как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » time to stop bullying the apocalypse


time to stop bullying the apocalypse

Сообщений 1 страница 6 из 6

1



https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/272/814857.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/272/832993.png

                                                    and maybe it's time to start harassing him.

Отредактировано Quentin Quire (2022-08-12 23:39:00)

+2

2

Школьные дни бывают обычно сложными, ведь школа имени Джин Грей это не просто здание, в котором ты проводишь, дай Бог, шесть часов из двадцати четырех, а нечто большее — это путь души. И из "принесенных ветром" учеников складывается коллектив, с которым сложно найти контакт. Недооцениваешь ли ты их или недооцениваешь себя? Проблемы копятся, улыбки со временем превращаются в гримасы, и... Драка, изгнание, смерть? Эван не знал, чем занимаются те, кто выпустился из школы. Становятся супергероями? Поднимают величие Кракоа, озаряя собой атмосферу? Что-то в этом роде. Перспективы впереди имелись, вот только ориентироваться в такой непроглядной темноте он не умел.

Квинтавиус Квайр. Кажется, именно так звали этого обладателя розового хаера и лиловых кофт. С вызывающими надписями на футболках, с вызывающими мигрень манерами, с вызывающими силами и взрывной, но холодной логикой, из-за которой хотелось ежиться. Эван старался с ним ладить, но не мог. Рыдания в подушку у себя в комнате, пространственные вторжения в его голову, чтобы договорить что-то едкое — все это оказалось настолько неестественно и оскорбительно, что вызывало отторжение. Иафет как-то сказал, что это всё равно что дотыкивать атомную бомбу до того, чтобы содрогнулась земля. Что ещё больше оскорбило Эвана, ведь бомбой он не являлся. И камнем, тянущим на дно, тоже не был. Он мог только прятаться от всех этих версий ближайшего будущего, которые донимали его своей назойливой моралью, которую он не понимал. После "не бери этот шлем, Эван, он сделает из тебя злодея" или "если ты наденешь эту броню, то мир погибнет в жутких корчах", Сабанур порой долго думал, беря из своего комода чёрный носок - не приведёт ли это мир к новым бедам? Точно нет? Надевать можно? Ну ладно...

Каждый день его отношения с Квентином катились в пучину депрессии. Эвана и вправду поглощало скрытное желание отомстить самому себе, но один нюанс - не себе НАСТОЯЩЕМУ. Прошлому или будущему Эн Сабах Нуру, который, вроде бы, умер? Эвен мучился. Он всё делал идеально - от заботы о других до саморазвития чувства ответственности, даже когда получал тумаки. Он никому уже не завидовал, да и не видел в этом смысла. Рано или поздно на него перестанут смотреть как на неопознанное отклонение от нормы. Мутантской нормы. Он сам не верил, что он о таком думает, но ДА, у мутантов была какая-то норма! И он, Эван, ей не соответствовал.

В свой "типа" выходной от учёбы, Эван старался держаться под деревьями, словно бледная поганка, избегая чужого присутствия. Почитать что-то, сделать заметки на полях и, иногда поднимать взгляд от своего хобби, чтобы просканировать местность на присутствие Квентина. Эван надеялся, что сотни удивительных вещей, которыми можно заниматься в этом мире, достаточно отвлекают внимание омега-телепата, чтобы тот не подходил к нему с очередной отсылкой на то, что он читает не те книги или думает не те вещи. Или строит из себя не то, чем Генезис на самом деле является. Как только он его заметит, он сразу поднимется и уйдёт.

Или не уйдёт? Слишком подозрительно. Слишком много причин потом высказать в лицо Эвану, что Сабанур явно что-то замышляет, раз его смущают подобные встречи. Раз он не реагирует на них стойко. Значит, претензии всё таки имеют какое-то основание? Будоражат в нём что-то злое?

Ох. Эван иногда так жалел, что у него не было способности Китти Прайд, позволяющей ему просачиваться сквозь любую поверхность....

+1

3

Все знали, кто такой Апокалипсис. Самый ленивый слепоглухонемой придурок мог бы не знать — да и тот бы все равно знал, потому что, в самом деле, ну кто мог не знать Апокалипсиса? Квайр вот знал, кто это такой: пока ты мнишь себя первым мега-омега телепатом земного шара, — "круче, чем Ксавье", но на самом деле хуже во всех отношениях — это весело, но стоит вспомнить о том, что твари вроде него существуют на самом деле, и завтрак невольно подбирается к глотке. Весело думать об Апокалипсисе, как о трупе. Как о старом немощном пердуне, не выкупающем, что время динозавров прошло тогда же, когда и время фараонов. Весело думать о нем, как о зассанном школьнике, замкнутой робкой тени, пытающейся увязать два слова без заикания. Упускать из виду момент: в штате Алабама на прошлой неделе какой-то школьник взял отцовский дробаш и под Лану Дель Рэй в наушниках убил половину своих одноклассников, на оставшиеся патроны искалечил учителей, а потом рассказал душещипательную историю — дескать, я не я, жопа не моя, у меня аффект и ментальные травмы, мама не любит, папа колотит, в школе — барабанная дробь — травят. Как итог: одиннадцать трупов и двадцать четыре госпитализации — а это был даже не ебучий мутант. Выводы напрашиваются сами собой. В конце концов, все они знали, кто такой Апокалипсис.

Не то, чтобы земля носила мало ублюдков (Квайра, например, носила же как-то), но только подумать: бессмертная форма жизни, способная расщепить на атомы что угодно, если только захочет, — как такое возможно? По каким-нибудь там законам выживания сама идея существования подобных тварей ставила под угрозу идею жизни. Эволюция-то, конечно, делает брррр, и человечество имеет то, что имеет, а кто против — ну, хуй знает, может попытаться приблизиться к божественному и поспорить с такими, как Апокалипсис, посоревноваться с ними в силе, попробовать донести им идеи гуманизма и сказать, что так, дорогие, вообще-то делать нельзя. Таких соплежуев за мир во всем мире, впрочем, хватало в лице одного только Ксавье, так что в эту сторону Квайр точно смотреть не станет.

Квентин увидел будущее, которое его напугало, — если совсем уж коротко. Признаться он себе в этом не сможет, но тревожка прострелила ему содержание черепа прямо из позвоночника, и теперь, разрываясь между идеей о том, как стать богом самому, и мыслью о том, как задушить другого бога в колыбели, он думает: а может... так сказать... перестать травить личинку ебучего Апокалипсиса, пока стало не слишком поздно? Идея абсурдная, но черт его знает: стал бы парень из Алабамы палить по одноклассникам, если бы те не макали его башкой в унитаз каждую перемену?

Неважно, думается ему. Все это — чушь. Это будущее, ну вы понимаете, это же просто вероятность. Квайр, если захочет, хоть сейчас вскроет Генезису голову и по частям разберет им же написанное. Если захочет — всю школу возьмет под контроль. Устроит переворот. Сам уничтожит мир. Заставит Росомаху бегать как собака на четвереньках. Апокалипсис. Пф! Кид Омега ничего не боится. Кид Омега непобедимый.

— В тихом омуте черти водятся, не правда ли? — он подходит к Эвану со спины, вскрывает его менталку походя и лениво, читает испуг и желание как можно быстрее свалить; хорошо, думает Квайр, боится — значит подставит пузо, — Будь я на твоем месте, я бы начал разрушать мир прямо с этой ебучей школы. Схема рабочая, просто поверь мне на слово.

Отредактировано Quentin Quire (2022-08-13 11:22:32)

+1

4

Эван может похвастаться обилием способностей, и ни в одной из них он не является детектором лжи. У него хорошо развита интуиция на тех, кто приходит исключительно обсирать его за "таланты" прошлого. Он действительно иногда рисует перед глазами сцену какого-нибудь "Голоса", и постоянно пытаясь удержать внимание на себе, чтобы жюри не отвернулись к нему спиной. Да, Эван избегает почти любого постороннего мутанта и синдромом аттеншен вхоре как-то не страдает, но быть забытым - немного страшно. Заурядным черно-белым контуром, который Квайр иногда умудряется наполнить разноцветными драже Скиттлз. А ещё от Квентина, кажется, отчетливо пахнет бабл гумм жвачкой, но точный запах Сабанур затрудняется определить. Да и зачем? Нюхать кого-либо - это сверхненормально. Он поднимает голову от книги и говорит так чётко, едва ли не по слогам:

- Я не хочу разрушать мир. Я хочу построить великую тиранию, которую доселе не знала ни одна земная цивилизация.

Возможно произошло что-то действительно необычное, раз Эван шутит. Не ударяется в слезы и не начинает переубеждать. Он просто шутит как ни в чем не бывало, словно эта тема его больше не задевает. И безбожно врёт. Безбожно врёт телепатическому детектору лжи, будто Эван - ребёнок, прокрадывающийся на кухню за конфетами в хрустальной обертке и с содержанием алкоголя, будто от двух украденных из серванта конфет он не перестаёт быть хорошим мальчиком. Ну и раз они с Квентином уже организовали день деликатных вопросов (Эван ни с кем не обсуждает свой глухой омут, не показывает и даже никому!)

- Почему тебя так назвали? У тебя странное имя, но в этом ничего плохого нет! А знаешь, как меня называют? - он делает паузу, чтобы посмотреть собеседнику прямо в глаза. Он и вправду на них смотрит, правда они почему-то на кроссовках Квайра, а не на его лице. - Извини, пожалуйста, за навязчивость. Я Генезис. То есть ты понимаешь, что это не сказанное с десятью ошибками слово "Апокалипсис". Меня и вправду так зовут. Генезис. Звучит просто, не правда ли?

Эван все ещё парит на крыльях своей невинности, хотя эти крылья давно палённые, продаются в ближайшем магазине в целлофане и так и называются "куриные крылышки". У него так много вопросов, которые он бы задать Кид Омеге, и к чести Эвана стоит сказать, не все начинаются с "Зачем ты меня достаёшь?" Что-то про революции Квайра в школе, что-то про богатую на стильные словечки риторику, и Генезис почти испытывает укол недоверия - нет, друзья так просто не вылупляются. И сколько раз не нажимай кнопку recet по поводу флэшбеков их первого знакомства и даже второго, наставшего прямо сейчас, последующие дружеские разговоры между ними будут мутировать в что-то похлеще чудовища под кроватью.

- Ты ведь не копаешься в моей голове прямо сейчас? Ты выглядишь... - ох уж эти предположения, они его сводят с ума ночью и днём. - Тебе важно говорить именно словами через рот или ты можешь делать это мысленно? Нет, правда, если ты сейчас в моей голове, то ты не мог бы, пожалуйста, выйти? Я там не прибирался. Там вроде что-то смятения и...

Эван хочет сказать про страх, но тактично умалчивает. Он не боится Квентина. Они оба разносчики проблем, достаточных, чтобы их изучали как чашку петри. Но в итоге они, кажется, никому не интересны. Только между собой и могут предполагать, какая на самом деле судьба уготовлена им будущим.

Отредактировано Evan Sabahnur (2022-08-15 23:04:10)

+1

5

Тупой придурок — так он думает. Но не боится — первичный испуг мальчика-которого-буллят вдруг испаряется, трансформируется в какую-то нелепую кашу из говна и кринжа, и, видят боги, если они вообще есть, Квайру беспорядочного хаоса в чужой голове хватает без дебильных комментариев сверху. Он выходит из головы Генезиса. Не потому что тот попросил, в сущности, плевать Квайр хотел на то, что Генезис просит, — просто ему вдруг стало до того скучно, что аж блевать тянуло: это были официально самые всрато потраченные тридцать шесть секунд ковыряния в чужой голове. После Глоба, конечно. После Глоба — все что угодно.

— О господи, — Квайр закатывает глаза, — поверить не могу! Ты видел то же, что и мы, идиот. Ты буквально можешь стереть тут все в порошок, но... — разводит руками, — ты вообще сам в курсе что у тебя в башке, клоун Апокалипсиса? Ничего! Пусто. Ноль. Тридцать шесть секунд — все, чего мне потребовалось, и, кстати, ты забыл после туалета руки помыть. — Не то, чтобы Квайр мыл их сам. Это, впрочем, не мешает ему быть тут самым умным.

От злости к себе сводит челюсти: он испугался — когда посмотрел ту вероятность будущего, где Эван слетает с катушек, а Квайр ничего не может с этим поделать, где он чувствует себя ничтожеством, муравьем под ногами бога. Ситуация, в которой Квентин поклялся себе не оказываться никогда больше — она там, упакованная, как рождественский подарок от Санты для тех, кто вел себя хуже всех в прошедшем году. В гробу он такое видал, казалось бы, но он уже был в гробу — и видел в нем только то, как умирает Софи, как Маккой ошибается в формулах и взрывает пробирки, как Феникс облизывает стекло его капсулы, обещает к нему вернуться — и вновь выбирает Джин Грей. Квайр не чувствовал себя более жалким, чем тогда — даже в день, когда он приполз к Саммерсу просить о своей защите сразу после того, как натравил на Утопию Стражей. Ему отлично известно, что значит страх. И, конечно, ему известно, что значит ощущать себя мусором.

— По ощущениям у тебя не больше пяти лет, чтобы выбить ачивку "я-стал-как-батя". Начинай работать, или я задушу тебя в колыбели.

Это — позор. В будущем, где он — телепат, блядь, омега уровня! — ссытся себе в штаны от страха перед тем, кто выглядит как сопля сейчас. У него было бы больше самоуважения, если бы будущее сулило ему ссаться в штаны от Легиона или настоящего Апокалипсиса. Эван — это плевок в лицо, это воплощение страхов Квайра, потому что, ну, если подумать, Квайр и без того ощущал себя ничтожеством. Эван — просто делает это чувство сильнее.

+2

6

Он даже не знает, кто из них дурак больше - Квайр, раз за разом звонящий в заброшенный дом или Эван, который берёт трубку, и значит дом не так уж и заброшен, как думают многие. Он мог бы проигнорировать, но он не может. Он хочет расставить точки над "i", но нет ни клея, ни способности что-то доказывать так, чтобы раз и навсегда.

- Я не планирую разрушать мир. Мир делает мне больно, но для кого-то это счастливая жизнь. Семьи, дети. Я не понимаю, может быть ты просто не находишь что-то своё, раз пытаешься подбить меня на... На.. - Эван вздыхает, теряя мысль и листая книгу подряд, она явно для него больше не имеет смысла, - Может быть, тебе заняться чем-то вроде коллекционирования гжелевых фигурок? У меня есть коллекция гжелевых фигурок. Я видел своё будущее, но... Сейчас мне жаль даже гжель. В него вложено столько творческих усилий... Что я могу сказать тогда об остальных людях...

Он снова вздыхает. Эван видит слишком много хорошего в Квентине, и, наверное, в том что им все показали, была доля его вины. Но нет лимита в извинениях, когда ты Апокалипсис. Сабанур хочет проторить дорогу к сердцу и разуму хоть кого-то в этой дурацкой школе. Одиночки проигрывают. Он не хочет быть одиночкой.

- Я просто мою головы изнутри мылом, чтобы не было мыслей о том, что Землю можно пинать вглубь космоса, как консервную банку.  Но даже если я задумаюсь над чем-то таким... Это ведь не повлияет на общество, верно?

Оно уже влияет, глупый Эван, раз Квентин снова и снова подходит к тебе с такими разговорами.

- Я использую эти пять лет с пользой. Они забудут то, кем был Эн Сабах Нур. Забудут как страшный сон.

"Но мои страшные сны не прекратятся. Я не хочу никого убивать. Я не хочу, чтобы убили меня, если вдруг что-то пойдёт не по плану".

Мутант впервые встречается с такой эксцентричностью в общении. Квентина можно понять - худшая из всех участей сидит перед ним, озадаченно потирая серое лицо. Ему часто давали советы, как лучше справляться со своими страхами - рисуешь Апокалипса в кружевном бикини, а потом сжигаешь рисунок, вместе со смехом. Но Сабанур так не стал делать по одной просто причине - мир все ещё оплакивает потерянных от рук Апокалипсиса. Апокалипсис это не смешно. Даже носи он кошачьи ушки, пой он песни раннего Диснея - это жертвы, жертвы и ещё раз жертвы. И он одна из них.

- Хочешь присесть? Тут просто прохладно, и мы могли бы поговорить по душам. Ты просто не понимаешь... Я сильный, раз ещё не убежал со школы, сверкая пятками. Я мог бы стать супергероем.

Потому что сейчас они занимаются чем-то абсолютно обратным от того, как должны строиться отношения между мутантами. Эван всё идеализирует, и искреннее понимание, в каких чувствах он сейчас находится, это не пуговица, которую пришлось извлекать из-под дивана. Нет.

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » time to stop bullying the apocalypse