как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » pit of vipers [genshin impact]


pit of vipers [genshin impact]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/670985.png

i'm falling deep into a pit of vipers
over me, over me and I can't break free
secrets run deep when you're in a pit of vipers
slithering, whispering,
                   feel the venom poisoning me

simon curtis — pit of vipers
     самозванец & жертва(?)

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/336466.jpg[/icon][status]hello, my name is mr. fear[/status][nick]nigredo[/nick][sign]  [/sign][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p25396">нигредо</a>[/ank][lz]don't fight with me, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=120">my dear</a>, why can't I be in here? [/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

Отредактировано Dainsleif (2022-08-10 00:40:52)

+2

2

Среди прочих одержимостей Нигредо, среди его попыток понять внешний мир после сотен лет, проведенных в чреве своего родного брата, дорогу из которого ему пришлось прорезать клинком, созданным из крупиц знаний об алхимии, вырванных из днк матери, выделялась настоящая обсессия близнецом и его жизнью, накатывающая волнами, не дающая ему покоя навязчивыми шумными мыслями: он отнял все, чертов гений, я мог бы стать лучше, я могу стать лучше, если стану им самим. Желание заменить Альбедо, желание превзойти его, желание сломать его волю, а потом построить на этом свое будущее — вот, что двигало гомункулом, куда больше похожим на человека, чем его младший брат, не обладающий таким широким эмоциональным спектром, как Нигредо. В его картине мира попросту не могло существовать двух Альбедо, место хватит только одному из них.

Одежда, которую он выкрал из лагеря брата, сидела великолепно, хотя Нигредо бы с удовольствием подправил пару деталей в привычном облачении близнеца, чтобы оно не выглядело, как шмотки замерзающей в снегах проститутки. Пару раз за дорогу он останавливался, чтобы поправить чулки под шортами и потуже затянуть резинку на соединенных на затылке косах. Ему нравилось носить хвост, чтобы распущенные частично волосы не лезли постоянно в рот и глаза, когда их подхватывал сквозной ветер на Драконьем Хребте, ему нравилась практичная одежда, но если он хочет жизнь своего брата, то нужно ему соответствовать. Дорога до Мондштадта долгая, но на полпути его подхватили охотники из Спрингвелла, предложив подбросить до ворот на своей телеге со шкурами и продуктами. Естественно “господин главный алхимик” любезно согласился принять помощь сограждан.
К счастью, отсутствие золотого ромба на его шее совершенно никого не смутило.

Его план должен быть воплощен сегодня, желательно без опозданий и форс мажеров, потому что он слишком долго готовил все, что могло отвлечь брата на достаточное количество времени, чтобы искать старшего близнеца Альбедо отправился как можно позже и не помешал далеко идущим мыслям Нигредо. Их так называемое соперничество было похоже на игру в бруски: они по очереди доставали по одному из башни, стараясь, чтобы их дальнейшая судьба не рухнула одновременно, погребая их под обломками жизни без шанса на спасение и помощь от кого-то извне. Оба всегда были предельно точны, изворотливы и до ужаса проницательны, их общий танец — шаг вперед, шаг назад по канату над пропастью.

Телега останавливается у ворот в Город Свободы под фырканье лошадей и приветствие стражников. Нигредо поднимает голову и кивает мужчинам в ответ, когда они отдают ему честь и пропускают свободно, без лишних проверок: каким бы не был Альбедо, как бы не пропадал временами, в городе его уважали, и старшему гомункулу это все было только на руку.

Он быстро движется по мощеным улочкам, сосредоточенный, но с совершенно непроницаемым и слегка отсутствующим взглядом — это идеальная актерская игра, присущая им обоим, ему и его брату, правда в случае последнего это скорее повседневное состояние, порядком раздражающее более эмоционального Редо. Может это дань его слегка детскому любопытству и желанию узнать мир вокруг, а может неприязнь к любимчику своей создательницы, идеальному человеку, но Нигредо действительно считал, что этой безэмоциональной сверкающей совершенством машине место разве что в музее. Он может лучше. К тому же, их окружают настоящие люди, а на их фоне поведение Альбедо слишком бросается в глаза.

Штаб Ордо Фавониус возвышается над ним кирпичным гигантом, ярко освещенный полуденным солнцем. Нигредо осматривает здание пару мгновений, прежде чем быстро поднимается по ступеням и все так же кивает стражникам по сторонам дверей.

— Добрый день, сэр Кейя у себя? У меня к нему срочное дело, слышал, сегодня магистр заставила его наконец разобрать накопившиеся бумаги, — самозванец слегка улыбается, складывая на груди руки. Парни переглядываются и усмехаются: слухи о том, что Олберич совершенно не желает заниматься бумажной волокитой всегда были и, кажется, никогда не прекратятся, пока капитан кавалерии не начнет разбираться с делами по мере их поступления, а не тогда, когда Джин надоедает его ждать и уговаривать.

— Конечно, весь день из кабинета не выходит! — негромко, но все равно с очевидным восклицанием делится один из рыцарей, после чего хихикают оба, заставляя Нигредо чуть поджимать губы, но сдерживаться. Слухи его всегда раздражали, прямо как вынужденное промедление сейчас, когда в нем очередной волной накатывает необходимость действовать, импульсивное желание, громкое и крикливое, заполонившее собой всю его голову. Однако он и правда держит лицо вежливо-спокойным, прежде чем перекинуться с парнями еще парой фраз и войти внутрь, минуя библиотеку, кабинет магистра и слегка обугленную дверь камеры маленькой подрывницы, снова учудившей какой-то погром, судя по словам собиравшихся стайками жителей Мондштадта. Но Нигредо не интересовало все это, Нигредо быстрым твердым шагом добирается до кабинета капитана, задерживается на секунду, вдыхая глубоко, приводя себя в порядок, а затем заходит без стука, тихо прикрывая за собой дверь и незаметно вмораживая замок, чтобы избежать ненужных визитов. Пусть лучше считают, что Олберич снова сбежал искать занятие поинтереснее стопки бумаг на его столе.

— Добрый день, капитан, — внезапно в голосе лжеалхимика проявляется легкое лукавство, будто с ленцой окутывающее всю фразу, пока он приближается к столу Кейи, опирается на его край ладонями, чуть подается вперед и склоняет голову. — Слышал, сегодня особенно загруженный день. Я проходил мимо и решил ненадолго составить Вам компанию, кроме того, у меня есть одно достаточно важное дело, не терпящее никаких отлагательств. Уделите мне…немного драгоценного времени?

Он улыбается. Тонко, приподнимая уголки губ совсем чуть-чуть, прикрывая глаза и смотря на Кейю выжидающее, со скрытым, но все же присутствующим в глубине голубых радужек нехорошим огоньком заинтересованности. Нигредо проводит ладонью по краю стола, пересчитывает пальцем уголки криво сложенных бумаг на краю стола, склоняет голову к другому плечу, но так и не отрывает взгляда от капитана перед собой. Он всем своим видом, каждым движением, каждой ноткой голоса требует обратить на себя внимания.

Посмотри.
Смотри, не отводи взгляда, потому что я могу дать тебе то, о чем ты не сможешь забыть.
То, что никогда не предложит мой младший брат.
Смотри, смотри, смотри, Кейя Олберич.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/336466.jpg[/icon][status]hello, my name is mr. fear[/status][nick]nigredo[/nick][sign]  [/sign][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p25396">нигредо</a>[/ank][lz]don't fight with me, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=120">my dear</a>, why can't I be in here? [/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

Отредактировано Dainsleif (2022-08-13 03:45:42)

+2

3

Ладно, на этот раз - справедливо. Может Кэйе стоило проявлять себя чуть более серьёзным, ну или не таким преисполненным энтузиазмом, не позволив Кли так сильно расходиться. Ну, а почему нет? Как ребенку мир познавать, силу там свою, вот это всё? И как бы сами же на капитана девочку оставили, какие вообще могут быть претензии. Но, ай, в общем - справедливо. Граждан много недовольных, Ордо завалили заявлениями, доносами и вопросами, которые, по классике жанра, все шли к Джинн. Как всегда занятой, как всегда ready to pass away but not yet, как всегда заваленной работой и другими бумажками, и как всегда недовольной тем, к чему привела вылазка Кли под прикрытием, вообще-то, своего зама-правой-руки-второго-тут-человека.

Разговор не вышел самым тяжелым за всю жизнь или за последнее время, но неприятным и настроение подпортившим - да, вполне. Как следствие, оказался запертым в своём кабинете, едва ли не месте проживания, наедине со всеми этими доносами, докладами, бумагами по восстановлению, расчёту ущерба, а вместе с ними то, другое, третье, что-то с прошлой недели, что-то с позавчера, что-то на послезавтра - набралось немало, до почти заунывного вздоха. Обычно Олберич без проблем раскидывал большую часть нелюбимой бумаги по другим рыцарям, без стыда и совести да под правильными предлогами. Тут не тот случай, и если обычно оставляемые для личной работы бумаги были полезны в плане информации и для выявления взаимосвязи между тем или иными событиями, иногда выведения целых групп на чистую воду - тут случай не тот, в общем и от слова совсем.

Прихватить бы несколько бутылок вина, конечно, но и этого на сей раз не вышло: приходилось отбывать каторгу трезвым, грустным и окруженным самой неприятной из возможных компанией.

Время шло, в лучших интересах капитана отсюда выбраться если не до вечера, то хотя бы до утра, потому обработанные, связанные и не связанные с инцидентом бумаги были разложены по нескольким стопкам, в то время как ещё одна - от неё веяло болью, страданиями  и презрением - являла собой не обработанные. Уменьшалась, конечно, но с меньшей скоростью, чем того хотелось.

В какой-то момент Кэйя едва ли не головой на столе расположился, ready to pass away but not yet х2, что очень к сожалению. Посидел так, потом эдак, потом как-то ещё. В итоге подпёр щеку ладонью, устроив руку на столе. Дело дошло до некоего автоматизма, где находился мозг и чем себя занимал - загадка режима автопилота. Беспокоить капитана никто не решался и, с учётом... всего, что работа с ним собой являла, не решится, ибо справедливо: знали, что лучше не соваться и ничем хорошим это не кончится, то улыбка Олберича в моменты дурного настроения - хуже бомбочек Кли, так сказать, до самых костей не отмоешься.

Однако кто-то всё-таки решился, и персона "кто-то" буквально с ходу вызвала озадаченность.
Альбедо - едва ли не последний человек, которого Кэйя ожидал увидеть.
Они ведь относительно недавно обменивались письмами, и алхимик говорил не только о занятости, но и неких проектах, что с учётом его характера означало: в Монде ещё долгое время появляться не планировал. И хорошо, наверное. Пускай творит, раз в том его предназначение.

- Мастер Альбедо, - конечно же оторвался от бумаг. На самом деле, дважды просить не надо, капитан готов оторваться от них по самому нелепому, буквально по любому поводу. Хотя уже умудрился войти в некий ритм и поставил себе целью всё закончить за несколько грядущих часов, к чему доселе вполне успешно двигался. Конфликт интересов, где "надо" всё-таки побеждает; как и всегда.

- Срочное дело моего милейшего друга настолько неотложное, что он приостановил свои исследования, выбравшись в такую даль раньше запланированного? - Кэйя покачал головой, руку от лица, впрочем, убрав. Ему самому нужно какое-то непродолжительное время, чтобы выйти из состязания одержимого бумагами, вынырнуть из этого Ада и начать мыслить... как обычно, полноценно и подмечая то, что грех не подметить. - Миру снова угрожает опасность, и ваш скромный коллега может быть полезен в её ликвидации? - приятным голосом, конечно же, как и всегда, с чёрт пойми как трактуемыми подтекстами, но и, если честно, с некоторым скепсисом, что имелся в адрес Альбедо. В принципе, знаете ли, с вескими на то причинами. Особенно и в частности конкретно сейчас: в понимании Олберича "срочное" в случае алхимика - это непременно угроза, результат его экспериментов и всякое подобное, а как Альбедо вёл себя в подобных ситуациях, как действовал и чего ждал - капитан уже видел на личном опыте. Сейчас ничего подобного не читалось, новостей не из какого из источников не поступало, тревожные звоночки, как и предчувствие, исключительно молчали, желая лишь не кончиться как личность от единения с бумагами. Если выпить не дано. Словом, Кэйя откровенно без понятия, кто могло привести алхимика на этот раз. Ещё и к нему.

Если честно, формат их общения в принципе отличался,  и обычно "вайбы", исходившие от Альбедо, были иными. Не нужно видеться сотню раз, чтобы заметить тенденцию и назвать её чем-то отдельным, вполне уже выстроенным да навесить соответствующий ярлык. Возможно, Кэйя ошибался и чего-то о капитане расследований знал, но с ходу - вот этого вот заднепроходного, мучительного, натёртого бумагами, будь они неладны - привычных мотивов не почувствовал: никакого холодного флирта ни о чём, никакой игры и полутонов, как и... Вероятно, переработал, устал, накручивал, чёрт пойми что. Выпить бы, а, выпить бы! Но вот бумаги, а вот Альбедо, около-хитро и непривычно настойчиво заявляющий, что у него какое-то срочное дело. Снова - именно к капитану кавалерии Кэйе Олберичу. Возможно, это всё просто дискриминация по месту рождения, не иначе.

Но игра конечно же подхвачена.

- Похоже, должно было произойти что-то действительно важное. Разумеется, я вас внимательно слушаю, мой друг. Не стесняйтесь и не обращайте внимания на бумаги, они страшны, но не нападают на посторонних.

+2

4

Внимание Кейи — острое, цепкое, слегка озорное, пробирающее до самого нутра, вызывающее отвратительные мурашки вдоль хребта, но и интерес, живой, возникающий по щелчку пальцев, интерес. Это чисто человеческое, чуждое искусственным созданиям, такое бы не почувствовал Альбедо, но Нигредо — чувствует так же отчетливо, как осознает собственное любопытство и тягу к неизведанному. Они оба любопытны, оба стремятся получить новые знания, но если для идеального Бедо это научные изыскания, то Редо жаждет понять человеческую сущность, все то, чего он был лишен мановением руки жестокой матери, выбросившей его, как мусор, в пасть родного брата. Он всегда жадно наблюдает за человеческими отношениями, да даже за отношениями близнеца с членами Ордо Фавониус или горожанами. Если он его заменит, а Нигредо точно его заменит, он будет лучше, он будет полноценным, таким, каким никогда не станет совершенный Альбедо.

Как и ожидалось, капитан только рад бросить эту чудовищную бумажную волокиту, как и ожидалось, он мгновенно переключает внимание, такой потрясающе воодушевленный, что Нигредо попросту не может сдержать еще одну обманчиво спокойную полуулыбку, но его искрящиеся глаза ничего не скрывает — они подсказывают, намекают, но не раскрывают все карты. В его взгляде воплощенный интерес и совершенное любопытство, в нем пляшут адские огоньки лиловым маревом проклятия Дурина. Редо совсем не хочет разочаровывать своего нового “друга”, однако у него нет причин — в этот раз, — лгать ему о своих целях. Олберич настолько очаровательно сосредоточен, а его “мастер” так невероятно подкупает, что гомункул окончательно удостоверился в собственном желании дать этому мужчине возможность показать ему нечто новое, сокровенное, интимное, непреодолимо желанное всеми людьми так или иначе.

— Не стоит беспокоиться, сэр Кейя, в этот раз я не пытаюсь уничтожить весь мир, мой брат спит спокойно, а Мондштадт будет стоять в целости и сохранности еще долгие столетия, — Нигредо слегка щурится снова, насмешливый, гибкий, податливый словно. Он проводит ладонью по столу капитана кавалерии, медленно огибает его, вставая с краю, ближе к креслу Олберича. Самозванец не смотрит на Кейю пока, он словно бы крайне сосредоточен на бумагах, лежащих на его столе. О, они так отвратительно мешаются прямо сейчас. Он “шагает” по ним пальцами, снизу вверх, затем обратно, после чего ставит ладонь в стол, опираясь на нее и склоняя голову, чтобы заглянуть мужчине в лицо. — Я всего лишь хотел попросить Вас помочь мне с одним исследованием, касающимся человеческой физиологии. Вам известно, что я не совсем человек. Рейндоттир создала меня на основе своей ткани, однако я все еще гомункул, которому достаточно непонятны и чужды человеческие эмоции и привычки.

Нигредо словно бы невзначай двигает рукой, отодвигая стопку бумаг в сторону, к противоположному краю стола, чтобы освободить себе место. Он наклоняется, подхватывая один из документов, разобранных капитаном не до конца, потому что гомункул прервал его в самый неподходящий (или подходящий?) момент его работы. Лжеалхимик опирается на освобожденный край стола бедрами, скрещивает ноги и пробегает по документу взглядом, после чего откладывает его в стопку к остальным раздражающим бумажкам и склоняет голову к плечу. Распущенные волосы лезут в глаза и Редо хмыкает, заправляя пряди за ухо, после чего бросает взгляд из-под ресниц на мужчину.

— Видите ли, мне совершенно непонятен концепт и необходимость физической близости, кроме как для зачатия новой жизни. Однако я слышал, что многие получают от этого удовольствие, — Нигредо словно бросает на стол выигрышную комбинацию карт, легко садится на край, закидывая ногу на ногу, наклоняется и берет капитана кавалерии за ворот его вечно неподобающе расстегнутой рубашки, подтянув к себе уверенно и резко, заглядывая ему прямо в лицо. Он приподнимает уголки губ в очередной своей спокойной-неспокойной улыбке, свободной ладонью проводит по щеке каэнрийца, поддевая пальцами повязку на якобы несуществующем глазе. — Мы через многое прошли, капитан, и я подумал, что лучшим вариантом для моего исследования в этот раз будете Вы. Зная Вашу искреннюю нелюбовь к бумажной работе, я милостиво предлагаю Вам занятие куда более интересное и полезное, для меня, чем все вот это.

Редо коротко кивает в сторону, на сдвинутые и опасно покосившиеся стопки бумаг, которые предпочел бы вообще смахнуть со стола. А, впрочем, почему бы и нет? Гомункул спихивает стопки прочь, садится удобнее, закусывает губу, после чего приближается и целует сам, первым. Поцелуй выходит смазанным, странным, слегка неестественным, но это все лишь отсутствие опыта, который будет восполнен сегодня.
Нигредо всегда быстро учился.

Он касается чужих губ языком, улыбается более явно, смотрит из-под полуопущенных век и его глаза темные, опасные, жадные. Нигредо все еще сжимает ткань костюма Олберича, не планируя отпускать капитана вообще, пока не добьется желаемого.

— Ну что, я достаточно заинтересовал Вас в моем исследовании?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/336466.jpg[/icon][status]hello, my name is mr. fear[/status][nick]nigredo[/nick][sign]  [/sign][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p25396">нигредо</a>[/ank][lz]don't fight with me, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=120">my dear</a>, why can't I be in here? [/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

+2

5

Как и всё связанное с Альбедо: ситуация не нарушала традиции, выходя странной. Очень странной. Нестандартно, но исключительно странной. И оттого сильно путающей, если совсем честно.

Эмоциональный ряд Альбедо нестандартен и своеобразен - это так, это факт, природа алхимика прояснена и принята, вопрос решенный и не вызывал ни сомнений, ни оспаривания. Однако его поведение, как и манеры, значительно разнились от настоящего. В моменты озарения, подозрительности или интереса, сколько того видел капитан, Альбедо проявлял себя иначе, никогда не будучи наглым или... да как это описать-то? Сейчас мастер вёл себя противоположно от обычного. И даже если предположить, что его предлог в целом вполне мог стать правдой на том или ином этапе, то подано это было бы явно иначе. В другой манере и обстановке, потому что познать подобное тот скорее всего вознамерился бы, хм... с максимальным воспроизведением самой ситуации, подхода от и до, возможно даже с эмоциональной подготовкой? Это и многое другое делало ситуацию более странной и неестественной. Правда, по факту не отменяло двух нюансов: бумаги теперь не прельщали совсем, а устроившееся на столе заместо них тело Альбедо (Альбедо?...) - напротив, вполне.

Какая срочность, какой порыв; в самом ли деле этому проигрывали все прочие исследования, коими Альбедо был одержим достаточно, чтобы поставить мир на грань уничтожения, возможно даже не единожды (ведь Кэйя не знал всего)?

Нежданные, непредвиденные ситуации, вот прямо здесь, в сердце Ордо Фавониус, с лицом, что меньше всего к тому располагало, но вполне себе представлялось - они, знаете ли, неоднозначные. Подозрительные, конечно, и всё такое, Кэйя же откровенно в другом настроении, вышел на рабочий автоматизм и думал о другом, но ведь пикантно; как ни крути - очень пикантно. Может факт того, что он думал о другом и ничего подобного не ожидал - и к лучшему, ибо некоторая заторможенность и необходимость торопливо переключиться от аналитики - это тоже некий твист, понимаете, задаёшь меньше вопросов, ибо в принципе ощущаешь себя подтормаживающим.

Сэр Кэйя откровенно в замешательстве и некоторой растерянности.

Глаза Альбедо капитан помнил хорошо, как и их выражение. Никогда прежде он не видел их... вот такими. Горящими - вот так, отчасти как свои собственные, когда чего-то очень хотелось. Совершенно не невинные, любознательные, но с иными чертями, голодные. Не сказать, лучше ли это того, к чему Олберич привык, но определённо нравилось - факт. Горящие глаза, особенно кого-то без сомнений милого (и в твой адрес, та кили иначе) - это всегда заразительно. Особенно при условии того, что Кэйя даже не скрывал того факта, что считал Альбедо достаточно привлекательным. Тот имел красоту скорее кукольного, вне возраста-пола-оттенков, очень отличную от самого капитана, но в этом что-то определённо было. Миниатюрность, непременная гибкость, если с ним поработать, тембр голоса... Не трудно было представить, на что мог бы сгодиться мастер, имей немного иной клад характера и интересов. Это бы выглядело... вот приблизительно как сейчас, собственно говоря. Привлекательно - определённо.

Воистину: развернулась пьеса одного актера, мартовское представление и нечто, что стоило увидеть. По целому ряду причин, большую часть которых лучше оставить при себе. 

Бумаги упали, а вместе с ними имел шанс упасть и настрой капитана на весь день: чтобы собрать минут пять-десять всего потребуется, но насколько же тягомотными они будут! Имел шанс - но не упал, потому что заместо бумаг на столе теперь нечто куда приятнее глазу, разве что внимание требовавшее настолько же настойчиво; или даже ещё более требовательно. Аргумент.

Продолжая тему рационализма: снова стоило спросить, почему всегда (опять, снова) сэр Кэйя Олберич. Без него можно было обойтись в охоте на кабана, без него можно было обойтись сейчас,  без него вообще в принципе что угодно, но... Стоило ли считать это подозрительным, признанием за симпатию или ещё чем? Непременно, никогда не прекращающий работу мозг и это обдумывал также, однако критическое мышление чужие поступки и активное привлечение внимания, разумеется, притупили. Разве что не глянуть на упавшие бумаги, эпично разлетевшиеся кругом, хмыкнув, да окинуть всю фигуру Альбедо взглядом, отмечая то, что имел или не имел возможность рассмотреть никогда прежде - в этом себе не отказал, между делом. Интересно, очень интересно. Непременно - не случайность. Пускай будет "исходя из слухов и разговоров" в качестве пояснения причин о выборе уважаемого рыцаря - дабы заткнуть рациональную часть, позволив отвлечься на... собственно, всё остальное. Даже если Кэйя неизменно немного смятен..

Очень интересно.

- О, в исследовании вас - вполне, звучит как достойный вклад в науку ~

Не убирая чужой руки со своего воротника сразу, он накрыл ту своей и поднялся с насиженного (гори оно в Аду бюрократии) места, не выпрямляясь полностью: от этого чёртвого стула уже тошнило, да и вернуться на него всегда можно, а так будет удобнее целоваться, и едва отодвинуть Альбедо назад, чтобы можно было придерживать его, да и в целом распоряжаться этим всем, коли стол оказался трагично-принудительно покинут бумагами. Уперев одну руку о столешницу, мужчина вторую устроил на талии алхимика, целуя.

Не сказать, что это было влажной мечтой сэра Кэйи, однако об Альбедо в подобном ключе он действительно рассуждал и прикидывал: на уровне теории, раз по факту они всё выяснили и определились. Что же, теперь-то всё можно было проверить. Кто бы знал, у.     

[icon]https://i.imgur.com/Lvd04c4.jpg[/icon]

+3

6

У Нигредо желаний — вагон и маленькая тележка, его амбиции не поместятся даже в чреве Драконьего Хребта, если забить ими все пещеры и ходы внутреннего мира. У него всего слишком много, его самого — много, так много, что самому иногда сложно и тошно, он с объемами не справляется и тушит их в агрессивных потребностях. Сэр Кейя Олберич — тоже потребность, тоже агрессивная, тоже не первостепенной важности, но раздражающая и от его взгляда все внутри скручивается в тугую пружину, от его близости бросает в жар и сердце ухает в пятки, жалобно тявкая оттуда о благоразумии. К черту благоразумие, благоразумие — это удел Альбедо, идеального близнеца с совершенно идеальным, стерильным отсутствием каких-либо низменных желаний, кои обуревали Нигредо, не давая ему дышать. Его желания, черт бы их побрал, вырываются рваным стоном прямо в рот капитана кавалерии, никакой сдержанности, никаких больше слов.
Гори все лесным пожаром.

Алхимик хватает капитана за грудки, тянет на себя, подается навстречу и раздвигает ноги, чтобы обхватить коленями так удобно устроившегося у стола мужчину, обхватить, сдавить бедрами, скрестить щиколотки за его спиной, прижаться плотнее, чтобы чувствовать острее и больше. Жар накрывает с головой, удушающий жар охватившего тела желания пополам с дрожью. У Нигредо мурашки бегут по спине от предвкушения, ему хочется сорвать эти броски вызывающие тряпки со своего партнера, но, кажется, им достаточно будет спущенных штанов и расстегнутой жилетки Лжеальбедо, чтобы дать Олберичу доступ к белому телу гомункула: отсутствие ромба всегда можно списать на множество факторов, о которых капитан понятия не имеет, оно и к лучшему.

Он голоден. Он впивается в горячие губы, сминает своими, целует с остервенением и явным каким-никаким опытом, успевший перехватить до решения прийти сюда пару путников их Ли Юэ у горы, они и научили каким-то основам. Теперь Нигредо знает, что без подготовки его телу больно, а с долгой прелюдией — скучно, но сегодня он подготовился заранее, он ведь, в отличие от Кейи, прекрасно знал куда и для чего идет. Олберич напротив него совершенно прекрасен и чертовски привлекателен, даже Альбедо так считал, безостановочно рисуя портреты смуглого капитана.

Гомункул разрывает поцелуй, смотрит на Кейю снизу вверх и тонко улыбается, он отпускает его одежду и взамен этого опускает руки к поясу штанов для верховой езды, расстегивая уверенно и быстро, сразу после ныряя пальцами за края штанов сзади, стягивая немного в бедер, с наслаждением касаясь чужой кожу, а потом, с полуулыбкой, опуская руки еще немного ниже, чтобы царапнуть ногтями пониже поясницы, призывая капитана к действиям: Нигредо не хотел ждать и не ждал, если будет нужно, он сам все сделает, Олберичу нужно будет лишь сидеть на своей потрясной заднице и позволять алхимику все, что тот пожелает исполнить. Впрочем, гомункул быстро убирает руки от чужого тела, взамен этого скидывает с себя плащ, позволяя ткани свеситься с другого края стола, вздыхает прерывисто и беспокойно, расстегивает жилетку и снова поднимает на Кейю взгляд.

— Сэр Кейя, вы бесспорно можете распускать свои прекрасные руки как захотите, мое тело полностью готово для экспериментов, нужно только начать, — Нигредо опасно щурит глаза и проводит ладонью по белой коже собственного плоского живота до груди и усмехается беззлобно, практически похабно, когда отклоняется назад, опираясь второй рукой на стол, давая Олберичу себя рассмотреть, полураздетого, с чуть покрасневшими, будто подкрашенными блеском губами, с таким же блестящим темным взглядом и кожей, словно созданной для того, чтобы ставить на ней засосы и синяки. Пара практически сошедших, кстати, виднелась чуть выше левой ключицы — Нигредо даже не попытался их хоть как-то скрыть, делая из них своеобразный вызов для нового любовника.
Давай, возьми же то, что итак сейчас принадлежит тебе.

— Я изучил кое-какие материалы и заранее подготовился, чтобы нам совершенно ничего не мешало, сэр Кейя, — гомункул достает из кармана небольшую бутылочку со слизью слайма и демонстративно вкладывает в ладонь мужчины, после чего подтягивается и снова его целует, раскрывая навстречу рот в приглашающем жесте.

[nick]nigredo[/nick][status]hello, my name is mr. fear[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/155122.jpg[/icon][sign]  [/sign][ank]<a href="https://kakbicross.ru/viewtopic.php?id=54&p=2#p25396">нигредо</a>[/ank][lz]don't fight with me, <a href="https://kakbicross.ru/profile.php?id=120">my dear</a>, why can't I be in here? [/lz][fandom]Genshin Impact[/fandom]

+3

7

Это... вау, если честно. Вау. Буквально, с каким бы оттенком данное восклицание не читалось бы.

Теперь ниже поясница немного (ерундово) пекло, но сейчас это можно было отнести к пикантности. Почти как коты, цепляющиеся за ноги для привлечения внимания. Только здесь не кот и требовал он кое-чего другого, хотя тоже форму внимания.

Чужое настроение на удивление легко подхватывается, не встречая ни должного сопротивления, ни отговорок. Не сейчас, не в этот раз, день слишком скушен, а у гомункула слишком прекрасные пропорции и огонь в глазах, что грозился буквально вырваться, а это было бы просто недопустимо; катастрофически, хах, зная склонность алхимика случайно и не очень вызывать проблемы с последствиями, не так ли? К тому же, когда ты настойчиво обхвачен, а рот занятом языком кого-то столь миловидного и заведённого - было бы дико не заразиться. Не кому-то вроде Кэйи, не голодному на чужие эмоции вампиру, не вполне нормальному молодому мужчине, у которого (кроме крыши) со всеми процессами всё в порядке.

О похождениях капитана кавалерии ходило множество слухов, но это надо для репутации и развязанных рук, сухая стратегия: ты ничего не ждёшь от падшего, распущенного, по определению плохого, постоянно грустного, безумного или своенравного человека, и Кэйя использовал эту общеизвестную данность во всей красе. И делал, собственно, едва ли не что хотел; даже если среди слухов куда больше мусора и откровенной чепухи (нет, капитан ничего не имел против розового, хотя в дни дурного настроения показательно выкрашенный в розовый средний палец работал лучше любого сигнала о том, чего делать не стоило, иначе), нежели правды. Так вот, о слухах.

Исходя из них, Кэйю едва ли удивить чем-то, ведь помимо вина разврат - второй его грех, а потому подобные сегодняшней картины он должен видеть часто; или хотя бы время от времени. И вот тут, конечно, скрывалась двойная ложь: капитан распущен, но избирателен (в большинстве случаев, по крайней мере) даже в периоды падения собственной самооценки ниже лошадиного помёта, и настолько откровенно перед ним "разлаживались"... никогда? Пожалуй. Чтобы дойти до подобной стадии откровенности, отношения Кэйи должны были уже длиться какое-то время, быть проверенными и сколько-то стабильными. А поскольку те, кто относился к такому перечню, как правило люди либо очень занятые, либо Олберих отсутствующий... В общем-то, да: одно дело видеть, как тебя вожделеют, но скромничают, а другое видеть перед собой... вот это. И вот так. И вот сяк. После абсолютно бестолковой отработки на бумажках, что уже стала почти медитацией - это заводит вдвойне. Как и речь шла не о ком попало или как-то изученном, но об Альбедо (?), коего в подобной позе и состоянии не представишь, даже если очень сильно стараться (Кэйя честно пытался, потому знал, о чём говорил; не тот тип, он о другом).

Очевидно, неожиданный (и вдруг приятный) гость офиса капитана кавалерии не желал ни растягивать, и нежности, ни разгона; что же, быстрые и острые ощущения - принято, не вопрос. Кэйя не против, в теории оно даже оставит некоторое время на бумаги после; если бы, конечно, в голове сейчас были они, а не мысли о заведённом бледном теле на столе.

Если алхимик будет максимально раздет, а Олберих максимально одет - в этом найдется что-то, знаете, существует даже фетиш такой; не сказать, что не имевшийся у Кэйи. Однако избавиться от жилета с мехом всё-таки пришлось, лёгким движением закинув назад на стул: будет слишком липко, влажно и жарко, в самом деле. К тому же, с ним партнёру труднее дотянуться, вынужденно дышать (заместо ткани и кожи) в мех и вообще. Может залипать на широкие плечи, если найдёт на это, хах, время. Если на Альбедо что-то и имелось, то в скором времени не осталось ничего: полотно чисто, просило красок, зазывало. Очень откровенно.

Ответственный, разумный подход; другого и не странно ожидать, не так ли? Хороший мальчик, возжелавший очень правильных, хороших вещей. Концепт грехов у безымянного капитана свой, мало сочетавшийся с общепринятым. Так эффективнее, проще, приятнее.

- В таком случае, совершенно не смею игнорировать вашу подготовку и не буду затягивать практическую часть столь познавательного эксперимента ~

Баночка с полуулыбкой - откровенно похабной и одновременно с тем совершенно очаровательной, в самом деле -  зажата в ладони. О, момент, нет, Альбедо всё же придётся подождать момент, прежде чем Кэйя использует это. Почти (без почти) в показательном движении откупорит, два пальца ныряют в содержимое, после чего капитан оказывается над гомункулом совсем низко, целует его в губы, дабы после сползти к подбородку, уху, шее: изучить губами и языком всё, пока пальцы в слизи вошли в его зад, чтобы сделать тот скользким и подготовить, если оно потребуется. И, самую малость, чтобы подразнить: пальцами тоже многое можно, не только играть на нервах, заставляя желать большего более агрессивно и навязчиво. Отклик чужого тела и до, и теперь, впрочем, в принципе не позволил бы играть с этим долго, потому что собственное возбуждение требовало большего. Полноценного продолжения в этом теле, словно бы всеми деталями созданным для секса. Сейчас это читалось как никогда очевидно: зачем алхимику в принципе делать что бы то ни было ещё, если мать-природа уже дала ему всё, чтобы нести в мир счастье и удовольствие?... Бросьте, в такие моменты можно отпустить часть рационального мышления и позволить для игры немного большее, в том числе внутри собственной черепушки.

Не желая оттягивать, не имея в сим смысла, но имея чужое привлекательное и желающее того тело перед собой, он устроил руки на чужих бедрах, пристраиваясь, а после войдя; скользнуло хорошо, с ходу почти до конца. По собственному тело прошлась приятная волна, отдавшись даже в глазах. Стоило привыкнуть - обоим. Мышцы крепко сжимали, хотя и оказались менее напряжены, чем стоило бы того ожидать; что же, добротно подготовился, явно зная, чего хотел.

- ... хочет ли мастер быть принцессой сегодня, или дорога привела его в лес с очень голодным разбойником? - вот_этим_вот своим голосом куда-то к ключицу, что целовал в моменте. Насколько сильно партнёру не нужна нежность - из собственных понятий о джентльменстве и процессе, Кэйя обязан спросить. Пускай даже и начал движение. Тело гомункула малогабаритное, но более чем насыщено точками и формами, что предстояло изучить. Или хотя бы ознакомиться, коли речь не шла о постоянной дисциплине, а лишь приглашенной лекции.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/179/670985.png[/icon]

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » pit of vipers [genshin impact]