понять суть мира. Возможно, наши эксперименты (очень) плохо кончатся. Возможно, ты как-нибудь захочешь побывать на той стороне со мной. Возможно, мы возродим целую планету в какой-то далёкой вселенной. А может быть и нет. Есть же между нами что-то общее, чего отрицать? Война это подчеркнула. И речь даже не об одиночестве и злобе, нет. Просто миру нас не понять. Ни масштаба твоего мышления, ни моего бытия проклятым Учиха, для которых на земле места не заготовлено. Какая ирония, какая ирония. Наверное потому ты так любовно облизываешь нашу историю своим мерзким языком. Больной ублюдок. Тварь презренная. Фу.


Хочу отыграть это странное ощущение жития чужеродной твари в моём теле (Метка, часть змея по сути), в моем разуме, и цепи, что несёт в себе полученная взамен этого сила. Из чего вывод: у меня тоже достаточно гибкая и нездоровая фантазия, потому что поиск силы и наличие мозгов, как и талантов - это страшно увлекательно; и годы тренировок, и после воскрешения могло случиться много дичи. В каком-то смысле, у меня ни на кого не имеется настолько много играбельных и не очень идей, как на Орочимару. Считаю, что винить меня не в чем. Считаю, что быть способным вызвать тошноту и чувство омерзения у Учиха Саске,который 24 "почему я не удивлен мми да старайся удивить меня лучше лол дав общем-то насрать (я хочу убить брата и сдохнуть господи скорее)" - это очень мощно и говорит обо всём, на что вообще способны слова.
[warning! дичь-индикатор! маска суровости медленно отклеивается, проступает тщательно скрываемое нутро]
Если ты не считаешь отношения Орочимару и Саске самым прекрасным (упоротым, девиантным, умилительным и восхитительным) явлением всея оригинала, то [цензура].
Ладно, здесь я пишу без вролинга, потому не буду скрывать своего искреннего восторга образом Орочимару в целом и его взаимодействия с Саске в частности. Там много вкусной, глубокой, прочной базы (от дважды проваленных попыток заполучить тело Итачи с последующей осторожностью при работе с Учихами и до, до, до). Это же больной ублюдок, кам'он! Если у ДиСи для такого есть Пингвин, то у Наруто есть Орочимару - и это ВОСХИТИТЕЛЬНО. Я скажу честно, что не раз сам себе играл Саннина, потому что отчего-то (ха-ха) его не берут, а любовь моя почти также сильна, как к Саске. Но играть себе его самого подустал, живого бы человека, ну. У меня тут куча шутеек (дегенерата) за пятьдесят, восторгов и прочих признаков тотального неадеквата в духе "Орочимару просил собрать образцы в баночку и долго любовно изучал их пипеточкой", но давай сделаем вид, что я не отбитый и не мертв внутри. Потому что Отбитым (но! грамотным - это высший пилотаж ролевого и душевного искусства) следует быть Орочимару; я-то стабильно внутри ниалё.
Ибо вне шуток, если серьёзно: Орочимару - это ОЧЕНЬ глубокий, разносторонний, сложный, интересный и насыщенный персонаж, которого без любви и желания включать как мозг, так и альтернативное мышление, играть не получится. Мне плевать на лицо, размер постов, тройку, да вообще на многое плевать - за настоящего Орочимару я всё прошу. Отсыплю юмора, экспериментов, вкусных глубоких отсылок, диалогов, реал-лайф-альтов, модненьким побуду, да чего угодно,я не оч хдоровый. Ай, да бросьте: здоровый бы к Орочимару не пришёл и почти три года бы не вытерпел (поговаривают, что здоровый человек Саске не выдержал бы тоже, но Саннин как раз общепринятой менталочкой не отличается, он выше этого; их всех).
Вот, сейчас ассоциация про взаимодействие: бывает короче шкодливый сынка, который весь такой незалежный, очень незалежно держится за мамкину юбку, матюкается, опять же - незалежный ибо - и весь такой, ну такой, короче. Мамка (или папка, или... с Орочимару все так сложно!) сохраняет хладнокровие, на провокации ебанько подросткового не ведется, ибо сынка перерастет, возраст такой, а сама вечерами любовно ласкает ношенные им штанцы и вспоминает про первый выбитый сынкой на тренировке шиноби глаз, детально помня цвет и запах какулек в младенчестве. И нет, я не больной, ассоциации же приходят сами по себе, и... Короче. Бхмн. Как же я, сука, мертв внутри. Как же, сука, мертв.
https://66.media.tumblr.com/avatar_aa0fdc558785_128.pnj
ПРОСТОПРИХОДИУМОЛЯЮ.
У нас каст маленький и без общего сюжета (навсегда), но КАКАЯ К ЧЕРТУ РАЗНИЦА, КОГДА У ТЕБЯ В АРЕНДЕ ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ТВОЯ ПРЕЛЕСТЬ ШАРИНГАН.
p.s. Ассоциацию про какулички я даже готов сыграть, без шуток. У меня вообще нет чувства юмора. Оно мертво. Я всегда серьезен.
p.s.s. Орочимару - это воплощение Кишимото: он абсолютно, совершенно, вот вообще нескрываемо наяривает на Саске, возносит Итачи до уровня бога (но наяривает все равно на Соске) и творит чё вздумается, по определению не парясь с обоснуем (мы будем, но тут пафосный гротеск). Если ты тоже немного Кишимото, то мы в одной яме, проходи, присаживайся.
Ну, а в остальном я нормальный, серьезный игрок, привыкший жевать стекло и уводить всё в дарк с психологическими отсылками да библейскими цитатам; могуподелтья ряд психо-разборов от задротов, жевать это и так далее,об Орочи грех не разговаривать часами [застегнул маску, тотально мертв внутри]Помогите.

Это просто МЫ. Понимаёшь,вайбы,ПОНИМАЕШЬ??
пример поста;

Неизменно немигающий взгляд. Какой-то частью себя хотелось уклониться в неестественной позе, лишь бы отодвинуться от Орочимару с этим его мерзким взглядом, совершенно неприкрытым, каким-то... вероятно, Учиха не найдёт полноценного определения, но там непременно будет что-то о бесстыдстве, голоде и наслаждении; подальше от такого прикосновения. Прогнуться, изогнуться, лишь бы по нему ничего не скользило, почти инстинктивно убраться, но... Саске этого не делал, лишь продолжая глядеть своими тёмными, тихо закипавшими глазами, что погрязли в бездне мести и жажды — вернее, необходимости, от которой не сбежать — силы, прямо в чёртовы змеиные глаза. Нет, Учиха Саске может быть усталым, надломленным, каким угодно, но когда у него имелась цель — это единственное, что имело значение; заставить свернуть или остановиться, его могло либо её достижение, либо смерть. Он одинаково готов к обоим исходам, не ища третьего варианта.
      Саннин и близко не понимал, с каким наполнением имел дело. Насколько сильна ненависть Саске. Насколько большую часть его она составляла, являя собой практически его целиком; ничего лишнего в младшем брать быть не должно. Мальчишка же покажет. Не её всю, потому что приберег для Итачи, но достаточно — сейчас или потом — чтобы Орочимару никогда не оспаривал стремление Саске. Его требование. Его часть не озвученного договора, детали которого юного нукэнина даже не волновали. Саннин ещё увидит, что такое настоящая, всепоглощающая, абсолютная ненависть, за которой нет ничего. И не посмеет его ограничивать. Никто не посмеет. До самого Дня Х.
      Ничего не говоря и лишь едва поджав губы, мальчишка убрал руку змеиного саннина от себя. Ему неприятно. Не то чтобы это важно — пускай личное пространство и являлось тем немногим, что имелось у Саске — но ведь иногда ситуации в демонстрации, в деталях, в нюансах? Он не Кимимаро, не Таюйя, не прихвосты, что смотрели в рот или служили из страха. Каждому из них Орочимару что-то обещал, со временем переводя это либо в зависимость, либо в обязательство. Но Учиха Саске не был остальными. Не был как все. Учиха не могут быть как все, и хорошо бы этому мерзкому ублюдку это понять. И дело вовсе не в том, что мальчишка ненавидел — конкретно — Орочимару, ведь ему и не за что делать этого, просто... Саске, нужна, сила. Он, не, может, терять, ни, секунды. Он, обязан, убить, Итачи. Обязан отомстить. Он в отчаянии. Он действовал так — единственно верно — как полагалось тому, кому больше нечего делать, да и терять тоже [кроме своей цели]. Не загнанный, но выставленный в качестве ценного приза; не за просто так, а потому, что не сдался, четка зная, что ему нужно, и ища пути это заполучить. Не зная лишь одного — как. Как перестать быть слабым.
      Орочимару станет его первой серьёзной планкой.
      Подсознательно мальчишка решил это, когда его окутали змеи.
      Стать сильнее Саннина — или слиться Саннином, если это даст необходимый результат, ему давно плевать на себя — критически необходимо, чтобы убить Итачи. Сейчас новоявленный "учитель" для Учиха неподъемный.
      Однако, это не поставит его в положение подчиненного. Это стало бы ошибочной позиций с самого начала. Подчиненным не давали всего; их выстраивали, бросая остатки риса. Саске нужно ВСЁ. Он отдавал ВСЁ и желал в ответ равноценного. Раз уж Орочимару так его хотел. Настолько сильно. И куда более торопливо, чем мальчишка сейчас требовал то, что ему и обещали в случае визита в логово опаснейшего из преступников современности.
      Нет, так дело не пойдёт.
      Если Саске готов отдать за что-то всё, чтобы получить одно простое значение, то и получить обещанное намеревался это без танцев с бубнами. Надо с чего-то начать. Действием.
      Да, ему сейчас не одолеть Орочимару — это логично и понятно, объективно более чем полностью. Мальчишка даже пытаться смысла не видел. Вообще ведь не за тем пришёл, ему нужна сила, нынче силу может дать Саннин, а Саннину нужно быть в здравии и не помирать. Иначе бы Саске не пришёл, если бы уже оказался в состоянии его одолеть. Потому тягаться с ним — глупо. Но и подчиняться, с самого начала почти бесприкословно следуя желаемому омерзительным ублюдком — нет. Ошибочная позиция. Саске не был глупым красивым мальчиком с ценными глазами. Он знал, как временами впечатляли демонстрации. И его самого в том числе. К тому же, многое в самом деле подкатывало к горлу и пульсировало внутри, нуждаясь выплеснуться хоть как.
      Он даст Орочимару то, чего тот сейчас желал больше всего. Даже если думал, что желал иного. Саске плевать, спланировано это или нет: ему просто надо начать действовать, чтобы всё перетекло в то, что мальчишке нужно. Сейчас. Сегодня. И завтра. И послезавтра. И до тех самых пор, пока труп Итачи не упадёт к его ногам. А Саннин естественно не желал убивать его — здесь, сейчас; как и навредить. Хорошо, всё даст. Заодно разгонит себя, вернув с койки в тонус. Быть слабым Саске ненавидел столь же сильно, как Итачи; синонимы.
      "Твой лимит — две за день", — голосом Какаши. Да-да, он помнил. Лимит, что испытал на себе, после обратившись к метке со всеми вытекающим, спасибо. Сейчас и двух слишком много: Саске знал, что Орочимару едва ли с ходу потащит его испытывать Птицу, имея к новому экземпляру слишком много вопросов да предположений. И тем не менее.
      Глаза неизменно на змея, потому что чёрта с два этот раунд так быстро закончится, ещё и прямо со старта. Нет. Особенно пошевелиться Саске не мог, зато близкое положение Орочимару — как нельзя кстати. Помещение небольшое, лишнего в нём ничего не было, а Кабуто послушно стоял у входа, всё отмечая и наблюдая. Ну и чёрт с ним, зачем этого учитывать, не с тем ведёт диалог и "договаривается". Кунаев, сюрикенов, да вообще ничего, что можно использовать или зацепиться. Только Орочимару, койка, закрытое пространство и Саске, чёрт подери, в халате и змеях [эстетика]. Посыл Саннина понял — это к слову, да, потому что Учиха не глупый красивый мальчик с особенными глазами, — что не равняется решению действовать так, как полагалось... кому-то другому, не Саске. Услышал, запомнил, учёл, но сделал по-своему. Пускай знает, с чем предстоит работать, пускай тоже не гребет под общую гребенку и свои готовые планы, свои готовые подходы к кому-то другому. С Саске надо иначе — Орочимару ведь уже это понял, не так ли? Снова: пускай то и получает.
      В руке собирается чакра. Мощная Чидори вовсе не нужна, но реакция живых змей на электричество, реакция чужой чакры в них — это в любом случае движение, а еще некий фактор неожиданности. Потому Саске воспользовался этим моментным послаблением, чтобы резко двинуть рукой и разорвать молнией — демонстративно и воспитательно — сжимавших его змей. Орочимару — мерзкий ублюдок, но не идиот, что важно: Учиха понимал, что Саннин не таков, как все те прочие неудачники и идиоты; ещё в лесу. Неизменно удачно близко, потому его руку и плечо хорошо использовать в качестве зацепки-трамплина, в то время как кровать и, собственно, живот (и колени) нукэнина служили неплохим маневром для отвлечения. Потому что когда змеи разорваны — толчок по тем самым указанным частям, давление в руку, крепко вцепиться ею, дабы вскочить с места и, надавив, использовать Орочимару как опору для кувырка через него же. С тех пор, как они виделись, глаза Саске в самом деле стали сильнее. Из-за... чёртов неудачник, и там Саске тоже поступил по-своему, не как настойчиво хотел Итачи, к чёрту их всех. Тот бой вообще открыл и научил Учиха немалому, и даже от Троицы Звука, подосланной прежде (разумеется он им проиграл, но и не за тем отправляли маячить перед глазами, не так ли?), и Орочимару стоило бы это заметить и оценить [Учиха запомнил и продемонстрированную манеру Саннина в лесу тоже, если уж на то пошло; хорошо запомнил, потому что как объективного шиноби увиденная мощь его напугала]. Если что-то не принести Саске, то он сам добудет это себе как умеет и как знает, потому что ему нужно. Даже если в чёртовом халате.
      Нет, не напрашивался на бой — это бессмысленно. Саске пришел взглянуть и, чёрт подери, взяться наконец за силу, а не языком молоть. Или молоть хотя бы с существенной пользой: Какаши тоже много разговаривал, как и целая Коноха. Они все, чёрт подери, кроме Саске, любили пошевелить языком.
      Ноги прочно приземлились на пол, следом за ними плавно лёг и халат, как ему и полагалось покрывать тело. Кабуто всё там же, Орочимару тоже, зато Саске уже не в кровати, не в змеиных кольцах, подальше от обоих и, в общем-то, в каком-то смысле даже имел некое условное пространство для маневров. Даже если здесь делать нечего.
      — Твои правила, наша общая заинтересованность в успехе и моё исполнение, Орочимару, — прямой взгляд, слова звучат медленнее. Вкрадчиво. Не требовательно, скорее даже... с намеком на дипломатичный паритет, что не оспорить. Почти констатация, но не совсем — Саске не безрассудный и понимал, с кем имел дело. Как и кое-что иное. — Они все — не я, не забывай об этом. Я Учиха. Значит и правила придется подправить, чтобы отточилось исполнение.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-17 12:41:02)

+2

17

uzumaki karin
[выжившая, подопытная, преступница, спутница]

http://sd.uploads.ru/UixGm.gif http://s9.uploads.ru/Cxovc.gif http://s9.uploads.ru/w4QgG.gif
[indent] » naruto
Карин — это ещё одна Узумаки, от и до. Тоже сделавшая меня своей фиксацией, какое совпадение. Тоже навязчивая, до назойливости; временами шумная и излишне подвижная, вовсе не сильная - на первый взгляд - в бою куноичи. И тем не менее, полезна. Очень. Крайне. Исключительные способности, которыми умеет пользоваться и готова охотно — со мной — поделиться. Она на деле действительно показала, что не только полезная, но и ценная. Сообразительная, даже умная: я не сомневаюсь, что Карин смогла бы запросто стать джонином, если бы пошла по пути официальных званий. Просто ей это не нужно; она о другом. Способная быть интересной собеседницей, не будь я не рыбой,  заместо того стала надёжной спутницей. И, если бы я задался подобной целью, то выбрал бы именно её для восстановления клана Учиха, в том числе как и обладательницу хорошей генетики и выносливости; но это не моя цель. Если копнуть чуть глубже, куда важнее знать об Узумаки другое: она - дитя войны, людской жестокости, суровых реалий и одиночества. Надломленна, перемолотая, загнанная. С ранних лет осталась одна, никому не нужная вне суицидальной службы. Сначала - ненастным шиноби, после - ненасытному Орочимару. Последний, конечно, оказался внимательнее и прагматичнее, находя большее применение талантам и даже кое-как их вознаграждая при верной службе, но полученные прежде и так и не излеченные травмы стали неотъемлемой частью Карин. Она такая странная - нестабильная - потому, что это реакция её психики. Она - это травматика и результат многолетнего абьюза, обесценивания личности и игнорирования всякого «я». Она - это та, кто теперь всегда должна за кем-то следовать, умея, впрочем, должным образом выбирать, за кем именно. Верная, несчастная, точно такая же ходячая девиация, как и я. Не был бы я в своё время так слеп и одержим идеей отмщения, так непременно бы заметил это; и признал. Так, при всей жестокости, понимании языка силы, девиантности и странности, Карин вовсе не является дурным человеком. Просто враждебный и токсичный мир кругом меняет людей. Ей ведь по сути совсем мало нужно для счастья: чтобы я был рядом; для абсолютного счастья: чтобы я улыбнулся. Вы не понимаете, не видите свет? Хах, я тоже не видел. Удивительно, насколько сильных и верных женщин мне посылает судьба, словно это, хах, должно спасти меня (от себя). Ты же последуешь со мной даже за грань этого мира, за горизонт? Впереди много приключений. Какое-то из них способно уничтожить наш мир, создать новый или стать для нас последним. Трудно иметь дело с тем, кто пошел по пути бога, но каждый ученик однажды превосходит своего учителя. Карин не привыкать; она лишь боится, что я потеряюсь совсем.

Сейчас, глядя на всё, что было, я не могу не удивиться тому клану, к которому ты относишься. Вы, Узумаки, все похожи на Солнце? Идёте до конца, сколько вас не бей, не оскорбляй, сколько раз не бросай, не предавай, сколько не втаптывай в грязь, сколько конечностей не лишай? Вы всё равно остаётесь преданы тому, к чему себя привязали, всё равно несёте в себе свет, словно бы вас это лишь мотивирует? Сквозь истории, сквозь обиды, сквозь годы. Ненормальные. Ведь что ты, что Наруто — вы в этом одинаковы, в какой-то момент я отчетливо заметил это, однако ценность, возможно, придал бы только сейчас. Быть может потому, оказавшись во тьме так глубоко, что хотелось избавиться от света, я действительно пожелал убить тебя на какие-то мгновения — как не такой же, но близкий к Наруто источник. Не вышло. Ни с кем из вас. Спасибо.

Знаешь, что для меня странно, непонятно, глупо и удивительно? Ты просто хочешь, чтобы я улыбнулся. До сих пор. По-прежнему.

В следующий раз мои извинения будут искренними.


Пот-военная ветка Орочимру откровенно слабая и хромая, потому я предполагаю, что они вполне могли бы время от времени выбираться по зову Саске, поскольку он нынче бродит по миру, зачастую в неизведанных землях, с неизвестными шиноби и неизвестными техниками; иногда в хранилищах Орочимару тоже бывают полезности, к слову. Иметь Карин будет ценно, она же, в свою очередь, сможет увидеть мир, узнать много нового; как и почва для взаимодействия. После Войны и прочего я считаю, что с Узумаки станет глубже и интереснее, каплю серьезнее. Я считаю, что это можно вкусно развить, было бы желание. Всё же история Карин по уровню самоотдачи превосходит ту же Сакуру, также пронесенная через всю жизнь — прекрасная резинка, чтобы опробовать на прочность. К тому же, тьма не ушла из Саске, как и он остался собой, без всей это радужной попсы & хэппи энда (сломавшего ряд характеров персонажей, неизменно горю даже спустя столько лет; always ©). У Карин есть возможность раскрыть себя с иной стороны, как и стекла поесть. Вообще плюс Учихи в том, что где он, там и стекло. Много. Завод. А что ещё играть? Нет, не так: зачем, если не стекло? Могу заикнуться про то, что всё изначально выглядело не как системный абьюз, но по факту вполне себе, что... Да брось, вкусно же. А какая у Карин самой по себе история, а! Считаю, что потрясающий персонаж, если не самый вкусный среди основных женских героинь. Я её обожаю, честно, и грущу от недооцененности и непонятости публикой.

Готов заиграть психологизм, элементы драмы (с Учихами иначе никак), вязкую связь и односторонние попытки пробить стену. Они не без шанса получать попеременный успех, вот только чем дальше в лес, тем сильнее Учиха пытается отгородить себя не просто от людей, но от самого мира. Ему нет в нём места и, ненавидя все кругом от ноющей безнадежности, он больше всех ненавидит себя - за своё существование и то, что не умер когда-то. Что может привести к чему-то страшному; даже более страшному, чем война. Элементы юмора тоже более чем уместны, ибо кам'он.  Карин - это очень вкусный и глубокий образ, который можно великолепно раскрыть. Недооценённый каноном, а зря. Кроме того, как видно, если мы по-настоящему сыграемся, я могу рассмотреть данный (несчастный и не счастливый) пейринг, он мне нравится. По крайней мере, насколько это вообще возможно с Саске. Приключения, цикличность мрака, не совсем стабильная сама по себе Карин — великолепно, вносите вместе с умением вкусно писать и желанием развивать персонажа. Драма, юмор, нц, различного рода ау-модерны (по Наруто обожаю) — yes please.

Мне бы хотелось видеть грамотного игрока, который способен писать мне (с другими сама решит) +- по посту в неделю (иногда чаще, иногда реже: я понимаю реал, если там не каждую неделю смерть котиков, дедлайны и откудатовдругвзявшийнеписец; warning: у меня всегда стоит на игру, меня заводить не нужно, проблемы бывают только со временем и недостаточно хорошими соигроками, чтобы его на них тратить).

пример поста;

Стало легче: больше никуда не надо торопиться, больше никто не давил, больше не оставалось вопросов, ответов на которые Учиха не способен найти (получить) самостоятельно. Легче, правда. Ценность мира, ценность людей, устремления, что бы то ни было в принципе в момент словно бы отпустило. Связи, что имелись, не оборвались совсем, но перестали перетягивать шею, обещая задушить. Ненависть никуда не ушла, но не грузила валуном в грудной клетке. Всё просто стало как-то... не ограничено. Ни временем, ни персонами. Стало неважным, несущественным, не стоившим для Учиха ничего. Ему просто стало... пусто. Почти никак. Учиха лишь ощутил, что чертовски устал. От мира, от людей, от чакры, от новостей, от событий, от себя. И эта усталость ощущалась им буквально физически, наконец дав понять, что вообще-то битвы измотали, а психическое напряжение имело место быть. Наверное, это хорошо. Раз чувствовал это, значит точно живой; не иллюзия и не Ад.

Последствия войны не трогали: случилось равно то, что и полагалось войне. Кто-то умер, что-то разрушено, кто-то победил, что-то непременно ждало впереди, пока снова не найдется повод, достаточный для новой локальной или мировой войны. Так было до него, так будет после, независимо от существования Учиха Саске. В каком-то смысле, таким (разрушенным и неопределенным) мир ему нравился даже больше; в принципе нравился, хоть сколько-то, ибо хотя бы от части соответствовал внутреннему состоянию Саске, в коем тот пребывал, в каком-то смысле, буквально с ранних лет. Сейчас юноша вообще мало чего трогало, из конкретного - совсем ничего.

Он не знал, что делать дальше. Не знал, какую цель ставить теперь и куда двигаться; кому мстить или кого спасать. Куда и к чему стремиться. У Саске не было планов. Пока непонятно, на что тратить жизнь. Слишком много предстояло переварить, обдумать; слишком во многом разобраться. Часть лишнего скинута сейчас, но это только начало. Не война - в ней нет ничего нового или непонятного для того, кто вырос в сильнейшем клане, существовавшем, как и шиноби в целом, исключительно ради войн - но то, что открылось во время неё, породило множество вопросов, и теперь стоило бы разобраться в том, какие из ответов нужны Учиха, что способны дать и могут ли являться дальнейшим руководством к действую, или даже скорее поиску. Неопределенность и пустота, тлеющая, но не горящая уничтожающим пламенем Аматэрасу. Юноша как не был понят, как был лишним во всём этом мире тысячи красок, так и остался. Просто теперь... теперь они никому ничему не должны. Теперь никто не будет пытаться найти его - Наруто кое-что да понял, теперь непременно тоже возьмется искать самого себя. Теперь мир и Саске шли параллельно, но не вынуждали друг друга соприкасаться. Теперь Саске наконец-то остался один.

Люди ему не нужны. По крайней мере, сейчас. Стоило на какое-то время остаться наедине с собой. Обдумать, разобраться. Стать сильнее. Ещё сильнее. Чтобы быть способным задаться любым вопросом, как и вынести любой ответ. Как Итачи или в отрыве от него - значения не имело; Саске приобрел слишком многое, и теперь ему нужно было освоить всё это, приумножить. Неизменно: одному. Без никого. Он последний Учиха. Уже никогда более не тот, кого в полной мере способен понять мир; и даже Наруто. Прошлое, что не будет отсечено. Прошлое, шагнувшее в настоящее, но за стеклом. Хах. Какие они всё-таки идиоты.

Саске не думал о том, будут ли пытаться его найти, арестовать, вернуть, поговорить - ему плевать, всё равно удалится отсюда. Люди сейчас не понимали, что произошло и где находились, потому им элементарно не до какого-то там зазнавшегося мальчишки. Если же кто-то пожелает... Что же, так тому и быть.

С приближением "Така" Учиха пришлось притормозить, а после остановиться совсем, когда уже достиг той черты леса, где даже не каждое дерево оказалось с корнями выкорчевано из земли: последствия Войны раскинулись на многие километры, за месяцы земля успела прочувствовать на себе всю силу чакры, что имелась в мире шиноби и самой земле.

- ...

Взгляд скосился на Карин, спиной чувствовал Джуго, а там и Суйгетсу перед глазами замаячил. Что же, значит, для них это было не просто временной договорённостью. Всё-таки. Какое-то время он помолчал.

- Мы всего достигли и больше ничего не должны друг другу, - спокойно, отстранено, с присущими манерами и тоном выдал, как и всегда прежде. - Можете идти куда захотите или возвращаться к Орочимару. Мне всё равно.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-17 12:42:04)

+2

18

uchiha madara
[основатель конохи, легендарный шиноби, полубог, дед без таблеток]

https://media1.giphy.com/media/Mc2ek1EHywePK/giphy.gif
[indent] » naruto
Люди слишком быстро и просто забывают хорошее. То, что сделал кто-то, или хорошее в принципе. Люди не ценят то, что сами же строят, ни во что не ставят ни кровь, ни боль, ни даже собственную жизнь. И проще разрушить, даже если строить - бессмысленно - придётся на руинах и кладбище. Мадара со временем понял, что мир таков; мечты, попытки, порывы: если по-хорошему, то они не работают. Лишь только давлением и силой, подчинением и отсутствием альтернатив, ведь иначе... люди начнут жрать друг друга, глупцы, плести интриги и всё вернётся туда же, откуда и началось; не важно, будет ли это поселение, деревня, клан, страна или целый мир. Он вообще много чего понял, и чтобы это понять, очень многое прошёл и ещё большее потерял. Где-то там,говорят, остались и сердце, и рассудок.

Прав ли был Мадара хоть сколько, чем он руководствовался, к чему вел и что должно было строить (тем, кто умел лишь воевать и ничего не знал о мире), потеряв столько поколений прежде - это больше никому не интересно. Историю пишут победители. Историю пишет система. Иных истин - кроме ими прописанных - не существует.

Пускай объяснением всего будет проклятие рода и цена, что в итоге пожирает самого сильного, добравшегося до дна; оттуда не возвращаются.


Навскидку. Давай предположим, что я согласился на твоё предложение. Мы прокляты, мы не вписываемся в мир, этот мир нам должен;  общая тема братьев и боль одиночества, как и видение того, что с миром что-то не так. Вот только что бы изменилось, стань я с тобой на одну сторону? Мы бы убили Наруто. А дальше? Мир бы погрузился в счастье. А дальше? Кагуя бы воскресла, тем самым став воплощением - ха - единственного предназначения Учиха (для большего твоё воскрешение не было нужно, таков план богини). А дальше? Взялись бы убивать и её тоже, договорились бы? А? Давай представим; больше нам ничего не остаётся делать. Мы всегда найдём, что строить, что разрушать, за что бороться и кому мстить. И, возможно, заменим друг другу тех, кого неоднозначно любили более остальных: своих старшего и младшего братьев.

Я ничего не расписываю. То, что выше - это общий концепт альтернативы, где может быть множество разных веток. Я бы сыграл, почва чёрная-чёрная и плодородная-плодородная. К тому же, хочу поиграть по филлерной реал-сюжетке, также много вариантов (хэй, фанфикшен). С удовольствием бы ушел в реал-ау, особенно всякий бизнес, криминал, мафию, моделинг и ко. Очень ОЧЕНЬ нравится динамика, вот как тут, прямо сил нет (где мой щюгар дядюшка я не понял кстати??). На ролках так ещё круче подать можно. На изи повожу для вас Изуну, кстати. Как игроку же мне очередь важно, чтобы претендент был грамотным и заинтересованным, заседал где-то между эстетом и всратым в хламину, а также чтобы писал стабильно да активно (месяцами я постов не жду, не занимайте роль впустую, пожалуйста). Об остальном договоримся, я нынче учусь находить общий язык с людьми..

пример поста;

С точки зрения рутины ничего не изменилось: стоило разобраться с физическими последствиями случившегося, приведя себя в порядок, как всё привычное возобновилось. Отличная учёба, спорт, ещё больше спорта, ещё больше его полезного проявления в виде борьбы и рукопашного. Оценки неизменно не имели права ухудшаться, как и дисциплина, как и поведение — это могло являться отвратительной педагогикой, ужасным и вредительским подходом, и т.д., однако как ни крути, позитивный результат также имелся. Внутренне Саске может быть и страдал, загнанный в свой подростковый Ад со слишком большим причин, чтобы сломаться, однако рутина, давление, не падающие стандарты и вот это всё поддерживали в нём рутину, привычки и уклад, не давая съехать, удариться в разнос себя и тому подобное. Даже если оно и было нужно, как и помощь специалиста, понимание и много чего ещё. Всё-таки Саске был Учиха, привык к немного иному подходу к жизни, им же воспитан и пропитан, потому... да, наверное, оно всё-таки помогало. А то, что внутри пустота и словно бы вечный песок на зубах, всё больше вопросов и какое-то хроническое тягучее ощущение разочарования от ничтожности — это не то, что должно существовать; это слабость Саске, его персональные черты, не должные проявления, что должны пройти, само-вывестись, не вылазить наружу и подавляться. По крайней мере, собственное сознание пыталось убедить его — пока ещё достаточно успешно — что так должно было быть и так было.

На деле подросток задавал вопросы; не всегда окружающим и не всегда вслух, но те ответы, что получал вербально и не очень, загоняли его ещё глубже. Ведь правда ничтожный, ведь правда проблемный, ведь правда разочарование; просто по факту. Итачи делал всё, что должно быть сделано, и в этой картине места для Саске, похоже, всё-таки  не имелось, не хватало. А может быть на самом деле задевало — добивало — другое. Детали рушащихся авторитетов.

Саске помнил разговоры после, особенно с братом. Но ещё сильнее его коробило то, что отец с тех самых пор почти перестал смотреть на него. Ни то от омерзения, ни то от стыда, ни то от разочарования, ни то из-за чувства вины — Саске не мо сказать точно, ведь чужая голова была для него загадкой. Однако ударило это сильно и... Что одна жизнь супротив справедливости, не так ли? Кредо Учиха таково.

Автопилот спасал. Пока каркас не поддавался коррозии, внутреннее разложение не имело значения. Может быть, если сгниет и истощится всё, будет даже лучше, и Саске станет функциональным... полноценным, как у них принято. Без понятия. Он слишком не значим и повержен, чтобы вдаваться в это. И слишком презирал драму, на которую тянула его жизнь. Дешевая, подростковая, а всё равно болела.

Сегодня был тот единственный будний день, когда у младшего Учиха не имелось никаких тренировок, дополнительных занятий или курсов: он посвящал его домашнему заданию на всю неделю, документалистике и самообразованию, что занимало, как правило, всё свободное время. Саске сомневался, что до сих пор хотел заниматься чем-то подобным, поступая так, как поступила с ним семья, и встречая людей, с которыми обошлись как с ним, но привычка оставалась привычкой. Преступления вгоняли в странный ступор сломанности реальности, и потому с автоматизмом Саске пока не спорил. На иное у него, в общем-то, не имелось внутреннего ресурса. Автоматизм спасал.

Выйти, найти взглядом нужную машину, что обычно забирала его (на всякий случай), пройти до неё. Оклик из автомобиля, что находился за два до нужного, проигнорировал, мимолётно и едва уловимо скосив взгляд на. Только когда дверь открылась и там показался Мадара, пришлось остановиться, неизменно держа одну руку в кармане, а вторую на сумке за плечом.

Саске не знал его лично, но прекрасно осведомлён о том, кто этот человек такой. Отец периодически упоминал его, когда разговаривал о судах, подозрениях, "ублюдок выйдет на свободу" и так далее; в той же сфере, только на немного другой стороне. Кто больше о справедливости о ней ли хоть кто-то — вопрос открытый.

Знание того, что это Мадара, по влиянию не то чтобы уступающий отцу, заставило всё-таки задержаться, не пойти дальше. Просто потому, что Саске его не помнил в плане личных встреч, и дел никаких не имел. С чего бы Мадаре тут появляться, ещё и для "Поездки" с бесполезным школьником? Непременно ошибся или оказался не в курсе того, кто Саске есть. А если бы что-то случилось с родителями или братом, об этом бы сообщили иначе, а никак не какой-то важный, но в персональном плане далекий и не значимый Мадара.

— Не уверен, что вам есть смысл тратить на это время: по делу стоит обращаться напрямую к отцу или Итачи, мне помочь нечем. Простите, у меня тоже мало времени.

Поправил сумку и вознамерился дойти до машины. Рутина — это важно. Ничего стороннего Саске не надо. Ему и без того отчего-то не комфортно.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-17 18:28:37)

+1

19

suigetsu hozuki
[подопытный, преступник, напарник, тянет на одну из форм дружбы]

https://pa1.narvii.com/6387/e7defcc753fe7d9ba5e16868a49a0f66fb887426_128.gif https://pa1.narvii.com/7114/86bb31b3ea6f043e3566e3cb5f64522a8a36e42er1-480-270_128.gif https://pa1.narvii.com/6614/75d1eba7ad4c0ec89ac37f476a914503e69e77ab_128.gif
[indent] » naruto
Суйгетсу — это тот независимый тип, который не против отсидеться, спрятать голову в песок, признать, что напуган, напоминать о своей независимости, но при этом всё-таки приходить (из раза в раз), когда можно было просто слинять. Он не привязчивый, не отличается ни принципами, ни верностью, всегда будучи себе на уме и прекрасно зная, что стоит дорого, будучи сильным и исключительным. Прекрасно читает людей и много играет на публику, при том что на деле страдает от недостатка интереса к жизни и скуки, которую пытается разбавлять своим умом и тыканьем палкой в окружающих. Часто получается. Суйгетсу не сказать, что хороший человек, но куда лучше, чем мог бы быть, а временами даже неплохой и живой парень, если уметь читать его полутона и правильно на них играть. Свободолюбивый, но признающий силу и имеющий свой перечень страхов, что способны (всегда будут) заставить его подчиниться. О, да, ублюдочный Саннин вне конкуренции, разумеется; тот умеет что пугать, что вызывать отвращение (даже в таком крепком орешке как Саске). И тем не менее, может быть командным игроком. На выгодных ли условиях или просто потому, что так интереснее, или может потому, что на деле ему не всё равно, как то и дело об этом повторяет - сие Суйгетсу решает сам. Ибо, супротив всего, не привык нарушать своего слова, верен обещаниям и, в общем-то, устоявшейся компании тоже. Потому, непременно, после Войны ещё не раз сходился с Саске. И даже не только для того, чтобы временно избавиться от Орочимару, к которому был вынужден из панического страха вернуться, вызывающего мурашки по коже.

Сомнений нет: их путь ещё не окончен, а судьба не раз ещё сведёт. В конце-то концов, у Суйгетсу нет причины отказываться от очередного приключения, выпади такой случай. По шумовому (или, напротив, всегда молчавшему) фону так просто соскучиться. Чего он, конечно, никогда не признает, ибо как показала история - тот ещё преданный водяной (который правда вовремя и правда случайно появлялся, нарушая уединение с Карин; спасибо).


Я хочу отыграть прошлое: как минимум год у нас в кармане (поздний период Орочимару, Акакци и Четвертая Война). В дальнейшем я вижу, что Саске с Суйгецу регулярно сходились (также более чем уверен, что с учетом неизменной реакции последнего на Орочимару, ему даже в радость покидать логова змея, ибо). Если хочешь, можем в том числе заняться поисками мечей и их аналогов — Саске полезны знания и видение мира, а у Суйгецу нет смысла не делать шаг-другой навстречу своей мечте.

А ещё хочу сделать упор на реал-ау, немного всратых. Есть зарисовки, а можно и без них. Лишь бы весело и задорно.

Наверное, это роль для зрелого игрока: чтобы чувствовать грань его невоспитанности в подаче, это достаточно сложно; у водяного имеются свои границы дозволенного, как и триггеры. Шикарно бы увидеть неплохое чувство юмора, ибо... Да очевидно, почему. Остальное традиционно: грамотность, заинтересованность, умение писать. Пост раз в 2-3 недели вполне устроит (вне периода временных игровых запоев или тормозов из-за реала не на постоянной основе), лицо да размер не важны совершенно.

пример поста;

Он шевеления где-то у плеча и более ощутимых тисков, повлиявших на положение Саске, тот вскоре вернулся в мир живых. Провалился ведь непроизвольно, тело правда тянуло в сон, хоть и чувствовал себя в целом лучше, что с этим поделать? Спасибо, наверное, Итачи, что не разбудил и вытерпел?... Наверное плечу не очень комфортно, или затекло, или вспотело, но раз возмущений не последовало, то и ладно, Саске не станет об этом заикаться.

— Я случайно, — всё-таки озвучил, словно бы привычно оправдываясь-объясняясь перед старшим, спросонья оно не слишком осознано. Но это про сон, а не про плечо, ага? Мол, даже если бы до воскресенья проспал, то что с того, что он мог с этим поделать, честное слово. В конце-то концов, Саске лишь человек; в очень дерьмовом возрасте. И хорошо, что своих немного покрасневших щёк не видел, хотя мог бы ощутить. То ли из-за сна и пробуждения, то ли из-зач неловкости, то ли потому, что детство временами напоминало о себе самым тупым и ненормальным образом. В любом случае, помотал головой, чтобы прийти в себя, и невыразительно зевнув, прежде чем разбираться, который сейчас чес; с днём понятно, итачи уже сказал, что суббота, и явно за полдень.

— Мне нетрудно сварить рис, — отозвался, перекатиться на край кровати, привстав, свесив ноги да поднявшись, чтобы пройти к варочной мини-поверхности. Не то чтобы на этой квартире хранилось что-то ещё, да и младший Учиха не отличался изысканными или необычными предпочтениями в еде. А аппетит вроде был, а вроде и не было. Если Итачи хотел, то мог делать что угодно, но Саске правда несложно.

Ещё какое-то время ничего не происходило: Итачи вскоре вновь вернулся к работе, уйдя в неё едва ли не до полой потери связи с миром; Булочка немного носилась туда-сюда, умильно напала на ноги хозяина, привлекая внимание, чтобы с ней поиграли, а после нежно стала чесать зубы о большой палец на руке Саске. Сам юноша, закончив с котиком, принялся убирать. Потому что... Просто. Что ещё делать Саске не знал, а уборка — дотошная — его временами успокаивала, когда мозг бесполезен, а общее состояние незавидно.

Когда закончил и с этим, вернулся на кровать, где более не лежа, а сидя, потянулся к ноутбуку и тоже потерялся. В квартире повисла некоторая тишина. Саске в наушниках: в социальных сетях за неделю успеть написать многое, а это он еще за предыдущие две почти не читал; и в школьном-не-учебном чате все отчего-то оживлённо спамили и...

"Чего?"
В какой-то момент Саске снова решил, что ни то бредит, ни то чего-то не понимает, однако странные вещи происходили
"УЧИХА ЗАМЕСТО КАЛЛИНА!", "ЗАЧЕМ ЭДДИ, КОГДА ЕСТЬ САСКЕ?" — и какие-то странные скрины, где наклеено лицо, эм... Его? Принялся следить за тем, откуда и почему это пошло, что вообще за странное явление, почему это у него в личке со всех сторон и в школьном чате. Так и потерялся на добрый час, а то и полтора, снизойдя до прочтения лички, а после навигации в поисковике. Столько нелепых цитат себе в личку про описание вампиром и "сорт герои_а" ему не писали никогда, ив се они вели к одному источнику, как раз тому что все обсуждали...

"Вторая неделя показа "Сумерек 2" продолжает бить рекорды, привлекая молодую аудиторию [...]".

В какой именно момент — на какой стадии разложения после трейлера, разборов, кучи отзывов и потёкшего от школьного чата и лички мозга — Саске решил, что ему надо Это посмотреть он не знал. Вообще без понятия. Просто нашёл себя на том, что купил онлайн-версию, и пускай у неё не столь хорошее качество и вот это...

"Зачем? Что я творю?" — подумалось ему, когда палец так и не мозг сделать клик "пуск". Взгляд в поисках ни то ответов, ни то спасения, ни то перекладывания этого опыта, скосился на Итачи. Тот, казалось, почти не двигался, впялившись в свой ноутбук и изредка моргая. Чай на тумбочке с ним давно остыл, и даже кашель брата не отвлекал.

"А что, если..."
Итачи ведь завтра всё равно свалит, хоть и воскресенье. А не завтра, так послезавтра понедельник. Он уже не умирал, а значит любой момент может стать последним на ближайшие... эм... как там у них с общением в вечностях?... А так, получается, прохлаждался у младшего, занимал его место, толку никакого, работать-то и дома мог. Значит, подумалось эгоистично и явно в некотором бреду, пускай часть внимания посвятит брату. Не совсем ему, но... Саске не уверен, что с Этим справится один.

Потыкал старшего локтем в бок: никакой реакции. В плечо — никакой. Позвал по имени раз — ничего. Два — ничего. Шепнул на ухо — повёл головой, протянув руку для "погладит котика", не отрываясь от экрана. Итачи явно не тут. Хм... Нет, идея буквально засела в голов Саске, и это стало сиюминутной идеей фикс, проявлением вредности, болезни, обид и игривой ностальгии, как случалось в детство, сколько рано бы оно у Учиха не заканчивалось. А всё-таки.

К слову о котиках — это идея неплохая. Не поленился слезть с кровати, взять Булочку, принести и устроить на клавиатуру. Итачи снова лазом не повел, сначала опустив чужой пушистый белый хвост, а после и отодвинув котика в сторону, тот спрыгнул на пол с "мур", удалившись к своё лежбище.

Итачи притворялся? Играл? Раздражал? Реально настолько не алё?
Ну точно, теперь дело принципе. Саске тоже Учиха, Саске тоже умеет.
Ками-сама, он настолько чётки видел лицо брата,когда тот не просто поймёт запрос про "давай посмотрим кино", но и увидит, Что перелагает ему младший, что... Он почти готов душу отдать, чтобы увидеть это воочию! Вы н е п о н и ма е т е! Ну или просто не знаете специфику ни Итачи, ни Учиха, ни Саске в этом всём.

Подумав ещё какое-то время, на этот раз ударившись в войну собой, стеснением, вменяемостью, опаской, стыдом, энтузиазмом и сомнением, младший снова обратился к старшему:

— И т а ч и.

А потом, мысленно перекрестившись, положил руки на крышку (пока не гроба) ноутбука, осторожно её закрывая, пока сам устроился поверх в районе братских колен, как делал это когда-то очень-очень давно, чтобы привлечь внимание; тогда это безотказно работало, если только Итачи специально не делал вид, чтобы мелкий ещё сильнее напрашивался, проверяя, насколько хотел внимания или как скоро тому надоест. Ну да, прошли какие-то лет десять; ерунда. У Учиха что возраст. что справка о вменяемости, что образцовая педагогика — просто бумажка, на деле со своими мерками и мерилами.

— Болеть, работая, ты можешь у кого угодно. А раз делаешь это у меня, между прочим... — ладно, удивительно, что слова вообще вылезали из горла. Было бы ему поменьше лет, может быть вполне бы наделал кучу, зная, что нарочно отвлекает от работы или, что тогда было актуальнее, учёбы. На деле, сейчас чувство вины не гложило. В отличие от невысокой, но самой вредной и назойливой температуры, что проделывала с ним... вот эти фот фокусы. Ноутбук совсем захлопнулся, а Саске наклонился чуть пониже. — Посмотри со мной фильм, Итачи.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-17 19:10:08)

+3

20

uchiha fugaku
[глава полиции конохи, глава клана, отец]

https://pm1.narvii.com/6121/38ea1f1889fb4b8b40db09012a2e5bc0bfb2a3cf_128.jpg https://pm1.narvii.com/6750/53a55d26e429750999876ccd70d996306ea2bd52v2_128.jpg
[indent] » naruto
Учиха — это проклятье, это традиции, это — больше, чем клан, это целая жизнь. Учихи — это ритуалы, философия и строй, имеющий в себе элементы Спарты, диктатуры и кланового деспотизма. Суровость, иерархия, конкуренция при позиции "клан превыше всего". Здесь из поколения в поколение, с самого начала, взращивали воинов, убивали неверных, вырезали "побочных" женщин при попытке вынеси генетические особенности за пределы клана. Здесь убивали близких за силу, здесь долгое время не многие доживали до 30-ти, сражаясь друг с другом или погибая на поле брани, будучи полицейскими или наёмниками. Учиха — это уважение и страх; Учиха — это неупокоенный род, который изолирован миром и от которого он не может не быть изолированным. Учиха — это бомба замедленного действия, это неприкаянная душа, которой никогда не найдется настоящего места среди людей. Избавление от Учиха, падение клана — это, кажется, единственный способ успокоения, возможный для нашего рода, унаследовавшего силу богов. Это клан, которого больше нет, и возрождать который смысл отсутствует.

Ты был... суровым. Жестким. Твёрдым. Местами циничным, временами слепым, но клан — клан всегда стоял для тебя превыше всего; жизни, мира, собственных фантазий и покоя. Во многом ты был всё-таки справедливым, и уж точно отдавал больше, чем брал. Клан — это и была твоя жизнь (что передалось и мне, ведь мир за пределами нашей резиденции меня с малых лет вовсе не интересовал). В войне и мире, в протесте и согласии, в Конохе или против неё. Как и многие Учихи прежде, ты хотел сделать как лучше, у тебя был план, ты знал, что клан, как и Коноха, не могут существовать в установленной системе дальше, и пожелал её изменить. Не вышло. Ты принял альтернативный сценарий. С гордостью, смирением и выдержкой. Ты — это тот глава, которого подобный нашему клан заслуживал. Просто... система не желает меняться; никогда. Ей нужен враг и козёл отпущения, чтобы оправдывать свои несовершенства.

Скажи, если бы ты увидел меня сейчас, если бы оценил то, чего я достиг, то признал бы меня, наконец? Или всё сравнил бы через призму Итачи? Не отвечай, впрочем. Ты никогда не будешь горд мной, я уверен; никогда не увидишь во мне личность. Я не осуждаю. Ведь даже это заложено в духе и философии нашего клана. Я понял его как никто глубоко, капнув даже глубже тебя и, кажется, Итачи. Но всё не о том, мы ведь больше никогда не поговорим, не так ли? Наверное, жаль. Мы столько всего упустили в прошлом, но время не вернуть.

Мне никогда не нужно было чужое признание, сторонние комплименты и прочий мусор от людей, чье мнение для меня не играло роли. Для меня были важны лишь два мнения, существовали лишь два авторитета: ты и Итачи. Ты — первичнее, ты — важнее, ты — абсолютный авторитет, ты — всё, что мне нужно было. Твоё признание; пока ты сам не переложил меня, словно приз и награду, на плечи старшего, такого правильного и образцового. Моего существования и того, что я не Итачи, но всё равно важен. Не знаю, любил ли ты меня хоть сколько-то, но при жизни сказать об этом так и не успел. Значит, нет. Учихэтому в любом лучае не Учат,ужточно не словами, правда? Нет, мне не в чем тебя винить: Итачи был абсолютным гением, а моя простая гениальность меркла и блекла. Смешно, а. Наверное, я бы на твоем месте поступил также. Наверное, будь я на твоём месте, всё бы кончилось так же. Мне просто... знаешь, до того, как я ушел к Орочимару, мне всё-таки было немного обидно, подсознательно: я учил и тренировал себя сам, не получая никакого внимания, кроме редких подачек брата; моя самооценка была ниже любого ученика академии или даже посредственного представителя клана Учиха. Но я ведь не был хуже. Я просто.не.был.Итачи. Наверное, твоё — ваше — одобрение стало для меня главным триггером, но и главной мотивацией. Жаль, конечно, что ты не видел, насколько усердно я истязал себя, правильно или неправильно (ведь мне не говорили, как надо), но тебе оно и не нужно было, ведь так? Кругом забот много, а клан требовал слишком много сил, чтобы находить их ещё и на меня. Я всё равно люблю тебя, отец. И бесконечно уважаю. Ты бы узнал это: не словами, а делом; как у нас и принято.


Очень хочу этого персонажа для игры в семейную психологию и клановые суровые реалии в прошлом. Очень. Никогда такое не играл, но горю желанием попробовать.
Кроме того, с удовольствием сходил бы в филлерные сюжеты, где клан не вырезан, да и в целом "история могла бы пойти иначе".
В основной игре персонаж мёртв — это неизменно. Но ничто не мешает мне случайно заглянуть в Ад или Лимбо, встретив там тех, кого больше нет.
Акцент логичнее делать на разного рода мистических и модерн-ау. О, я тебе задам жару, бать.)

Дайте мне грамотного, разумного, состоявшегося игрока средней активности. Жевать учиховское стекло, элементы деспотизма и сложных взаимоотношений отец-сын — это можно играть вкусно, даже если кажется, что на игру событий мало. Тут ведь дело в качестве, да. А если у нас ещё и Итачи будет, то и игры сразу больше. Пиши по всем вопросам, приду отвечать как можно скорее.

пример поста;

— ... а всё-таки ты не Изуна, — последние... последний... целую вечность в голове и вокруг Саске не было никакого другого голоса, кроме этого. Никакого другого человека или места, кроме этого. Он уже путал время суток, а мозг — из-за усталости, стресса, веществ и вообще всего — в принципе соображал туго, впитывая информацию и тут же её пропуская. Саске не уверен, что у него имелись силы и желание на то, чтобы пытаться держаться. фокусироваться и что-то догонять. Ему плохо, ему всё равно, ему почти страшно, если бы только не всё так мутно.

Болели руки, болела голова, болел зад, да вообще много чего болело, если честно — уже словно бы и норма, словно и привычка, хотя даже в его далеком от вменяемости состоянии это не могло нравиться, вот оно и не нравилось. Саске в принципе не очень понимал, почему всё так, и, главное, зачем?

Когда Мадара предложил на пару дней съездить отвлечься в домишко за городом, что то ли арендовал, то ли купил для этого, у Саске не имелось поводов отказываться: как бы погано, вызывающе и показательно он себя не вёл, а трудиться продолжал много. потому что это отвлекало. Тело постоянно на спиде, как и мозг, как и внутренний мир. Компания Мадары так или иначе брала всего его под контроль и сие нивелировало, что ужасно в любых иных условиях, но не сейчас. Без него Саске бы... да не знал, что бы он без Мадары. Точно не был бы там, где оказался сейчас. Правда, вот прямо совсем-совсем сейчас это звучало весьма... иронично. Кто бы сомневался, впрочем. Кто бы сомневался.

С Итачи он не общался, вообще. Заместо прямого общения имелась Мэй, что служила неким посредником. Она Саске в целом нравилась: и внешность шикарная, и ненавязчивая, и мозг, и характер как раз такой, что с его тяжелым справлялся. В общем, как к агенту у неё претензий никаких, даже подобие доверия. Саске закрывался ото всех остальных, но для неё щель всё-таки оставалась. О том, что через две открытые вещи его уныния кто-то мог и прослушку дома, и камеры, и вообще следить за ним, так сказать, со всеми наглядными деталями — старался не думать; да и даже если... хах. Пускай подавится. Ему не жалко. Он никогда жадностью не отличался, между прочим. Просто суть в том, что сейчас кроме Мэй никто не знал, что Саске в мини-отпуске. Правда, ничего более ей не известно также. Мадара настаивал, а Саске... ему, опять же, плевать. Будет весело, а более ничего смысла не имело.

— Он делал это, знаешь, так... неповторимо. Я бы продолжал наблюдать за этим дальше, до самого конца, но в какой-то момент его тяга к гедонизму стала вредить больше положенного, — за эти дни Мадара, кажется, много рассказывал об Изуне. О всех его кутежах и бесконтрольном скатывании вниз, в котором старший брат не отказывал, наслаждаясь и балуя: каждому человек всей жизни, не так ли? Для Саске — мать, для Мадары — младший брат. Просто Мадара конченый ублюдок, Учиха с потрохами, повернут был как ублюдок, так сказать — не как нормальные люди с точно такими же проявлениями. А Саске, чёрт подери, правда был похож; и на мать, что Мадаре была кем-то там по Фугаку, в общем, по юности лет и за ней наблюдал тоже... Без шанса для Саске на нормальную историю, не так ли?

[...]

— Я бы, конечно, тебя не допустил ещё в початке, но, знаешь, Фугаку неплохо оттягивал свою смерть, заставляя меня попотеть. И свою, и пацана своего; я отвлёкся, а? Ничего. Ты поможешь мне вспомнить, что я тогда ощущал, Саске, хотя ты всё-таки умудрился заставить меня не жалеть о том, что твоё рождение допустили. А потом останется только Итачи, теперь один на один, без распыления на прочих и без опыта живого папочки, — догонять было так себе, если честно, потому что все слова уже мешались, двоились, прям как Мадара перед глазами. Саске даже не уверен, что это всё происходило по-настоящему.

Мадара наверняка понимал, что Саске уже ничего никому не скажет да и в целом не в состоянии всё осознать-разобрать-понять, потому был откровенен. Как говорится, не только действиями, но и словами. Возможно, ему не первый год хотелось сказать нечто подобное? Что же, чесать чужие хотелки и фантазии — это разве не как раз-таки работа Саске, м?

Его, кажется, снова взяли за волосы и что-то — снова — влили. В этой вечности Мадара говорил, что пока красота и молодость не покинули, стоило увековечить её, не дав перешагнуть стадию не возврата. Мол, "не переживай, следов не останется, ты станешь новой Мэрилин Монро, так и не раскрывшим весь свой потенциал, но с таким чувственным, тонким внутренним миром". Отчего-то из уст Мадары про внутренний мир звучало совсем двояко, но...

Когда в пальцах почувствовалось что-то острое и тонкое, Саске постарался скосить туда мутный взгляд, дабы сообразить. Это... нож? Лезвие? Что? Оно упёрлось в руку, чуть надавливая. Собственной же рукой, второй. Кажется, Мадара то ли сказал, то ли сделал что-то ещё, но Саске не отвечал за то, что это реально. Он знал одно: ему плохо. Очень плохо. Каждый частицы его бытия, тела и души. Это ни разу не то, что он заслужил, и ни разу не то, чего желала бы для него мать. Мать... мать...

Всё само, правда. Так будет лучше. Действительно.

Всё хотя бы закончится.

Он просто отключится, когда крови будет слишком много, и пятна красного смешаются с вечным черным, спевшись в смешанном не смешном танце.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-17 19:39:11)

+1

21

kakashi hatake
[шестая тень огня]

https://i.imgur.com/yXicvmT.png https://i.imgur.com/OubvBJ8.png  https://i.imgur.com/PMVc2Xb.png https://i.imgur.com/pl9supx.png
[no prototype]

[indent] » naruto

Не сказать, что Хатаке Какаши — учитель от Бога. Ирука-сенсей — да! А Какаши, я уверен, в глубине своей социально неловкой души боится детей до усрачки. С другой стороны, с такой командой как team seven вообще сложно не заработать себе парочку-другую занятных фобий.

Вообще-то. С таким сенсеем, как Копирующий ниндзя, сложно не заработать нервный тик.

                              Так что, мы квиты.

Не очень-то Вы стремились, Какаши-сенсей, позаботиться о нашем будущем, если честно. В первые годы. Ну, разве что, за исключением Саске-теме. Это было хреновым таким решением, согласитесь — выбрать себе "любимчика", опираясь на удручающую схожесть его истории со своей собственной — хоть и логичным. Так же больно ли Вам было потерять Саске, как и нам? Скучали ли Вы по мне и Сакуре-чан, когда мы обрели новых учителей в лице легендарных саннинов? Хотелось ли Вам снова исправить что-то?..

И не потому ли Вы, в самом деле, следовали за мной по пятам после моего возвращения?

       (Но, даже, если Вами двигало чувство вины, сенсей, я Вам благодарен).

Я обязан Вам тем, что вернулся домой живым. Почему-то однажды стало незыблемым правилом то, что Вы  всякий раз оказывались и оказывались рядом в самый нужный момент, хоть больше и не были моим учителем. Все больше и больше я чувствовал, что Вы стали мне другом.

                               А потом — Хокаге.

(Не думайте, что я был против, хоть тогда и орал до хрипоты о несправедливости бытия, — я не был).

немного вдохновения для принятия решения ;З

https://i.imgur.com/1YIuLGZ.gif


Я могу так целый миник написать, если честно, потому что вторая половина Шиппудена прямо убивает меня наповал взаимоотношениями этих двоих. Да и вообще, пока я не стал Хокаге (Т____Т), кто-то ведь должен приглядывать за деревней. Тем более, что, в отличие от канонично нелогичного канона, у нас Коноха не восстановилась за 2 минуты экранного времени. И мы все еще пытаемся свести концы с концами, но кто-то постоянно их разводит, даттебайо! А в необозримом будущем мы не собираемся скатываться в Боруто. Ахахах, что такое Боруто, не знаем такого!! Ах, да! И еще кое-что. Эт-то... Какаши-сенсей, мне без Вас капец как грустненько. ((

пример поста;

Говорят, свет в послевоенном доме совсем не такой, как в довоенном.

Послевоенная Коноха - думает Наруто - тоже другая. Она кажется незнакомой и, возможно, немного чужой (немного?..). Она не вызывает чувства неприязни или вроде того, вовсе нет! Просто… Иногда кажется, что она вообще не вызывает никаких чувств. И это чертовски пугает.

На самом деле, это доводит Наруто почти до глухого отчаяния.

Потому что не может такого быть.

Так быть не_должно. Но оно есть - появляющееся вспышками, накатывающее ледяными волнами осознание, что как раньше уже не будет. Никогда. “Как раньше” осталось в довоенной деревне, большой, людной, светлой, тянущейся вверх разноцветными черепицами крыш, утопающей в густых зеленых кронах окружающих ее деревьев… Вокруг новой Конохи пустырь - вздыбленная, взрытая множественными боевыми дзюцу голая земля, уродливый шрам, оставленный битвой. Той самой, в результате которой скрытая деревня, которую они все знали, перестала существовать.

В новой Конохе, все еще не отстроенной до конца, дома низкие, приземистые. Простенькие и все одинаково невзрачные. Короткие полупустые переулки вливаются в такие же улицы. Наруто не знакома ни одна из них. Приходится закрывать глаза, чтобы увидеть то, чего нет: врезавшиеся в память углы и повороты, торговый квартал, цветочный магазин Яманака, Ичираку и лавку с масками, ту самую, хозяин которой однажды гнал Узумаки прочь, пинками, проклятиями и обидными словами… Его, конечно, уже нет в живых. А перед глазами - незнакомая стена чужого дома. Тупик.

Новую Коноху не “стерегут” дайме прошедших лет. Нет лиц на Горе Хокаге.

Горы Хокаге больше нет.

Наруто стыдно. Ками, как же ему стыдно! За то, что не может даже заставить себя думать об этом месте, как о доме. Он думает (надеется): “это пройдет”, обязательно пройдет, нужно только чуть-чуть подождать - все они сильно пострадали на этой войне, не только деревня, и люди тоже. В основном пострадали именно люди. И им всем просто нужно немного времени. Да, именно так.

Но на душе почему-то все равно невыносимо гадко.

Наруто чувствует себя предателем.

Наруто не_чувствует себя в безопасности в стенах новой Конохи (наверное, потому, что стен, как таковых, еще и нет… таких прочных и высоких, какими они были). Тревога становится его постоянным спутником - постоянное ожидание беды.

У Наруто просто кошмарные проблемы со сном. Кошмарные - ключевое слово.

В каждом сне - стоит закрыть глаза - огонь и черные тени. Ничего конкретного, никого конкретного (повторяй себе это почаще, Узумаки), но внутренности все равно морозит и стягивает в тугой узел, который поднимается к самому горлу и… Наруто просыпается, выныривает из промозглого, липкого от того, что ему нечем дышать. Спазм проходит не сразу - воспоминания продолжают душить напополам со злыми слезами (как тогда…

прямо как тогда) и блядское сердце пытается сбежать к чертовой матери, проломив собою ребра, потому что к такому его жизнь не готовила. Наруто к такому жизнь не готовила. Он-то думал, что война - самое страшное, что им выпало пережить, но оказалось, что есть вещи и пострашнее.

Впрочем, Узумаки совсем не уверен, что он не единственный, кто сходит с ума.

Свет в послевоенном Наруто тоже не такой, как в довоенном.

И знаете что? Это не_проходит со временем: не отпускает, не лечит и еще много всяких “не”. На самом деле, становится только хуже.

Но все вокруг, кажется, продолжают жить и прекрасно с этим справляются, вызывая чувство острой зависти, безжалостно полосующей по самым незащищенным местам - по сердцу, например. Или по совести. Это больнее, чем получить кунаем в живот.

Наруто кажется, что только он один не_вывозит. Обидно, досадно, но он упрямо продолжает играть по кем-то установленным правилам, основным из которых является “докажи всем, что можешь”: разводит бурную деятельность по приведению деревни в божеский вид (на пару с Ямато-сенсеем принимая едва ли не самое активное в этом участие), ходит на миссии, не берет выходных (и пару раз отрубается прямо в кустах во время слежки), аргументируя это ничтожной численностью шиноби, донимает Шикамару вдвое настырнее обычного, пишет письма в Суну пару раз в месяц, “чтобы Гаара не скучал”, и улыбается, улыбается, улыбается до судорог скул.

Не помогает.

Наруто едва не отправляет на Тот свет двух чунинов - совсем молодых ребят - решивших в ночи сбежать из общих казарм, в которых оставшимся шиноби приходится ночевать, пока деревня полностью не отстроена (сначала мирные жители, и только потом собственные дома обретут они). Ничего не успевших понять парней спасает только реакция Кибы и, как ни странно, Курамы: опасно горячая огненная чакра конвульсивно сворачивается, когда Наруто, выныривая из очередного Ада, подскакивает на своем футоне, сверкая одуревшими голубыми глазами...

Все продолжают делать вид, что все в порядке. Но Узумаки давно научился замечать и расщеплять на составляющие косые взгляды (взгляды, а не людей). Он в этом профессионал.

Ощущение непрекращающегося падения не покидает Наруто ни на секунду - он словно летит в бездну, и теперь ему не за что даже зацепиться, чтобы прекратить это. Вокруг нет ни единого выступа. Мечта стать Хокаге? Любовь к Конохе?.. Отчаянное желание вернуть друга… Куда? Домой? Но Наруто не может заставить почувствовать себя дома, что он может предложить в таком случае Учиха?

Наруто не будет больше гонятся за Саске, потому что они ведь поговорили. В цукуеми, они все выяснили, и Узумаки принял выбор товарища - исправил ошибки детства. Поступил, как друг. Пусть Саске так и не ответил ему на эту дружбу взаимностью. Кроме того, он все еще нукенин, который находится в международном розыске, и даже Наруто не может с этим ничего сделать. Он знает - он пытался. Даже Шестой тени огня не под силу переубедить весь Совет, и уж тем более Какаши-сенсей мало как может повлиять на феодальных лордов.

С этим приходится мириться. Впрочем, самого Саске это, наверное, мало волнует.

Наруто летит вниз, и даже сейчас он чувствует как звенит соединяющая двух людей невидимая нить. У второй половины его души репутация террориста и хладнокровного убийцы. Это тоже далеко не плюс в его копилку.

Сколько сил придется приложить Какаши, чтобы спасти будущее Узумаки от наложения длани Совета, только Ками известно.

Джинчурики старательно избегает Сакуру, потому что она_не_слепая. Потому что смотрит на него иногда, как на неизлечимого больного: с тревогой, беспокойством и сожалением. Не с жалостью, а будто она сама в чем-то виновата. Наруто это не нравится. И он старается как можно реже попадаться ей на глаза.

Но когда бы Харуно интересовало чужое мнение?

Удивительно, но Сакура даже не бьет его. Просто говорит, что запрет где-нибудь и попросит Цунадэ наложить самое сильное запирающее дзюцу, на которое та только способна. Если Наруто не позволит ей хотя бы попытаться помочь.

Аргументы за то, что ему не нужна ничья помощь, и все прочие теоретически возможные возражения прерываются громким хлопком двери больничной палаты и безапелляционным “спи”.

Что ж… Возможно, это не такая уж плохая идея, хоть Узумаки и против того, чтобы оккупировать реанимационное отделение, место в котором вполне может понадобиться кому-то из его тяжело раненых товарищей. Никто не знает, когда миссия ранга А может вдруг перерасти в кошмар класса S, только не в мире, в котором они живут сейчас.

Но тело не обманешь. Наруто устал. Он знает, что, скорее всего, это ни к чему не приведет, что все закончится на очередном кошмаре, но таблетки, выданные Харуно начинают действовать и джинчурики все же вырубается…

...Чтобы очнуться от вопля. Собственного и… Сакуры, чье тело (господи, какие же хрупкое оно на вид!) мгновение назад врезалось в стену с характерным хрустом (Наруто надеется, что стены), отброшенное мощным импульсом огненной чакры В чужих глазах - зеленых, как луг, что раньше простирался за Конохой аж до самого леса - неверие и испуг. Не страх (по крайней мере пока), Сакура, скорее всего, просто была застигнута врасплох… Еще бы.

Узумаки сметает с больничной койки с невообразимой скоростью, так, что он сам практически вжимается в противоположный угол, с неверием глядя на подругу… Вернее на то, что сделал с ней.

- Сакура...

Первый порыв - поспешить на помощь, и собственное тело по инерции дергается в нужном направлении, но Наруто останавливается себя. Нет.

НЕТ, он не должен приближаться к ней, он не… Снова не контролирует себя.

- Сакура, прости...

Впервые после войны Наруто чувствует не растерянность, тревогу или отчаяние. Он в ужасе.

Отредактировано Uzumaki Naruto (2022-07-18 21:38:43)

+3

22

gaara
[казекаге]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/202/967263.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/202/718596.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/202/499495.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/202/73904.png
[no prototype]

[indent] » naruto

Гаара — первый.

первый джинчуурики, которого встретил Наруто, с удивительно похожей (непохожей) судьбой.
первый. и единственный, кто понял Наруто там, где не смог бы (не захотел) Учиха Саске — в одиночестве и ненависти (своей, чужой), которых не боялся Учиха, но в страхе перед которыми замирали Гаара и Узумаки... до злых слез. до боли. до крови.
Наруто и Гаара принадлежат разным странам. но похоже, что кровь чакра у них одна — пылающая, кипящая огненная и жаркая, душная пустынная. пожирающее, выжигающее тело изнутри пламя. горячий, иссушающий душу, раздирающий ее песчаными осколками ветер. одна агония на двоих.

а у меня внутри росли цветы, их вырвали безжалостно руками
я каждую ночь пытаюсь полить мертвый сад своими жалкими слезами

Гаара говорит, что Наруто похож на солнце. но в самом Гааре света и тепла ничуть не меньше. в отличие от Саске, он позволяет им победить внутреннюю тьму. позволяет вытащить себя из глубокой черной бездны.
вообще-то, из Гаары друг получается куда лучше, чем из Наруто.

и может быть потом, наших падших душ не коснется больше зло
но мне так страшно никогда так не будет уже

Гаара сам "заклеймил" себя любовью — страшной, злой, болезненной. не видившей ничего, кроме алых пятен и разводов. проклятье, которое Наруто хочет (пытается пару раз) стереть с чужого лица: дрожащей рукой, убирая влажные пряди, склонившись над пока-еще-трупом (слабый удар чужого сердца заставляет биться и сердце Наруто тоже); невзначай, (не)случайно мазнув пальцами по алым линиям на лбу, встречая чужой вопросительный взгляд открытой улыбкой... Наруто боится не хочет, чтобы его сердце Гаары снова остановилось.

и где-то хлопнет дверь, и дрогнут провода
привет, мы будем счастливы теперь и навсегда

Гаара первый, кто уверенно и открыто говорит Наруто о дружбе. не подразумевает "по умолчанию", не соглашается безропотно, а  говорит словами через рот. утверждает. возводит в истину, что не терпит сомнений от окружающих. да, действия важнее слов, но Наруто слышит от Гаары заветное "друг" и взрывается тысячей солнц, мириадами звезд. и сияет, сияет, сияет... на много световых лет вокруг.
Гааре тоже нравится это слово. произносить его, принадлежать ему. драгоценное. бесценное. Гаара не знает, почему его так легко говорить Наруто, и практически невозможно заставить себя сказать другим. но он хотел бы научиться у Узумаки и этому тоже.


В общме, мы делаем вид, что Боруто не существует, что это случилось не с нами, и вообще Киши съел что-то не то. У нас собственное понимание канона и того, чем все это должно было закончиться, у нас идея на идее идеей погоняет: для общего сюжета, для знавесочных историй.. Я лично я отчаянно нуждаюсь в развитии и линии Гаары и Наруто, потому что в каноне #недодали. Обидно и возмутительно. Хочу больше совместных историй и ситуаций. Хочу больше раскрыть это потенциально потрясающее взаимодействие двух джинчуурики, особенно в эмоционально-психологическом плане. Хочу, хочу, хочу... Короче говоря, энтузиазма полно, идей много, борщ варить умею, шуба есть, голова не болит! ХДД °˖✧◝(⁰▿⁰)◜✧˖°

пример поста;

Говорят, свет в послевоенном доме совсем не такой, как в довоенном.

Послевоенная Коноха - думает Наруто - тоже другая. Она кажется незнакомой и, возможно, немного чужой (немного?..). Она не вызывает чувства неприязни или вроде того, вовсе нет! Просто… Иногда кажется, что она вообще не вызывает никаких чувств. И это чертовски пугает.

На самом деле, это доводит Наруто почти до глухого отчаяния.

Потому что не может такого быть.

Так быть не_должно. Но оно есть - появляющееся вспышками, накатывающее ледяными волнами осознание, что как раньше уже не будет. Никогда. “Как раньше” осталось в довоенной деревне, большой, людной, светлой, тянущейся вверх разноцветными черепицами крыш, утопающей в густых зеленых кронах окружающих ее деревьев… Вокруг новой Конохи пустырь - вздыбленная, взрытая множественными боевыми дзюцу голая земля, уродливый шрам, оставленный битвой. Той самой, в результате которой скрытая деревня, которую они все знали, перестала существовать.

В новой Конохе, все еще не отстроенной до конца, дома низкие, приземистые. Простенькие и все одинаково невзрачные. Короткие полупустые переулки вливаются в такие же улицы. Наруто не знакома ни одна из них. Приходится закрывать глаза, чтобы увидеть то, чего нет: врезавшиеся в память углы и повороты, торговый квартал, цветочный магазин Яманака, Ичираку и лавку с масками, ту самую, хозяин которой однажды гнал Узумаки прочь, пинками, проклятиями и обидными словами… Его, конечно, уже нет в живых. А перед глазами - незнакомая стена чужого дома. Тупик.

Новую Коноху не “стерегут” дайме прошедших лет. Нет лиц на Горе Хокаге.

Горы Хокаге больше нет.

Наруто стыдно. Ками, как же ему стыдно! За то, что не может даже заставить себя думать об этом месте, как о доме. Он думает (надеется): “это пройдет”, обязательно пройдет, нужно только чуть-чуть подождать - все они сильно пострадали на этой войне, не только деревня, и люди тоже. В основном пострадали именно люди. И им всем просто нужно немного времени. Да, именно так.

Но на душе почему-то все равно невыносимо гадко.

Наруто чувствует себя предателем.

Наруто не_чувствует себя в безопасности в стенах новой Конохи (наверное, потому, что стен, как таковых, еще и нет… таких прочных и высоких, какими они были). Тревога становится его постоянным спутником - постоянное ожидание беды.

У Наруто просто кошмарные проблемы со сном. Кошмарные - ключевое слово.

В каждом сне - стоит закрыть глаза - огонь и черные тени. Ничего конкретного, никого конкретного (повторяй себе это почаще, Узумаки), но внутренности все равно морозит и стягивает в тугой узел, который поднимается к самому горлу и… Наруто просыпается, выныривает из промозглого, липкого от того, что ему нечем дышать. Спазм проходит не сразу - воспоминания продолжают душить напополам со злыми слезами (как тогда…

прямо как тогда) и блядское сердце пытается сбежать к чертовой матери, проломив собою ребра, потому что к такому его жизнь не готовила. Наруто к такому жизнь не готовила. Он-то думал, что война - самое страшное, что им выпало пережить, но оказалось, что есть вещи и пострашнее.

Впрочем, Узумаки совсем не уверен, что он не единственный, кто сходит с ума.

Свет в послевоенном Наруто тоже не такой, как в довоенном.

И знаете что? Это не_проходит со временем: не отпускает, не лечит и еще много всяких “не”. На самом деле, становится только хуже.

Но все вокруг, кажется, продолжают жить и прекрасно с этим справляются, вызывая чувство острой зависти, безжалостно полосующей по самым незащищенным местам - по сердцу, например. Или по совести. Это больнее, чем получить кунаем в живот.

Наруто кажется, что только он один не_вывозит. Обидно, досадно, но он упрямо продолжает играть по кем-то установленным правилам, основным из которых является “докажи всем, что можешь”: разводит бурную деятельность по приведению деревни в божеский вид (на пару с Ямато-сенсеем принимая едва ли не самое активное в этом участие), ходит на миссии, не берет выходных (и пару раз отрубается прямо в кустах во время слежки), аргументируя это ничтожной численностью шиноби, донимает Шикамару вдвое настырнее обычного, пишет письма в Суну пару раз в месяц, “чтобы Гаара не скучал”, и улыбается, улыбается, улыбается до судорог скул.

Не помогает.

Наруто едва не отправляет на Тот свет двух чунинов - совсем молодых ребят - решивших в ночи сбежать из общих казарм, в которых оставшимся шиноби приходится ночевать, пока деревня полностью не отстроена (сначала мирные жители, и только потом собственные дома обретут они). Ничего не успевших понять парней спасает только реакция Кибы и, как ни странно, Курамы: опасно горячая огненная чакра конвульсивно сворачивается, когда Наруто, выныривая из очередного Ада, подскакивает на своем футоне, сверкая одуревшими голубыми глазами...

Все продолжают делать вид, что все в порядке. Но Узумаки давно научился замечать и расщеплять на составляющие косые взгляды (взгляды, а не людей). Он в этом профессионал.

Ощущение непрекращающегося падения не покидает Наруто ни на секунду - он словно летит в бездну, и теперь ему не за что даже зацепиться, чтобы прекратить это. Вокруг нет ни единого выступа. Мечта стать Хокаге? Любовь к Конохе?.. Отчаянное желание вернуть друга… Куда? Домой? Но Наруто не может заставить почувствовать себя дома, что он может предложить в таком случае Учиха?

Наруто не будет больше гонятся за Саске, потому что они ведь поговорили. В цукуеми, они все выяснили, и Узумаки принял выбор товарища - исправил ошибки детства. Поступил, как друг. Пусть Саске так и не ответил ему на эту дружбу взаимностью. Кроме того, он все еще нукенин, который находится в международном розыске, и даже Наруто не может с этим ничего сделать. Он знает - он пытался. Даже Шестой тени огня не под силу переубедить весь Совет, и уж тем более Какаши-сенсей мало как может повлиять на феодальных лордов.

С этим приходится мириться. Впрочем, самого Саске это, наверное, мало волнует.

Наруто летит вниз, и даже сейчас он чувствует как звенит соединяющая двух людей невидимая нить. У второй половины его души репутация террориста и хладнокровного убийцы. Это тоже далеко не плюс в его копилку.

Сколько сил придется приложить Какаши, чтобы спасти будущее Узумаки от наложения длани Совета, только Ками известно.

Джинчурики старательно избегает Сакуру, потому что она_не_слепая. Потому что смотрит на него иногда, как на неизлечимого больного: с тревогой, беспокойством и сожалением. Не с жалостью, а будто она сама в чем-то виновата. Наруто это не нравится. И он старается как можно реже попадаться ей на глаза.

Но когда бы Харуно интересовало чужое мнение?

Удивительно, но Сакура даже не бьет его. Просто говорит, что запрет где-нибудь и попросит Цунадэ наложить самое сильное запирающее дзюцу, на которое та только способна. Если Наруто не позволит ей хотя бы попытаться помочь.

Аргументы за то, что ему не нужна ничья помощь, и все прочие теоретически возможные возражения прерываются громким хлопком двери больничной палаты и безапелляционным “спи”.

Что ж… Возможно, это не такая уж плохая идея, хоть Узумаки и против того, чтобы оккупировать реанимационное отделение, место в котором вполне может понадобиться кому-то из его тяжело раненых товарищей. Никто не знает, когда миссия ранга А может вдруг перерасти в кошмар класса S, только не в мире, в котором они живут сейчас.

Но тело не обманешь. Наруто устал. Он знает, что, скорее всего, это ни к чему не приведет, что все закончится на очередном кошмаре, но таблетки, выданные Харуно начинают действовать и джинчурики все же вырубается…

...Чтобы очнуться от вопля. Собственного и… Сакуры, чье тело (господи, какие же хрупкое оно на вид!) мгновение назад врезалось в стену с характерным хрустом (Наруто надеется, что стены), отброшенное мощным импульсом огненной чакры В чужих глазах - зеленых, как луг, что раньше простирался за Конохой аж до самого леса - неверие и испуг. Не страх (по крайней мере пока), Сакура, скорее всего, просто была застигнута врасплох… Еще бы.

Узумаки сметает с больничной койки с невообразимой скоростью, так, что он сам практически вжимается в противоположный угол, с неверием глядя на подругу… Вернее на то, что сделал с ней.

- Сакура...

Первый порыв - поспешить на помощь, и собственное тело по инерции дергается в нужном направлении, но Наруто останавливается себя. Нет.

НЕТ, он не должен приближаться к ней, он не… Снова не контролирует себя.

- Сакура, прости...

Впервые после войны Наруто чувствует не растерянность, тревогу или отчаяние. Он в ужасе.

Отредактировано Uzumaki Naruto (2022-07-18 21:38:27)

+1

23

hyuga hinata
[куноичи]

https://i.imgur.com/OhiegTA.png  https://i.imgur.com/t1yGYRH.png  https://i.imgur.com/4sIO8VH.png  https://i.imgur.com/RQzOlGm.png
[no prototype]

[indent] » naruto

Хината.
Ты так... Выросла. Не только снаружи, но и внутри тоже.

Изменилась почти до неузнаваемости, но не изменила себе.

Сильная... Ты такая сильная! Но все еще неловко краснеешь — дай только повод.

Ты больше не заикаешься и не падаешь в обморок при встрече со мной. Не пытаешься сбежать. Как давно мы могли бы стать хорошими друзьями? И почему это происходит с нами только сейчас?.. Товарищами мы были всегда. Меня берет стыд за то, что я, сам того не понимая, недооценивал тебя.

Над каждым из нас — из тех, кто остался в живых — война поработала: ни хорошо ни плохо; вырвала что-то с корнем, с кровью, болью; заложила что-то новое, что либо пустит корни в самую душу, вымахает на добрые десятки метров вверх, в стороны, либо увянет, не прижившись; опустила на колени с покорно подставленной шеей; вздернула на ноги и вытолкнула новый мир... Всем нам пришлось приспосабливаться. Но не у всех одинаково хорошо это вышло.

Так ведь, Хината?..

Посмотри на меня и посмотри на себя. Ну и кто из нас теперь герой? Отважно смотрящий в глаза врагу, идущий по своему пути ниндзя, не оглядывающийся, не сомневающийся, готовый преодолеть любые трудности... Ответ известен нам обоим — это не я. Мы поменялись местами, Хината.
Как так получилось, что ты видишь меня насквозь без всякого Бьякугана и понимаешь лучше, чем я сам? Почему я не могу остановиться и закрыть свой чертов рот, когда ты оказываешься слушателем? Доверяю ли я тебе больше, чем самому себе? Возможно. Над этим стоило бы подумать... Ну, если бы я умел.

Ты говорила, что я научил тебя быть шиноби, что это я — та причина, по которой ты та, кто ты есть... Похоже, теперь пришла твоя очередь спасать меня.


У нас канон Боруто идет лесом. У нас свой блэк джек и Орочимару. хдд А у меня свои специфические взгляды на отношения Хинаты и Наруто. И само собой ябобсудил, подробно, детально и эмоционально хдд И да, я из тех людей, которые кидают Киши оюидки за слитых женских персонажей, потому что  вот уж у Хьюга был реально нереальный потенциал для развития! ♥ Очень хочется видеть идейного, адекватного игрока, влюбленного в своего персонажа. Хинату-сама похерили в каноне, так давайте это исправлять!)))

пример поста;

Говорят, свет в послевоенном доме совсем не такой, как в довоенном.

Послевоенная Коноха - думает Наруто - тоже другая. Она кажется незнакомой и, возможно, немного чужой (немного?..). Она не вызывает чувства неприязни или вроде того, вовсе нет! Просто… Иногда кажется, что она вообще не вызывает никаких чувств. И это чертовски пугает.

На самом деле, это доводит Наруто почти до глухого отчаяния.

Потому что не может такого быть.

Так быть не_должно. Но оно есть - появляющееся вспышками, накатывающее ледяными волнами осознание, что как раньше уже не будет. Никогда. “Как раньше” осталось в довоенной деревне, большой, людной, светлой, тянущейся вверх разноцветными черепицами крыш, утопающей в густых зеленых кронах окружающих ее деревьев… Вокруг новой Конохи пустырь - вздыбленная, взрытая множественными боевыми дзюцу голая земля, уродливый шрам, оставленный битвой. Той самой, в результате которой скрытая деревня, которую они все знали, перестала существовать.

В новой Конохе, все еще не отстроенной до конца, дома низкие, приземистые. Простенькие и все одинаково невзрачные. Короткие полупустые переулки вливаются в такие же улицы. Наруто не знакома ни одна из них. Приходится закрывать глаза, чтобы увидеть то, чего нет: врезавшиеся в память углы и повороты, торговый квартал, цветочный магазин Яманака, Ичираку и лавку с масками, ту самую, хозяин которой однажды гнал Узумаки прочь, пинками, проклятиями и обидными словами… Его, конечно, уже нет в живых. А перед глазами - незнакомая стена чужого дома. Тупик.

Новую Коноху не “стерегут” дайме прошедших лет. Нет лиц на Горе Хокаге.

Горы Хокаге больше нет.

Наруто стыдно. Ками, как же ему стыдно! За то, что не может даже заставить себя думать об этом месте, как о доме. Он думает (надеется): “это пройдет”, обязательно пройдет, нужно только чуть-чуть подождать - все они сильно пострадали на этой войне, не только деревня, и люди тоже. В основном пострадали именно люди. И им всем просто нужно немного времени. Да, именно так.

Но на душе почему-то все равно невыносимо гадко.

Наруто чувствует себя предателем.

Наруто не_чувствует себя в безопасности в стенах новой Конохи (наверное, потому, что стен, как таковых, еще и нет… таких прочных и высоких, какими они были). Тревога становится его постоянным спутником - постоянное ожидание беды.

У Наруто просто кошмарные проблемы со сном. Кошмарные - ключевое слово.

В каждом сне - стоит закрыть глаза - огонь и черные тени. Ничего конкретного, никого конкретного (повторяй себе это почаще, Узумаки), но внутренности все равно морозит и стягивает в тугой узел, который поднимается к самому горлу и… Наруто просыпается, выныривает из промозглого, липкого от того, что ему нечем дышать. Спазм проходит не сразу - воспоминания продолжают душить напополам со злыми слезами (как тогда…

прямо как тогда) и блядское сердце пытается сбежать к чертовой матери, проломив собою ребра, потому что к такому его жизнь не готовила. Наруто к такому жизнь не готовила. Он-то думал, что война - самое страшное, что им выпало пережить, но оказалось, что есть вещи и пострашнее.

Впрочем, Узумаки совсем не уверен, что он не единственный, кто сходит с ума.

Свет в послевоенном Наруто тоже не такой, как в довоенном.

И знаете что? Это не_проходит со временем: не отпускает, не лечит и еще много всяких “не”. На самом деле, становится только хуже.

Но все вокруг, кажется, продолжают жить и прекрасно с этим справляются, вызывая чувство острой зависти, безжалостно полосующей по самым незащищенным местам - по сердцу, например. Или по совести. Это больнее, чем получить кунаем в живот.

Наруто кажется, что только он один не_вывозит. Обидно, досадно, но он упрямо продолжает играть по кем-то установленным правилам, основным из которых является “докажи всем, что можешь”: разводит бурную деятельность по приведению деревни в божеский вид (на пару с Ямато-сенсеем принимая едва ли не самое активное в этом участие), ходит на миссии, не берет выходных (и пару раз отрубается прямо в кустах во время слежки), аргументируя это ничтожной численностью шиноби, донимает Шикамару вдвое настырнее обычного, пишет письма в Суну пару раз в месяц, “чтобы Гаара не скучал”, и улыбается, улыбается, улыбается до судорог скул.

Не помогает.

Наруто едва не отправляет на Тот свет двух чунинов - совсем молодых ребят - решивших в ночи сбежать из общих казарм, в которых оставшимся шиноби приходится ночевать, пока деревня полностью не отстроена (сначала мирные жители, и только потом собственные дома обретут они). Ничего не успевших понять парней спасает только реакция Кибы и, как ни странно, Курамы: опасно горячая огненная чакра конвульсивно сворачивается, когда Наруто, выныривая из очередного Ада, подскакивает на своем футоне, сверкая одуревшими голубыми глазами...

Все продолжают делать вид, что все в порядке. Но Узумаки давно научился замечать и расщеплять на составляющие косые взгляды (взгляды, а не людей). Он в этом профессионал.

Ощущение непрекращающегося падения не покидает Наруто ни на секунду - он словно летит в бездну, и теперь ему не за что даже зацепиться, чтобы прекратить это. Вокруг нет ни единого выступа. Мечта стать Хокаге? Любовь к Конохе?.. Отчаянное желание вернуть друга… Куда? Домой? Но Наруто не может заставить почувствовать себя дома, что он может предложить в таком случае Учиха?

Наруто не будет больше гонятся за Саске, потому что они ведь поговорили. В цукуеми, они все выяснили, и Узумаки принял выбор товарища - исправил ошибки детства. Поступил, как друг. Пусть Саске так и не ответил ему на эту дружбу взаимностью. Кроме того, он все еще нукенин, который находится в международном розыске, и даже Наруто не может с этим ничего сделать. Он знает - он пытался. Даже Шестой тени огня не под силу переубедить весь Совет, и уж тем более Какаши-сенсей мало как может повлиять на феодальных лордов.

С этим приходится мириться. Впрочем, самого Саске это, наверное, мало волнует.

Наруто летит вниз, и даже сейчас он чувствует как звенит соединяющая двух людей невидимая нить. У второй половины его души репутация террориста и хладнокровного убийцы. Это тоже далеко не плюс в его копилку.

Сколько сил придется приложить Какаши, чтобы спасти будущее Узумаки от наложения длани Совета, только Ками известно.

Джинчурики старательно избегает Сакуру, потому что она_не_слепая. Потому что смотрит на него иногда, как на неизлечимого больного: с тревогой, беспокойством и сожалением. Не с жалостью, а будто она сама в чем-то виновата. Наруто это не нравится. И он старается как можно реже попадаться ей на глаза.

Но когда бы Харуно интересовало чужое мнение?

Удивительно, но Сакура даже не бьет его. Просто говорит, что запрет где-нибудь и попросит Цунадэ наложить самое сильное запирающее дзюцу, на которое та только способна. Если Наруто не позволит ей хотя бы попытаться помочь.

Аргументы за то, что ему не нужна ничья помощь, и все прочие теоретически возможные возражения прерываются громким хлопком двери больничной палаты и безапелляционным “спи”.

Что ж… Возможно, это не такая уж плохая идея, хоть Узумаки и против того, чтобы оккупировать реанимационное отделение, место в котором вполне может понадобиться кому-то из его тяжело раненых товарищей. Никто не знает, когда миссия ранга А может вдруг перерасти в кошмар класса S, только не в мире, в котором они живут сейчас.

Но тело не обманешь. Наруто устал. Он знает, что, скорее всего, это ни к чему не приведет, что все закончится на очередном кошмаре, но таблетки, выданные Харуно начинают действовать и джинчурики все же вырубается…

...Чтобы очнуться от вопля. Собственного и… Сакуры, чье тело (господи, какие же хрупкое оно на вид!) мгновение назад врезалось в стену с характерным хрустом (Наруто надеется, что стены), отброшенное мощным импульсом огненной чакры В чужих глазах - зеленых, как луг, что раньше простирался за Конохой аж до самого леса - неверие и испуг. Не страх (по крайней мере пока), Сакура, скорее всего, просто была застигнута врасплох… Еще бы.

Узумаки сметает с больничной койки с невообразимой скоростью, так, что он сам практически вжимается в противоположный угол, с неверием глядя на подругу… Вернее на то, что сделал с ней.

- Сакура...

Первый порыв - поспешить на помощь, и собственное тело по инерции дергается в нужном направлении, но Наруто останавливается себя. Нет.

НЕТ, он не должен приближаться к ней, он не… Снова не контролирует себя.

- Сакура, прости...

Впервые после войны Наруто чувствует не растерянность, тревогу или отчаяние. Он в ужасе.

Отредактировано Uzumaki Naruto (2022-07-18 21:38:10)

+2

24

uchiha obito
[призрак, погасшее солнце]

https://i.gifer.com/fetch/w300-preview/b9/b96d7363c617a43bf28f3758c035d874.gif
[indent] » naruto
Эй, призрак, кем же ты прислан? И как быстро?
Мелькнув, откуда-то прилетел бестелесный.
Будь осторожен, я тут рассыпал немного стёкол и лезвий.
Скажи, где приобрёл эти часы без песка,
И с кем за них расплатился собственной резкостью, блеском?
Но версий тут больше, чем несколько, так?
И твоего имени давно тоже больше нет в списках.
А ты случайно ко мне не со злобой? Или за словом?
Или ещё быть может, в чём твоя заинтересованность?
Тебя ведь уже сковал холодный color.
Твой последний новый товарищ пустой, совсем без дыма и смол.
Месяц, луна, снова месяц, и снова луна.
Стабильна картина давно тебе незаметная.
И нет надобности спрашивать время у нас,
Ведь прошлое с будущим твои - давно одна сплошная симметрия.


Обито на самом деле - это такой мрак, такая мясорубка, такое изничтоженное и приправленное нутро, это от белого к чёрному; обожаю. Обито - это пример того, что бывает, если погасить Солнце. И нет, я не воспринимаю войну Шиноби, где он _резко_ передумал, стал хорошим и... ладно, арку Войны я в принципе предпочитаю не помнить. Просто... так не бывает, понимаешь? Не после такого. Если понимаешь и тащишься с того, что трагедия Обито с ним сделала и как он это выражал, то приходи. Едкий психологизм, чёрный юмор и учиховская неваляшка манипулирования - умоляю, мне нужно.
Обито перехватил Саске в самый сложный момент его жизни, в самый мрачный период, и это настолько стекольно, настолько ааАААА-А-А, что... Хочу сего нажратья. Чтобы понимать, с чего я так тащусь: вот, ныряй, тут на всех хватит.

Также хочу много модерн-ау, потому что сами небеса велели. Может по миру шиноби что и найдётся-придумается, но с ходу у меня два указанных ориентира.

Юморок, отбивные, мрачнота, психологизм - да, вот что я хочу, чем хуже и аморальнее, тем лучше. Потому что разве нет в этом учиховской иронии, наследия, преемственности, мести? Очень вкусно и сочно. Вероятно, при правильной подаче даже от нц открещиваться не буду, потому что учихацесты прекрасны в любом проявлении (если это не Шисуи и ноунеймы-имбы для обоснования имбо-техник арки Войны, no thank you).

Будь грамотен, всрат, прекрасен как и подобает Учиха, не пиши посты раз в месяц и да пребудет с тобой наше клановое счастье.

пример поста;

— ... а всё-таки ты не Изуна, — последние... последний... целую вечность в голове и вокруг Саске не было никакого другого голоса, кроме этого. Никакого другого человека или места, кроме этого. Он уже путал время суток, а мозг — из-за усталости, стресса, веществ и вообще всего — в принципе соображал туго, впитывая информацию и тут же её пропуская. Саске не уверен, что у него имелись силы и желание на то, чтобы пытаться держаться. фокусироваться и что-то догонять. Ему плохо, ему всё равно, ему почти страшно, если бы только не всё так мутно.

Болели руки, болела голова, болел зад, да вообще много чего болело, если честно — уже словно бы и норма, словно и привычка, хотя даже в его далеком от вменяемости состоянии это не могло нравиться, вот оно и не нравилось. Саске в принципе не очень понимал, почему всё так, и, главное, зачем?

Когда Мадара предложил на пару дней съездить отвлечься в домишко за городом, что то ли арендовал, то ли купил для этого, у Саске не имелось поводов отказываться: как бы погано, вызывающе и показательно он себя не вёл, а трудиться продолжал много. потому что это отвлекало. Тело постоянно на спиде, как и мозг, как и внутренний мир. Компания Мадары так или иначе брала всего его под контроль и сие нивелировало, что ужасно в любых иных условиях, но не сейчас. Без него Саске бы... да не знал, что бы он без Мадары. Точно не был бы там, где оказался сейчас. Правда, вот прямо совсем-совсем сейчас это звучало весьма... иронично. Кто бы сомневался, впрочем. Кто бы сомневался.

С Итачи он не общался, вообще. Заместо прямого общения имелась Мэй, что служила неким посредником. Она Саске в целом нравилась: и внешность шикарная, и ненавязчивая, и мозг, и характер как раз такой, что с его тяжелым справлялся. В общем, как к агенту у неё претензий никаких, даже подобие доверия. Саске закрывался ото всех остальных, но для неё щель всё-таки оставалась. О том, что через две открытые вещи его уныния кто-то мог и прослушку дома, и камеры, и вообще следить за ним, так сказать, со всеми наглядными деталями — старался не думать; да и даже если... хах. Пускай подавится. Ему не жалко. Он никогда жадностью не отличался, между прочим. Просто суть в том, что сейчас кроме Мэй никто не знал, что Саске в мини-отпуске. Правда, ничего более ей не известно также. Мадара настаивал, а Саске... ему, опять же, плевать. Будет весело, а более ничего смысла не имело.

— Он делал это, знаешь, так... неповторимо. Я бы продолжал наблюдать за этим дальше, до самого конца, но в какой-то момент его тяга к гедонизму стала вредить больше положенного, — за эти дни Мадара, кажется, много рассказывал об Изуне. О всех его кутежах и бесконтрольном скатывании вниз, в котором старший брат не отказывал, наслаждаясь и балуя: каждому человек всей жизни, не так ли? Для Саске — мать, для Мадары — младший брат. Просто Мадара конченый ублюдок, Учиха с потрохами, повернут был как ублюдок, так сказать — не как нормальные люди с точно такими же проявлениями. А Саске, чёрт подери, правда был похож; и на мать, что Мадаре была кем-то там по Фугаку, в общем, по юности лет и за ней наблюдал тоже... Без шанса для Саске на нормальную историю, не так ли?

[...]

— Я бы, конечно, тебя не допустил ещё в початке, но, знаешь, Фугаку неплохо оттягивал свою смерть, заставляя меня попотеть. И свою, и пацана своего; я отвлёкся, а? Ничего. Ты поможешь мне вспомнить, что я тогда ощущал, Саске, хотя ты всё-таки умудрился заставить меня не жалеть о том, что твоё рождение допустили. А потом останется только Итачи, теперь один на один, без распыления на прочих и без опыта живого папочки, — догонять было так себе, если честно, потому что все слова уже мешались, двоились, прям как Мадара перед глазами. Саске даже не уверен, что это всё происходило по-настоящему.

Мадара наверняка понимал, что Саске уже ничего никому не скажет да и в целом не в состоянии всё осознать-разобрать-понять, потому был откровенен. Как говорится, не только действиями, но и словами. Возможно, ему не первый год хотелось сказать нечто подобное? Что же, чесать чужие хотелки и фантазии — это разве не как раз-таки работа Саске, м?

Его, кажется, снова взяли за волосы и что-то — снова — влили. В этой вечности Мадара говорил, что пока красота и молодость не покинули, стоило увековечить её, не дав перешагнуть стадию не возврата. Мол, "не переживай, следов не останется, ты станешь новой Мэрилин Монро, так и не раскрывшим весь свой потенциал, но с таким чувственным, тонким внутренним миром". Отчего-то из уст Мадары про внутренний мир звучало совсем двояко, но...

Когда в пальцах почувствовалось что-то острое и тонкое, Саске постарался скосить туда мутный взгляд, дабы сообразить. Это... нож? Лезвие? Что? Оно упёрлось в руку, чуть надавливая. Собственной же рукой, второй. Кажется, Мадара то ли сказал, то ли сделал что-то ещё, но Саске не отвечал за то, что это реально. Он знал одно: ему плохо. Очень плохо. Каждый частицы его бытия, тела и души. Это ни разу не то, что он заслужил, и ни разу не то, чего желала бы для него мать. Мать... мать...

Всё само, правда. Так будет лучше. Действительно.

Всё хотя бы закончится.

Он просто отключится, когда крови будет слишком много, и пятна красного смешаются с вечным черным, спевшись в смешанном не смешном танце.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2022-07-18 21:53:02)

+2

25

rhinedottir “gold”
[мать дракона и монстров, гениальный алхимик Каэнри’ах, великая грешница]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/180/t244844.png
[art by nikkipettt, кликабельно]

[indent] » genshin impact
Звёзды сияют высоко над головой, над фальшивым небом, ослепительно яркие, но далёкие и холодные. Рейндоттир светит ярче всех, сравнявшись с богами в своём высокомерии и мастерстве. Она даёт жизнь и отнимает её, стремясь к совершенству, стремясь доказать превосходство человека над лживыми архонтами и Небесными принципами. Ничто не остановит гений простого человека — и Рейндоттир готова доказать это руками и лапами своих «детей».
Исчезнувшая Родина — малая плата за её бесконечную гонку за высшим знанием. Она творит историю и великие вещи. Ужасные — о да, — но великие.


дополнительно: у Рейндоттир нет Глаза Бога — это мой главный хэд. Её алхимия, позволяющая творить саму жизнь, и так достаточно оп. Также именно она вложила в Альбедо программу по уничтожению Мондштадта. Вполне возможно, что Волки и Щенки Разрыва защищают её и подчиняются ей, поскольку она — их создательница. Помнит Кэйю как принца, что тоже делает её опасной.
Насчёт отношений с Альбедо: Рейндоттир шляется неизвестно где с Сердцем Набериуса, проводит опыты и успешно скрывается от Бездны, Селестии и бывших соотечественников, которые хотят её убить, и своих творений, которые просто хотят её найти. Плевать она на последних хотела, но всё же у неё есть определённая привязанность к Дурину и Альбедо как к своим лучшим творениям. У меня в планах возродить Дурина, и это вполне может спровоцировать её возвращение к Альбедо и дракону, потому что Дурин так сильно любит свою мать, что скорее Селестию из неба собьёт, чем позволит кому-то ей навредить. И после этого можно спокойно и осторожно развивать странные и неловкие отношения холодной матери и сына-гомункула, который хочет с ней сблизиться.
От Дайнслейфа: вполне возможно, что у них были отношения в прошлом, но сейчас Дайн будет пытаться её убить. Альбедо будет ему мешать, и сам факт отношений её бывшего с её же творением будет или поводом для злой иронии, или разочарования Рейн.
Сразу скажу, что этот персонаж нам как каэнрийскому касту очень важен, поэтому готовьтесь к проверке. Обязательно зовите в гостевой меня или Дайна: даже если один не откликнется сразу, второй его известит.

пример поста;

Альбедо не любил посещать бары: как и любые людные места, они быстро утомляли его, а если они ещё и были закрытыми, с накопленным густым запахом человеческих тел и глоток, витающим под крышей, то они автоматически сдвигались всё ниже и ниже по шкале его предпочтения. Более того, он мог употреблять алкоголь, но не мог опьянеть: его создательница пыталась создать не просто искусственную жизнь, но усовершенствованную. Ей было мало играть в богов, она хотела улучшить их работу — и ей это удалось.

Альбедо, проведя время в городе вина и песен, даже не жалел, что не может опьянеть. Алкоголь отуплял чувства и медленно, но верно убивал мозг. С первыми у него и так была проблема, а вторым он не был готов пожертвовать даже ради развития и поддержания таких хлопотных социальных связей. Он никогда не считал себя полноценной частью Мондштадта, и было бессмысленно надеяться, что он когда-то ей станет. До тех пор, пока Город Свободы давал ему всё необходимое, Альбедо отплачивал ему тем же и даже большим.

Тем не менее, сейчас алхимик смотрел на лицо человека напротив, опустив протянутую ладонь без какой-либо видимой и невидимой неловкости, и целую долгую секунду испытывал сожаление, что считал посещение баров глупой тратой драгоценного времени. Альбедо был внимательным и ничто не принимал, как должное. Он ставил под сомнение всё, чему не имел рационального объяснения: это был его главный принцип действий и жизни как учёного, алхимика, капитана следственной группы, наконец.

Он уже видел такую форму зрачка, относительно недавно и на женском лице, однако он ни с чем не перепутает её. Метка такой же формы украшала его шею, которой он рассеянно коснулся, прежде чем сдвинуть ладонь к подбородку, задумчиво обхватывая свой локоть другой рукой. Альбедо был уверен, что никто не заметил этого очевидного (для него) признака принадлежности к павшей безбожной нации: люди в Мондштадте были на удивление слепы, даже когда были трезвыми. Никто не задавал вопросов, никто не задерживался взглядом на неестественном зрачке капитана кавалерии или ярко-желтой звезде на шее главного алхимика.

Но Альбедо это дало некоторую надежду. Если Кэйя выжил и даже жил в Городе Свободы так спокойно, всю жизнь, если алхимик правильно помнил, значит, и его наставница могла выжить одна. Значит, у них ещё был шанс встретиться.

Всё это пронеслось в голове гомункула за то время, что хмельной капитан напротив приглашал его остаться. Альбедо чуть прищурился: ему будет очень интересно пообщаться с Кэйей, но позже. Капитан никуда не денется, и алхимик сможет получше подготовиться к разговору с ним. Сейчас неизвестный вор стоял выше на приоритетной лестнице, чем оказавшийся из Каэнри’ах коллега.

— Вот как? Что ж, рад за Вас, — всё так же спокойно и ровно произнёс гомункул, не улыбаясь более, но лишь потому, что он был задумчив. — Спасибо за щедрое приглашение, но, боюсь, мне придётся отказаться. Есть кое-что, что я ещё должен проверить. Не смею больше прерывать Ваш отдых, сэр Кэйя. Надеюсь, в следующий раз Вы позволите мне угостить Вас.

Альбедо всё же улыбнулся, и склонил вежливо голову, разворачиваясь и выходя из бара, направляясь к главным воротам и пересекая мост, но затем остановился. Осмотревшись, алхимик стянул перчатку, коснулся своего Глаза Бога и закрыл глаза, концентрируясь. Искать обычные улики было уже бесполезно: прошло слишком много времени. Следовательно, он обязан был попытаться найти хотя бы какие-то невидимые обычному человеку следы самозванца. Если на нём или на вещах, которые он нёс, были хотя бы отголоски элементальной энергии, Альбедо увидел бы их.

Элементальное зрение, доступное ему, по общему мнению, как и всякому аллогену, на деле было выведено матерью. Она не рассчитывала на то, что её творение будет иметь амбиции достаточно сильные, чтобы быть признанным богами, уничтожившими её родину и большинство «детей», поэтому наделила его талантом, который имела сама. Дарование ему таланта манипуляции Гео было злой иронией, но всё же только послужило усилению его зрения.

Алхимик открыл глаза, держа ладонь на неярко светящемся Глазе Бога, позволяя глазам секунду-другую привыкнуть к ярким и не очень цветам, которыми внезапно окрасилась ночь. Дендро от растений и остатков разрушенной телеги неподалёку, следы Анемо от шевелящего его волосы ветерка, догорающее Пиро — кто-то здесь сражался, и ещё сотни следов, мазков, точек и линий, оставленных живыми существами. Альбедо терпеливо осмотрел всё, что показалось ему хотя бы отдалённо интересным, покружил по местности, не отнимая руку от Глаза Бога, но в конце концов наткнулся лишь на то, что посчитал отголосками собственной искусственной энергии.

Крайдепринц разочарованно вздохнул, хмурясь и ненадолго закрывая глаза, возвращаясь после к обычному зрению, и наконец оглянулся. Бесплодные поиски привели его к развилке дороги за Спрингвейлом: прямо лежало ущелье, ведущее к винокурне, а к югу - обход, огибающий опасное место и поднимающийся так же к «Рассвету». Дальше дороги сливались и прерывались у озера рядом с виноградниками, откуда по побережью можно добраться до Ущелья Спящего Дракона и начать восхождение на Драконий Хребет. Слишком много территории. Даже если по невероятному совпадению обстоятельств и удачи самозванец ушёл на гору, найти его там ночью будет невозможно. Не говоря уже о том, что настолько очевидно подставляться алхимик пока не собирался.

Альбедо покачал головой, вздыхая, и поправил почти пустую сумку на плече. Нужно вернуться в Монд, принять душ, что-то поесть, переодеться в чистое, наконец. Вора он уже давно упустил и достаточно повеселил невольную компанию, бегая кругами, как курица без головы, сжимая Глаз на шее. Придется сказать Джин, чтобы достала ему копии поручений, соврать, что потерял их в бою с хиличурлами.

Но Бездна его побери, он не любил свидетелей своих ошибок.

— Вы заблудились, сэр Кэйя? — пассивно-саркастично заметил Альбедо, складывая руки на груди. Крио Глаз Бога был таким ослепляюще-белым пятном на картине, нарисованной гомункулу Элементальным зрением, что он должен был быть слепым, чтобы не заметить. Хотя обычным глазом каэнрийца было не заметно, и двигался он на удивление бесшумно, в этом ему не откажешь.

Отредактировано Albedo (2022-07-28 22:42:19)

+5

26

pierro
[лидер, предвестник, чёрное солнце (император) каэнри’ах]

https://c.tenor.com/gdywWT431lYAAAAM/genshin-impact-genshin.gif
[indent] » genshin impact
Огонь из Ада хлынул снова
Бескрайней демонов ордой
И сокрушить она готова
Людей вступивших с нею в бой

В последней схватке обреченных
Уже победа не важна
Все кто предстал пред бездной темной
Шепчут последние в жизни слова:

"Аве Император! Защити меня,
Через пламя битвы, я пройду свет веры сохраня.
Аве Император! Я чист перед тобой,
Уйми пламя боли и даруй душе покой."


МНЕ НУЖНО ПОНИМАЕШЬ КАК ТЫ НЕ ПОНИМАЕШЬ ЭТА ИСТОРИЯ ПУШКА БОМБА ДУРКА ЗАВОД? аааАААОООаааА. Недостаточно конструктивно? Ок, сделаю вид, что в Городе Свободы не деградировал, как и велено.
Отмечаю сразу: мы игнорируем часть канона, которая с ивента Дилюка и далее, т.к. уже начали играть своё. С другими участниками каста можете играть что угодно, единого cюжета нет (он есть только у делегации Каэнри'ах).

Нет, дело не в том, что ожидать от пацана 7-ми лет шпионажа и влияния на ключевую отрасль - это немного фантастика. У нас на эту тему ответ уже найден, весь лор неплохо прикрыт добротным подорожником. И про мать с фамилией Олберич, что мулаточка из Разлома, когда-то захваченного Империей, и про Глаз Порчи (вроде того, что был у Крепуса), и про всё-всё-всё. Правда, по моему канону мы почти 500 лет провели в Бездне, но тут тоже всё покроем-сделаем, будет красиво, НЕ ПЕРЕЖИВАЙ, Я УМНЫЙ, ВЕСЬ В ТЕБЯ. Уже придумал, где находятся уцелевшие остатки Империи, и в каких отношениях она со Снежной, и на каких правах, и что там осталось и аоаооа ГОСПОДИ ЕСЛИ ТЫ ПОНЯЛ, ЧТО Я ГОВОРЮ, ТО ТЫ УЖЕ ПОНИМАЕШЬ ОФИГЕННОСТЬ ЭТОГО ВСЕГО!

Ты тоже проклят. Не как я, ибо я чуть особенный, но как связанный с Древом Жизни (Имперский Род), потому у тебя есть сила как у Дайна, только "естественная" и юзаешь ты её немногим иначе (как скоро вы Древо сожжете-с?), а не искусственная. И вообще много чего есть. (включая сына спивающегося, НО ТО ПУСТЯКИ ПАП)
Здесь же можно такуууууууууууую драму, такоооое стеклище, что... ладно ок у меня просто трясутся руки и слюни текут, я не в кондиции. У меня есть, что рассказать и что предложить, может даже не в одной вариации.

Просто приходи, тащись, играй, и получишь одни из лучших постов в своей жизни я действительно смогу дать тебе это. И невероятно вкусную тему отцов-детей, долга, предательства и мести, как и трагедии целого народа (богов тоже ненавижу, если что, будем вместе рэп на эту тему зачитывать). Я обожаю отце-сынов, давай и ты тоже.

У у тут и Дайн, и Альбедо, и вся их шайка - не заскучаешь.

А для традиционной каноничной части обязан сказать, что тебя будут обожать и бояться прочие Предвестники, ссаться да ходить под себя вся Снежная, враги, Фатуи и оаоао HOW COOL IS THAT.

Я. СДОХ.
пример поста;

У тебя может быть какая угодно репутация, тебе могут сколько угодно доверять или не доверять, но когда информацию по факту доносят всё-таки именно тебе — это, наверное, и есть прагматичное определение того самого результативного обаяния. Детали не важны.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; не изначально и до сих пор не. Просто временами эффективный метод, позволявший обходить пустые траты времени. Слежка также методами альтернативными и, как умудрялся проворачивать капитан, не своими глазами вовсе, почти добровольная, но... Суть не в том.

В Тейвате что-то намечалось. Происходить-то уже происходило, жизнь на месте никогда не стояла, но сейчас речь шла о чём-то серьёзном; масштабном; по-настоящему. Кэйя не брался судить, равносильно ли это тому_событию, связано ли с ним, являлось ли последствием или чем-то отдельным, однако что-то намечалось — точно знал. Вообще знал много, но теперь, когда слишком много не случайностей посыпались то тут, то там, это "знал много" приобретало настолько большое разнообразие смыслов, что хоть зубы стирай от попыток разобраться. Или от ужаса выводов, когда всё-таки удаётся разобраться.

Бард, архоны, путешественник, Шторм, происходящее в Ли Юэ, опять-таки, снова путешественник, опять архонты, везде чёртовы боги, везде что-то глобальное, везде такое... взаимосвязанное и дурное по сути. Разумеется, занимательно; разумеется, Кэйе нравилось; разумеется, он ради чего-то подобного может и жил. А всё-таки. Лиц на сцене слишком мало, а игра их едва ли была честной, ведя к последствиям сомнительным. И если против нечестной игры Олберич, в общем-то, ничего не имел и даже поощрял, ибо не скучно, то к остальному имелись вопросы. Особенно на фоне того, что впервые за долгие годы общая ситуация стала отдавать чем-то очень личным.

Конечно же, Джин в курсе. Путешественник был правда полезным, правда вносил интерес, правда представлял из себя что-то новое, не-случайностью вписанное в его мир, и, наверное, Кэйя был по-своему ему за это благодарен. Как стоило быть благодарным рыцарям Ордена. За то, к примеру, что их капитан щедро позаботился о том, чтобы они всё пропустили; и вернулись домой. Не по частям.

Конечно же, Джин в курсе, и это было хорошо и плохо одновременно. Олберич не слишком загонялся на эту тему, но ради какой-то формальности, что стала привычкой, словно бы нужным якорем, значение оно всё-таи имело. Вот только судя по тому, что та назначила капитану взять с собой "кого-то ещё" — ни черта не понимала, или понимала слишком мало, или понимала не так. Естественно. Потому что Кэйя, увы, понимал не всё, но достаточно, чтобы считать это глупым, непредусмотрительным и поспешным решением. И именно потому, единственно владеющий полученной информацией ака часть верхушки Ордена, совершенно случайно завёл рыцарей на полмили от предполагаемой точки наблюдения; случайно произошёл обвал, разделивший его и рыцарей; случайно самостоятельно оттуда не выбраться, пускай воздуха и хватило бы на несколько суток. Надо доложить, пускай подождут подмоги. Случайности случайны, а две вещи в них точны: никто не умрёт и мешать не будет также — никто.

Следить за путешественником — это вообще-то не цель Кэйя; но одно из средств, что на этот раз вкупе с прежним диалогом дало результат. Путешественник как минимум не соврал, неизменно не имея некоторых мотивов. А значит, дальше Кэйя сам. Тем более что по дороге ему попались монстры, зараженные до одурения, до скрипа зубов знакомыми мотивами. Теми, что прежде Кэйя, стоило попасть в принявший его дом, он встречал так редко, и те, что стали куда более частым явлением с появлением... Да, в общем-то, всего ранее озвученного: бард, путешественник, дракон. Хотя их самих капитан с Орденом Бездны, с Бездной, да даже с Фатуи — не связывал. У него имелись свои теории, куда менее простые, совсем не радужные и путавшие даже его самого. И то знакомое-забытое ощущение, что преследовало Олберича, когда он теперь приближался к месту, оставив рыцарей за "завалом", стоило только увидеть знакомый берет, видимый в ночи и при свете дня... То ощущение, что отдавалось неприятной, раздражавшей и беспокойной пульсацией в глазу, чего не ощущалось бы словно целую вечность; то ощущение, что Кэйя ненавидел, но наяву и в кошмарах не мог отделать от себя, словно оно какой-то едкой точкой застыло в нём и... То самое ощущение, что не давало сомневаться: что-то приближается. И кто-то более чем активно работает над этим. Не суть даже важно кто, а вот возможности... нет, способы воплощать эти возможности — впечатляли. От эстетики пагубности до ужаса перевёрнутого вверх дном мира, лишающего его себя.

Какое-то время Олберич выждал, отсчитывая что-то в голове беззвучными постукиваниями пальцев, а после и сам двинулся в пещеру: Венти непременно успел продвинуться на достаточное расстояние. И, раз пещера не обрушилась ни после нахождения в ней Итэра, ни сейчас, когда бард там, то мужчине также можно последовать примеру. Он готов чем угодно поклясться и сделать ставку на сколько угодно долгую трезвость, что там будет нечто, способное его удивить. Приятно или нет — понятие всегда относительное, как посмотреть. И если бы не то, чем прежде поделился путешественник, Кэйя быть может даже оказался бы выбит их колеи. Если бы перед тем, конечно, смог успешно оказаться не выбитым ловушками (одно удовольствие пробираться, хотя и надоедливо, если честно; упс, даже рухнул не с концами).

Про себя капитан даже присвистнул, уставив взгляд на статую и не отводя его до тех самых пор, пока внимание не привлёк Венти. Если честно, не казавшийся сейчас опасным. Это не самоуверенность Кэйя, просто... посмотрите на него. На его позу, на его на руки. Достаточно увидеть Венти лишь единожды в его "обычном" расположении, чтобы сходу уловить разницу.

Потому, когда взгляд морозного глаза оценил барда, вновь вернулся к статуе. Это правда выглядело серьёзно и даже дико, несмотря на личное отношение к проявлению божественного в мире. Некая грань и... технология? Магия? Что за чары? Подобных установок Кэйя не припоминал. Нет, кто это сделал — то что не первоочередное, даже то, зачем — не настолько важно, как гипотетическая вероятность того, что раз подобное провернули с одной статуей, то могут повторить это с другими. Со всеми другими. И тогда вся эти энергия... оу... оу-у-у. Всё-таки Венти выглядел очень погано, а скелеты внутри капитана назойливо вытанцовывали, желая раскрыться.
Ладно.

- Кэйа? – удивленно пробормотал Венти и осторожно опустил лук. – Что... что ты здесь делаешь?

Поднял руки, улыбаясь. Мол, я не вооружен, о, что вы, с оружием на тех, кто с миром, без паники.

— Заблудился в поисках головной боли, — чуть растянуто и едва играючи, в своей обычной манере выдал Кэйя, приближаясь и к Венти, и к этой штуке соответственно. Богатое же у кого-то воображение, однако; и завидные ресурсы на их воплощение. У его Ордена таких, если честно, едва ли нашлось бы, увы. — Похоже, удачно заблудился, — едва наклонив голову, когда взгляд наконец опустился на Венти так, чтобы застыть на нём. Где-то по краям радужки отражалось то подобие анти-света, что источала статуя.

— Что-то мне подсказывает, что это так не задумано? — изначально, разумеется. Впрочем, по тому, как сие прозвучало, можно было догадаться, что капитан вполне серьёзен в своих намерениях и вести себя будет соответственно.

— Что ты намерен с этим делать? — у Кэйи сотня вопросов, и он не знает, имелись ли ответы у Венти хоть на половину из них. Внешний вид барда не обнадёживал на веру в подобное ни на йоту, вот совсем нет, ну никак, и тем не менее... если объединить их все, то получится один вопрос, что и озвучил. Как хотите, так трактуйте. Тоже тактика.

Забавно: путешественник, бард, Бездна, скверна, Орден, может быть Фатуи. Всё то, за чем следил, что объединял и в чём копался Олберич, снова сошлось воедино, словно магнитом притягивалось. Что же, чёрт подери, должно было произойти? Одну катастрофу Кэйя уже видел. Если честно, второй — даже в половину от прежней — было бы здорово избежать. Крайне желательно. Критически необходимо. Спасибо, кэп.

Отредактировано Kaeya Alberich (2022-08-14 19:12:01)

+6

27

scaramouche
[предвестник]

https://ic.wampi.ru/2022/07/23/FYBcIYEW.jpg
[original]

[indent] » genshin impact
ты - моё лучшее творение. вообще-то плоть и кровь тебе подарила электро мамочка, но настоящую силу ты обрел после попадания в мою лабораторию. долгое время ты скитался по миру и пытался найти своё место, своё предназначение. было невероятно жестоко вот так выбросить тебя на улицу за ненадобностью и сделать новую куклу, более совершенную, более полезную. но я так не считаю. ты идеален, ты невероятно силён в правильных руках. а мои руки не просто правильные, они безумные.


хотелось бы заорать "дайте мне каноничного скарамуша", но после последних сливов уже непонятно, что канон, а что нет. но всё-таки мне бы очень хотелось получить ту маленькую вредину, которая пакостит всем направо и налево, крадет гнозисы и действует только в своих интересах. а ещё у меня есть очень вкусный хэд на то, что именно дотторе был тем, кто развил способности скары и сделал его таким вредным сильным. и, кстати, даже не думай сбежать, ведь дотторе знает всё, о твоём местоположении и состоянии.
скарамуш - именно тот случай, когда ребенок остался с отцом, к сожалению не самым адекватным.
заявка не в пару, если что. (так на всякий случай уточняю)

чмок в пупок

https://ic.wampi.ru/2022/07/24/FXknmFYWIAEbckT.jpg

пример поста;

Возвращение в Мондштадт вызывало сильные воспоминания. В прошлый раз Дотторе вызвал немало проблем жителям города свободы. Его планы и методы были отлично замаскированы под дипломатическую миссию, которые в пух и прах уничтожил полуночный герой. Эта неудача стоила Дотторе гордости. Его совсем ещё зелёный клон вернулся к хозяину с неподобающими результатами, после чего был отправлен в утиль. Доктор довольно редко прощал неудачи, а особенно его клонам, что совсем недавно вышли из-под его гениальных рук.
Дотторе был слишком целеустремленным и амбициозным, чтобы бросать что-то на пол пути, в особенности если это касалось его исследований. Ещё много лет назад, в академии Сумеру, многие профессора хвалили его за тягу к знаниям, хотя их отношение к нему резко менялось, когда они видели мёртвые истерзанные тела на лабораторных столах. Иногда Дотторе посещали мысли о том, есть ли способ получить их знания хирургическим путём.

На этот раз его возвращение на вотчину анемо архонта не было частью дипломатической миссии или чего-то подобного. Сам город его не интересовал, как и пьяные бедняки, слоняющиеся по улицам в любое время суток. Дотторе вообще не доехал до города, не посетил шикарный особняк в центре города, зарезервированный для факуи казалось бы на целую вечность. Его главным интересом была заснеженная вершина, на которой исследовательские экспедиции отправлялись уже довольно давно.  Невероятная сила уснула там на многие столетия и ждала, когда её снова разбудят. Дотторе хотелось бы стать тем самым первооткрывателем, опередив дилетантов из Монда. Кровь древнего дракона? Дайте две.

Пьерро явно не ожидал, что на этот раз учёный отправится в экспедицию самостоятельно. Он так давно скрывался за своими клонами, что уже наверное забыл где выход из лаборатории, однако интерес Дотторе был настолько велик, что он больше не медлил. Любимые пейзажи Снежной были прекрасны, но путь его вел далеко на восток, в другой ледяной край. Изначально его послали расследовать гибель нескольких отрядов, что разместились на склонах горы. Они многие месяцы следили за местными алхимиками и искателями приключений, но несколько недель назад отчеты прекратились и это очень заинтересовало предвестников. Чтобы решить эту проблему без лишнего шума было решено отправить кого-то из руководства. Дотторе раздумывал не долго и уже на следующее утро мчался в сторону драконьего хребта.

Гора встретила его, как и многих путников, - недружелюбно. Он только сильнее зарылся в свою светлую шубу, прячась от колючей метели. Он привык к леденящему холоду лабораторий, но сильный ветер и снег, застилающий глаза, немного раздражал, хоть лицо и было скрыто птичьей маской. Мёрвый лагерь не вызывал никакого интереса. Шатёр, разбитый прямо на снегу можно было использовать как временное пристанище, а тела Дотторе поручил подготовить к транспортировке. Околевшие трупы даже не разложились из-за низкой температуры. Зрелище было действительно отвратительным, но ему повезло с тем, что материал остался чист и нетронут. Он ещё не знал, что может показать вскрытие, но уже был в отличном расположении духа от возможности использовать эти тела в своих личных экспериментах. Пьерро запрещал ему использовать рекрутов в его тёмных делишках, но сейчас ситуация отлично располагала к этому.
Однако сбор материала был не основной целью Дотторе. Из отчетов исследовательских отрядов он знал, что на горе есть лагерь, где господствует талантливый алхимик, не боящийся ни морозов, ни местных монстров. И именно его знания доктор желал заполучить, ведь явно он тут не изучением цветков-сахарков занимается.

Лагерь был пуст, а алхимический верстак недавно остыл. Дотторе пробежался взглядом по свиткам и книгам, стоящих тут, но не нашел ничего интересного. Было бы глупо надеяться, что важные записи будут где-то на поверхности. На самом деле доктору хотелось пообщаться с самим алхимиком, расспросить его о драконьей крови и секрете этой горы, ведь вряд ли он был причастен к смерти его людей.

    — Доброго вечера! Чудесные у вас картины.
Долгое ожидание заканчивается вечером, когда в лагере появляется совсем юный молодой человек. Дотторе не привык судить по внешности, поэтому сразу принял незнакомца за алхимика. Он явно не ожидал увидеть здесь кого-то, особенно не местного, но выглядел совсем не враждебно.

Отредактировано Dottore (2022-08-02 18:31:26)

+8

28

the fugitive doctor
[агент дивизии (в бегах)]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/189/336259.gif
[jo martin]

[indent] » doctor who
Доктор до Доктора, каким/какой мы привыкли его/её видеть; Доктор до начала истории, до этого цикла регенераций, до прошлого даже. Доктор до Мастера. Неизвестный целитель неизвестного времени. Всё, что мы знаем о ней, - это что она первая нагнула Сворм; что служила в Дивизии, а затем сбежала от них, прихватив с собой верного спутника и заключив свою сущность в часы; что долгое время скрывалась на Земле под личиной улыбчивого гида Рут. Мы знаем, что, в отличие от привычного нам Доктора, она не пользуется отвёрткой, а ещё не гнушается оружия и вполне способна договориться с совестью, если ситуация вынудит его использовать. Мы также знаем, что у неё отпадные очки и пиздатая рубашка, она любит покровительственно улыбаться и называть людей love - прямо как мой Мастер!


Почему же я ещу Беглого Доктора, если она не мой Доктор, а я для неё "Мастер? какой в жопу Мастер?".
Во-первых, за этим - мне было было интересно уничтожить самооценку Мастера окончательно поиграть с Доктором, для которого имя Мастера - пустой звук, и "главный враг" - совсем не он, а выскочка Сворм.
Во-вторых, я очень очень очень сильно хочу поиграть с ней за Гат - если вы смотрели серию Fugitive of the Judoon, вы, вероятно, её вспомните. Это абсолютный хэдканон, но мне нравится думать о Гат как о ком-то, кто имела потенциал стать для Беглого Доктора кем-то вроде Мастера - если бы Мастер когда-либо пёкся о правилах и порядках и превыше всего чтил службу на родное галлифрейское отечество. Мне нравится думать, что Гат и Доктор могли быть близки до бегства Доктора, по крайней мере - в какой-то степени друг к другу неравнодушны: иначе умница Гат не проморгала бы свою лазерную пушку, а затем - не выслеживала бы Доктора и Ли по всему известному и неизвестному космосу по хлебным крошкам. Иначе бы - Доктор, едва вернув себе воспоминания и поняв, что за ней пришли, не была бы так твёрдо уверена, что пришла за ней именно Гат. Я также хэдканоню, что среди тех спутников Беглого Доктора, что мы видели (под другими лицами) в одной из серий Флакса, была и Гат в том числе - рука об руку, так сказать, плечом к плечу.
Если вы думаете о них, представьте: верный солдатик Гат, вспыльчивая, ершистая, но хладнокровная убийца, незыблимо уверенная в правильности и неоспоримости приказов; и Доктор - самодостаточная, себе на уме, вынужденно скованная ненавистной работой и спокойно выходящая за рамки устава, но не терпящая лишней крови. Представьте This Is How You Lose the Time War Амаль Эль-Мохтар и Макса Гладстоуна, только немного иначе. Что-то такое. Мы можем играть флэшбэки онли. Мы можем решить, что Гат пережила их последнюю встречу и теперь вынуждена существовать, зная будущую судьбу Галлифрея, но не смея кому-либо о ней рассказать. Мы можем всё что угодно, так-то.

пример поста;

My skin is wearing thin
My heart has turned to black
A̷͚̲̳̹͔͐̓͆̇̆͌̕͝ṉ̴̨̖̥̺͎͔̻͕̹͑̕͝d̴̡̜̯̪̣̣͚͔͓̂̀̐ͅ ̸̞͖̺̬͓̣̜̪̪͇̈͛̔̽̔́̂̽̋͆̆͌̑̕͠I̵̧̒̓̈́̍̾̄̌͗̇͂̏̒͐͠ ̶̜̦̩̱͕́̓̄̎́͘ĉ̴̡̧͈̘̻͎̇͗͊̎̎͂̾͂a̷̜̮̭̗͆͌͒͌̑̀̈̓͂̏̉̈̚͝ǹ̴̟̯͗̿̂̓̎̏̄̈̕͠'̵̗̤̦̲̟̦̲̝̯̏̊͆̎t̸̢̛̘͓̟̮͙̟̘͂̀̈́̀̄͋̋̕ ̶̨̯̟͍̺̣͎̥́̍̔̈̕͝g̵̨̧̳̟̝͙̠̮͙͖͖͎̳̣͗̇́̉͆͐̽̓̃̒̿́͑͝ȅ̴̜̗̜̱̥̪͕̬̼̗͗̿͛̍t̸̢̢̞̘͈͚͖̟̮͚͕̼̠̒͝ ̷̧̣͎̘͓͍̠̼̮̠̪̀̔̆́́̐̌͒̂̈͆̊̾͝t̸̡̛͇͕͉̩ẖ̸̺̲̥̲̣͚͖̓̒̀́͜ê̶̡̡̮͈̥͖̔͆͑̃̎̕ ̷̢̯͕̦͕̹͇̈̂͂̈̈́d̵̝͎̻̞̊̈͋͋̿̉ḛ̸̭͖̹̳̝̞̾̍̽̏̀̐̇͋͘͝͝v̴̬̠̠̣̤̋͗̎į̵̡̢̼̞̜̖̗͇̥̮̳̦͗̓͂͛́̀̀́̄̕͜͝ļ̵̡̛̛͓̭̫̬̭̤͇̈́̈́ ̷̧̻͖͎͚̔ǫ̸̛̻͔̻͚͉̃͌͌̉͂̂̆̈́̊̚͠͝f̶̩̪̫̰̬͍̬̩̰̓͐͗̐͛̅͑̚͝f̸̰̯̐͌̇̀͝͝ ̴̧̨̭̥̖̤͎̙͉̙̯̀̏̕͜͝͠o̶͇̗̭͔̹̯̤̘̪̤̲̬̳̅̓͛̈́̿͊̒̈̆̇̋́͜͠ͅf̵̧̘̰̞͕̰̦̬̠̾͋̃̏̂ ̷̯͓̭̝̥̙̈́̓̚͜m̴͕͛͒ỷ̴̡̢̰͚̭͎̟̞̣̤̫̻̱͈̻̓͗̍̿̔͑̋̕͝͠ ̶̺̤̌͐̓̄̍͐b̷̨̫͎̺͍͎͇̦̫̤̾͐̊̏̈̐͌̀͋̐͐͒́̚͜͜ͅa̸͍̮̘̖̳͎̫̥̱̖͛̾͂̑͋͌̿͌͋ͅc̴̢̡̛͓̰̰̭̺͉̯̫͈̬͕̽̒̈̀̚͝͠ͅk̷͚͕̣̰̥̋̓͛́̿̅̚͘͝ͅ



Всё должно было закончиться этим. Это был лишь вопрос времени, и время не проблема, если в твоём распоряжении - ТАРДИС и её пилот. В распоряжении Сайбириума они были.

С чего Мастер взял, что Сайбириум проявит уважение к его личным границам и не попытается взять над ним контроль, он сейчас не в состоянии вспомнить и сам, и не только потому что с каждым днём ему всё сложнее мыслить ясно. Есть большая вероятность, что с ясным мышлением у него были проблемы уже тогда, просто иного толка - что ему так невыносимо было превосходство Доктора, что он готов был на что угодно - буквально, на что угодно, - только чтобы хоть немного склонить весы в свою сторону. Ему было плевать тогда на благородство или подлость нового союзника - он просто не рассчитывал, что их союз проживёт так долго. Что он сам - проживёт так долго. В конце концов, он сделал всё для этого. Новая раса киберменов, изготовленная им собственноручно из полуразложившихся трупов убитых им же Повелителей времени? Доктор не могла позволить ему - им - выжить после этого. Не имела права.

Но даже тут Мастер просчитался. Пришлось спасаться бегством, просто чтобы Доктор не восторжествовала хотя бы в этом. Именно тогда, пока он пытался смириться с новой - очередной - неудачей, его гамбит с Сайбириумом выстрелил прямо ему в лицо. Не буквально. А лучше бы так.

Как выяснилось, Сайбириуму пришлась крайне не по вкусу потеря перспективы мирового господства во главе новой киберрасы. Его новый бизнес-план? Провернуть то же самое, только путём многократного вмешательства в таймлайн и - руками Мастера. Мнения Мастера он об этом, разумеется, спрашивать не стал. Будь Сайбириум человеком - гуманоидом, - Мастер решил бы, что тот просто решил таким образом поквитаться за неудачу, но ничего человеческого в искусственном интеллекте не было. С тем же успехом он мог бы рассчитывать на человечность Матрицы. Так что - просто голый расчёт, ничего личного.

Ничего личного в том, что, стоит Мастеру на секунду потерять фокус, он обнаруживает себя на другом конце галактики, два века назад, три тысячелетия спустя, в проводах собственной ТАРДИС, саботирующим чужой корабль, по локоть в чьей-то крови.

Мастер не имеет ничего против саботажа или убийств. С чего бы? Что ему совершенно не по вкусу - это не быть у руля в собственной голове.

Так что он сопротивляется. Запихивает Сайбириум как можно дальше, как можно глубже, там, где ему до руля не добраться. Только вот не учитывает, что из глубин подсознания проклятому AI будет только проще взяться за его, Мастера, перепрошивку. Сны и реальность начинают мешаться друг с другом, даже когда Мастер перестаёт спать. Мастер окончательно перестаёт вести счёт, где и в каком времени он снова отключился и потерял несколько часов. Имеет ли это значение? Он не знает. Однажды Сайбириум добьётся своей цели, и, может, тогда Мастер станет ему не нужен. Может, тогда он вернёт ему контроль. Не стоит ли тогда просто дать ему делать то, что он хочет?..

Это - официальная версия. Это - то, что Мастер старательно думает, пока направляет ТАРДИС к определённому астероиду, где у одного конкретного хакера, говорят, можно за баснословные деньги купить био-вирус, способный убить любую операционку в твоём теле. Созданный для выведения из строя киборгов и так называемых "усовершенствованных людей", конечно, но для Мастера тоже - то, что Доктор прописал. Мастер продолжает думать мысли о смирении и принятии собственной участи, когда находит хакера, когда заставляет его отдать ему вирус, когда убивает его - на этот раз, осознанно. Когда залпом опрокидывает в себя пробирку - тоже. А потом его перемыкает, как компьютер, в который запустили вредоносное ПО, и он кричит от боли до забытия.

Долгая история вкратце - не стоило убивать того хакера, конечно. Стоило запереть его в какой-нибудь изолированной крепости на безлюдной планетке - у Мастера даже была на примете такая с давних времён, - чтобы сидел там и доводил свою игрушку до ума, а не торговал халтурой. Био-вирус помог лишь постольку-поскольку - по крайней мере, теперь в распоряжении Мастера были периоды ясности, в которые ему не нужно было держать себя в непрерывном фокусе, зная, что любое его слово, любая его мысль будет перехвачена врагом в его собственном теле. Обратная сторона медали - эти периоды конечны, и Мастер не всегда успевает отследить их конец. Не успевает собраться. И тогда - провал.

Поэтому он здесь, когда его находит Доктор - на Земле, в Англии начала XIX века, в лондонской кофейне, открытой век с лишним тому назад одним экцентричным греком. Мастер - здесь, пьёт третий кофе подряд, как будто не страдает от вынужденной бессонницы, как будто и так не отпугивает людей нервным неспокойствием и лихорадочным блеском в чёрных глазах. Его ТАРДИС - где-то на космической станции за пять миллионов лет отсюда. Манипулятор временной воронки, с помощью которого он добрался сюда - с наслаждением разбит в щепки сразу по прибытии. Мастер делает очередной глоток с мрачным отчаянием, с отчаянным торжеством: здесь ты ничего не сможешь сделать, думает он про себя, но не себе.

Моргает.

И обнаруживает себя в сумерках у незнакомого ему горящего - догорающего - дома.

Его лёгкие болят от угарного дыма, он надсадно кашляет - и только теперь понимает, что каким-то образом фирменная фарфоровая чашка из той кофейни всё ещё в его руках. Его снова окровавленных руках. Он отпускает её, и она разбивается на крупные осколки под его ногами.

Появление Доктора в тот же момент столь же неожиданно, сколь и абсолютно ожидаемо - по непостижимой логике кошмара, в котором он, видимо, прописался навечно. Мастер растерянно моргает в её разозлённое лицо. Он понятия не имеет, о чём она говорит, но дом в огне рядом наводит на некоторые подозрения. Он смотрит на пламя несколько долгих секунд, пытаясь вспомнить - хоть что-то. Тщетно.

- Я бы не возражал, - хрипло отвечает он ей в конце концов. Но даже сейчас - даже теперь, Рассилон, даже в своём положении - не в состоянии удержаться: - Давно надо было догадаться, что никакой ты не Повелитель времени. Снова слишком поздно, как и всегда.

Отредактировано The Master (2022-07-25 01:46:08)

+5

29

jonathan archer
[капитан enterprise nx-01]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/207/599413.gif
[scott bakula]

[indent] » star trek universe
В пору, когда первый контакт со внеземной цивилизацией уже давно произошёл, межпланетные полёты стали частью рутины и человечество, кажется, вот-вот сорвётся и выпорхнет птенцом из гнезда навстречу настоящим приключениям, совершенно неудивительно, что многие вдохновлённые мальчишки стремятся в Звёздный Флот — оказаться первопроходцами, изменить историю. В случае с Джонатаном, стремление к звёздам объяснить и того проще: а куда ещё, если твой отец, лучший друг и пример для подражания, — главный изобретатель двигателя типа Ворп-5 и один из ведущих проектировщиков первого в своём роде корабля?
Но из-за близости к "кухне" Звёздного Флота Джонатан так же, с детства, знает слишком много обо всех aspera на пути ad astra. Он знает, кто виной тому, что отец не доживает до воплощения собственных изобретений в жизнь, равно как и до того дня, когда его сына назначают капитаном "Энтерпрайз" для первого, исторического полёта.
Победить неприязнь к вулканцам, десятилетиями тормозившим развитие человечества в космической сфере, сложно. Но если кто и может переступить через предрассудки и признать неправоту, так это Джонатан Арчер. Он отставляет личные чувства в сторону, делая вулканку Т'Пол своим научным офицером. Он действительно понимает вулканцев, когда сам впервые сталкивается с цивилизацией, требующей помощи, но не готовой к ней, — и принимает такое же решение, какое когда-то пришлось принять им.
Джонатан Арчер — человек не без слабостей. Он так любит своего пёселя Портоса, что никогда не может отказать ему в лишнем кусочке чеддера, даже несмотря на то, что пушистой жёпе сыр вреден. Он бывает груб, резок и пассивно-агрессивен, если злится, в том числе на себя. Он любит водное поло больше регби и бейсболла вместе взятых (да, это тоже грех, капитан, но я не осуждаю). И вместе с тем, это самый отважный, верный, по-умному хитрый (или по-хитрому умный?) и, что важнее, добрый человек, которого Трип когда-либо встречал.
(Однажды, ещё в Академии, когда родителей Трипа вызвали к руководству за серьёзный проступок сына напару с Арчером, мать Трипа сказала Джонатану: "Мой сын равняется на тебя, так что будь этого достоин." Джонатан сделал всё, чтобы оправдать эту веру.)
"Энтерпрайз" отправляется к звёздам, туда, где ещё не ступала нога человека; по её экипажу многие народы и расы, впервые встретив людей, будут судить о существах, живущих на далёкой неизвестной Земле. И, капитан, вы подходите на эту роль как нельзя лучше.


У нас тут обширный каст треккеров, да и из ST: Enterprise - уже аж двое, Малкольм и я, так что давай расширять коллектив! С удовольствием поиграю прошлое/настоящее/будущее, да и вообще буду чертовски тебе рад, oh captain my captain!

пример поста;

На скромный взгляд коммандера Такера, для друзей и близких - просто Трипа, второй близкий к скоропостижной безвременной кончине опыт меньше, чем за три недели, - это как-то чересчур. Будь его воля, он бы как-то всё-таки воздержался или хотя бы взял перерыв побольше, чтобы было время передохнуть (с ударением на "у"), да и компанию, возможно, выбрал бы иную - не потому что был против общества Малкольма Рида, совсем нет. Просто хотел бы уберечь лейтенанта от повторного стресса и перспективы возможной гибели. То есть, в таком случае лучше вообще без компании, конечно. Но да кто бы дал ему выбор.

Мысли Трипа - именно мысли, а не автопилот тренированного тела, включившийся посреди захлестнувшей его было простой человеческой паники и позволивший не только выплыть самому, но и вытащить брыкающегося Малкольма из воды живым и вроде бы сравнительно невредимым - начинают формулироваться в предложения только сейчас, когда Трип уже лежит, тяжёло дыша и уткнувшись лбом в песок, на берегу, и опасность утонуть больше не грозит им - по крайней мере, пока.

Трип позволяет этим дурацким мыслям, про торг со вселенной о графике несчастных случаев, течь, потому что от других его мутит не меньше, чем от воды, которой он успел наглотаться, - он ведь успел подумать, что потерял Малкольма, когда выбрался из шаттла и не увидел его на поверхности; потерял на этот раз навсегда. В воде, непроглядно мутной из-за падения на дно водоёма целого космического шаттла, разглядеть хоть что-либо дальше собственной руки оказалось невозможным; песок забивался в глаза. Трип чуть не умер от облегчения, когда на третий нырок под воду нащупал под руками знакомую ткань униформы Энтерпрайз.

Он скашивает глаза сейчас, чтобы посмотреть на лейтентанта рядом - тот, когда они выбрались на сушу, вместо того, чтобы тоже рухнуть без сил, попытался как можно скорее вырваться из рук Трипа и отползти прочь. "Конечно, у него-то силы, небось, остались!" - думает Трип устало, но незло и с какой-то даже теплотой. - "Ему не пришлось вытаскивать на себе одного лягающегося упрямца."

Но чем дольше Трип наблюдает за Ридом, тем меньше ему нравится его судорожная активность. Сквозь обманчиво спасительную пелену усталости острым всплеском прорывается волнение за лейтенанта. Может ли быть, что он пострадал в ходе аварии больше, чем Трип (опрометчиво) предположил?

- Эй, ты в порядке? - окликает Трип. Не получая ответа сразу, приподнимается на песке, садясь. У Рида - никаких видимых повреждений, никаких тревожных кровавых пятен на и так вымокшей до нитки униформе, но - частое-частое дыхание и остекленевший взгляд человека в панике. Что-то не так. Трип подползает ближе к тому, кого в голове уже привык называть другом, и осторожно, но крепко берёт его за плечо. - Малкольм. Мы выбрались. Мы живы. Всё хорошо.

Шаттл на дне водоёма, никакой связи с Энтерпрайз и второй близкий к скоропостижной безвременной кончине опыт меньше, чем за три недели. Да, всё просто зашибись!

Отредактировано Trip Tucker (2022-07-25 13:40:30)

+5

30

carver hawke
[рыцарь-командор храмовников киркволла]

https://64.media.tumblr.com/6b46319ada1615461894044ae9ef2d2f/d6e86748271bd742-a5/s640x960/6ed3efd0e6ecd932a8f57389e6ecb4c241ee25ba.gif
[ben barnes]

[indent] » dragon age
[indent] Младшему Хоуку сомнительно повезло не оказаться на Глубинных тропах, куда старший брат его не взял, довольно логично рассудив, что если с ним и Бетани что-то случится, то было бы неплохо, если в семье останется хоть один мужчина, который сможет позаботиться об увадяющей матери и скрасить ее горе. В свою очередь Карвер, устав от постоянного пребывания тени собственного брата, решил едва ли не первый раз в жизни сделать свой собственный выбор, который Гаррет вряд ли бы одобрил, если бы знал заранее. И уж точно никогда бы не признал, что и в этом был определенный смысл - при наличии в семье сразу двух магов-отступников, было бы неплохо иметь среди храмовников хотя бы одного своего человека, впрочем, спустя несколько лет это сыграет свой весьма немалый смысл.

[indent] Поступление на службу к Храмовникам, как ни странно, положительно повлияло на Карвера - тот наконец вырвался из-под влияния своего брата, начал добиваться чего-то сам, и вскоре в городе начали ходить слухи не только о Защитнике Хоуке, но и о справедливом и исполнительном Карвере Хоуке.

[indent] В 9.37, несмотря на то, что отношения между братьями Хоук все еще оставались напряженными, порой откровенно колючими из-за тех выборов, что каждый совершал на протяжении жизни, Карвер встает на сторону Гаррета, помогая повернуть разразившийся конфликт в удобную для них сторону. Старший брат, несмотря на то, что сам держит в руках посох и втайне (а порой и не очень) практикует запрещенные разделы магии, удерживает власть в городе благодаря Карверу, который, в свою очередь, занимает место рыцаря-командора Киркволла после смерти Мередит.


[indent] Тот же хитрый подлец, что и Гаррет Хоук, только помладше.

[indent] У братьев всегда были непростые отношения. Гаррет был первенцем, к тому же еще и магом, как сам Малькольм Хоук, и получал куда как больше внимания и ласки. Когда родились близнецы, то центром внимания в семье стала маленькая Бетани, девочка, что тоже начала довольно рано замораживать лужи в тонкий лед, и даже тут Карвер отошел на задний план.

[indent] Старший из братьев, впрочем, никогда не забывал про Карвера, но относился к нему порой снисходительно, даже во взрослом юноше продолжая видеть несмышленого мальчишку, что неуклюже махал тренировочным деревянным мечом в надежде отогнать яркие магические огоньки, что наколдовывал Гаррет, чтобы ослепить младшего брата. Вопреки мыслям Карвера, всегда считающего, что Гаррет слишком много на себя берет, слишком жаден до славы и влияния, старший Хоук всего-навсего пытался защитить свою семью. В том числе и младшего брата, которого всегда любил, но никогда в этом не признавался открыто.

[indent] И какие бы ссоры не случились между братьями, даже когда они оказались по разные стороны баррикад, никто из них не хотел признавать, что на самом деле они весьма... похожи. Больше, чем им самим кажется, больше, чем подмечала даже их собственная мать.
Получив желанную свободу, вырвавшись из-под плотной, порой даже жесткой опеки Гаррета, Карвер начал довольно быстро добиваться высот на службе у Храмовников. Ему верили, его уважали, его любили в городе, ведь фамилия Хоуков уже давно была у всех на слуху, да и у многих ассоциировалась с бесстрастностью и справедливостью благодаря старшему брату.

[indent] Карвер все же мягче своего брата, которому слишком рано пришлось стать главой семьи, а в Киркволе взвалить на себя роль местного героя, что и очистит улицы от кунари, и постарается хоть как-то урезонить разгорающийся конфликт магов и храмовников. И все же, чем старше Хоуки становились, тем все сильнее сглаживались их ссоры и недомолвки, тем больше младший брат учился у Гаррета изворотливости и принятию решений, когда кажется, что верного варианта решения проблемы нет и быть не может.

 

пример поста;

[indent] Посох с силой входит в песок, вязнет в нем до причудливого резного элемента, покрытого лаком - Гаррет не обладал ремеслом их изготовления, но добавить что-то от себя считал чем-то совершенно необходимым, после того как забрал свой заказ у одного из умельцев.

[indent] Старые, напитанные чужой мощью и энергией посохи, найденные в сокровищницах, древних руинах, передаваемые в Кругах по старшинству, в зависимости от послушания и благородства деяний  - самые сильные, самые могущественные?
Чушь. Полная. Любой инструмент, неважно, меч это или лук, а может быть и посох - своему владельцу должны подходить идеально и подбираться под параметры и запросы каждого.
За свой Гаррет отдал немалое состояние, на которое некоторые семьи могли бы прожить спокойно год, но он… стоил каждой уплаченной за него монеты.

[indent] Стремительно темнеющий в сумерках песок взорвался, высекая мелкие искры друг от друга, устраивая в низине небольшую, но самую настоящую пыльную бурю, что играло Хоуку только на руку - венатори стремились спрятаться, укрыться, переждать и напасть со спины на храмовников, звон мечей которых раздавался где-то там, уже далеко, но Гаррет преследовал их достаточно долго, чтобы в уме прикинуть собственные действия.

[indent] Теплое дерево посоха мягко легло в ладонь уже совершенно иначе, и мужчина резко, ни секунды не думая, полоснул по запястью левой руки лезвием, что было надежно прикреплено чуть ниже навершия и так удачно было повернуто к заклинателю.
Кровь стремительно заструилась по бледной коже, стекая к ладони, чуть дрожащей от перенапряжения, предвкушения и… чего-то совершенно темного, совершенно паскудного где-то в глубине души мага.
Гаррет мог поступить иначе. Его уже успели задеть там, где их отряд настиг лагерь венатори - он и сейчас чувствовал, как рана на боку пропитала тонкую кожу его одеяния, достаточно было лишь мазнуть по черному в полутьме пятну пальцами, да отпустить всю ту силу, что жгла сейчас его вены изнутри, но…
Он должен помнить.
Должен осознавать.

[indent] Он помнил, в каком ужасе был Андерс, когда впервые увидел у Гаррета пока что еще весьма скромную, едва различимую на бледной коже вереницу тонких шрамов-полос, которые наискось пересекали новые. Они не заживали полностью, как ты ни старайся, какой бы у тебя не был прекрасный, талантливый целитель под рукой, и как бы тот не бился, подбирая все новые и новые составы исцеляющих зелий.
Магия Крови не щадила. Магия Крови не исцелялась, только уничтожала и… приходила на помощь тогда, когда была необходима, когда других сил не было и в помине, и взяться им было неоткуда.
Хоук понимал, что он, вероятно, слишком далеко зашел в собственном самоконтроле, да и наставления более мудрого отца из далекого детства давали о себе знать. Только спустя долгие года Гаррет узнал, что Малькольм слишком хорошо знал, о чем он говорил, но… Его старший сын решил пойти дальше.

[indent] Каждая полоса была напоминанием. Доказательством его натуры, его могущества, силы и глубины падения. Шрамы, которых с годами становилось больше, Гаррета дисциплинировали. Держали на коротком поводке, не позволяя сорваться окончательно, как это было с большинством магов подобных ему. Они напоминали о той цене, что он заплатил, чтобы сохранить хрупкий, крошащийся прямо на глазах мир и покой его жизни, своих друзей, близких.
Немой укор.

[indent] Посмотри, посмотри, кем ты становишься. Чем ты становишься.

[indent] Каждый шрам - каждое обращение к Магии Крови. Бывало даже, что Гаррет их пересчитывал, и помнил каждый момент, когда находился на грани.

[indent] Широкая полоса у основания ладони - это Киркволл в ту ночь, когда Андерс все-таки взорвал церковь. Ослепленная ненавистью и пленительным шепотом Красного Лириума Меридит, стоящая посреди главной площади города и угрожавшая найти того отступника, что устроил в городе самый настоящий хаос.  Отметина чуть ниже груди, в опасной близости от сердца - Аришок все-таки загнал его в угол, пронзил своим клинком, и Гаррет, отчаянно не желая сдаваться вот так просто, из упрямства и Создатель знает чего еще, глубже насадил себя на его клинок, пока глаза вспыхивали нестерпимо-багровым.

[indent] Они вспыхнули и сейчас.
Маг медленно поднял левую руку, будто одно только это движение стоило ему невероятных усилий, и вся та кровь, что успела запятнать песок под ногами, превращая его в уродливое бордово-черное марево, медленно заструилась вверх, не втягиваясь обратно в рану, но обрастая вокруг нее рубиновыми осколками до самого локтя.

[indent] Гаррет поднял руку и резко сжал пальцы в кулак.

***

[indent] Неожиданный удар откуда-то сбоку сбивает его, отзывается жалящим звоном в голове, и маг лишается чувства равновесия и валится на колени, но не падает окончательно. Только чувствует, как рассеивается тяжело в воздухе его магия, как горчит на языке привкусом металла и гнилью воздух, как в легких его слишком мало, а голоса вокруг слишком злые, непозволительно громкие.
Они раздражают его, Хоук морщится, но еще и от резкой, тянущей боли в собственной руке - кровь теперь просто стекала по ладони и пальцам, оставляя на песке влажные камни.

[indent] - Я.

[indent] Ему хватает сил и гордости, чтобы поднять подбородок и открыто посмотреть на Кассандру.

[indent] Ясность мысли не то, чтобы возвращается к магу, нет, он ее все-таки не терял, не позволяя раствориться себе в собственной силе и поддаться жестокости и жажде власти окончательно, заглушая тихий шепот демонов из Тени собственными принципами и обещаниями, которые нарушать не имел привычки. Но дышать… все равно легче. Как легче и переносить чужие поползновения но собственную свободу и жизнь.

[indent] Они ему - не враги. Кассандра - не враг.

[indent] - Им придется смириться с этим фактом, - сухо и даже немного устало отзывается Хоук, когда их наконец оставляют наедине. Все-таки он уже не так молод, как десять лет назад, да и своими… скрытыми талантами тоже давно не пользовался.
Наивно думал, что больше не придется. Что может ограничиться лишь теорией, подчерпнутой им из тех книг, что были найдены для него наемниками за щедрые деньги.

[indent] Поднимается на ноги, смотрит Кассандре прямо в глаза. И ведь… не объяснишь и не расскажешь ей о том, что Лавеллан был в курсе того, что Хоук - маг крови, с самого начала. Пентагаст была из тех людей, которым жизненно важно во что-то верить. В Создателя, в Вестника Андрасте, в то, что каждый маг крови - потенциальная катастрофа, что утянет с собой в Пустоту половину Тедаса, купаясь в собственной и чужой крови.
Наверное, когда-то ей хотелось верить и в него. Гаррета Хоука, Чемпиона Киркволла, который поднялся в городе с самых низов, но добился небывалых высот, вылезая порой только на собственном упрямстве, принципах и непреодолимом желании просто выжить.
Теперь она должна верить в то, что он ее предал. Всех их. Что он то самое чудовище, с которым их отправляли сражаться вновь и вновь. Что ж… пусть думает, если так ей будет легче.

[indent] - Хорошо, - он даже не пытается с ней спорить, прекрасно понимая, что это бессмысленно, а у него и нет никакого желания кричать в стену. Добавляет только тихо после, но с железной уверенностью в тоне. - Я всегда знаю, что я делаю. И ради чего. Как и цену, что плачу за это.

[indent] Гаррет вытягивает из складок собственных одежд туго стянутые, уже заранее пропитанные зельем полоски ткани и быстро, туго бинтует собственное запястье, будто бы потеряв весь свой интерес к Искательнице.

[indent] - Я тебя услышал. И я подчинюсь, но исключительно тебе. Издевательств и попыток играть с огнем от твоих храмовников не потерплю. Веди.

Отредактировано Garrett Hawke (2022-07-25 20:13:01)

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АКЦИИ » самые нужные