как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » и созидание - лишь мокрый коробок для спичек


и созидание - лишь мокрый коробок для спичек

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/803903.gif[/icon]

https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/630108.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/742089.gif
_________________________________________________
Чтобы пересчитать возможные пути к спасению, мне хватило пальцев одной руки
еще и лишние остались.
штук пять

+4

2

[status]погнали[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/03cabb90958927169e53c389c5c00090/7019d475d6e9edfa-eb/s400x600/f36627d8bb7c2cf0dfeeb0bd07a4bd376875c9bb.gifv[/icon][ank]<a href="ссылка">адмирал Кристофер Пайк</a>[/ank]

https://64.media.tumblr.com/12b0d519ccd6d1069d703179e635cf5c/0e0e545597beed9d-33/s400x600/47f5238a7997d2de7727f2e7970a394bdbf9592d.gifv https://64.media.tumblr.com/2760cf6f86471f7e03fa54aa5d06b0a2/0e0e545597beed9d-3d/s400x600/6aee7674fa1a8ce79d051c3e079df5893463477e.gifv https://64.media.tumblr.com/58a3bad3e23f9867fcacd52a126781d9/0e0e545597beed9d-2c/s400x600/606be704b40ac7473cfc39d5b48b43d5bdd19e0c.gifv


Где-то все было по-другому: честнее, откровеннее.
Был мальчик с упрямыми глазами, резко повзрослевший, ставший капитаном. Был мучительно умирающий на холодном полу и битых осколках адмирал. И полувулканец-получеловек тоже был, отчаянно делающий строгое лицо, все ловил отзвуки его быстро испаряющейся жизни, приложив пальцы к точкам на лице. Злость, боль, страх, жадное желание жить, горькое понимание, что — все.

Просто потому что так вышло. Без какой-то особой личной ненависти от глаз — в глаза. Сопутствующий урон, случайная цифра в отчетах, короткая запись в некрологе. С прискорбием прощаемся, адмирал, герой войны, хороший коллега.
(Пустота слов, правда только в том, как Джим бьет Хана по лицу, вкладывая всю злость и боль в свои разбитые кулаки. Ты чувствуешь что-нибудь? Хоть что-нибудь ты чувствуешь?)

Их обоих там, в том единственно существующем мире, связывает прямой разговор: выстрел, торопливо разъевший чужое сердце и легкие. Такое не проходит во вселенной беззвучно, всегда создается — тонкая, прочная нить. Смерть — это диалог.
А ты — готов к диалогу, Хан? Выстрелить не сложно, все, что сложно, оно за скобками стандартной флотской подготовки. И это абсолютно точно не про раскаяние.



— Заново, — Кристофер стоит, заложив руки за спину, у своей каюты, смотрит, как Джим начинает злиться. В горле дрожит теплый смех, но Пайк не дает ему скользнуть к глазам, сохраняя профессиональную отстраненность.
— Чертовы вулканцы, — Кирк шумно выдыхает через нос. Кристофер знает, что они со Споком — хорошая команда, им просто нужно время. Молодому коллективу всегда — нужно время. Эти мальчики и девочки из Академии первый раз в космосе, их переполняет восторг и ужас одновременно. Их не надо учить работе, им надо показывать направление, одобряюще кивать, быть их пастырем, пастухом и сущим наказанием за все грехи.
— Коммандер Кирк, вы — ксенофоб? — Кристофер смотрит, как Джим наливается приятным красным оттенком, и задает сам себе вопрос, не мстит ли он этому мальчишке, попившему у него крови за время учебы в Академии? Чудовищно непрофессионально, но отказаться совершенно невозможно.
— Вы издеваетесь, адмирал, — Джим, наконец, понимает, и резко успокаивается. Хороший знак. Адмирал Пайк хочет повторить свой вопрос, но тут оживает система оповещения:
— Капитан, мы получили сигнал бедствия.

Нить натягивается, подзывая обе стороны начать диалог. Адмирал Кристофер Пайк не знает ничего о том, как больно и зло умирать на полу Зала Совещаний. Он вбегает легким, энергичным шагом на мостик, чтобы отдать распоряжение поднять спасательную капсулу на борт.
— Поднимите в зону карантина. Сканирование на вооружение?
— Выполнили, результат отрицательный. Там один человек, судя по данным.
— Охрану и врача к ангару. Я сам спущусь. Коммандер Кирк, примите командование на себя. Лейтенант Спок — со мной.
— Адмирал, позвольте вопрос?
— Валяйте.
— Наше отношение к субъекту?
— Настороженное до идентификации личности. В этом квадранте слишком много контрабандистов, Спок. Такие варп-двигатель могут в кармане унести. Наше дело сопроводить его на базу, там пусть сами разбираются.
— Принято, сэр. Сэр?
— Слушаю.
— “Унести в кармане” — это же фразеологизм?

Доктор Маккой задерживается, и они торопятся вскрыть спасательную капсулу. Тихо, успокаивающе гудит искусственный свет, заливающий агнар, и инженеры трепетно прорезают спекшийся металл, вскрывая его, как консервную банку. Крис стоит рядом, наблюдая за работой, неторопливо перебирая в голове правила доврачебной помощи.
Персонал снимает часть капсулы, и Кристофер делает шаг вперед.
— Это – корабль Федерации. Вы меня слышите? Можете дать отчет о повреждениях? — он решает оставить полноценное знакомство до лучших времен. Бросает в сторону: — Где док?
— В лифте, сэр, ориентировочное прибытие через две минуты.

У Кристофера зудит где-то в груди неприятной фантомной болью, когда он кидает быстрый взгляд сквозь защитный костюм, на чужое бледное лицо. Сотрудники службы безопасности за его спиной чутко следят за его золотыми манжетами, ожидая условного знака: “отбой” или “взять”.
Пайк пока не дает ни одного из них.

+4

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/986562.gif[/icon]

Вселенная кармой цепляет фрегат жизни, и никаким веслом не обратима с м е р т ь в холодном бездыханном полотне из звезд.
Натянутая нить
https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/147503.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/186/589414.gif
_________________________________________________________

Апокрифы плачущих светил по золотым мальчишкам, что верили в предавшее их дело. Так человечно хрупко, наивно, страстно, слепо. Итог, однако - как звон разбитого костяшками стекла - так много крови, так мало смысла в попросту потраченных годах и бледном отражении расширенных зрачков. Тепло, что поглощает тьма, оставив после себя лишь дыры. Мое светило – пустота. Единожды нашедший вход – блуждает вечность сквозь мириады звезд, стираясь постепенно в пыль.
На языке горчит полынь

Это всего лишь сны или уже бредовые видения? Не можешь выйти через дверь - беги в окно, поправ законы мироздания. Проденься в мелкое ушко вселенной тончайшей нитью прошлого, сшивая безысходность с настоящим. Ты не имеешь права, но тебе плевать. Нет сил томиться в ожидании.

Мигающие красным лампы, дотошный вой сирен, что затопил все палубы от первой до последней – такой знакомый звук, такой привычный план на каждом пункте назначения. Хан будто собирал колье из галактических попуток, отброшенный на тихую обочину млечных путей квадранта, где-то меж мусором и метеорной сворой, что угрожала проплывающим гигантам бесшумным скрежетанием каменных зубов.

Когда есть цель – препятствия лишь временная трудность, часто преодолеваемая за счет чужих усилий, если мозгов хватает не взваливать на собственные плечи все беды мира сразу. Красиво управляет тот, кого не видно, кто в той же офицерской форме среди десятков лиц чуть выделяется лишь ярким цветом глаз и скрытым за ладонями оскалом. Волкам среди овец положено молчать до самого конца, пока ведущая колонна кудрявых тушек не приведет к большому пастбищу ловца. И челюсть не сомкнется на тонкой шее до хруста позвоночного столба и наполнения кровью желудка, пустующего так неделями и месяцами. Но это позже – сожрать свой транспорт не выгодная делу перспектива. Еще один корабль и две нарушенные директивы. Бывший вожак входит во вкус и в раж. 

Попасть на грузовой корабль квадранта, скосив под нового пилота, труп которого оставил в гондоле корабля, отходящего ровно противоположным курсом – почти как щелкнуть орешки зубами, безликий пропуск торчит углом из форменных карманов рабочей робы вместе с прочными крио-пробирками изъятой у предыдущего пилота крови; попасть в стычку не поделивших наживу контрабандных кораблей, разрушить все три по факту и не попрощавшись «уплыть» на спасательной гондоле в сторону ближайшей возможной звездной станции или нового пристанища – почти удача, не будь это спланированной акцией. Но вот оказаться на корабле Федерации в этом забытом и погрязшим в неразберихе месте – пожалуй, отступление на 0,25 от первичного вектора направления.

_________________________________________________________
- Вы меня слышите? Можете дать отчет о повреждениях?
В себя нужно приходить медленнее и осторожнее. Суматоха снаружи капсулы белым шумом врывается в сознание, разъедая его кислотой, не разбавленной на составляющие слов. Сплошная пленка какофонии стандартного языка, слишком много оттенков, вздохов и тембров. Большой экипаж для космических суден этой местности, вряд ли удалось выплыть даже за внутренние границы, не на этой спасательной шлюпке, чья мощность и запасы кислорода медленно приближались к опасно красной черте, все снижая работу систем жизнеобеспечения на несколько процентов в час. Не контрабандисты, не местные.

- У меня нет никаких нужных вам…, - горло слипается в сплошной комок, иссохшее казалось до самых легких, - у меня ничего нет.

Это больше похоже на бред, глаза под защитной маской открываются медленно, не желая пускать под веки яркий свет, ударяющей новой волной ощущений, относящихся к типу «неприятные, легко игнорируемые в среде». Информации сразу становится слишком много – большое пространство, а это явно лишь часть корабля – вычищенный, огромный, светлый. Не местные, здесь таких просто нет. Ни одного наставленного фазера или любого вида оружия вплоть до допотопных – не агрессивная на первый взгляд среда, не требуют, не угрожают, еще не пытались убить – не контрабандисты, у тех слишком малый словарный запас и примитивные способы коммуникации в дальнем космосе. Лица, голоса и лицо – фокус слабый, сбиваемый освещением – черты строгие, взгляд куда хлеще приставленного фазера, ожидание. Золотом искрящиеся манжеты дают неожиданный ответ.

Отчет о повреждениях. О т ч е т.
"Отчет, капитан Сингх! Сейчас же!" - стрела по раскаленной оболочке головного мозга, свинцовым наконечником воспоминаний, навылет через прошлое и вон. Здесь тон не приказной, да и тональность - лишь дама на вторых ролях, военная выправка при смягчающих обстоятельствах. Хан забывает, что смотреть нужно меньше десяти секунд чтобы не сойти за агрессора, а молчать меньше пяти. Иначе одно движение этой руки и… и ему понадобится новая спасательная шлюпка.

Осторожнее, овечью шкуру сбрасывать нельзя.

- Системы жизне...обеспечения повреждены, столкновение с астероидной пылью, грузовой... - горло почти продирается словами наружу сквозь сжимающуюся носоглотку, - грузовой корабль.

Хан не отрываясь смотрит только на одно лицо, хотя постепенно оно становится частью большого и размытого пятна окружающей его толпы. Опустите свою руку, к а п и т а н, я знаю этот жест. Шипящий звук и сигнал открывшегося в отсеке лифта заставляет фон медленно рассосаться от капсулы, добавляя обстановке новый голос, едкий и звонкий, но не разрывая зрительный контакт. Неведомая нить тянет его за сухожилия - одновременно ближе, одновременно прочь от человека, что становится точкой опоры взгляда в перемещающимся хаосе вокруг. Так хочется швырнуть об стену, чтоб заткнулись, но нельзя. Овца не кинется на волка и не бодается пока идет в строю.

По виду некто, вроде корабельный доктор, все продолжает создавать вибрации вокруг, что неприятно бьет по обостренным нервным окончанием, еще не до конца пришедших в норму. Тягучей сахарной смолой по пищеводу стекает раздражение и ярость, сбивая на корню попытку вздоха, однако все вокруг, похоже, его недомогание видят как слабость. Сочувствующие нотки кислят прошедшей настороженностью и мелким любопытством.

Статус объекта - ваш следующий шаг.

- А можно позже?..Мне будет хуже при виде крови, прошу, - какая чушь, но жалобная просьба явно снижает пламенный напор, и силой забирать никто не будет - не первые 10 минут, которых хватит для введения подмены, не в этом состоянии - чуть съехать по поддерживающему офицерскому плечу, играть в недомогание больной овечки в стаде, когда почти достали из шлюпки как из пачки одно единственное целое печенье - так аккуратно, словно то развалится на части. Перемежающийся писк трикодеров и голосов, команд, похоже, и приказов, но взгляд украдкой ищет первое лицо, оценивая выправку и статность, "расслабленную", как рысь перед прыжком, каждое движение без лишних предисловий, эпилогов, размеренно до градусов и фракций, до полуоборотов, полувзглядов и легкого кивка, украдкой первому помощнику и офицерам.

Статус объекта, верно, капитан?
Надеюсь, ты окажешься г л у п е е
И две "овечки" разойдутся "по домам".

Отредактировано khan noonien singh (2022-08-31 23:54:27)

+4


Вы здесь » как б[ы] кросс » ФАНДОМНОЕ » и созидание - лишь мокрый коробок для спичек