как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » magic works [wizarding world]


magic works [wizarding world]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

magic works
Лунатик & Бродяга
https://i.pinimg.com/564x/3b/6a/89/3b6a892d9d621490f0172825d25cd483.jpg

it's hard, you must be brave
Don't let this moment slip away

Отредактировано Sirius Black (2022-08-17 21:49:13)

+2

2

Профессор Слизнорт решает продемонстрировать действие запаха Амортенции незадолго до Святочного бала. Состава зелья он предусмотрительно не говорит, но Римус уже слышит девичьи смешки и перешептывания — кажется, Джеймсу и Сириусу придется внимательно следить за едой и питьем. Многие сокурсницы тайно (и не очень) вздыхали по самым безрассудным участникам из четверки «Мародеров», и каждая из этих девчонок грезила о том, что именно она станет той самой, кто растопит их сердца. У самого Римуса тоже были поклонницы, но — куда меньше, и ему было абсолютно плевать на них. Лунатика девушки не интересовали от слова совсем, и намного больше ему нравилось общество друзей. Особенно — одного из них, но Сириус об этом никогда не узнает. Римус еще не был до конца уверен, любовь это или просто симпатия, а терять друга из-за собственных чувств совершенно не хотелось.

Правда, парень уже заранее злился на тех девушек, что могут попытаться очаровать Сириуса с помощью любовного зелья. Он вовсе был не против, если какая-то девушка искренне полюбит его друга, и он без вмешательства магии полюбить ее в ответ, но использовать любовные зелья ради того, чтоб обратить на себя чье-то внимание… Это низко и подло по отношению к объекту симпатии. Впрочем, чего скрывать — Римусу и в первом случае будет неприятно.

Многие ученики наперебой  делились тем, кто какой запах слышал, а сам Римус… Нет, он даже с друзьями не поделится. Слишком личное? Нет, не в этом дело. Тот момент, когда парень вдохнул пар от любовного зелья, оказался одновременно и откровением, и подтверждением теплящихся в сердце и мыслях чувств.

Насыщенный запах черного чая с бергамотом. Такой он пил вместе с Сириусом в гостиной Гриффиндора вдвоем, когда Джеймс и Питер были заняты какими-то своими делами. И легкий, едва уловимый — цитрусов, пряностей и древесины. Никаких сомнений уже не могло остаться — именно так пах одеколон от Divine Magic, которым обычно пользовался Сириус. Интересно, а что почувствовал сам Бродяга, когда вдохнул запах Амортенции? Может, ненавязчиво поинтересоваться у него — мол, стало любопытно?

Римус сделал несколько неглубоких вдохов, прежде чем передать флакон с зельем дальше, и попытался успокоиться, чтоб никто ничего не заподозрил. Ему резко стало жарко, и Люпин незаметно коснулся щеки — она действительно стала немного теплее на ощупь.

«Надеюсь, я хотя бы не покраснел. Профессор Слизнорт вполне может решить, что у меня началась аллергия на запах зелья, а Сириус… Сириус тем более ничего не должен заподозрить», — подумал Римус, повернувшись к другу.

Мерлин, как же быстро бьется сердце. Если бы Римус перед этим не вдохнул из флакона столь приятный и такой родной запах, он и сам решил бы, что где-то подхватил обсыпной лишай ил простуду.

— Ну, что там у тебя? — придав голосу как можно больше беспечности и беззаботности, поинтересовался Римус у Сириуса. Сказать, что он ждал ответа друга с затаенной надеждой — это значит быть немым как рыба-шлеппи.

+2

3

[indent] Сириус про себя задавался вопросом, как его вообще допустили до курса Высших Зелий после сдачи СОВ, и сам же себе на него и отвечал: Слизнорт просто не хотел упускать возможности потом хвастаться, что учил очередного Блэка, с той лишь небольшой ремаркой, что у младшего братца, Регулуса, успехов с его предметом было куда больше. Да и в Клубе Слизней тот состоял, важничая своим острым профилем на этих душных вечерах, что устраивал старик.
Сам же Сириус не так уж и любил возиться с зельями, у котла стоять, пока едкий пар пропитывает его отросшие волосы, а раскаленные капли зелья неприятно жалят кожу. Нет, если речь шла об очередном эксперименте, о той же настойке, что дурманит разум, рецепт которой они с Мародерами вычитали из очередной потрепанной книжки, это совсем другое дело… хотя нет.
Даже в этих случаях занимался очередным варевом Люпин, куда как более аккуратный и внимательный, чем они с Джеймсом вместе взятые.

[indent] Наверное, он и получал хорошие отметки по большей части только благодаря Римусу, с которым и стоял в паре еще с первого курса, и который, в случае чего, мог хоть как-то регулировать порывы друга устроить небольшой, но красочный взрыв на Зельях.
Это были те самые моменты, когда даже хваленое терпение Люпина исчезало где-то в клубах тумана, и тот регулярно то в бок его тыкал, то шипел, то в приказном тоне велел вообще не прикасаться к котлу и ингредиентам.
Блэка такое положение вещей полностью устраивало.

[indent] - Ну, чего там старик вещает? - Сириус пятерней пригладил растрепавшиеся от бега по коридорам волосы, щедро одаривая при этом лучезарной улыбкой парочку милых равенкловок, чья безудержная тяга к знаниям дала трещину, стоило Блэку буквально влететь в кабинет зелий. Те тихо захихикали, но Сириус тот же получил локтем в бок от Римуса, вникая, наконец, в ход происходящего на занятии и с интересом разглядывая на небольшой флакон, наполненный Амортенцией.

[indent] Блэк потянулся в сторону, упрямо игнорируя возможность просто чуть выйти из-за стола и самому попробовать зелье на аромат. Близость Римуса его не то, чтобы не смущала, Сириус даже не заметил того, как почти упал тому на плечо,
В конце концов, когда вы несколько лет делите одну комнату целой компанией мальчишек-одногодок, вместе проходя такие испытания, как первые пушковые волосы, интересные журналы с разной степенью раздетости девиц, стянутые у парней с курсов постарше, и первые любовные отказы, а также разбросанные, казалось бы, даже по потолку носки, то стесняться вообще глупо.

[indent]Легкий пар завивался причудливыми кольцами, почти сердечками, и парень хищно, как самый настоящий пес, втянул его носом.

[indent]   - Проклятье. Ничего не чувствую, - крайне разочарованно и тихо пробурчал Блэк, падая обратно на стул и вытягивая длинные ноги под партой.

[indent] Его это несколько… расстроило.
Класс тонул в эйфории. Многие не теряли времени и делились восторгами со своими сокурсниками. Кому-то зелье пахло земляникой, а та самая равенкловка, которой он одарил своей улыбкой, довольно громко заявила, что у кого-то уже слышала этот аромат, бросая при этом на Сириуса такие взгляды, что сомнений и быть не могло, чей парфюм она там учуяла.
Некоторые смущенно краснели, отворачивались или же пытались скрыть собственное смущение за листами желтоватого пергамента.

[indent] Сириус же не чувствовал ничего такого. Едковатый привкус чернил на языке, табака - он курил между занятиями в том самом укромном уголке, который они с Джеймсом нашли еще на третьем курсе, и где впервые попробовали сигареты, выменянные у какого-то магла еще на вокзале Кингс-Кросс на сахарное перо - и аромат клевера. Но это и неудивительно - от сидящего под боком Люпина всегда пахло какими-то полевыми травами. “Волчья натура берет свое,” - неизменно посмеивался Блэк, когда поблизости не было других студентов Хогвартса, но и Римус уже давным-давно не обижался на подобное, еще на втором курсе поняв, что друзья даже не думали его стыдить или высмеивать за некоторые… особенности.

[indent] - Мое собачье чутье дерьмово работает в кабинете Зелий, ты же знаешь. А то вечно бы воротило от вони тех лягушек в банке, - словно в подтверждение, парень махнул куда-то в сторону полок тонкими пальцами - там Слизнорт хранил часть ингредиентов, но скорее для антуража, чем исходя из практических целей. Многое было похоже на экспонаты из маггловского музея, посвященного ведьмам, чем на настоящие пучки целебных трав, шкурки животных и пучки связанных крысиных хвостов.

[indent] Сириус вновь уставился на флакон с зельем, ощущая непреодолимое желание пролить эту гадость на почерневшие от времени камни пола.

[indent] Может, со всеми своими короткими романами, постоянным флиртом и похождениями он вообще разучился любить?

+2

4

Иногда Римусу хотелось, чтоб Сириус улыбнулся ему так, как этим девчонкам — не широкой дружеской улыбкой, а легкой и многообещающей полуухмылкой. По сути, глупое желание. У Римуса было куда больше, чем у всех этих девушек, вместе взятых. Крепкая привязанность, взаимопомощь, общие секреты — против легкого флирта. Который максимум может вылиться в пару свиданий. У Римуса было все, чего не было у тех девчонок, но он хотел большего. Не дружеской привязанности — любви, не смеха и перешептываний в гостиной Гриффиндора — жарких поцелуев в Выручай-комнате. Подобные желания вызывали мучительный стыд перед другом и вину за то, что у Римуса появились первые тайны от него. Мародеры знали о Люпине буквально все, не подозревая о том, что кое-что он от них все же скрыл.

Римус с замиранием сердца ждал, что же ответит Сириус, и когда услышал его слова, то ощутил острую смесь из разочарования и надежды. Значит, для Блэка он просто друг — и, наверное, Римусу придется унести свою тайну с собой в могилу, чтоб не разрушить дружбу эгоистичными желаниями и неподдающимися контролю чувствами. Но — и ни в кого другого  Сириус тоже не влюблен, иначе обязательно что-то да почувствовал бы, и от этого становилось еще хуже. Если бы Бродяга был в кого-то влюблен, то Римус хоть и испытал бы боль, но не тешил бы себя напрасными надеждами, потому что сейчас в мыслях возникло робкое «а вдруг?», касаясь сердца теплом и ускоряя его биение.

А вдруг? Стоит закрыть глаза, и мысли заполняют фантазии: вот Сириус берет его за руку, проводя тонкими пальцами по покрытой мелкими шрамами ладони, вот наклоняется ближе, вот касается его губ своими… Так, нужно немедленно вернуться из мира мечтаний в действительность и успокоить мечущиеся мысли. Иначе уже по выражению лица станет все понятно. Но вот эти «а вдруг» и «если» мешали сосредоточиться.

Лучше бы Римус никогда не вдыхал запаха Амортенции и не слышал этого «ничего не чувствую», потому что проще точно не стало. Римус ненавидел состояние подвешенности и

неопределенности. А ведь именно в нем он сейчас и находился.

— Наверное, тебе стоило понюхать его в каком-то другом месте, — Римус решил скрыть смущение за шуткой и смехом, боясь, как бы сквозь них не прорвались неловкость и желание выговориться, сказать правду.

Ведь он всегда говорил правду. Друзьям — особенно. Но что, если его правда может создать неловкость и разрушить все то, что они выстраивали на протяжении долгих шести лет? Очень просто разрушить то, что создавалось долго и кропотливо, стоит сказать всего несколько слов — и сможет ли Римус после этого вернуть все, как было?

Занятие закончилось как раз во время их разговора, и поэтому продолжить беседу друзья негласно решили у окна, выходящем на заснеженный внутренний дворик. Там обычно почти нет студентов и можно поговорить по душам.

— У меня был чай и лимоны, — выпалил Римус, глядя через окно на внутренний двор и резвящихся младшекурсников. Правда — пусть ее маленькая частица, но все же — правда. С маленькой крупицей лжи, потому что вместо лимона был цитрон. — Наверное, зелье испортилось.

Глупо — ведь они оба прекрасно знают, что у Слизнорта никогда ничего не портилось.

«Глупый, какой же я глупый! Вдруг поймет, вдруг начнет презирать?», — и зачем только он это выпалил? Нужно тоже было ответить, что он ничего не чувствует.

+2

5

[indent] — Наверное, тебе стоило понюхать его в каком-то другом месте…

[indent] Сириус невнятно пожимает плечами и убирает собственные пергаменты, весь какой-то потрепанный, явно потерявший добрую часть страниц в неравном бое на книгах с сокурсниками, учебник по зельям, длинное красивое перо, подаренное ему Люпином на прошлый день рождения, в сумку, до того лежащую прямо на полу где-то у него под ногами.
Если Блэк хотел, то мог быть до зубовного скрежета вежливым и галантным, откровенно манерным, оправдывая каждую каплю своей аристократической крови буквально во всяком движении рук и взгляде, но чаще всего вел себя как откровенный бездельник. Впрочем, его показная неряшливость, чудным образом гармонирующая с тем, что маглы называли “породой”, успела разбить далеко не одно сердце.

[indent] - Пошли отсюда, - хмуро подпихнул Блэк в спину своего рука, для надежности обхватывая его чуть выше локтя и уводя по лабиринту коридоров прочь от подземелий, дальше к галерее, окна которой выходили на один из внутренних двориков, тоже не слишком популярного у студентов - здесь часто гуляли ветра, да и вроде бы каморка Филча тоже окнами выходила во внутренний двор, так что любителям уединиться ради томных поцелуев и глотка-другого чего-то горячительного здесь ловить было нечего.
Блэк дураком тоже не был, и еще давно прознал, что если спрятаться строго между седьмым и восьмым окном, который формально мог бы считаться аркой из-за отсутствия стекла и низкого подоконника, то даже Дамблдор их не увидит, если сам не пойдет прятаться от завхоза.

[indent] Блэк легко перемахнул каменный подоконник, галантно протянул руку Римусу, помогая ему перебраться к нему, быстрым взмахом палочки наложил согревающие заклинания на парочку валунов, и только потом с удобством устроился на одном из них. Торопиться им было некуда - перед Трансфигурацией было окно.

[indent] - Не думаю, что оно испортилось… - Сириус вновь пожимает плечами, немного ослабляет форменный галстук, что душил. Хотя жарко вовсе не было - снег уже пару недель как мягко и неспешно покрывал покатые крыши и зябкую, бледно-желтую траву. - Скорее, это я ненормальный, как и говорила матушка, тоже, знаешь ли, не самая адекватная женщина. Уж она-то точно знала в этом толк…

[indent] Блэк вытаскивает из глубокого кармана мантии пачку сигарет, вытаскивая сразу одну и поджигая ее кончиком палочки. Дым едкий, теплый, он вьется змеей в тяжелом зимнем воздухе, исчезая где-то над головой не сразу. Лишь несколько раз затянувшись сам, Сириус наконец передает сигарету Люпину - тот нечасто, но все-таки курил вместе с ним, прекрасно знакомый, в отличие от большинства чистокровных, с таким милым явлением, как никотин.

[indent] - Ты был прав, кстати. Как в большинстве случаев, - начинает Сириус, и губы его трогает так знакомая всем хитрая ухмылка, хотя в данный момент она казалась не такой уверенной, как обычно. Блэк вновь опускает руку в карман, намеренно медленно там что-то пытаясь нащупать, но барабанная дробь и томительное ожидание ему давались всегда дурно.

[indent] Небольшой темный флакон с притертой пробкой. Стекло чуть холодило руки, но даже приятно, как и ощущение собственной вседозволенности.

[indent] - Прежде чем ты начнешь меня осуждать, подумай сам - у старика этого варева целый котел. И я совсем не удивлюсь, если я буду далеко не единственным, кто додумался позаимствовать у Слагги Амортенцию - в конце концов, скоро Святочный Бал. О чем он вообще думал, когда решил посвятить этой теме целое занятие? - Сириус высокомерно хмыкнул, свободной рукой вновь зачесывая пальцами волосы назад, чтобы не мешались. - Гораздо логичнее было бы рассказать, как защитить себя от ее воздействия и понять, что в пунше есть еще какие-то… специи, помимо корицы и аниса.

[indent] Он немного завороженно наблюдал за тем, как жидкое, словно вода, зелье мягко бьется о стеклянные стенки флакона, который Сириус чуть встряхнул, решаясь наконец открыть его.
Если честно, то он боялся, что история на занятии повторится, и он вновь ничего не почувствует. Подходить же потом к Слагхорну, чтобы потребовать объяснений, чистосердечно признаваясь в том, что он, видимо… бессердечная тварь, которая только и умеет, что кружить другим голову, но совершенно не привязываясь в ответ, было мерзко.

[indent] Другое дело Римус - он никому не скажет, в этом Блэк был абсолютно уверен. И в очередной раз был полон нежности и благодарности по отношения к другу, который тоже пытался разобраться и помочь хоть чем-то, а не стал его высмеивать.

[indent] - Ну, была-не была, - вздохнул Блэк и резко сорвал пробку с флакона. Осторожно втянул носом аромат, словно то было ядовитым, тщательно прислушиваясь к своим ощущениям. И…

[indent] Ничего.
Лишь запах табака - сигарета медленно тлела между пальцев Лунатика, который со странной смесью интереса и испуга наблюдал за ним - и самого Люпина. Полевые травы и клевер. Тот сидел к нему так близко, что их колени соприкасались, но зато никто не мог разглядеть их между пролетами окон.

[indent] - Проклятье, - шумно выдохнул Сириус и неожиданно, резко замахнувшись рукой, бросил несчастный флакон куда-то в гущу кустов. Послышался жалобный звон стекла, и стало очень тихо.

[indent] - Чувствую только сигареты и твой запах, - спустя очень долгую паузу наконец объяснился парень, вытаскивая еще одну сигарету и рассеянно ее прикуривая.

+2

6

Идеальное времяпровождение — это находиться рядом со своим другом, болтать на разные темы, молчать вместе, пить сливочное пиво и огневиски (пусть у последнего слишком резкий запах, но вкус Римусу все равно нравился), курить одну сигарету на двоих. Можно было каждому взять по сигарете, но в этом была своя атмосфера, чтоб передавать сигарету из рук в руки, по очереди делая глубокие затяжки. Римус курил очень редко, потому что запах и вкус табака ему не очень сильно нравились, но вот та атмосфера, что создавалась между ними в такие моменты — совершенно другое дело.

— Могу сказать, что для меня ты — самый адекватный из всех Блэков, — сделав две затяжки, Люпин замер, оставляя сигарету тлеть в своих пальцах. Максимум, на что его обычно хватало — это несколько затяжек. — Просто зелье действительно имеет не такой уж и насыщенный запах, а может — ты еще не успел влюбиться по-настоящему. Я слышал, некоторые маги в попытках приворожить кого-то специально добавляют собственные феромоны в Амортенцию, чтоб жертвы чувствовали их запах. Не удивлюсь, если одна из твоих подружек поступит именно таким образом, так что будь осторожен.

Римус улыбнулся другу, положив ладонь ему на плечо. Семья Сириуса ему откровенно не нравилась — особенно деспотичная мать и надменные кузины. По мнению Римуса, Беллатрикс была еще и безумной — наверное, самой безумной из семейства Блэков. Она была старше Сириуса почти на четыре года, так что Люпин виделся с ней очень редко, но ему этого вполне хватило для того, чтоб прийти к выводу: Беллатрикс явно не помешал бы курс лечения в Больнице Святого Мунго.

— Как Старосте, мне следовало бы забрать у тебя зелье, но как хороший друг я в очередной раз закрою глаза на твои проделки. Да и мне тоже любопытно узнать , в кого влюблен мой самый близкий друг, — Римус усмехнулся. Словам «самый близкий друг» он в собственных мыслях придавал совсем иной оттенок, ведь все трое оставшихся Мародеров были его друзьями, а Сириус… Он для Лунатика далеко не просто друг, поэтому — самый близкий.

Снова ничего. Наверное, Сириус действительно испытывает к нему исключительно дружеские чувства. Да, обидно, но… Сердцу ведь не прикажешь, поэтому если Римус на кого-то и обижался, то только на самого себя за то, что умудрился влюбиться не в одну из девчонок, которым он нравился, в лучшего друга. Хотя…

Сердце вновь ускорило свой ход, а кровь прилила к щекам, заставив их порозоветь. Сигареты — это понятно, они воняют так, что потом от Люпина и Блэка еще полдня будет тянуть табаком, если они не воспользуются очищающим заклинанием. Но кроме сигаретного дыма Сириус почувствовал еще один запах — запах Римуса. Просто совпадение, или зелье действительно сработало? Потому что сам Лунатик по-прежнему ощущал  ароматы черного чая и любимого одеколона Бродяги.

— А у меня по-прежнему чай и цитрусы, — Римус был настолько обескуражен, что забыл заменить слово «цитрусы» на «лимон». Хорошо еще, что не удосужился ляпнуть про цитроны, вот тогда уже его вынужденную ложь ничего бы не спасло. — Главное, чтоб флакон никто не нашел. Слушай, а ведь завтра у нас выходной и занятий нет? Давай сейчас по нашему ходу в Хогсмид сходим? У меня закончились запасы сладостей, а еще что-то горячего сливочного пива со специями выпить захотелось. Что скажешь?

Нужно было что-то сказать, чтоб сгладить возникшую между ними неловкость. А сладости у него действительно закончились.

+2

7

[indent] Предложение улизнуть в Хогсмид по одному из тайных ходов, которые Мародеры находили за прошедшие годы по ночам, а иногда и вместо занятий, вызвало у Сириуса счастливую улыбку, которая, впрочем, довольно быстро скисла.

[indent] - У нас же МакКошка сейчас будет, - Блэк чуть поморщился, словно от зубной боли, хотя на самом деле от банальной досады. - Если мы с тобой не явимся, то она снова заставит нас месяц драить коридоры, где развлекался Пивз. Да, даже тебя, тихоня ты наш.

[indent] Парень поднялся со своего места, руками отряхивая длинную мантию от налипших к ткани мелких веточек и пыли, бросил короткий взгляд на друга, который тоже уже не выглядел таким довольным, как несколько секунд назад, и почувствовал острый укол вины.
Ну вот. Еще и Римусу настроение испортил из-за какой-то ерунды, в которой он ну совсем не виноват.

[indent] - Пойдем после занятий, а? Куплю тебе твои любимые сливочные тянучки, провалимся в пару лиственных сугробов, а потом романтично посмотрим на первые ранние звезды, что загораются над Черным озером? Пошли.

[indent] Сириус коротко рассмеялся так, как делал это всегда - звонко, отрывисто, словно лаял, и потянул Римуса за ворот рукава, вынуждая и его подняться с того ледяного пятачка, на котором они устроились вдали от чужих глаз. Наверное, только Джеймс и Люпин могли понять, когда Блэк искренен, а когда лишь пытается скрыть весельем и беззаботностью собственные страхи, но Сохатого тут не было, а оборотень был так погружен в собственные мысли, что не заметил бы и гриндилоу, устроившего себе гнездо из русых волос на его макушке.
Трансфигурацию он любил, несмотря на то, что декан всегда неодобрительно зыркала на него и ругала за просто отвратительную дисциплину, неизменно отмечая глубину и гибкость магии Блэка, которые он тратил на полнейшую ерунду.
За всеми сборами Сириус так и не заметил, что тонкий, слегка терпкий аромат табака и клевера никуда не исчез.

***

[indent] Блэк с удовольствием перевел дух, когда первым буквально вывалился из узкого прохода, по которому они шли вместе с Люпином, постоянно налетая друг на друга, оттаптывая ботинки, сталкиваясь локтями и ударяясь плечами. Римус был чуть выше и так немаленького Сириуса, так что оборотень еще и задевал макушкой потолок, который иногда резко падал, но в кромешной темноте это было сложно заметить даже им, бессовестно пользующимися своими анимагическим талантом и сущностью оборотня.
Оказавшись на свежем, прохладном воздухе, Сириус жадно втянул носом аромат леса, с раздражением и немного недоумением понимая, что запах табака и Люпина никуда не исчез, не растворился в сырости земли и осенних листьев, что темнели на жухлой траве, а все еще витал рядом с ним.
Парень внимательно оглядел собственные пальцы и рукава на предмет пятен от проклятого зелья, но вовремя вспомнил, что честно отдал склянку другу еще перед занятием по Трансфигурации.

[indent]  - К Зонко? Или сразу в “Три метлы”? Я, если честно, все конечности себе отморозил, пока мы пробирались по этому лазу. И как только змеи паршивые вместе с моим дорогим братцем живут в своих подземельях - холод просто… собачий.

[indent] Сириус широко улыбнулся, оглядываясь на притихшего друга, что брел почти след в след за ним, коротко облизал губы, но решил пока с расспросами к нему не лезть. Не сейчас.
Пара кружек сливочного пива, может быть медовухи, если Мадам Розмерта вновь купится на его чары, - а она купится, этот трюк всегда работал безотказно - и Блэк растормошит Люпина, заставив все ему рассказать.

+2

8

Сириус прав — Римус никогда не был прогульщиком, да, иногда он пропускал некоторые занятия по науськиванию друзей, но пропуск трансфигурации грозил большими проблемами даже для тех, кто учился на одни «превосходно». Надо же, совершенно забыл о том, что у них еще одно занятие. А все это проклятое зелье будь оно неладно. Лучше бы профессор показал им что-то более полезное и менее обескураживающее. Правда, все остальные остались довольными, это Римус такой… Неправильный. Он мог полюбить любую красивую девушку с их курса или не влюбиться вообще ни в кого, тогда сейчас в голове не роилось бы множество путаных мыслей, а сердце не стучало бы так, словно сегодня последний день перед полнолунием. Последнее полнолуние закончилось пять дней назад.

— Звучит как свидание, — Римус засмеялся, чтоб это выглядело простой шуткой — может, не слишком удачно, но шуткой. Тянучки и лиственные сугробы — это одно, но вот «романтично посмотрим на звезды» ассоциировалось у него только с настоящим свиданием.

А он и не против. И звезд, и свидания, и того, чем обычно свидания заканчиваются — неловких поцелуев с терпким привкусом табака. Табачный привкус Римусу не очень нравится, но он уверен — если у губ Сириуса будет именно такой вкус, Люпин несомненно его полюбит.

***

Римус и сам не заметил, как затхлость подземных ходов сменилась холодным свежим воздухом. Пусть зима еще не вступила в свои права окончательно, несмотря на декабрь, воздух уже был холодным, с легкими намеками на сильные морозы. Холод слегка успокоил мечущиеся мысли и привел оборотня в чувство. По крайней мере, сейчас Римус не выглядел так, словно ему сказали в уме рассчитать ингредиенты и их количество для сложного зелья.

— Чувствую, еще неделя-две, и ударят сильные морозы, тогда в подземельях будет еще холоднее, и нам снова придется сделать партию согревающих зелий в заброшенном туалете, — улыбнулся  Люпин. — Я не так сильно замерз, но у меня уже в горле пересохло, так что давай в «Три метлы».

Как нельзя кстати вспомнилось, что Сириус несколько месяцев уговаривал его заглянуть в «Кабанью голову», потому что там наливают огневиски даже студентам. Римус каждый раз отказывались, однажды они даже чуть не поссорились из-за этого, а потом Сириус просто перестал предлагать. Может, друзья ходили уже туда втроем без Люпина, а он сам считал, что подобные места не подходят для приличных школьников. Впрочем, в «Кабанью голову» даже взрослым волшебникам не стоит соваться, если им дорога их репутация.

— А знаешь… Я бы сегодня чего-то покрепче выпил. Огневиски отвратителен на вкус и сильно жжет горло, но отлично согревает. Сомневаюсь, что сок и сливочное пиво нас согреют, — еще пять минут назад Римус говорил, что не замерз не сильно, а теперь даже невольно руки потер, словно пытаясь их отогреть. — Если ты хочешь — мы можем пойти в эту твою «Кабанью голову», но только наденем капюшоны и сядем за дальним столом, чтоб нас никто не узнал.

И самому не верилось, что он это предложил. Кажется, влюбленность действительно творит с людьми и магами удивительные вещи. Например, подталкивает к вопиющему нарушению школьных правил.

0


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » magic works [wizarding world]