как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » останови меня, если ты считаешь это нужным


останови меня, если ты считаешь это нужным

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[nick]ALESHA POPOVICH[/nick][status]проходи мимо[/status][icon]https://i.ibb.co/HKr2bP2/IMG-4431.png[/icon][lz]я глотаю алкоголь, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=256">ты</a> любишь вещества[/lz][fandom]slavic folklore[/fandom][ank]<a href="ссылка">алёша попович</a>[/ank]

останови меня, если ты считаешь это нужным
— алёша; злата  
https://i.ibb.co/D94FDY1/d-Fnv-A7-Kl-XK4.png

Отредактировано Elena the Beautiful (2022-08-06 23:28:10)

+1

2

Злата тупит в стену последние часа полтора. Не знает, куда себя деть, чем заняться в этой комнате, ставшей вдруг такой маленькой и душной. Она возвращается сегодня домой спустя неделю отсутствия, зная, что Иван будет на работе в это время. Все в ее жизни в последнее время идет по пизде, и причиной тому одно единственное женское имя, которое Злата на дух уже не переносит. Она предпочитает не быть здесь лишь потому, что пересекаясь с Ваней она снова и снова должна слушать о ней. Он как будто окончательно свихнулся, хотя это было ожидаемо. Злата видела его воспаленные покрасневшие глаза, когда они встретились в прошлый раз, похоже, Ваня перестал спать. Думать больше ни о чем не может с того момента, как вычислил ее. Еще бы, столько лет их общих усилий наконец-то дали свои плоды, вот только Злату это совсем не радует. У нее портится настроение каждый раз, когда Ваня открывает рот, потому что она знает, что за этим последует. Он торопит ее бесконечно, взгляд его лихорадочно бегает. Если бы Злата не знала, в чем дело, она бы подумала, что он под спидами. И, если честно, такой вариант устроил бы ее куда больше. Он даже перестает ругать ее за привычки. Казалось бы, радуйся, ведь она так устала от этих его нотаций. На самом же деле Злата уже привыкла, не хватает теперь чего-то. А самое отвратительное, что она понимает – ему просто все равно. Он как будто бы смотрит сквозь нее, даже когда говорит с ней, но сама девчонка отошла на второй план. Испарилась словно, стала только орудием для достижения его целей. Злата вздыхает. Наверное, так было всегда, она просто предпочитала этого не замечать, а теперь вдруг заметила. Их задача никогда не была общей, она было только его. С одной стороны, ее ничего больше здесь не держит, ни к чему не обязывает, она уверена, Ваня справится и без нее. С другой стороны, чувство привязанности и необъяснимо-мазохистичное желание быть причастной к развязке истории буквально пригвождает к Царевичу. Злата понимает, что все это время просто плыла по течению и никогда не задумывалась о том, что будет, когда Елена окажется в их руках. Скорее всего, она даже не верила до конца, что это когда-нибудь произойдет, потому что ну каковы шансы? Один на миллион? Она могла давно уже трагически погибнуть где-нибудь, и не обязательно даже здесь, а там, ну к примеру, сломать шею, убегая с места преступления. Но судьба – та еще шутница. И вот теперь, когда они так невыносимо близко, Злата чувствует животный страх. А что будет с ней дальше?

Она проверяет все шкафы и ящички на их кухне, которую едва ли кто-то когда-то использовал по назначению, но дома нет вообще никаких запасов алкоголя. Ее собственные заначки таблеток или хотя бы травы тоже давно пусты. Впервые за много времени она оказывается вообще без каких-либо стимуляторов, и Злате это жутко не нравится. Она ненавидит проводить время дома, одна, чистая. Это напоминает ей о годах заточения в клетке, и дышать становится трудно. У Златы клаустрофобия, она даже не знает, в курсе ли Ваня. Ей всегда нужен кто-то, ей нужно пространство, но экран телефона, на который она глядит за сегодня уже в стотысячный раз, непривычно пуст. Как будто все сегодня сговорились и решили заполнить день своими делами. Злате за себя горько и обидно, она чувствует себя брошенной и ненужной. На кой черт сдались ей все эти друзья, если некем заполнить сосущую пустоту. Она почти уже решает даже сесть за долги по учебе, чтобы ну хотя бы на что-то отвлечься, как айфон спасительно пиликает уведомлением. Рука дотягивается, кажется, за какую-то долю секунды к кнопке блокировки экрана. Оживает какой-то чатик в телеге. Злата жадно впивается глазами в буквы, лишь бы не было это очередным тупым ничего не значащим вбросом, но нет, сообщение оказывается именно тем, что ей сейчас необходимо. Попович призывает отметить эту пятницу у него узким – по его мнению – кругом, человек в пятьдесят. Злата довольно хмыкает, а память уже лихорадочно подсказывает адрес.

На сборы уходит часа два, и охранник в парадной дома элитного ЖК только лениво окидывает взглядом рыжую девчонку в мини. В восемьсот двенадцатую, говорит она, проскальзывая к лифтам. По его наблюдениям, в эту квартиру только подобные девки и захаживают. Злата нервно трясет ногой, предвкушая вечер, пока лифт везет ее на предпоследний этаж высотки. Техно слышно уже на подходе,  когда она заходит в незакрытую дверь, ее сразу обволакивает гул голосов, звон бокалов, музыка, дым кальянов. Это все части той стихии, которую она считает своей, комфорт медленно растекается по  венам. Она, кажется, одна из последних приглашенных, потому что народу уже достаточно, и духота чужого дыхания и тел совсем другая, не та, что душит ее в собственной пустой квартире. Незнакомая девица уже на пороге сует в руку Златы шот текилы, они выпивают на брудершафт, смазано встречаются девичьи губы в блеске. Злата улыбается. Проходя, она здоровается поцелуями в щеку со всеми знакомыми и незнакомыми, не видит только хозяина вечеринки, да и неважно это пока, найдутся позже. Злата берет запотевший бокал, щедро доливает текилы в грейпфрутовый сок и присаживается на диванчик к какой-то компании. Встречают ее с интересом, знакомят с теми, кого она не знает, предлагают в игру сыграть. «Я никогда не». Девчонка смеется, сложно вспомнить, чего бы она не делала за свою долгую-долгую жизнь, делала даже то, что может и в голову не прийти здесь присутствующим. Но для того, чтобы все выглядело правдиво, парадоксально приходится привирать. В такие игры она никогда не играет честно. Коктейли вливаются один за другим, секреты рассказанные становятся все откровеннее, только вот Злате кое-чего не хватает. Самым разумным кажется Алешу отыскать, уж у него точно должно быть.

Она поднимается и практически твердой походкой движется по гостиной, сквозь сплетения тел чужих пробираясь, в комнаты по очереди захаживает, пока знакомую спину не видит на балконе. Алеша курит с кем-то, и Злата на цыпочках бесшумно подбирается сзади. На носочки подняться приходится, чтобы ладонями до глаз дотянуться, прикрыть.

- Угадай, кто?

+2

3

[nick]ALESHA POPOVICH[/nick][status]проходи мимо[/status][icon]https://i.ibb.co/HKr2bP2/IMG-4431.png[/icon][ank]<a href="ссылка">алёша попович</a>[/ank][lz]я глотаю алкоголь, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=256">ты</a> любишь вещества[/lz][fandom]slavic folklore[/fandom]

Утренние лучи солнца беспощадно херачат в глаза, когда шторы резко распахиваются, заставляя Лёшу проснуться. Некоторое время он ещё пытается сфокусироваться, вырывая сознание у морфея, пытаясь разглядеть силуэт напротив и щуря глаза от ярких вспышек. Наконец, он узнает в внезапном и совсем не долгожданном госте Муромца - руки его сложены на груди, на серьёзном лице пролегли морщины в области лба, а губы стянуты в узкую линию, совсем не предвещая приятного диалога.

- Какого хуя, Илья? - он кидает взгляд на экран телефона - он спал всего три часа и идеальным раскладом было бы поспать еще как минимум столько же, а ещё лучше часов шесть, но Илья, названный старший брат, почему-то оказался в его квартире, да ещё и без приглашения. - Ты мог бы просто позвонить, а не заявляться сюда, да ещё и в такую рань. - "ранью" для Алёши было то время, когда нормальные люди уже отрабатывали большую часть дня, для парня же, живущего по большей части ночной жизнью, день, плавно перетекающий в вечер, обычно только начинался. Да и кто сказал, что это они нормальные, а он нет? Если они не могут позволить себе жить той жизнью, которой живёт Алёша - это исключительно их трудности.

А ведь когда-то, будучи богатырем русским, он с трепетом, чувством глубокой эмпатии и состраданием к каждому просящему относился к людям, окружающим его. Руку его тяжелил меч, холодил своей рукоятью, а сам Алёша был готов ввязаться в любое наступление на врага, лишь бы одержать победу, помочь людям. И совсем не ждал от них какого-либо признания или благодарности. Теперь же ладонь почти 24/7 обхватывала смартфон в мягком бархатистом чехле, а признания у него было хоть отбавляй - миллионы подписчиков, восторженные комментарии, лайки, лайки, лайки. Он даже засветился где-то в гугловских вирусных статейках с кричащим заголовком "Самые завидные женихи Москвы". Это льстит, развязывает руки, взращивает гордыню всё сильнее. Теперь он не просто Алёша - дурачок, отодвинутый на второй план в тени других богатырей, теперь он узнаваемый, мало кто не знает Алексея Богатырёва, наверное, обходит даже самого Илью, любые его прихоти исполняются по щелчку пальцев, он может захотеть любую и получить её в эту же ночь - магия денег и влиятельности творит чудеса. И плевать, что поднял всё с нуля Муромец - у него всегда были отменные мозги и трудолюбие, но он был закрытый, чаще угрюмый, что отталкивало и пугало, Алёше же досталась хорошая внешность и умение втираться в доверие людям, располагать к себе, он среди троих был несомненным козырем, связующим звеном, ну и ещё он неплохо делал свою работу - находить девочек для эскорта, обещая им лёгкие деньги и золотые горы. Они же, ведомые, глупенькие и наивные, жаждущие хорошей жизни ему верили.

- Ты что-то подрасслабился, Алёша. - голос Ильи низкий, отдаёт металлическим чем-то, Алёша же нехотя спускает босые ноги на прохладный паркет и поднимается с кровати, совсем голый, безразлично потягиваясь и разминая затёкшие мышцы. В таком же виде проходит в сторону кухни и наливает себе стакан воды, жадно опустошая - вчера он снова пил и пил много, голова также напоминает об этом, словно шарики в кабинете у психолога монотонно отбивают свой ритм где-то внутри черепной коробки.
- И вот по такой хуйне ты приехал сюда лично? Серьёзно? - он усмехается и ищет где-то на полках шипучую таблетку от похмелья, но коробка от них как назло пуста. Лёша матерится про себя - день определенно начинается не очень.
- Давай, бери себя в руки, хватит страдать дурью, у нас пару шлюх ушли в утиль, надо искать новых, а ты, кажется, забыл о своих обязанностях? - Алёша не хочет узнавать в какой утиль ушли эти самые девочки, потому что, зная Илью, это может означать не только переносный смысл, убрать кого-либо Муромец может без каких-либо проблем. Но и как бы Поповичу плевать, он привык не запоминать тех, кого приводит "работать", ни имён, ни их лиц. - Давай, собирай своих знакомых, незнакомых, кто там у тебя есть, обрабатывай, и чтобы завтра у меня были резюме на электронке. - Илья усмехается, видимо, его шутка про резюме для шлюх кажется ему очень забавной и направляется к выходу, не забывая напомнить о своей важности и о том как много у него ещё дел, помимо того, чтобы возиться тут с Алёшей.
- Ключи оставь на тумбочке и не приезжай больше просто так, блядь! - кидает парень куда-то в спину уходящему Богатыреву старшему, пока дверь не захлопывается. Попович запрокидывает голову наверх и просит куда-то в пустоту Алису поставить что-то для хорошего настроения - нужно задать этому вечеру нужный тон, определённо. Пальцы постукивают в волнительном ожидании по столешнице, пока пальцы другой руки набирают текст сообщения о сегодняшней вечеринке у него дома, готово, отправить, сегодняшняя охота объявляется открытой, Алёша.

Двери его квартиры открыты всем, он даже не обращает внимания на тех, кто приходит и уходит, не цепляется взглядом за лица - выжидает, пока градус алкоголя в крови сладких девчушек наберёт нужную шкалу, в последнее время Алёше даже не приходится напрягаться сильно, в его кругах, кажется, каждый второй знает, чем он занимается по ту сторону экрана смартфона, и что дружить с ним очень полезно, и что есть у него связи необходимые, чтобы пробиться туда, повыше. Только вот потолок у каждого свой, особенно у блядей. Занимательно, что развратные суки, прыгающие с члена на член, таковыми себя не считают и отпираются до последнего, крайне оскорбляясь предложениям Алёши, зато вот милые папины дочки - отличницы находят его сами и охотно запускают свои тонкие пальчики ему в штаны, опускаются на колени, расстёгивая ширинку его брюк, заглядывая в глаза заискивающе с просьбой пристроить их поудобнее. Ебаные двойные стандарты, чёрные зеркала с отражением разврата и похоти на милых личиках.

Техно бъёт неприятно по перепонкам, гостиная полна людей, а запахи смешиваются, оставляя в носу неприятное послевкусие: смесь пота, травы, приторных сладких духов, алкоголя с перегаром - Алёше дурно и плохо, он ещё не до конца отошёл от вчерашнего, опрокинутый ранее бокал виски не спасает, а только усугубляет, надо срочно на свежий воздух. Он облокачивается локтями на перила и делает затяжку, другую, чувствуя, как тело расслабляется, напряженные ранее плечи опускаются, а смесь никотина и свежего воздуха немного отпускает. Побыть в одиночестве долго не удаётся, за ним на балкон заходит брюнетка в вызывающем обтягивающем платье еле-еле прикрывающее ягодицы, которые не остаются без внимания Алёши. Девушка прогибается в спине, явно выбирая лучший ракурс для его обзора, ловит его взгляд заинтересованный и слегка возбуждённый, Попович же отмечает про себя, что у неё есть все шансы, чтобы оказаться отраханной сзади с этим роскошным прогибом. Но и ставки делает, приценивается - аккуратное личико, ухоженное, хорошие данные, как раз то, что нужно их клиентам, ему лишь нужно предложить ей достойную наживку, которую она с удовольствием проглотит. Он прикуривает ей её тонкую сигарету, она же жмётся к нему всё ближе, что-то щебечет о себе, он же подыгрывает, позволяет ей почувствовать себя особенной, а не одной из, Алёша умеет, Алёша на опыте.

Его глаза накрывают чьи-то прохладные ладошки - Поповичу хватает секунды, чтобы догадаться кто их владелица. Несмотря на холодные пальцы, кажется, от неё веет жаром за километр, Попович готов поклясться, что он спиной чувствует тёплое покалывание, даже через футболку. От неё пахнет яблочным спасом и свежескошенной травой, ещё подёрнутой утренней росой, а голос звонкий и певучий, как маленький колокольчик. - Злата. - он оборачивается и обнимает девушку, утыкаясь носом в её рыжую макушку. - Птичка, птичка, ты таки прилетела. - его предыдущая собеседница быстро теряет интерес и, не желая терять времени тут, на балконе, утопает где-то в толпе, оставляя их наедине. Зрачки Златы узкие - чистая, отмечает про себя Попович, хотя состояние чистоты Царевой скорее удивляет, чем является чем-то обыденным, она нетерпеливо трусит ногой, видимо, не просто так она выискивала его в толпе. - Ну вот, а я было подумал, что ты соскучилась по мне, а ты просто используешь меня и относишься потребительски, маленькая дрянная девчонка. - он усмехается и достает из заднего кармана джинс пакетик прозрачный с разноцветными таблетками. - Открой ротик, добрый дядя даст тебе конфетку. - он обхватывает ладонью её лицо в районе скул, немного сдавливая, заставляя рот Златы приоткрыться и кладёт ей одну на язык.

Отредактировано Elena the Beautiful (2022-09-04 16:38:47)

+2

4

Они знакомятся не так уж давно, хотя казалось бы, кто может быть ближе ей, чем навские выходцы. Злата до определенного времени не знает наверняка, но догадывается, что они с Иваном – не первые и далеко не последние. Уж если царевичу удалось лазейку найти, то они просто не могут быть единственными. Она в очередной раз без особого интереса листает ленту инстаграма, когда на глаза попадается анонс предстоящего благотворительного мероприятия, где одним из приглашенных заявлен Алексей Богатырев. Под ложечкой ёкает что-то, Злата даже по фото чувствует в нем родственную душу, хотя видит, кажется, впервые. И вот уже после весьма скучной официальной части, фуршета, девчонка всеми правдами и неправдами пробирается на относительно закрытую афтепати, вписавшись как «плюс один» к рандомному состоятельному мужичку, чьего имени не вспомнила бы даже на следующее утро. За столько прожитых лет Злата в совершенстве осваивает искусство флирта. Там, разумеется, блистает он – Алеша. Он, разумеется, не обращает на нее никакого внимания, окруженный стайкой щебечущих девиц, готовых вцепиться друг другу в глаза за каплю его внимания. Всем хочется денег и славы, а Богатырев-младший при этом оказывается весьма хорош собой, чем не идеальная партия? Злате нужно к нему подобраться, поговорить, зуд внутри, эта тяга необъяснимая нарастает все сильнее, чем ближе она оказывается к нему. Она решается на отчаянный шаг и не прогадывает. Будто случайно кровавая мэри из ее бокала оказывается на белоснежной рубашке Алеши, растекаясь уродливым красным пятном. Злата отгоняет от себя флэшбэки многолетней давности со страшной сценой в ивановой горнице – крови там было не в пример больше. Она почти физически ощущает, как в спину ее плюют ядом, когда провожает Алешу в уборную под предлогом помощи, а он... не отказывается. Ей все равно, что для окружающих она своими руками возводит себя в ранг тех самых девиц, которым дай только к Богатыреву в штаны залезть. У нее в этот вечер интересы совсем иные. Алеша смотрит на нее внимательно теперь, без пошлого желания, коим пышут взгляды его на других, и даже как будто забывает об испорченном предмете одежды. Когда дверь за ними затворяется, отрезая от остального мира в достаточно просторной кабинке, и Злата удостоверяется, что лишних ушей за тонкой стенкой нет, она в лоб задает ему свой вопрос. Так начинается их странная дружба.

По всем канонам ей давно бы следовало начать комплексовать. Вот даже сейчас, когда жгучая брюнетка недовольно уходит с балкона, одарив ее неприязненным взглядом. Стандарты красоты явно ставят Злату не наравне с нею и, наверное, даже не на следующую ступень. Но Злата знает, каково это – быть совсем другой, не быть человеком, и потому всю жизнь, всю свою вторую жизнь восхищается собою безгранично. Для себя она идеальна, со всей этой рыжиной и веснушками, которые в подростковом возрасте ломают жизни сотням девчонок, с грудью небольшого размера и талией, что не получится обхватить двумя пальцами. Она не чувствует себе равных, и окружающие это замечают, как ни крути. Как еще объяснить то, что всех партнеров ее, всех ее мимолетных и не очень увлечений хватило бы на небольшую такую энциклопедию. За все прожитые годы Злату множество раз зовут замуж, вот только ей это не интересно. Сердце ее Ивану отдано безоговорочно, хоть девчонка и отрицает это всеми силами даже перед самой собой. Она до сих пор не может понять природу их ебанутых отношений, и ни один из них ни разу не пересекает черту. Злата не видит в роли своего вечного спутника никого иного, ее это, в общем-то, устраивает. Да и какая разница, если все остальные рано или поздно ее покинут. Злата недостаточно морально созрела для этого, меньше всего ей хочется переживать утрату. 

Она бы соврала, если бы сказала, что никогда не думала об Алеше в таком ключе. Чего стоят одни их постоянные прикосновения, улыбки и пересекающиеся взгляды, Злата тактильный наркоман – она не может иначе. Но между ними что-то большее, это единственный человек, кроме царевича, которому Злата может рассказать все без утайки, и она не готова терять эту связь. Не хочет ее опошлять и портить трудностями, которые непременно возникнут, стань они чем-то большим. Да и Попович, прямо скажем, совсем не эталон человеческой верности. Злата идет к нему, когда ей хорошо и когда плохо, прямо как в этот дурацкий день, он необходим ей по-другому. Был. Сегодня ее затапливает бесконечная обида и злоба на Ивана. Чувствуя, как их совместная история буквально виснет на волоске последние дни, она хочет сделать ему так же больно, как делает он, осознанно или нет. Пусть даже он об этом и не узнает. Впрочем, Злате часто кажется, что Иван способен узнать все, что ее касается. И иногда он действительно перегибает палку.

- Конечно, соскучилась, – она нехотя отстраняется от него, разрывая объятия, и наигранно надувает губы, легонько толкает в грудь маленьким кулачком. – Я вообще-то рассчитывала на личное приглашение, если ты понимаешь.

Он угадывает ее намерения без слов, как обычно, и затуманенный приличной порцией алкоголя разум ему за это благодарен. Глаза жадно впиваются в содержимое спасительного пакетика, что Алеша небрежно извлекает из кармана джинсов. Она игриво улыбается и послушно открывает рот, чувствуя знакомую горечь на языке. Вещество еще не успевает подействовать, но все накопившиеся негативные чувства в Злате требуют выхода, ей нужно чего-то погорячее, ей нужно отвлечься от повседневного дерьма, и она обвивает руками шею Алеши, прижимаясь к нему всем телом. Две пары глаз встречаются, Попович кажется слегка удивленным, но совсем не оказывает сопротивления. Злата снова привстает на цыпочки, прикасаясь мягкими губами к его губам, переплетая языки с такой желанной таблеткой между. Она чувствует, как Алешины мышцы под футболкой слегка напрягаются, а ладонь с талии привычным движением соскальзывает вниз, и в этот момент завладевает пакетиком с остатком таблеток.

- Ну чего же ты такой неосторожный, Лех, – смеется Злата, отступая на несколько шагов назад. – А еще бизнесмен, называется. Смотри, так еще чего поважнее отберут.

Она подмигивает ему и глотает вторую таблетку. Злата не раз слышала про передозировки, но как и любой беспечный подросток уверена, что ее это не коснется никогда. А сегодня ей недостаточно, ей нужно больше, намного больше, чтобы усмирить своих внутренних демонов. Чтобы боль эта, на части ее рвущая, наконец ушла. Она так устала улыбаться и делать вид, что все хорошо, когда единственная жизнь, которую она знает и за которую слепо отчаянно хватается изо всех сил, разваливается на куски. Злата больше не чувствует себя в безопасности, спасения ищет в единственном знакомом ей способе. Убежать ото всех, убежать от себя, да так, чтобы наверняка, помогают только наркотики, и она уверенно открывает перед собой эту дверь.

Алеша протестовать пытается, но Злата не хочет его слушать. Ей достаточно постоянных нотаций Ивана, и все, что напоминает ей о нем, никак не вписывается в сегодняшние планы. Девчонка скрывается внутри комнаты, слышит, как Алеша зовет ее, но юркает проворно в коридор, в толпу, что не дает ему до нее быстро добраться.

Когда Злата закрывает дверь ванной, которую прямо перед ней покидает растрепанная парочка, она чувствует нарастающий жар внутри, чувствует, как нестерпимо начинают гореть щеки, а стены вдруг плывут и сдвигаются. Гулкий стук в висках заставляет ее сжать пальцами голову и зажмуриться. Она ждет, что вот-вот наступит привычная легкость, которую она так любит в экстази, но голова лишь сильнее кружится, пространство вокруг становится все меньше. Ей на воздух бы, обратно, но непослушные пальцы никак не могут справиться с защелкой, и Злата, обмякая, опускается на пол у стены. Дышать становится трудно, ей кажется, что она умрет сейчас, навечно похороненная в этой маленькой бетонной коробке, но сил хватает лишь на то, чтобы широкими зрачками пялиться в кафель.

Отредактировано firebird (2022-09-04 18:51:03)

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » останови меня, если ты считаешь это нужным