как б[ы] кросс
xiao © Кто он? Никто — теперь; всё, чем он был, отобрано у него и растоптано в пыль; он не достоин больше называться воином, но крылатый бог зовёт его так, словно видит его былую тень. У него нет ничего теперь, кроме имени; силясь найти в себе голос, он медлит, собирая осколки растерянных звуков. Он мог бы атаковать, ему надо бежать — но вместо этого он упрямо, но почти стыдливо удерживает маску у лица, когда её теребит лёгкий, но настойчивый ветер. ....читать дальше

как б[ы] кросс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » зачем мне солнце в Монако


зачем мне солнце в Монако

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/MuOFVbn.jpg

для чего, скажи мне, луна в Сен-Тропе

Готэм

человечество столкнулось с тем, о чем не могло даже подумать: Супермен мертв. его смерть транслировалась буквально по всем каналам Восточного Побережья, а потом обошла весь мир. его похороны проходили в прямом эфире, так что ни у кого не осталось никаких сомнений в том, что Земля лишилась величайшего героя. Лоис Лейн и Джон Кент лишились мужа и отца. Лига Справедливости лишилась одного из лидеров. Бэтмен лишился лучшего друга. все это казалось абсурдным, но самое невообразимое было впереди...

Брюс, Кларк 2.0

[nick]Bruce Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/smRCNGB.jpg[/icon][status]vengeance[/status][sign]ночь.[/sign][lz]главная проблема бэтмена - дурной характер. главная проблема супермена - бэтмен и его дурной характер.[/lz][ank]<a href="ссылка">Брюс Уэйн</a>[/ank]

+1

2

Брюс справлялся с этим как мог. Альфред бы назвал это красноречивым словом "самоубийство", что в случае Бэтмена значило гораздо, гораздо больше, чем шаг с края небоскреба навстречу асфальту или полная ванная крови с остывшим в ней трупом. Самоубийство Бэтмена - это изматывающие патрули, полное отсутствие отдыха днем, бесконечная работа разума и тела. Такое уже было, когда погиб Джейсон - Брюс едва не умер на улицах Готэма. Если бы не Тим, рваная рана от смерти Тодда бы кровоточила до тех пор, пока из тела не вытекла вся жизненная сила. Как бы жестоко это не звучало, но Дрейк стал новым Робином -  пришел на замену Джейсону, хотя такими определениями Бэтмен не привык сорить. Он возродил дуэт малиновки и летучей мыши, заполнил собой тот отсек черствого сердца Брюса, что отвечал за отцовство и наставничество. Но кто смог бы с тем же успехом заменить лучшего друга? Кто осмелился бы заявиться в его пещеру и с неземной непосредственностью предложить союз? У кого хватило бы сил и духу терпеть Брюса Уэйна - Бэтмена - больше десяти лет, день за днем приближаясь к той значимости, которую осознаешь в полной мере только когда все теряешь. Теряешь в одно мгновение.

Кто может стать новым Суперменом? Не для мира... в конце концов, у мира были Кара, подрастал Джон. Кто может стать Суперменом для Бэтмена? Кто может стать Кларком с его глупейшими нарядами и ссутулившимися плечами? Брюс не хотел говорить это вслух, но он имел полное право в той же мере оплакивать Кента, как оплакивали его Лоис, Джон, Марта. Только делал он это особенно, типично по-бэтменовки нагрузив себя делами города и компании, а так же масштабной реорганизацией Лиги Справедливости.

Лига потеряла одного из ценнейших бойцов. Лига потеряла одного из основателей. Лига потеряла вдохновение. Не один Брюс это заметил: весь мир знал о смерти Супермена, и даже тут криптонец вдохновил на новые свершения людей, им подобных и незваных гостей из глубин космоса. Все они как акулы собирались вокруг целостности мира, который без мощи Супермена трещал по швам. Бэтмену нужно было усилить команду, определить приоритеты, забить зияющие дыры новыми дарованиями. У него что-то получалось, ведь иначе быть не могло - он Бэтмен. Однако пустое кресло в Зале Справедливости по правую руку от Брюса пустовало. Никто никогда не сядет в него. Это условие никогда не было произнесено вслух, но каждый член команды смог прочувствовать эту идею, смотря в безжизненные белые линзы капюшон Летучей Мыши. Уэйн был за это бесконечно благодарен, потому как не мог допустить того, что с ним начнут обсуждать уход Супермена. Брюс не был уверен в том, что выдержал бы этот разговор с привычно замедленным пульсом в сорок ударов и безупречным выражением кирпича на лице.

По этой же причине он старался свести на минимум свое появление в Зале и Башне. По этой же причине он ограничил доступ в пещеру всем, кроме Альфреда, Дика и Тима. У Пенниуорта хватало такта не терзать своего подопечного именем усопшего друга, у Дрейка - сострадания. Он тоже потерял лучшего друга не так давно. У Грейсона... кажется, Дик хотел быть рядом с Брюсом на любых условиях. Даже если главное из них - не напоминать о Супермене, о боли и утрате.

Он как-то справлялся со всем. Хреново. Редко к нему приходили сны (нет,
это он редко спал теперь), и тогда бессознательное подводило: он видел ту бойню с Думсдеем, участвовал в ней и выносил с поля боя труп лучшего друга на руках. Переживал это из раза в раз, закономерно виня в случившемся только себя. Если бы он не поверил этому кукурузному остолопу, если бы пошел по варианту Б, Кларк остался бы жив с вероятностью в шестьдесят процентов. Диана не разделяла его мыслей на этот счет, всякий раз убеждая, что то был выбор Супермена, а его жизнь - ценой для спокойствия всего мира.

Хорошо же спокойствие - едва ли не два раза в неделю человечество хотят поработить пришельцы, а Лекс просто перестал видеть всякие берега.

В общем, с Дианой они виделись теперь редко - Брюс предпочитал координировать Лигу удаленно, с бэт-компьютера. Но амазонка не была так тактична, как его верный дворецкий, и иногда появлялась в пещере без приглашения, чтоб встряхнуть Бэтмена. Это утро не стало исключением.

- Ради всех твоих греческих богов, и всех остальных, что существуют в этом мире и в миллиардах других - нет. Не начинай. - Почти злобно буркнул Брюс, смотря в микроскоп: перед ним был новый токсин Пугала, который Брюс предпочел репарировать вручную, а не с помощью новых разработок УэйнТех. Так у него была занята голова работой, а не рефлексией. - Альфред испек шоколадный пирог, советую подняться. А я присоединюсь позже. - И не подумаю.

То, что это Диана, Брюс был уверен на девяносто девять и девять десятых процента. Дика не было в Готэме, Тим должен был спать наверху, а Альфред только что сам туда ушел. Гостья же появился извне, воспользовавшись ходом для бэтмобиля. Система безопасности узнала и пропустила ее безо всякого истерического пиканья. Брюс специально так настроил её,  чтоб каждый раз,  когда его коллеги появлялись в пещере,  это не было похоже на аудиенцию тёмного короля этого города с представлением. Хотя в этом случае ему было бы не лишним знать,  кто появился в пещере.

[nick]Bruce Wayne[/nick][status]vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/smRCNGB.jpg[/icon][sign]ночь.[/sign][ank]<a href="ссылка">Брюс Уэйн</a>[/ank][lz]главная проблема бэтмена - дурной характер. главная проблема супермена - бэтмен и его дурной характер.[/lz]

Отредактировано Jon Kent (2022-09-18 00:02:39)

+3

3

Время – жестокая, безжалостная штука, что в одно мгновение может стать чем-то великим, даровать надежду, даже цель может быть разве что из-за него, но кошмаром оно обращается даже чаще. Кал-Эл часто задавал себе вопрос: а была ли у него причина для того, чтобы продолжать жить? К чему ему было смеяться, как долго и по кому слезы будут литься, для чего ему было дышать, если все так или иначе покинуть его. И причина была не так уж и важна, как-никак что смерть, что жизнь уводили тех, кто ему был нужен, кого он любил, достаточно далеко.

Только всегда бывает неожиданность, а неожиданность Кал-Эла была в том, что в один момент время будто пропало. Да и к чему было даже следить за ним, когда все исчезло, все разошлись, оставив его горевать, а позднее превратив все вокруг в пустоту. Нечем было заткнуть ноющее сердце, нечего было вложить в пустое сердце, осталась лишь безысходность, что начала пожирать все вокруг. И вечность прошла бы так в одно мгновение, начиная другую, Кал действительно верил, что не заметил бы, если бы провел в так весь остаток своей жизни.

И тогда наступает вторая неожиданность – возможность. Мысль о том, что он может увидеть своих родителей, своих друзей, свою любовь, даже мелких ужасных людей, с которыми он до невозможности не хотел бы встретиться, была так раздирающе прекрасна. Кал-Эл загорелся ею, поверил в то, что все наладится и почти до безумия готов был отдать все.

Реальность оказалась совсем другой. Да и почему бы ей быть такой, как хотелось лишь ему. Мир плевал на всех и на каждого по отдельности, так что с чего вдруг все должно было быть хоть отдаленно похоже на то, что ему было нужно. Грубо говоря, Кал-Эл все равно чувствовал себя нарушителем не только вселенной, в этом ужасном и глобальном смысле, но и тех самых людей, которые когда-то были для него всем, только теперь знали они не его, а кого-то другого. Иначе говоря, решение «подвинуться» и наблюдать издали хоть и принесло не мало горя, но все же было принято твердо. На этой Земле не было места второму Кал-Элу или даже Кларку Кенту.

Время шло, наблюдать становилось сложнее. И дело было даже не в том, что они могли что-то заметить, а в простом – сложно было отдергивать себя же, чтобы не подойти к ним. Итак, все реже и реже он отправлялся, чтобы просто посмотреть на них, реже прислушивался к их сердцам, нагружал себя работой и даже пытался завести отношения. Получалось не очень, но все же на пару мгновений удавалось обмануть себя.

А потом Супермен умирает. Их Супермен умирает. Конечно же, идея занять его место появляется в голове мгновенно, казалось, что Кал-Элу не нужно было даже и подтверждения того, что их защитник умер. И все же как же глупо это все звучало. Мужчина даже был готов поклясться, что в ту же секунду ощутил, как Лоис отвешивает ему подзатыльник. Странное чувство, но он даже посмеялся, оглядываясь по сторонам своей небольшой квартиры, освещаемой разве что телевизором, по которому плакало так много людей, в поисках своей бывшей любви.

Но все же мысль задержалась. И руки то и дело тянулись к телефону. Правда, что бы он сделал? Какой номер набрал бы? А сказал бы что?! В такие моменты сомнения и дают свои корни. Так что спустя пару дней он направляется к пещере, что все там же расположена, все в таком же мрачном стиле, да и все так же является пристанищем для одной знакомой мыши.

Кал-Эл не ждет радушного приема, как и не думает, что на него наброситься с объятиями. Однако то, что ему могут даже предложить шоколадный пирог, даже в самых смелых мечтах предположить не мог. И все же и сам он понимает, что скорее всего его приняли за кого-то еще. Невесело как-то, но смешок так и рвется на ружу.

— Привет, Брюс, — все же здоровается, после небольшого молчания мужчина, делая лишь небольшую оплошность – с заминкой выдыхает чужое имя.

Что даже стоит сказать? Что он, Кал-Эл, живой? Соврать, притворившись кем-то другим, или же сказать сразу всю правду? Но обманывать себя смысла и нет, даже если хотелось бы и задушить этот злобный комок в своих объятиях, Кал-Эл не сможет подойти к нему и на расстоянии вытянутой руки. Но он не против, его цель ведь не в том, чтобы умереть или причинить вред. Говоря откровенно, в голове все равно лишь то, что как долго он не был так близко к Брюсу, не вдыхал его запах и уж тем более не говорил.

— Я живой, — как будто паленая шутка вылетает все же следом.

[icon]https://i.imgur.com/zEbABG9.jpg[/icon][nick]Kal-El[/nick][ank]<a href="ссылка">кал-эл</a>[/ank][lz]мир изменится, но ты ведь никогда, да?[/lz][fandom]<f>DC COMICS</f>[/fandom]

+2

4

Возможно, сейчас ему стоило бы прислушаться к Альфреду и оставить плащ на какое-то время. Уехать на край света, выключить все бэт-гаджеты, отвлечься. Супермен умер, а надежда на то, что это могло бы сработать, оставалась. Но Бэтмен никогда не тешил себя иллюзиями: он не сможет оставить Готэм и не сможет забыть о том, что топит его душу в кромешной тьме. Казалось бы, ты уже достиг дна, став символом страха для миллиона людей, но оказалось, что падать можно и дальше, лишившись поддержки одного человека.
Лишившись одного не_человека.
Брюс, допуская размышления о каком-нибудь уединенном острове, где он был бы отрезан от мира, понимал, это только усугубит его прескверное состояние, так что единственным работающим способом оставаться на плаву нормальности была именно работа. Работа в компании, которой он умудрялся руководить даже удаленно (не без помощи Люциуса, но все же), работа готэмским стражем, восседающей на готических фасадах старомодного Готэма мрачной гаргульей.
Главным условием теперь был выбор точки обзора, с которой бы и краем зрения не захватывал светящийся на той стороне залива Метрополис. Несколько раз после похорон Кларка Бэтмен ловил себя на привычном внимании к той части горизонта - следил, чтоб там не было характерных зеленоватых вспышек. Следил, чтоб в воздушное пространство Готэма не вторглась красно-синяя вспышка без его на то разрешения. "Мне не нужна твоя помощь" - всякий раз, когда Кларк падал с неба, чуть только Бэтмен рисковал получить на пять процентов больше ранений в стычке, чем обычно, Бэтмен рычал на него вместо заслуженного "спасибо". Всякий раз он рычал, демонстрировал свое недовольство криптонцем, а потом они смотрели на Готэм с высоты тридцатиэтажного здания и ели бэт-бургер. Брюсу не хватало и первого, и второго. Но об этом нельзя было думать. Супермена больше нет и эта ностальгия бессмысленна. (но потом в поле зрения Брюса появлялся Джейсон и вся необратимость смерти ставилась под жирный вопрос) Он мог бы воспользоваться Ямой. Он до сих пор может выкопать гроб на Смолвильском кладбище и приволочь его к одному из источнику. Но это риск для всего мира. Бэтмен никогда не поставит безопасность целой планеты ниже своих собственных интересов. Подумаешь, потерял друга! Всего лишь один важный человек в жизни Брюса Уэйна против миллиардов людей, которых обезумевшая в водах Ям Лазаря психика Супермена может принять за сосиски для барбекю.
Нести эту мысль с собой было так же сложно, как плащ Бэтмена, который за десяток лет отяжелел от того количества крови, которое он впитал в себя.
Отчасти поэтому сердце Уэйна останавливается, когда вместо голоса Дианы он слышит знакомую мягкую сталь. На первый взгляд она даже сталью не кажется, но Брюс слишком уж хорошо знает того, кто именно обладает этим тембром, чтоб усомниться в ее наличие. Супермен всем казался обманчиво мягким, но Брюс всегда слышал его настоящего, улавливая различные вибрации голоса криптонца. Он легко угадывал, когда Кларк был встревожен, когда он злился и когда был кем-то недоволен. В то время как большинство их общих знакомых даже не допускала мысли о том, что все эти эмоции и переживания в принципе могут быть у Супермена.
Впрочем, это все еще могло оказаться слишком хорошей шуткой. Злой и опасной, если уж допустить, что кто-то косит под Супермена и набирается наглости в таком виде заявиться в бэт-пещеру.
Когда Брюс поднимает глаза на своего нежданного гостя, вопросов у него в голове гораздо больше, чем ответов. Но и предположений - куча.
- Ты. Ты живой. - В его голосе нет ни удивления, ни растерянности. По правде говоря, в нем ничего нет - он звучит едва ли не механически. Брюс не может позволить распускающемуся калейдоскопу эмоций взять верх над разумом. То, что перед ним стоит Кларк Кент, - ненормально. Кларк Кент должен лежать в яме один на два метра и кормить, блять, червей. Не то чтобы это было заслуженным местом для человека из стали, но это было правильно. Это было закономерно и естественно. Это можно было объяснить. Брюс на сто процентов был уверен, что в гробу, который он лично перевозил из Метрополиса в Смолвиль, было тело Кларка. Он был уверен, что никто не мог подменить его вплоть до того, как лопата кинула на могилу последнюю горсть земли. Так какого хрена?.. - Объясни.
Он не шелохнулся с тех пор, как поднял от микроскопа глаза. Так и сидел за столом, изображая статую Летучей Мыши из черного мрамора. Самыми человечными в ней были голова, не спрятанная за капюшоном Бэтмена и голые ладони. Кларк тоже не совершал резких движений, так что Брюс рассчитывал на то, что хотя бы успеет потянуться к освинцованному отсеку пояса, в котором все еще хранился криптонит.

[nick]Bruce Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/smRCNGB.jpg[/icon][status]vengeance[/status][lz]главная проблема бэтмена - дурной характер. главная проблема супермена - бэтмен и его дурной характер.[/lz][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/130/801047.gif
[/sign]

+1


Вы здесь » как б[ы] кросс » АЛЬТЕРНАТИВНОЕ » зачем мне солнце в Монако